Научная статья на тему 'Этноконфессиональные аспекты хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки на рубеже XIX - XX вв'

Этноконфессиональные аспекты хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки на рубеже XIX - XX вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
105
15
Поделиться
Ключевые слова
СТАРООБРЯДЦЫ / КОЛОНИЗАЦИЯ / АГРАРНОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО / ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС / РЕФОРМА / ПРОМЫСЛЫ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Дзюбан В. В., Кочергина М. В.

Статья посвящена малоизученным проблемам хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки России наделению старообрядцев землей и аграрному предпринимательству старообрядцев во второй половине XIX начале XX в. Предприимчивость старообрядцев Стародубья была связана с использованием наемной рабочей силы, гибкой хозяйственной политикой, усовершенствованными орудиями труда, что приводило к увеличению доходов и зажиточности старообрядцев.

Текст научной работы на тему «Этноконфессиональные аспекты хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки на рубеже XIX - XX вв»

УДК 947.083

ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СТАРООБРЯДЧЕСКИХ ОБЩИН СТАРОДУБЬЯ И ВЕТКИ НА РУБЕЖЕ XIX - XX ВВ.

© 2017 В. В. Дзюбан1, М. В. Кочергина2

1докт. ист. наук, профессор e-mail: bryanskstudzuban@mail.ru 2канд. ист. наук, e-mail: kochergina_mv@mail. ru

Брянский институт управления и бизнеса, доцент

Статья посвящена малоизученным проблемам хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки России - наделению старообрядцев землей и аграрному предпринимательству старообрядцев во второй половине XIX - начале XX в. Предприимчивость старообрядцев Стародубья была связана с использованием наемной рабочей силы, гибкой хозяйственной политикой, усовершенствованными орудиями труда, что приводило к увеличению доходов и зажиточности старообрядцев.

Ключевые слова: старообрядцы; колонизация, аграрное предпринимательство; земельный вопрос; реформа; промыслы.

Вклад старообрядцев в развитие сельского хозяйства во второй половине XIX -начале XX в. является недостаточно освещенным в современной историографии, хотя этой теме посвящены работы как отечественных [Кочергина 2011], так и белорусских исследователей [Горбацкий 1999].

Белорусские исследователи, как правило, рассматривают вопросы наделения землей старообрядцев-крестьян западных областей Белоруссии, в том числе Могилевской губернии (территория Ветки), не затрагивая Стародубье. Вместе с тем жители этих сопредельных территорий (Черниговской и Могилевской губерний России) относили себя к единой духовной традиции, имели общие хозяйственные связи. Поэтому, рассматривая вопросы развития предпринимательства в промыслах, торговле и промышленности у старообрядцев Стародубья и Ветки, необходимо рассмотреть и не менее важные, на наш взгляд, вопросы аграрного предпринимательства [Кочергина 2011]. Эта тема является достаточно актуальной, так как раскрывает ранее мало освещенные вопросы хозяйственной деятельности старообрядческих общин крупных духовных центров Стародубья и Ветки.

В конце XVII - начале XVIII в. происходила активная колонизация старообрядцами территории земель тогдашнего Стародубского полка. На первоначальном этапе переселение на окраинные территории России было для старообрядцев делом добровольным, связанным с внутренней духовной потребностью сохранить веру своих предков в первозданной чистоте. «Убегая от антихриста, овладевшего миром после никоновских реформ, они поступали так не в силу мертвой отвлеченной идеи, а вследствие живо ощущаемого ими нравственного и физического гнета от лиц, которые будто бы дух злобы избрал в орудие своих действий в этом грешном мире» [Нильский 1883: 53]. Так на отдаленных окраинах государства, в местах, недоступных для правительства, возникли общины, посады и слободы, населенные старообрядцами. Этими старообрядческими поселениями в Стародубье явились: слобода Зыбкая (с 1809 г. - поветовый город Новозыбков), посады: Клинцы, Климов, Злынка, Воронок, Лужки, Елионка, Деменка, Тимошкин Перевоз, Святский

(Святск), Шеломы, Митьковка, Чуровичи, Ардонь, Млынка (Млинка), Добрянка и слобода Радуль [Кочергина 2011]. Они находились в Суражском, Стародубском, Новозыбковском и Городнянском (Городницком) уездах и входили с 1796 г. в состав Малороссийской, а с 1802 г. - Северской части Черниговской губернии. В 1774 г., когда эти города и посады были еще слободами, наместник Малороссии граф П. А. Румянцев-Задунайский свидетельствовал о них: «Слободы, где сии раскольники живут, в строении и изобилии могут равняться городам»1. Общее же количество старообрядцев, проживавших в Стародубье в конце XVIII в., по официальным данным, составляло свыше 50 тыс. человек; к середине XIX в. - 46 тыс. человек. Чиновники особых поручений, направляемых Министерством внутренних дел России для сбора статистических сведений, утверждали, что старообрядческое население стародубских слобод и посадов, вместе с насельниками монастырей, скитов, обителей и пустынь, достигало к середине XIX в. 100 тыс. человек . Следовательно, в указанный период росло не количество старообрядческих поселений, а количество населения в каждом из них.

Если старообрядческие поселения Стародубья в рассматриваемый период получили статус городов, посадов и слобод, то Ветка была местечком Гомельского уезда Могилевской губернии. Она служила центром для окружающих ее слобод: Косецкая, Дубовый Лог, Папсуевка, Марьина, Нивка, Грабовка, Тарасовка, Спасовка, Красная, Костюковичи, Миличи, Крупец, Огородня, Романова, Буда [Абрамов 1907: 3]. Наличие слобод вокруг местечка Ветка подчеркивало ее роль как духовного центра старообрядцев-поповцев. Однако на этой территории, как и на территории Стародубья, находились еще и беспоповские старообрядческие обители и имелось беспоповское старообрядческое население, плохо поддающееся учету из-за тщательно скрываемого образа жизни. Общее же количество старообрядцев, проживающих на Ветке, во второй половине XVIII в., насчитывало свыше 13 тыс. человек [Короткая, Прокошина, Чудникова 1992: 34]. В конце XVIII в. их число было значительно ниже по причине разорения старообрядческих слобод в результате репрессий со стороны правительства. К сожалению, мы не располагаем цифрами, отражающими количество старообрядческого населения Ветки в конце XVIII в.

Нельзя не отметить, что старообрядческие слободы Стародубья были гражданскими поселениями и с 1715 г. имели статус «описных раскольничьих слобод», население которых было положено в оклад3. В связи с этим они не подвергались карательным мерам со стороны государства. Старообрядческие слободы Ветки, не вошедшие в состав «описных раскольничьих слобод», были дважды разорены - в 1735 и 1764 гг. Карательные меры правительства против старообрядческого населения Ветки получили название «ветковских выгонок» 1735 и 1764 гг. В результате разорения Ветки с ее территории было выведено около 13 тыс. человек. Это накладывало отпечаток на демографическое развитие данного района и объясняло разницу между бурным ростом населения старообрядческих поселений Стародубья и отставанием Ветки в исследуемый период. По мнению ряда исследователей, в результате карательных действий правительства «Ветка уже не смогла восстановиться как религиозный центр, уступив место Стародубью. Некоторой части монахов, попов, уставщиков удалось расселиться по другим уездам Могилевской губернии» [Там же].

'«Копия с донесения Правительствующему Сенату графа Румянцева-Задунайского о переписке жителей раскольнических слобод, обложении из них капиталистов купеческими окладами с предоставлением им права торговли» (1777 г.). РГИА. Ф. 1284. Оп. 200. Д. 104. Л. 80-81об.

2 РГИА. Ф. 1284. Оп. 200. Д. 104. Л. 97.

3 Там же. Л. 75.

Дзюбан В. В., Кочергина М. В. Этноконфессиональные аспекты хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки на рубеже XIX—XX вв.

Большое количество старообрядческого населения перешло на территорию Стародубья из-за границы и из других районов России. Процесс перехода старообрядческого населения из Ветки в Стародубье происходил накануне выгонки 1764 г. добровольно, на основании правительственных указов, о чем свидетельствуют документы. Население старообрядческих поселений Стародубья росло не только за счёт естественного прироста, но и в результате значительного притока извне. Этот приток населения осуществлялся на добровольных началах и на основании правительственных указов.

Старообрядческие монастыри Стародубья были многочисленны и богаты, пользовались поддержкой местного населения; являлись духовной опорой и стержнем, которые притягивали сюда все новых переселенцев. С 1801 г., в период реформ Александра I, территория Стародубья вошла в состав северных уездов Черниговской губернии, а Ветка - в состав Могилевской губернии. Наиболее значительными по численности конфессиями в Черниговской губернии были православные и старообрядцы. Единоверцы составляли лишь незначительное число. На территории Черниговской и Могилевской губерний также проживало еврейское население, католики, протестанты и лютеране.

Земельный вопрос в старообрядческих поселениях Черниговской и Могилевской губерний имел свои особенности. Они были связаны с процессом наделения старообрядцев землей после реформы 1861 г., спецификой его проведения, аграрным предпринимательством в старообрядческой среде, взаимоотношениями старообрядцев-крестьян этих губерний и помещиков-землевладельцев, а также старообрядцев и местных православных крестьян. Для большей части старообрядческого населения старообрядческих центров, находившихся на пограничных территориях Черниговской и Могилевской губерний России - Стародубья и Ветки, земледелие не было основным занятием. Старообрядцы традиционно занимались промыслами, торговлей, а во второй половине XIX - начале XX в. значительное количество старообрядческого населения Черниговской губернии было занято в промышленном производстве. Однако сельское хозяйство для жителей посадов Митьковка, Шеломы, Святск, Тимошкин Перевоз, Деменка, Чуровичи в Стародубье и большинства старообрядческих слобод Могилевской губернии было источником существования. До отмены крепостного права население части старообрядческих посадов Новозыбковского уезда Черниговской губернии - Митьковки, Шеломов, Святска - имело статус казенных крестьян. После реформы 1861 г. они получали в надел 5,3 десятины земли на ревизскую душу. Жители старообрядческих посадов Стародубского уезда - мещане посадов Воронок, Елионка, Лужки - занимались отхожими промыслами. Основным занятием было садоводство и огородничество.

Наибольшая острота земельного вопроса была характерна для старообрядцев Могилевской губернии. Это было связано с тем, что крупного промышленного производства на территории Ветки не было, значительную конкуренцию в торговле составляли евреи-торговцы, и старообрядцы занимались сельским хозяйством. В связи с уничтожением большинства старообрядческих духовных центров в 1840 гг. здесь образовались старообрядческие общины беспоповцев4. Их отличительной особенностью было отсутствие социальной мобильности, которая характерна для старообрядцев Черниговской губернии.

Острота земельного вопроса была связана с тем, что старообрядческие поселения располагались на землях помещиков-католиков. Происходило угнетение крестьянства - в социальном, экономическом и религиозном отношениях. В первой

4 Слобода Марьина Могилевской губернии (от нашего корреспондента) // Церковь. 1908. №36. С. 1126.

половине XIX в. были предприняты попытки закрепощения старообрядцев со стороны княгини Любомирской. Во второй половине XIX в. таких попыток не наблюдалось. В период польских событий 1863 г. старообрядцы западных и белорусских губерний выступили на стороне России. Это и предопределило отношение правительства России к старообрядцам как к патриотам и благонадежной части населения Белоруссии. Наделение старообрядцев Ветки землей происходило на основании «Правил об обустройстве единоверцев и старообрядцев, водворенных на владельческих землях в губерниях северо-западных и белорусских»5. Они были узаконены Указом императора Александра II от 22 мая 1876 г. Он регламентировал процесс наделения старообрядцев и единоверцев землей на территории белорусских и северо-западных губерний России. Однако это происходило медленно, с большим количеством нарушений. Правительство осознавало важность этого вопроса, предполагало для старообрядцев, живущих на помещичьих землях, право выкупать «арендуемые ими участки за ту же подесятинную цену, по выкупным актам за крестьянский надел... чтобы цена не превышала капитализируемой из 6 % ныне обываемой ими на основании циркуляра 17 июня 1863 г. арендной платы»6.

Экономические, политические и нравственные причины побуждали правительство Российской империи предоставить старообрядцам землю для выкупа в северо-западных и белорусских губерниях. Как свидетельствуют инвентарные описи земельных угодий в старообрядческих поселениях, наименьшее количество земли имели старообрядцы. Причем это положение почти не менялось в 1840-1860 гг., несмотря на значительные социально-экономические изменения в стране. В 1845 г. старообрядцев-мещан в слободе Огородня Гомельская насчитывалось 247 человек. Они владели 38,8 десятинами земли. Вольноотпущенных насчитывалось 103 человека. Они владели 11,6 десятинами земли. Размеры землевладений у старообрядцев-мещан были небольшими. Самое большое количество земли принадлежало Трофиму Миронову Кушнереву (0,96 десятины). Остальные размеры земельных наделов колебались от 0,1 до 0,35 десятины. Среди вольноотпущенных этой же слободы размеры земельных наделов колебались от 0,36 до 0,06 десятины7.

В 1861 г. в слободе Огородне проживало 187 мещан. Общее количество мещан-владельцев составило 108 человек . По сравнению с 1845 г. размеры земельных наделов старообрядцев-мещан сократились. Наибольшее количество земельных угодий у старообрядцев-мещан в 1861 г. составляло 0,25, наименьшее - 0,025 десятины. У крестьян этой же слободы размер надела колебался от 0,43 до 0,05 десятины. Запасной земли насчитывалось 0,19 десятины. Однако во второй половине XIX - начале XX в. стал происходить медленный процесс перехода земли из рук помещиков к другим слоям общества: купцам, почетным гражданам, мещанам, крестьянам. При этом земельная собственность подвергалась дроблению, так как увеличивалось число частных землевладельцев. Увеличение земельной собственности у почетных граждан и купцов составляло в 1877 г. 3,4 %; в 1901 г. - 3,7 %; у мещан в 1877 г. - 3,2 %; в 1901 г. -6,8 %; у крестьян - в 1877 г. - 3,1 %; в 1901 г. - 24,2 %. Наблюдался рост крестьянского землевладения. Однако православное население использовало трехпольную систему земледелия, не имело достаточного уровня сельскохозяйственных знаний и культуры. В старообрядческой среде уровень сельскохозяйственных знаний и культура обработки земли была более высокой. На страницах журнала «Церковь» публиковались агрономические статьи и советы

5 НИАБ. Ф. 242. Оп. 1. Д. 1709.

6 Там же. Л. 153-155.

7. НИАБ. Ф. 3013. Оп. 1. Д. 276.Л. 9-13.

8 Там же. Л. 1-3.

Дзюбан В. В., Кочергина М. В. Этноконфессиональные аспекты хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки на рубеже XIX—XX вв.

ветеринаров по уходу за скотом. Выдающийся деятель старообрядчества промышленник-предприниматель П. П. Рябушинский настаивал на необходимости проведения агрономических курсов в среде старообрядцев. Старообрядцы использовали более совершенные орудия труда, вводили травосеяние, изменяли севооборот. В Гомельском уезде Могилевской губернии старообрядцы выращивали гречиху, разводили картофель, выращивая его на полях и огородах9. Для лучших урожаев старообрядцы использовали пересев - картофельные поля засевали рожью. Крестьяне занимались отхожими промыслами и заработками по порубке и вывозу леса10. К концу XIX в. в Могилевской губернии 1 045 старообрядцев владели 36 768 десятинами земли [Горбацкий 1999: 127].

В крупных помещичьих имениях хозяйство находилось в благоприятном положении у немногих владельцев, имевших свободные денежные средства и предприятия. Это помогало лучше справиться с последствиями неурожаев. Большинство помещичьих хозяйств испытывали затруднения в наличии оборотного капитала и отсутствия путей сообщения в Могилевской губернии. Отсутствие зажиточных арендаторов также мешало развитию помещичьего землевладения11. Среди крупных помещиков-землевладельцев в Гомельском уезде Могилевской губернии были: князь Ф.И. Паскевич, коллежский асессор А.Б. Станевич (православные), князья Любомирские (католики). Именно на этих землях и находились старообрядческие поселения. Самая значительная собственность находилась в руках князя Паскевича. Он владел 14 имениями, 10 лавками, рыбными озерами, 5 водяными мельницами,

7 постоялыми дворами, соломенно-массовым заводом и писчебумажной фабрикой. Общая сумма годового дохода от указанной собственности составляла 35 450 руб. Общее количество земли составляло 26 203 десятины. Под пашней находилось 6 645 десятин. Сумма годового дохода от собственности помещика Станевича составляла

8 300 руб. Общее количество земли составляло 2 354 десятины. Под пашней находилось 100 десятин. Годовые доходы князей Любомирских были ниже. Общее количество земли, принадлежавшее княжне Е. Любомирской, составляло 20 568 десятин. Пахотные земли насчитывали 127^ десятин [Дембовецкий 1882: 67]. После реформы 1861 г. помещики в Западном крае оставались крупными землевладельцами. Старообрядцы и единоверцы - на основании «Правил об обустройстве единоверцев и старообрядцев, водворенных на владельческих землях в губерниях северо-западных и белорусских» от 22 мая 1876 г. - признавались бессрочными арендаторами12.

Для поддержания своих хозяйств землевладельцы продавали к продаже лес, участки земли, закладывали свои имения. Например, имение «Ветка», ранее принадлежавшее Станевичу, чуть не стало собственностью трех богатых старообрядцев - Заворотного, Скорнякова и Нехаевского. Это доказывало, что у старообрядцев скопилось на руках достаточно капиталов, чтобы выкупить целое имение в свою собственность. Возможным являлось и проявление корпоративной общности. Значимость имения «Ветка» подчеркивалось его нахождением на территории старообрядческой духовной святыни - местечка Ветки. Лишь жесткое сопротивление властей при нотариальном оформлении документов помешало этому произойти13. Покупка имения «Ветка» старообрядцами-купцами в 1900 г. не была разрешена Могилевским губернатором. Следовательно, несмотря на законодательство, местные

9 Статистический обзор Могилевской губернии по 1914 год. Могилев,1915.С. 28.

10 Там же.

11 Обзор Могилевской губернии за 1900 год Могилев, 1901. С. 3.

12 НИАБ. Ф. 242. Оп. 1. Д. 1709.

13 РГИА. Ф. 1405. Оп. 542. Ед. хр. 1518.

власти находили рычаги административного воздействия, не давая возможности старообрядцам стать собственниками значительного количества земли.

4 июня 1901 г. императором Николаем II было высочайше утверждено «Положение о поземельном устройстве единоверцев и старообрядцев, проживающих на владельческих землях в северо-западных и белорусских губерниях»14. Документ предусматривал обязательный выкуп земель, состоящих во владении старообрядцев и единоверцев в Западном крае, с содействием правительства. Приведение в жизнь этого закона возлагалось на местные по крестьянским делам учреждения. Заявления старообрядцев и единоверцев для осуществления выкупных операций были необязательными15. В 1906 г. «Положение о поземельном устройстве единоверцев и старообрядцев.» не применялось на местах, и старообрядцы и единоверцы продолжали оставаться в положении бессрочных арендаторов. Это способствовало оттоку старообрядческого населения и переселению его в Сибирь и на Дальний Восток. Для отъезжающих волостным правлением Могилевской губернии были выданы паспорта: в 1896 г. - 88 936; в 1913 г. - 106 103. Население уезжало на работу в южные и соседние губернии России, в Америку и уходило на отхожие промыслы в соседние

губернии16.

Старообрядцы посадов Клинцы, Ардонь, Воронок, Елионка, Лужки, Злынка Черниговской губернии занимались огородничеством, однако значительных земельных наделов не имели. На территории Новозыбковского уезда находились помещичьи земли, земли крестьян и казаков, городские и посадские земли, казенные земли. Самое большое количество земель в 1880-х гг. приходилось на долю крестьян и казаков -168 857 десятин, помещичьих земель было меньше - 128 908 десятин, при этом городских и посадских земель - 13 687 десятин. Казне принадлежало 5 268 десятин. Крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости, составляли 68 % крестьян. Они получили в надел 4,2 десятины на ревизскую душу, а бывшие государственные крестьяне - 5,3 десятины. Среди старообрядцев Черниговской губернии до реформы 1861 г. было незначительное количество государственных (казенных) крестьян из посадов Митьковка, Шеломы и Святск Новозыбковского уезда. Старообрядцы -казенные крестьяне Черниговской имели больше земли, чем старообрядцы Могилевской губерний (5,3 и 3,5 десятины соответственно) [Кочергина 2011: 142-143]. Однако иная картина наблюдалась в Стародубском уезде Черниговской губернии. 53 % крестьян вышли из крепостной зависимости, получив в надел 3,6 десятины, а государственные крестьяне - по 3,7 десятины на ревизскую душу. Но в Стародубском уезде практически не было тех, кто имел доходы только от земледелия, большинство из них занималось отхожими промыслами. Следовательно, такой остроты земельного вопроса здесь не возникало, хотя крупное помещичье землевладение сохранялось (3012 тыс. десятин). Количество десятин земли у помещиков Черниговской и Могилевской губерний было приблизительно равным. На территории Стародубского уезда Черниговской губернии были как очень крупные дворянские землевладения (30 тыс. десятин), так более мелкие (4 тыс. десятин). В Гомельском уезде также были и очень крупные - 26 тыс. десятин, и совсем мелкие - 100 десятин. Однако в Новозыбковском уезде Черниговской губернии преобладала система мелкого крестьянского хозяйства. Половина владельческих земель раздавалась испольно на мелкую обработку крестьянам. Самое большое количество земли было у князей Голицыных (как и у Паскевичей в Гомельском уезде Могилевской губернии) [Там же: 144-145].

14 НИАБ. Ф. 1595. Оп. 1. Д. 50. Л. 155.

15 Там же.

16 Статистический обзор Могилевской губернии по 1914 год. С. 19-20.

Дзюбан В. В., Кочергина М. В. Этноконфессиональные аспекты хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки на рубеже XIX—XX вв.

Для некоторых старообрядческих посадов было характерно обилие земель и экстенсивный севооборот (посад Митьковка). Удобренные земли на территории Новозыбковского уезда разделялись на две категории - конопляники (огороды) и погнои (померки). Они различались между собой по объему применяемых удобрений, по положению относительно усадьбы, по севооборотам и по хозяйственному значению для земледельца. Конопляники представляли собой постоянное угодье, расположенное в самих усадьбах или примыкающее к усадьбе. Погнои - ближние к усадьбам поля с особым севооборотом - находились за пределами усадьбы. Обычный севооборот на погноях в Новозыбковском уезде являлся шестипольным: удобрение, ячмень, просо; пар; рожь и другие хлеба; овес; пар; рожь и новое удобрение. Крестьяне выращивали большое количество конопли для продажи. Однако в посадах, где население было занято отхожими промыслами, конопляников было очень мало. Огороды засевали овощами: картофелем, ячменем, овсом, зерновыми культурами, гречихой. Это и было отличительной особенностью хозяйства старообрядцев. Вместе с тем в Новозыбковском и в Стародубском уездах 56-57 % от всех обрабатываемых площадей приходилось под пашню, но продовольственного хлеба было не достаточно. Средние урожаи зерновых культур были достаточно низкими [Там же].

Старообрядцы, занимавшиеся отхожими промыслами, отдавали свои земельные наделы для обработки православным - местным крестьянам или жителям соседних поселений. Предприимчивость старообрядцев проявлялась в том, что они использовали для обработки своих земельных наделов наемную рабочую силу из числа местных православных крестьян. Стоимость оплаты пахоты была выше в посадах, расположенных южнее (Митьковка). Красная Злынка, предместье посада Злынки, была населена старообрядцами. Эти земли были расположены северо-западнее и были менее плодородными. Условия найма крестьян для обработки земли не имели фиксированной цены и в разных старообрядческих посадах были неодинаковыми [Кочергина 2011: 146].

В отличие от местного населения, использующего малороссийскую соху (рогач), старообрядцы применяли «плашку», или «московку». Рогач требовал запряжки пары лошадей, плашку же называли «одноконкой». Кроме различия в упряжке, эти орудия труда различались по расположению деревянных и железных режущих частей. Если рогач являлся типом малороссийской сохи, то плашка приближалась к типу русской «косули». Культура обработки почвы у старообрядцев была заимствована местным населением, как более приемлемая для местных условий и менее затратная. Применение плашки предполагало использование лошадей, а не волов. Удешевление затрат при работе с плашкой привело к практически повсеместному использованию ее в окружающих старообрядческие посады православных селениях. Многие избегали лишних затрат, продавали скот, чтобы не кормить его зимой, а покупали весной и приступали к проведению сельхозработ или нанимали окрестных крестьян для работы на своих усадьбах. Изменившиеся условия жизни, гибкая хозяйственная политика способствовали повышению доходов и зажиточности. Это вызывало зависть местного православного населения. Жители предместья посада Воронок (Бочанки) -православные крестьяне - работали на усадьбах старообрядцев, но сами не занимались отхожими промыслами, дающими более высокий доход, нежели обработка земли.

Итак, нами проведено изучение роли старообрядческих общин в развитии сельского хозяйства Черниговской и Могилевской губерний, то есть их вклад в аграрное предпринимательство во второй половине XIX - начале XX в. Эта тема является достаточно актуальной, так как раскрывает вопросы хозяйственной деятельности старообрядческих общин крупных духовных центров Стародубья и Ветки и их деятельность в колонизации пограничных территорий России и Украины. В

результате нами выявлено, что для большей части старообрядческого населения Черниговской губернии земледелие не было основным занятием. Старообрядцы традиционно занимались промыслами, торговлей, во второй половине XIX - начале XX в. значительная часть старообрядцев Черниговской губернии была занята в промышленности. Однако сельское хозяйство для жителей части посадов Черниговской и большинства старообрядческих слобод Могилевской губерний было источником существования. До отмены крепостного права население старообрядческих посадов Новозыбковского уезда Черниговской губернии имело статус казенных крестьян. После реформы 1861 г. они получали в надел 5,3 десятины земли на ревизскую душу. Низкий размер земельных наделов в Стародубском уезде - 3,6 десятины - не влиял на доходы старообрядческого населения из-за занятия отхожими промыслами.

Наибольшая острота земельного вопроса была характерна для старообрядцев Могилевской губернии, так как крупного промышленного производства на ее территории не было, значительную конкуренцию в торговле представляли еврейские общины. Отличительной особенностью старообрядческих общин являлась замкнутость, отсутствие социальной мобильности, характерной для старообрядцев Черниговской губернии. Старообрядческие поселения располагались на помещичьих землях дворян-католиков. Происходило угнетение крестьянства в социальном, экономическом и религиозном отношениях. Наделение старообрядцев землей происходило на основании «Правил об обустройстве единоверцев и старообрядцев, водворенных на владельческих землях в губерниях северо-западных и белорусских». Однако после реформы 1861 г. помещики в Западном крае оставались крупными землевладельцами, а старообрядцы и единоверцы признавались бессрочными арендаторами. В этот период начался медленный процесс перехода земли из рук помещиков к другим слоям общества. Несмотря на законодательство, местные власти находили рычаги административного воздействия, не давая возможности старообрядцам стать собственникам большого количества земли. До 1917 г. вопрос наделения землей старообрядцев и единоверцев в северо-западных и белорусских губерниях оставался не решенным. Это способствовало оттоку старообрядческого населения и переселению его в Сибирь и на Дальний Восток. Предприимчивость старообрядцев Черниговской губернии проявлялось в том, что они использовали для обработки своих земельных наделов наемную рабочую силу из числа местных православных крестьян, усовершенствованные орудия труда. Культура обработки почвы у старообрядцев была заимствована местным населением, как более приемлемая для местных условий и менее затратная. Изменившиеся условия жизни, гибкая хозяйственная политика способствовали повышению доходов и зажиточности старообрядцев.

Библиографический список

Абрамов И. Старообрядцы на Ветке (1907) [Электронный документ] // Книжница Самарского староверия: интернет-библиотека. URL: samstar-

biblio.ucoz.ru/KnigiRaznye/Vetka.djvu (дата обращения: 14.12.2016).

Горбацкий А.А. Старообраництва на Беларуссии у канцы XVII - начатку XX ст. Брэст,1999.

Дембовецкий А. С. Опыт описания Могилевской губернии в историческом, физико-географическом, промышленном, сельскохозяйственном, лесном, учебном, медицинском и статистическом отношении. Кн. 3. Могилев-на-Днепре, 1882.

Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Т. VII. Малороссия. СПб.: Изд. Девриена, 1903.

Дзюбан В. В., Кочергина М. В. Этноконфессиональные аспекты хозяйственной деятельности старообрядческих общин Стародубья и Ветки на рубеже XIX—XX вв.

Кочергина М.В. Стародубье и Ветка в истории русского старообрядчества (17601920 гг): демографическое развитие старообрядческих общин, предпринимательство, духовная жизнь культура. Брянск: ООО «Ладомир», 2011. 452 с.,

Короткая Т.П., Прокошина Е.С., Чудникова А. А. Старообрядчество в Беларуси. Мн.: Навука i тэхшка,1992. 117 с.