Научная статья на тему 'Этногенез нижегородских татар: Арзамасский субстрат'

Этногенез нижегородских татар: Арзамасский субстрат Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
768
152
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АРЗАМССКИЕ ТАТАРЫ / НИЖЕГОРОДСКИЕ ТАТАРЫ / МИШАРИ / БУРТАСЫ / БУЛГАРЫ / АРЗАМАС / НИЖЕГОРОДЧИНА / ЗОЛОТАЯ ОРДА / МЕЩЕРСКИЙ ЮРТ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Хайретдинов Дамир Зинюрович

Статья посвящена происхождению этнолокальной группы арзамасских татар, которые известны по источникам XVI-XVII веков, а впоследствии составили один из пластов нижегородских татар-мишарей. В исследовании сделана попытка по новому взглянуть на процессы, сопровождавшие становление арзамасских татар в эпоху Золотой Орды, Мещерского юрта, татарских княжеств в составе Московского государства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Этногенез нижегородских татар: Арзамасский субстрат»

УДК 930

Хайретдинов Дамир Зинюрович

кандидат исторических наук.

Ректор Московского исламского института

rectormiu@mail. ru

Damir Z. Khairetdinov

candidate of historical Sciences.

Rector of the Moscow Islamic Institute

rectormiu@mail. ru

Этногенез нижегородских татар: арзамасский субстрат

The ethnogenesis of the Nizhny Novgorod Tatars: Arzamas substrate

Аннотация. Статья посвящена происхождению этнолокальной группы арзамасских татар, которые известны по источникам XVI-XVII веков, а впоследствии составили один из пластов нижегородских татар-мишарей. В исследовании сделана попытка по новому взглянуть на процессы, сопровождавшие становление арзамасских татар в эпоху Золотой Орды, Мещерского юрта, татарских княжеств в составе Московского государства.

Ключевые слова: арзамсские татары, нижегородские татары, мишари, буртасы, булгары, Арзамас, Нижегородчина, Золотая Орда, Мещерский юрт

Abstract. The article is dedicated to the origin of ethnic and local group of Arzamas Tatars, which are known from sources of XVI-XVII centuries, and later was one of the seams of the Nizhny Novgorod Mishar Tatars. The study made an attempt to take a fresh look at the processes that accompanied formation of the Arzamas Tatars in the era of the Golden Horde, Meshchersky Yurt, and Tatar principalities of the Moscow state.

Key words: аrzamas Tatars, Nizhny Novgorod Tatars, Mishars, Burtases, Bulgars, Arzamas, Nizhny Novgorod land, the Golden Horde, Meshchersky Yurt

Одной из самобытных групп татарской нации являются нижегородские татары-мишари, проживающие в пределах современной Нижегородской области. Эта община образовалась в средневековую эпоху, однако у специалистов до сих пор нет однозначного ответа на все вопросы: как, когда и каким образом возникла общность татар-мишарей вообще, и нижегородских - в частности. Фонетической особенностью говора, распространенного именно среди данной этнической общности, является цоканье. По мнению филологов, цоканье было характерно для языков тюрок савиро-хазарского союза, и оно было связано с языковыми особенностями древних хазар. С другой стороны, ученые связывают этноним «мишари» и названия отдельных татарских сел Нижегородчины со средневековым народом мажар, который, по представлениям разных специалистов, являлся родственным мадьярам или

тюркам. Среди возможных предков нижегородских татар-мишарей называются также буртасы, булгары, кипчаки, различные угро-финские народы.

До сих пор считалось, что татары Нижегородчины в своей основе представляют собой потомков служилых татар, переселенных царским правительством в начале XVII века из западных регионов Мещеры (Кадом, Темников, Касимов). Однако эта теория не отвечала на ключевые вопросы: каким образом получилось, что среди изучаемой этнической общности отсутствует чоканье и другие этнографические особенности, распространенные среди темниковских и касимовских татар? Кто такие неслужилые татары XVII столетия, которые были зафиксированы историками-архивистами в ряде татарских сел Нижегородчины? Почему во многих татарских селениях этого региона старожилы из поколения в поколение передают легенды о том, что их села основаны в эпоху Казанского ханства, Золотой Орды или даже Волжской Булгарии?

Таким образом, однозначного ответа на вопрос об этногенезе нижегородских мишарей пока нет - существует множество версий, которые во многом перекликаются между собой, но частью и противоречат друг другу.

Доступные для анализа этой проблемы архивные документы, отложившиеся с XVII века, показывают, что в состав нижегородских татар-мишарей вошли три локально-сословные группировки служилых татар -арзамасские, курмышские и алатырские татары. Однако какие этносы и племена легли в основу данных региональных групп, достоверно не известно. В настоящей статье предпринята попытка проследить происхождение самой старой и практически исчезнувшей (к Новому времени) группы - арзамасских татар.

***

Город Кадом (ныне на северо-востоке Рязанской области), который рассматривается многими историками и этнографами как место «исхода» первых арзамасских и алатырских служилых татар, упоминается в летописях с 1209 года. Относительно происхождения данного топонима есть несколько версий. Сошлемся на мнение доктора филологии, профессора, заведующего кафедрой общего языкознания Московского государственного педагогического университета И.Г. Добродомова, который принимает исчезнувший буртасский язык в качестве родственника аланскому языку иранской языковой группы. Видный филолог причисляет Кадом к топонимам, оставленным ираноязычными буртасами [1, с. 24]. Крупнейший специалист по буртасской археологии Г.Н. Белорыбкин увязывает возникновение Кадома с движением буртасов в Х-Х11 веках на северо-запад от их изначального поселения в верховьях Суры [2, с. 27]. Именно в этот период происходит этнокультурное сближение буртасов и булгар, в результате чего буртасы вошли в состав Волжской Булгарии в качестве автономного княжества.

В.Н. Татищев существенно дополняет сюжет Никоновской летописи о Кадоме: войско рязанцев под водительством тысяцкого Матфея Андреевича нагнало у Кадома булгар и победило их, но сам тысяцкий был убит [3, с. 476-

477]. Видимо, неслучайно Кадом, а также ряд других населенных пунктов Татищев, предположительно использовавший неизвестные источники, отнес к булгарским населенным пунктам: «Мещора [очевидно, Городец-Мещерский = Касимов], Елатьма, Кадом, Шатск и Елец, Темников, Ломов, Козлов, Танбов, митимдюды, болгары» [4, с. 294]. Под непонятным словом «митимдюды» принято видеть название одного из булгарских племен, которое в русских летописях упоминается как «темтюзи». В 1183 году, во время военных столкновений Волжской Булгарии с Владимиро-Суздальской Русью, булгары собрали значительную армию: «Околнии же городе болгарскии... Собкуляне и Челмата совокупившееся со иными Болгары, зовемые Темтюзи и совокупившееся их 5000 идоша на насады» [5, с. 126]. Однако краеведы и историки склонны ассоциировать Темтюзи с нынешним городком Тетюши в правобережном Татарстане, а эта местность никак не относится к Мещере. Не является ли использованное Татищевым слово тюркизированной формой устаревшего арабского «мутамаддуд» - в значении «протяжение, пространство»? Если так, то «булгарское пространство» включало в себя все перечисленные Татищевым города, позже ставшие русскими крепостями в Мещере, т.е. вся или большая часть Мещерского края в предмонгольское время находилась под влиянием Волжской Булгарии.

В пользу этого свидетельствует и лингвистический анализ топонимики юга Нижегородчины, кропотливо проведенный Н.Д. Русиновым. В частности, он склонен полагать, что топоним Арзамас имеет тюркское (булгарское, по Русинову - чувашское), а не угро-финское происхождение. Ученый склонен считать, что этот город был «в сфере политики и экономики волжских булгар (с IX-X веков), а затем - татар как центр кожевенного ремесла и медных изделий» [6, с. 107, 108, 110].

Судя по карте «Районы активной торговли волжских болгар в Восточной Европе в конце Х-Х1 веках», составленной археологом Е.П. Казаковым, на территорию современной Нижегородчины приходятся два крупных ареала «сезонной торговли волжских болгар с финно-уграми». Один из них находился в центральной части Нижегородчины при впадении Оки в Волгу, второй - на юге области (примерно от Арзамаса до Темникова) [7, с. 176]. Возможно, именно в торгово-экономической активности и следует искать причины появления булгаро-буртасских населенных пунктов в этой местности.

После монгольского нашествия земли Волжской Булгарии и, соответственно, буртасов, вошли в состав империи Джучидов. По мнению Г.Н. Белорыбкина, значительная часть нынешней Нижегородской области, начиная от бассейна реки Тёши, входила в состав улуса Мохши - буртасско-мордовской провинции Золотой Орды [8, с. 314]. Именно в этой местности позже образовалась локальная группа арзамасских служилых татар. В этой связи обратим внимание на важный сюжет, где объясняется возникновение локальных татарских групп Мещеры. Процитируем сообщение летописца русского дворянства: «Курмыжские, Арзамасские, Алатырские татары., Цнинские, Кадомские и Темниковские - вероятнее всего, поселения запасных

войск татарских, во время владычества ханов кипчакских [т.е. ордынских], назначаемых для посылок внутрь России, на экзекуции, при первой вести о неблагонадежности в смысле покорности какого-либо князя или города» [9, с. 404]. Получается, что служилые татары в царской России - всего-навсего реликт ордынской эпохи? По нашей версии, в основе нижнего и среднего социальных пластов мещерских татар лежало местное домонгольское население - буртасы, булгары, маджары, кипчаки, и лишь верхний социальный слой (max 10-15% от популяции) составили пришлые из Центральной Азии племена тюркского и монгольского происхождения.

В конце XIII - середине XV веков в ходе многочисленных политических кризисов в Золотой Орде на территории Мещерского края и северных владений улуса Мохши возникло автономное административно-территориальное и государственное образование - Мещерский юрт [10]. Впоследствии оно дало начало множеству протогосударственных татарских образований в Мещере.

Только недавно исследователи начали изучать тему татарских княжеств в Мещере позднеордынского и постордынского периодов [11]. И на многие вопросы ответов пока нет. Так, неизвестным до сих пор остается статус земель к югу и юго-востоку от Арзамаса (ныне Шатковский, Лукояновский и Первомайский районы Нижегородчины), которые В.П. Макарихин и А.И. Тарасов вычленили в качестве пятой тьмы (провинции) Мещерского юрта [12, с. 27]. С одной стороны, эти земли были куплены князем Даниилом Переяславским у сына Секиз-бия Андрея Старко на рубеже XIV-XV веков. Но, с другой стороны, татары остались проживать здесь, о чем свидетельствует, например, история села Архангельское Шатковского района.

Согласно «Сакминской тетради» краеведа Мерлушкина, на берегу реки Тёши к юго-востоку от Арзамаса к моменту казанского похода Ивана Грозного 1552 года проживало татарское население. С.Б. Сенюткин приводит и другие источники, из которых видно, что «городища и селища татарские» действительно существовали; одно из них располагалось на месте нынешнего села Архангельское [13, с. 97]. Видимо, эта группа татар была настроена враждебно к Москве, или, точнее - к казанскому походу; за что и была «выселена в другие места». Не исключено, что наскоро возведенная отрядами Ивана IV церковь в селе Архангельское была построена как раз на месте стоявшей до того мечети: это происходило в условиях военного похода, когда строителям было не до тонкостей инженерно-архитектурных работ. Между тем, здание, судя по всему, оказалось капитальным: и спустя три столетия от него все еще оставались «царские врата» [14, с. 326-327]. По-видимому, татарские города и села в этом районе имели золотоордынское происхождение.

Чуть позднее, с 1570-х годов, в источниках фиксируются новые населенные пункты татар, теперь уже служилых. Их было «не менее 14, цепочкой вытянувшихся от Арзамаса в направлении» Сарова. «Наиболее важной из этих сторож следует признать Изинбулово усадище, запирающее выход из лесных ворот близ Сатиса», - указал С.Б. Сенюткин [13, с. 40]. Однако исследователя привела в смущение картина того, что в каждой деревне,

согласно архивным документам, проживало по 1-3 человека. Объяснение этому он видел в том, что «вновь прибывшим мурзам и татарам в случае нехватки людей предписывалось верстать новиков из татар, уже обитавших под Арзамасом» [13, с. 97].

Сегодня, зная о наличии татарских княжеств на юго-западе нынешней Нижегородчины, и нанеся их на карту, мы легко приходим к выводу: во второй половине XVI века под Арзамасом татары жили не просто «где-то» и «как-то», в неведомой среде, а имели свою государственность, восходившую к золотоордынскому Мещерскому юрту. Как минимум шесть из обнаруженных С.Б. Сенюткиным татарских поселений этого региона входили в состав княжества Бутаковых (Ивановское, Тотарча Помра, Шахаева, Чембулатова ныне Дивеевского района, Комкино, Кадышева ныне Первомайского района) [11, с. 34, 43]. Село Изинбулово (располагалось в окрестностях современного поселка Сатис Дивеевского района) относилось к княжеству Мансыревых-Аганиных. И только деревня Курултаева (на месте нынешней деревни Тоузаково Шатковского района) не входила в границы известных на сегодня княжеств - по мнению С.Б. Сенюткина, здесь было место общего сбора (курултая) арзамасских служилых татар [13, с. 110].

Мы можем предположить, что некоторые села входили некогда в состав еще одного княжества - Саконского: в самом крупном селе Ичалово имелись земельные владения князей Чегодаевых [13, с. 110], которые правили в этом государственном образовании на рубеже XV-XVI веков [15, с. 339]. О древности татарского пребывания здесь свидетельствует «арзамасских мурз и татар кладбище» (между селами Ичалово и Выползово, около исчезнувшей татарской деревни Кудеяровой), отмеченное в 1621-1622 годах посреди распаханных полей русских помещиков [16, с. 166]. К сожалению, у нас нет данных о том, когда появилось это кладбище, но предложенная датировка появления в этих местах арзамасских служилых татар - 1570-е годы - никак не может быть принята в качестве правильной. В архивах, очевидно, сохранились сведения лишь об отдельных представителях военно-служилого сословия из числа татар, поселенных под Арзамасом в эти годы.

Дело в том, что «временной разрыв между появлением компактного расселения мусульман и организацией мусульманского кладбища составляет примерно 50 лет» [17, с. 230]. Таким образом, если бы татары действительно поселились в указанных селах лишь в 1570-е годы, то мусульманское кладбище должно было лишь возникнуть в 1620-е годы, в нашем же случае речь идет о его запустении к этому времени. Тогда же, в 1621 году, на месте деревни Шахаево ныне Дивеевского района в источниках отмечено «старое татарское селище». «Старым селищем» по-русски называют остатки древнего населенного пункта, так что речь никак не может идти о селении с «историей» в 4-5 десятилетий. Полный текст источника подтверждает нашу мысль: новый помещик «дворы перенес против татарские Шахаевы деревни на пруд, а старое селище пущено у него в поля» [16, с. 227]. И наследие тюркской топонимики в этом районе, согласно Писцовой книге Арзамасского уезда (пустошь

Муратовская; Кудеярово - Муратово тож на реке Сатисе; вершина Татарча Помры; Акчюрин враг и др.), и сохранившиеся в источнике элементы тюрко-мусульманского ономастикона («орзамасец» Мамлей Кречков; Мисюр Мансуров сын Товарыщев в селе Кобылино, «что было в поместье за отцом его Мансуром»; служилый человек Василей Тотарин; Акчюринские мурзы; семья Бусурмановых; Томай мурза Мустофин и др.) - все это лишний раз подтверждает, что тюрки-мусульмане освоили эти земли гораздо раньше того срока, который принят ныне в исторической науке, а именно в эпоху Мещерского юрта, т.е. до XV века или даже в доордынское время.

Таким образом, арзамасские татары являлись прямыми наследниками Мещерского юрта, вошедшего в состав Московского государства. Картину не меняет и тот факт, что к ним подселялись служилые татары из других мест. Во-первых, число таковых в XVI веке было невелико, что явствует из источников. А во-вторых, местные мурзы, постоянно проживая, как и в прежние эпохи, на своих землях на территории нынешней Нижегородчины, значились по документам кадомскими или, к примеру, темниковскими.

Насколько древним было присутствие татар и их предков в самом Арзамасе? Историки не хотят объективно отвечать на этот вопрос. Даже дореволюционная историография, которая мимолетно пропускала многие сообщения на тему татарского присутствия в центральной России, практически ничего не говорит на этот счет. Данные приводятся крайне путаные и непоследовательные: «Арзамас еще в XIV столетии был разорен болгарами, а потом восстановлен казанскими татарами» [18, с. 55]. Почему разорен, когда восстановлен? - ответов на эти вопросы у нас нет. Автор «Очерков» 1885 года М. Овчинников, видимо, не захотел расшифровать чуть более подробное сообщение «Географическо-статистического словаря», вышедшего за два десятилетия до этого. Здесь говорится: «В 1366 году Арзамас пострадал от набегов владетеля Болгар, Булат-Темира, но впоследствии возобновлен и заселен Казанскими татарами» [19, с. 128]. Прекрасный анализ данного похода в район Сундовика и Пьяны ордынского правителя Пулад-Тимура, правившего в Булгаре в 1361-1367 годах в качестве независимого хана, провел А.М. Орлов [20, с. 109-110]. Из совокупности всех сообщений на эту тему можно сделать простой вывод о том, что до середины XVI века тюрки-мусульмане составляли значительную часть, если не большинство, населения Арзамаса. Собственно, и целью похода было «поставить в свое подчинение все остальные [помимо Булгара, занятого Пулад-Тимуром в 1361 году] булгарские княжества» [21, с. 55].

О том, что татары проживали в городе Арзамасе вплоть до начала XVII века, свидетельствуют источники и говорят исследователи: «пребывание служилых татар в Нижнем Новгороде и Арзамасе позволяет сделать вывод о существовании там мусульманских общин» [22, с. 128]. Действительно, если «знатные мурзы» упоминаются в 1594 году «в ближнем окружении арзамасского воеводы» [13, с. 112], то это скорее свидетельствует о том, что они жили в городе, а не в малонаселенных деревнях в 30-40 километрах от

Арзамаса. Однако, более подробных сведений по этой тематике пока не обнаружено, как по причине военных действий периода Смуты начала XVII века, от которых Арзамас значительно пострадал, так и в связи с политикой местных властей при новой династии Романовых. Очевидно, власти в Арзамасе или Курмыше действовали аналогично тому, как поступали воеводы в Темникове или Кадоме во второй половине XVII века, изгоняя из города местных татар и меняя этнодемографическую картину [23].

Сегодня, как никогда, требуется историческая правда относительно того, где и как жили татары в крупных городских центрах Нижегородчины, когда они там поселились и каким образом исчезли. Можно предположить, что часть этих городов пришла в запустение или была сознательно разрушена при заселении данных земель потоком помещиков и крестьян с запада; об этом говорят сохранившиеся отрывочные упоминания в источниках таких местностей, как «село Отемасово, что было село Старое Отемасово городище» [16, с. 320].

Известно, в частности, что в Арзамасе даже велось делопроизводство на татарском языке («татарские записные книги и списки с государевых грамот»), а один из «выборных целовальников» (должностное лицо уездного уровня) Арзамаса в 1629 году носил татарское имя Девай Ашаев [24, с. 242-243]. Эти открытия и выводы полностью меняют сложившиеся в последнее время стереотипы о татарах как исключительно сельчанах, чуть ли не по одному-два человека проживавших в своих малонаселенных деревнях в окружении русского и мордовского населения. Вероятно, правдивой будет совсем другая картина: татары, представленные прежде всего своей элитой - князьями (беками), мурзами и абызами (духовными лицами), до воцарения Романовых правили в своих исторических землях по своим законам, даже при условии существования московской администрации.

Выводы. Задача предпринятого исследования - изменить наши представления о среденевековом отрезке истории юга Нижегородчины, с одной стороны, и происхождении арзамасских татар (которые вошли в состав нижегородских татар-мишарей) - с другой стороны.

Очевидно, что арзамасские татары на момент вхождения их земель в состав Московского государства представляли собой местное коренное население, сложившееся из числа буртасов, булгар, различных других тюркизированных этносов в составе Мещерского юрта Золотой Орды. Впоследствии здесь образовалось несколько княжеств, вошедших в состав Московского государства. Несмотря на наличие московских воевод и администрации новообразованного Арзамасского уезда, татарские князья по-прежнему, «по старине», управляли своими землями, осуществляли над подвластным населением суд, собирали с него подати. В дальнейшем по мере укрепления власти Москвы права и сфера влияния мурз уменьшались. В конце концов, их власть оказалась урезанной настолько, что их княжества просто «растворились» в Арзамасском уезде. То же самое случилось в середине XVII века с Романовским ногайским улусом под Ярославлем, а в конце того столетия - и с Касимовским ханством. Однако отчетливой картины этого процесса пока

не представлено. Будем надеяться, что рано или поздно справедливость в вопросе изучения древнего периода истории Арзамаса и земель вокруг него будет восстановлена и объективные подходы в исторической науке восторжествуют.

Литература:

1. Добродомов И.Г. Древнейшие упоминания Казани // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. М., 2003, декабрь, №4 (14). С.24.

2. Белорыбкин Г.Н. Западное Поволжье в средние века. Пенза, 2003.

3. Татищев В.Н. История Российская. Т.2. М., 2005.

4. Татищев В.Н. История Российская. Т.1. М., 2005.

5. Полное собрание русских летописей. Т.Н. СПб., 1843.

6. Русинов Н.Д. Этническое прошлое Нижегородского Поволжья в свете лингвистики. Н.Новгород, 1994.

7. Казаков Е.П. Волжские болгары, угры и финны в XXIVвв.: проблемы взаимодействия. Казань, 2007.

8. Белорыбкин Г.Н. Улус Мохши // Ислам в центрально-европейской части России. Энц. словарь. Отв. ред. Д.З. Хайретдинов. М., Н.Новгород, 2009. С. 314-316.

9. История родов русского дворянства. Сост. П.Н. Петров. СПб., 1886. Т.1 Репринт. изд.: М., 1991. Кн.1.

10. Измайлов И.Л. Мещерский юрт // Ислам в центрально-европейской части России. Энц. словарь. Отв. ред. Д.З. Хайретдинов. М., Н.Новгород, 2009. С.162.

11. Татарские князья и их княжества. Под ред. М.Р. Ишеева. Вступ. слово Д.З. Хайретдинов. Н.Новгород, 2008.

12. Макарихин В.П., Тарасов А.И. Мещерский юрт в XIV-XV веках: система управления // Мусульманская цивилизация Волго-Сурского региона в эпоху феодализма. Сост. Д.З. Хайретдинов. Н.Новгород, 2009. С.29-30.

13. Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала ХХвв. Н.Новгород, 2001.

14. Памятники церковных древностей. Нижегородская губерния. Соч. архимандрита Макария. СПб., 1857.

15. Ишеев М.Р. Чегодаевы. // Ислам в центрально-европейской части России. Энц. словарь. Отв. ред. Д.З. Хайретдинов. М., Н.Новгород, 2009. С.339.

16. Писцовая книга Арзамасского уезда (1621-1623 гг.). Ч. I // Действия Нижегородской губернской ученой архивной комиссии. Т.XV. Вып. VIII. Н.Новгород, 1915.

17. Макаров Д.В. Особенности похоронного обряда мусульманских этнических общин ЦФО // Ислам в центрально-европейской части России. Энц. словарь. Отв. ред. Д.З. Хайретдинов. М., Н.Новгород, 2009. С.229-230.

18. Очерк Нижегородской губернии в историко-географическом отношении. Сост. М. Овчинников. Н.Новгород, 1885.

19. Географическо-статистический словарь Российской империи. ТЛ. СПб., 1863.

20. Орлов А.М. Нижегородские татары. Этнические корни и исторические судьбы (очерки). Н.Новгород, 2001.

21. Бахтин А.Г. Образование Казанского и Касимовского ханств. Йошкар-Ола, 2008.

22. Сенюткина О.Н., Мухетдинов Д.В. Нижегородская городская мусульманская община // Ислам на Нижегородчине. Энц. словарь. Сост. и отв. ред. Д.В. Мухетдинов. Н.Новгород, 2007. С. 128-129.

23. Хайретдинов Д.З., Акчурин М.М. Темников // Ислам в центрально-европейской части России. Энц. словарь. Отв. ред. Д.З. Хайретдинов. М., Н.Новгород, 2009. С.299-300.

24. Акты Московского государства. Под ред. Н.А. Попова. T.I. Разрядный приказ. Московский стол. 1571-1634. СПб., 1890.

Literature:

1. Dobrodomov I.G. The Oldest mentions of Kazan // Ancient Rus. Questions of Medievalists. M, 2003, December, № 4 (14). P. 24.

2. Belorybkin G.N. Western Volga region in the middle ages. Penza, 2003.

3. Tatishchev V.N. Russian History. Vol. 2. M., 2005.

4. Tatishchev V.N. Russian History. Vol. 1. M., 2005.

5. Complete collection of Russian Chronicles. Vol. II. SPb., 1843.

6. Rusinov N.D. Ethnic past of Nizhny Novgorod Volga region in the light of linguistics. N.Novgorod, 1994.

7. Kazakov E.P. Volga Bulgarians, Magyars and Finns in IX-XIV centuries: problems of interaction. Kazan, 2007.

8. Belorybkin G.N. Ulus Mohshi // Islam in the Central European part of Russia. Enc. dictionary. Ed. by D.Z. Khairetdinov. M., N.Novgorod, 2009. P. 314316.

9. The story of the birth of the Russian nobility. Comp. P.N Petrov. SPb., 1886. Vol. I. Reprint. ed.: M., 1991. Vol. 1.

10. Izmailov I.L. Meshchersky Yurt // Islam in the Central European part of Russia. Enc. dictionary. Ed. by D.Z. Khairetdinov. M., N.Novgorod, 2009. P. 162.

11. Tatar princes and Principalities. Ed. by M. R. Isheev. Foreword by D.Z. Khairetdinov. N Novgorod, 2008.

12. Makarihin V.P., Tarasov A.I. Meshchersky Yurt in the XIV-XV centuries: control system // Muslim civilization in the Volga-Sura region in the era of feudalism. Comp. D.Z. Khairetdinov. N.Novgorod, 2009. P. 29-30.

13. Senyutkin S.B. History of Tatars of Volga Nizhny Novgorod Region from the last third of the sixteenth until the early twentieth century. N.Novgorod, 2001.

14. Monuments of ecclesiastical antiquities. Nizhny Novgorod province. Works of Archimandrite Macarius. SPb., 1857.

15. Isheev M.R. Chegodaevs // Islam in the Central European part of Russia. Enc. dictionary. Ed. by D.Z. Khairetdinov. M., N.Novgorod, 2009. P. 339.

16. Scribal book of the Arzamas district (1621-1623). Part I // Actions of Nizhny Novgorod gubernia archival fee. Vol. XV. Ed. VIII. N.Novgorod, 1915.

17. Makarov D.V. Features of a funeral rite of Muslim ethnic communities in CFO // Islam in the Central European part of Russia. Enc. dictionary. Ed. by D.Z. Khairetdinov. M, N.Novgorod, 2009. P. 229-230.

18. Essay of Nizhny Novgorod province in historical and geographical terms. Comp. M. Ovchinnikov. N.Novgorod, 1885.

19. Geographical and statistical dictionary of the Russian Empire. Vol. I. SPb.,

1863.

20. Orlov A.M. Nizhny Novgorod Tatars. Ethnic roots and historical fate (essays). N.Novgorod, 2001.

21. Bakhtin A.G. The establishment of the Kazan and Kasimov khanate. Yoshkar-Ola, 2008.

22. Senyutkina O.N., Mukhetdinov D.V. Nizhny Novgorod city's Muslim community // Islam in Nizhny Novgorod Region. Enc. dictionary. Comp., Ed. D.V. Mukhetdinov. N.Novgorod, 2007. P. 128-129.

23. Khairetdinov D.Z., Akchurin M.M. Temnikov // Islam in the Central European part of Russia. Enc. dictionary. Ed. by D.Z. Khairetdinov. M., N.Novgorod, 2009. P. 299-300.

24. The acts of the Moscow state. Ed. by N.A. Popov. Vol. I. Razryadnyi prikaz. Moscow department. 1571-1634. SPb., 1890.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.