Научная статья на тему 'Если человек творческий. (к 60-летию М. К. Аргусова)'

Если человек творческий. (к 60-летию М. К. Аргусова) Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
53
43
Поделиться

Текст научной работы на тему «Если человек творческий. (к 60-летию М. К. Аргусова)»

А. Селицкий, О. Ермак

ЕСЛИ ЧЕЛОВЕК ТВОРЧЕСКИЙ...

(К 60-летию М. К. Аргусова)

Аргусов Миран Кегамович. Родился в 1945 году в Армавире Краснодарского края. Окончил Ростовское училище искусств (1967) и Ростовский музыкально-педагогический институт (1972) как кларнетист. Занимался композицией. Автор ряда инструментальных и вокальных произведений. С 1977 по 1990 год - заведующий музыкальной частью Ростовских театров - Театра юного зрителя (ныне Академический молодежный) и Академического театра драмы им. М. Горького; автор музыки к десяткам постановок, а также к спектаклям в театрах Москвы, Вологды, Иванова, Ставрополя, Таганрога. С 1990 года - на преподавательской работе в РГМПИ - РГК. Доцент (1997). С 2004 - декан оркестрового факультета, с 2005 - заведующий кафедрой духовых и ударных инструментов.

Ростовская консерватория славится свои ми выпускниками. Особенно дорог первый полный выпуск специалистов тогда еще Ростовского государственного музыкально-педагогического института. Проходят годы, становится историей время открытия вуза, первый набор студентов, прошедших огромный конкурсный отбор при поступлении, первые именитые педагоги, первые концерты... В их числе - один из ярких кларнетистов выпуска 1972 года, ныне ведущий педагог кафедры духовых инструментов и ее заведующий, декан консерватории, и. о. профессора Миран Кегамович Аргусов.

Он родился 25 декабря 1945 года в городе Армавире, городе, основанном в первой половине позапрошлого века выходцами из Западной Армении и названном в честь столицы древнеармянского государства.

С самого детства мальчик был погружен в атмосферу музыки. Его дед, Погос Арутюнович, был талантливейшим народным певцом. «Варпет Погос» - так его называли за великолепный голос и артистизм. Варпет по-армянски близко по смыслу понятию мастер, маэстро. От деда Миран унаследовал тонкий слух, голос, бескорыстную любовь к музыке. Он похож на деда и мужской статью, и характером: взрывы закавказского темперамента - с молниями из глаз и острой жестикуляцией - гасятся отходчивостью, поток красноречия сменяется молчаливостью. Братья отца также были одаренными музыкантами: дядя Арутюн играл на скрипке, дядя Андрей - на нескольких инструментах. Прекрасно пела и мама - не только народные песни, но и собственные импровизации. Все, что ее радовало и тре-

вожило, получало мгновенный отклик в вокальных фантазиях. Можно сказать, она обладала природным композиторским даром. Позднее М. Аргусов использует мамины интонации в своем вокальном цикле на стихи армянских поэтов. Отец служил на железной дороге, в других учреждениях, но смолоду слыл одаренным танцором, сохранил энергию и темперамент до поздних лет, выступал в составе танцевального ансамбля клуба национальных меньшинств. Миран был свидетелем и участником множества народных праздников, слушал многочисленные в городе национальные самодеятельные коллективы, посещал спектакли армянского театра.

В такой среде музыкальные способности ребенка проявились очень рано и были замечены близкими. «Как пятилетний мальчик может петь такую музыку, словно он все это сам прочувствовал, перестрадал?..» - восхищались родственники. Влекло его и инструментальное музицирование - в весьма своеобразных, но характерных для обстоятельств форме. «Играл» на всем, что попадется под руку, например, на доске с натянутыми при помощи нескольких гвоздей проволокой-«струнами». Кроме того, с шести лет он пел в детском хоре Дворца пионеров под управлением известного в городе педагога-музыканта Артема Парзяна.

Однако серьезные систематические занятия музыкой начались лишь с 12 лет: ни купить инструмент, ни платить за обучение семья не могла. Но тут произошло событие, сыгравшее решающую роль в его судьбе: общеобразовательная школа, где он учился, приобрела комплект духовых инструментов! В руках мальчика оказался кларнет. Миран сам выбрал его, вероятно, потому что слышал раньше - конечно, не в симфоническом оркестре, а как инструмент армянского городского быта. Начальным профессиональным опытом стала игра на кларнете в школьном духовом оркестре, существовавшем на правах кружка самодеятельности. Кларнет разрешали брать домой, и Миран быстро научился извлекать из него знакомые и любимые мелодии - раньше, чем овладел нотной грамотой.

Мальчик быстро выделился из ряда кружковцев и привлек к себе внимание С. А. Беляева. Ленинградский интеллигент, он в молодости был «первой трубой» знаменитого джаз-оркестра Якова Скоморовского; с коллективом сотрудничали Леонид Утесов, Клавдия Шульженко, Исаак Дунаевский, оркестр озвучивал кинофильмы «Волга-Волга», «Цирк»... Тут решающее слово оказалось за старшим братом Артемом. Он был тогда студентом РИСХМа (ныне ДГТУ), а впоследствии крупным инженером, заместителем технического директора на всемирно известном Ярославском моторном заводе (официальное название оборонного предприятия), орденоносцем, лауреатом Государственной премии. Но характером руководителя, человека, способного принимать решения, Артем обладал, видимо, уже тогда. Именно он постановил: «Мирану надо дать профессиональное музыкальное образование» - и отвел его в музыкальную школу, где работал Сергей Александрович.

А. Селицкий, О. Ермак. Если человек творческий...

Беляев, как вспоминает сегодня М. Аргусов, много дал ему по отношению к музыке вообще, к пониманию стиля, причем стилю и в искусстве, и в жизни, в частности, в одежде. Преподаватель сольфеджио и музыкальной литературы Аваким Аствацатурович Шекер (он был также директором музыкальной школы, великолепно читал с листа, играл по слуху, импровизировал, любил джаз) не только раскрыл перед учеником мир большой музыки, воспитал слух, но и поощрил стремление к сочинительству.

Армавирские годы детства и ранней юности Миран Кегамович вспоминает с благодарностью и одновременно с чувством боли от незаживающих ран утраты. Нет в живых учителей, родителей, брата. Пустует отчий дом; живущая рядом сестра не сдает его и не продает; он стоит как памятник детству, которое ушло, но с которым не все легко расстаются.

Семнадцатилетний Миран стал студентом Ростовского училища искусств (РУИ). Его педагогом был М А Трибух, которому тогда уже перевалило за 80. Это была вторая - после С. Беляева - встреча с Петербургской школой: еще до революции Моисей Аронович играл в оркестре Мариинского театра. Петербуржцем по образованию был и Рашид Газизович Галеев, в классе которого Аргусов занимался в музыкально-педагогическом институте: в свое время тот учился у Владимира Ивановича Ген-слера, выдающегося кларнетиста-виртуоза, более четверти века - артиста симфонического оркестра Ленинградской филармонии.

По окончании второго курса училища, в 1964 году Миран был призван на действительную воинскую службу. Отцы-командиры не возражали против продолжения учебы, и три года армии, где он играл в образцово-показательном оркестре при штабе СКВО, совместились с тремя последними курсами РУИ (на заочном отделении обучение пятилетнее).

Окончив институт (1972), М. Аргусов преподает в Ростовском культпросветучилище, работая одновременно в институте в качестве иллюстратора на кафедре камерного ансамбля. Основная специальность не ослабила огромного влечения к композиции, и в 1974 году он поступает на второй курс теоретико-композиторского факультета РГМПИ, где по 1979 год обучается в классе профессора Л. П. Кли-ничева.

В разные годы им создано более 30 произведений, среди которых Концерт для кларнета и фор-

тепиано, Соната для тех же инструментов, Соната для кларнета соло, Фуга для трех кларнетов, ряд переложений для кларнетовых ансамблей, Вокальный цикл «Песнь изгнанника» для голоса, флейты, виолончели и фортепиано на стихи О. Туманяна, А. Исаакяна и Г. Эммина (в переводе В. Брюсова). Соната для кларнета и фортепиано прозвучала в исполнении автора и Л. Шабаньянц в 1975 году на фестивале «XII Донская музыкальная Весна». Нечасто случается, чтобы сразу после премьеры часть публики, причем самая авторитетная и квалифицированная, загорелась желанием услышать сочинение повторно. На этот раз было именно так. Гости фестиваля, композиторы из Москвы и Ленинграда, в числе которых были А. Петров, С. Баласа-нян, Л. Афанасьев, В. Агафонников обратились к про ректору РГМПИ М. Саямову с вопросом: не согласится ли автор сыграть Сонату еще раз? Через пять минут автор, пианистка и гости уже были в кабинете проректора. С. Баласанян сел к роялю перелистывать страницы, чтобы поближе посмотреть, как «сделано» и как записано сочинение, которое местами производило впечатление абсолютной спонтанности, импровизационности...

А через год, на следующей «Весне», состоялась премьера вокального цикла. Пел автор. Слушатели не подозревали, что тут вновь обнаружило себя «наследство» деда Погоса - его голос, артистизм, темперамент. Публика приняла композитора-певца бурными овациями.

Годы с 1977 по 1990 в биографии М. Аргусова -«эпоха театра».

Он до сих пор благодарен композитору Георгию Михайловичу Балаеву за телефонный звонок, которым старший коллега сообщил, что в Ростовском ТЮЗе освободилась должность заведующего музыкальной частью («завмуза»). Ему захотелось попробовать себя на этом поприще. Режиссер попросил его «на пробу» сделать эскизы музыки к готовившемуся спектаклю. Когда через неделю композитор сыграл несколько фрагментов, он был немедленно принят на работу. Так началось многолетнее сотрудничество с драматическими театрами и долгая, продолжающаяся по сей день творческая дружба с режиссером Юрием Ереминым. Недавно приявший театр (ныне Ростовский областной Академический молодежный театр), он за 5 лет работы в нем поставил 22 спектакля и заставил говорить о нем весь город. Молодого, перспективного режиссера «перебросили» на руководство Театром им.

Горького, куда он ушел вместе со своей командой: некоторыми актерами, сценографом Степаном Зо-грабяном, ныне лауреатом премии «Золотая маска», и композитором Мираном Аргусовым.

Ю. Еремин давно уже работает в Москве, носит звание народного артиста России, но ростовские театралы до сих пор вспоминают те 3 сезона, когда он стоял за штурвалом «трактора» (так называют Театр им. Горького за его архитектурную форму), как «Ереминские сказочные годы». В городе начался театральный бум, билеты надо было приобретать заранее, а после спектакля, что было еще одним немаловажным фактором привлечения зрителя, несколько пассажирских автобусов развозили публику по самым напряженным маршрутам -в Северный и Западный жилые массивы. (Для тех, кто привык к толпящимся на остановке автобусам, поджидающим пассажиров, необходимо напомнить: в те годы все было ровно наоборот.) Яркие достижения театра были отмечены в 1981 году присвоением ему почетного звания «Академический».

Театральный коллектив, что тоже бывает нечасто, с энтузиазмом принял нового «главного», откликался на его творческую фантазию. Бывало, сутками не расходились по домам, репетировали, что называется, в каждом закутке. Аргусов с огромным увлечением включается в этот процесс, присутствует на всех репетициях, иногда даже предлагает некоторые постановочные решения, которые принимаются режиссером, - словом чувствует себя полноправным соавтором спектакля.

После отъезда Ю. Еремина в Москву содружество режиссера, сценографа и композитора не распалось. Возглавив Театр Советской Армии (ЦАТ-СА), постановщик время от времени приглашает их для совместной работы. Так, к примеру, родилась музыка к спектаклю по пьесе Н. Думбадзе «Закон вечности» (1982). Один из ереминских актеров, Борис Гранатов, позднее получил режиссерское образование и тоже вспомнил о талантливом ростовском композиторе, заказывая ему музыку для постановок в театрах Иванова («Приключения Бура-тино» А. Толстого, 1981), Ставрополя («Комедия ошибок» У Шекспира, 1984), Вологды («Забавный случай» К. Гольдони», 2004). Всего же за время работы в театрах Аргусов написал музыку примерно к ста драматическим спектаклям, мюзиклам, сказкам. Некоторые из постановок и сегодня значатся в репертуаре ростовских театров. Как видно из приводимых дат, заказы на музыку к спектаклям му-

зыкант получал и позднее, когда уже работал в консерватории.

У музыки к спектаклю век недолог, она редко переживает сам спектакль (оставим за скобками работы в этой области великих - Бетховена, Грига, Хачатуряна). Рядовые зрители и театральные критики редко обращают на нее внимание. Каждое из исключений - отрадно. Так, например, журнал «Театральная жизнь» (1985, № 1) назвал удачей зонги, написанные М. Аргусовым на стихи Ю. Левитан-ского к спектаклю «Змеелов» (по одноименному, весьма популярному в те годы роману Л. Карелина).

Для композитора не менее отрадно быть принятым самим театральным сообществом. Об отношении актеров и режиссеров к музыке М. Аргу-сова говорят надписи, по традиции сделанные ими на афишах. Вот некоторые из них.

Режиссер-постановщик В. Шапиро:

«Поздравляю себя очередной встречей с твоим музыкальным вкусом!!!» (Ростов, спектакль «Порог» по А. Дудареву, 1983).

Он же:

«Хочу пошутить и боюсь. С твоим характером шутки плохи. Спасибо за прелестную музыку» (Ростов, спектакль «Нечаянный гость» по А. Арбузову, 1981).

Режиссер-постановщик Д. Либуркин:

«Дорогой Миран Кегамович! Милый Миран! Спасибо Вам за радости истинно художнического общения и за удовольствие общения человеческого! Я думаю, что оно не закончится лишь этим прекрасным эпизодом! Всегда буду помнить Ваше лицо, когда Вы слушаете музыку или говорите о ней!..» (Ростов, спектакль «Игра с кошкой» по И. Эркеню, 1986).

Режиссер-постановщик Б. Гранатов:

«Дорогой Миран! С премьерой! Твоя музыка принесла успех спектаклю уж в который раз. Буду рад совместной работе в будущем...» (Вологда, спектакль «Забавный случай» по К. Гольдони, 1996).

Особенно густо «расписана» афиша спектакля «Закон вечности» по Н. Думбадзе на сцене ЦАТСА (1982/83). Сценарист и постановщик Ю. Еремин:

«Дорогой Миран Кегамович! Сердечно поздравляю с дебютом на Московской сцене! Желаю счастливого пути в искусстве! Спасибо за прекрасную музыку!»

Актер В. Сошальский:

«Дорогой Миран! Поздравляю! Спасибо большое. Вы питаете наши души».

А. Селицкий, О. Ермак. Если человек творческий...

Актеры спектакля:

«Дорогой наш композитор! Разрешите сердечно поблагодарить Вас за Вашу чудесную музыку! Наши актеры говорят, что, слушая такую музыку, можно поверить в святое!.. Пишите больше».

Однако к началу 90-х годов эта работа перестала приносить удовлетворение как творческое, так и материальное. Бюджет российских театров съежился наподобие шагреневой кожи, на сочинение и запись музыки средства не выделялись, приходилось ограничиваться унылым «подбором» - компиляцией фрагментов из классических и популярных произведений, просто-напросто переписывая их с грампластинки на магнитофонную ленту, которая и становилась фонограммой спектакля. Творчеством, по словам Мирана Кегамовича, тут и не пахло.

В это время (1990) подоспело приглашение на преподавательскую работу в музыкально-педагогический институт, и М. Аргусов его принял. Открылась новая страница биографии. На кафедре духовых и ударных инструментов он ведет классы кларнета и саксофона, духового и камерного ансамбля, руководит кружком СНТО. Опыт, приобретенный в разных сферах деятельности, вера в возможности своих воспитанников помогают Мирану Ке-гамовичу на этом поприще быстро завоевать авторитет в студенческой и педагогической среде. В 2004 году он становится деканом оркестрового факультета, а в 2005 - еще и заведующим кафедрой духовых и ударных инструментов.

Ученики называют его Педагогом с большой буквы. «Миран Кегамович очень требователен и принципиален, - говорят его студенты. - Он всегда ищет новые пути, методики. Это делает учебный процесс трудным, и в тоже время очень интересным и продуктивным». Выпускники благодарны ему не только за уроки игры на инструменте, но и за расширение кругозора, за стремление воспитать в них творческую личность. Сам он убежден: «Если быть искренним со студентом, если проникнуться его проблемами, можно достучаться до любого».

М. Аргусовым подготовлено более 30 специалистов, которые работают в разных городах солистами оркестров, преподавателями музыкальных школ и училищ. Многие из них имеют звания лауреатов и дипломантов конкурсов, среди них: В. Хай-ров, С. Газаров, С. Седов, А. Кретинин, А. Аруста-мян, Ю. Чумаченко, В. Наконечный, В. Двуречен-

ский, А. Пашков, В. Сотников. Некоторые добиваются успехов и в смежных областях. К примеру, В. Хайров руководит духовым и симфоническим оркестрами в Ростовском училище искусств, а Д. Но-здрачев, который получает сейчас второе музыкальное образование в Петербургской консерватории, в сентябре 2005 года стал лауреатом конкурса дирижеров «Филармонический дебют», проведенного Академическим симфоническим оркестром Московской филармонии, и, тем самым, завоевал право на выступление с ним в абонементных концертах сезона 2006/07.

Занятия преподавательской деятельностью побудили обратиться к проблемам методики, обнаружились пробелы в существующей литературе, возникла потребность в их заполнении собственными силами. В числе учебно-методических работ М. Аргусова - статьи, посвященные такому насущному практическому вопросу как изготовление тростей для кларнета, рекомендации в области работы над тембром.

В 1997 году ему присваивается звание доцента, а в 2005 Ученый совет избирает его на должность профессора.

Успешно работает Миран Кегамович и с юными музыкантами в ДМШ № 10 им. С. С. Прокофьева. Среди его учеников: Е. Хандова - лауреат III Городского фестиваля юных композиторов(1 премия, Ростов-на-Дону, 2001), В. Шишина - лауреат IV Международного детского конкурса (Санкт-Петербург, 2002), В. Сотников - лауреат XI Регионального конкурса исполнителей на духовых и ударных инструментах учебных заведений Юга России (Ростов, 2004).

Видные российские музыканты высоко отзываются о его деятельности. В их числе - известные кларнетисты, народные артисты России, профессора РАМ им. Гнесиных И. П. Мозговенко и А. А. Федотов:

«С творческой деятельностью Аргусова М. К. я знаком около 10 лет. Слушал его учеников на Государственных экзаменах, на конкурсах, посещал его

уроки по специальности. Что сразу обращает на себя внимание - в классе творческая атмосфера. Педагог учит студентов играть осмысленно, слушать буквально каждый звук... слушать совместное звучание кларнета и фортепиано... Эти профессиональные требования вполне закономерны. Ведь Аргусов М. К. - играющий педагог» (И. Мозго-венко).

«...Будучи членом жюри исполнительских конкурсов Федерального уровня, был свидетелем успешных выступлений его учеников в этих конкурсах. Музыкальная эрудиция М. К. Аргусова выходит далеко за рамки его чисто педагогической деятельности... Вдумчивый педагог-музыкант...» (А. Федотов).

Еще один профессор РАМ, ее ректор, заслуженный деятель искусств России М. Н. Саямов (в свое время, как говорилось, работавший в Ростове) писал:

«Миран Кегамович Аргусов - один из ярких выпускников Ростовской консерватории. Еще в годы учебы проявил себя и как одаренный кларнетист, и как самобытный композитор...

Обширный репертуар позволяет М. К. Аргусову постоянно выступать в концертах. Он участвует в научно-практических конференциях, проводимых в регионе, у кларнетистов пользуется популярностью его пособие по изготовлению тростей для кларнета. По совокупности достижений в педагогической, исполнительской, композиторской, научно-методической работе М. К. Аргусов занимает видное место среди музыкантов Юга России».

Когда у Мирана Кегамовича спрашивают, не мешает ли творчеству и педагогике административная работа, не скучно ли возиться с ведомостями, расписаниями, педагогическими нагрузками, списками задолжников и т. п., он отвечает: «Если человек творческий, он везде найдет повод для того, чтобы его посетило чувство удовлетворения сделанным. „Вытащить" одаренного, но недисциплинированного студента, помочь ему ликвидировать „хвосты", спасти от исключения, не дать ему сломать себе судьбу - разве это не творчество?»