Научная статья на тему 'Экономика Китая: перспективы мены модели экономического роста'

Экономика Китая: перспективы мены модели экономического роста Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
5931
561
Поделиться
Ключевые слова
КИТАЙ / АЗИАТСКАЯ МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ / ТЕМПЫ РОСТА ВВП / ПЛАН СТРАТЕГИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Максимова Елена Ивановна

Сегодня будущее китайской экономики привлекает внимание самых разнообразных групп мировой общественности, пожалуй, в неменьшей степени, чем ее феноменальный рост с начала 80-х гг. Этому есть свои причины. Во-первых, Китай уже сегодня занимает вторую строчку в мировом рейтинге по ВВП и расценивается в этом отношении как реальный конкурент США. Во-вторых, если экономика Китая так быстро росла в последние десятилетия, то как она поведет себя в дальнейшем? В-третьих, как скажется стремительная индустриализация и урбанизация Китая на ее ключевом экономическом преимуществе дешевой рабочей силе? Эти и другие вопросы рождают один общий вопрос: что будет завтра?

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Экономика Китая: перспективы мены модели экономического роста»

Е. И. Максимова*

Экономика Китая: перспективы смены модели экономического роста

Сегодня будущее китайской экономики привлекает внимание самых разнообразных групп мировой общественности, пожалуй, в неменьшей степени, чем ее феноменальный рост с начала 80-х гг. Этому есть свои причины. Во-первых, Китай уже сегодня занимает вторую строчку в мировом рейтинге по ВВП и расценивается в этом отношении как реальный конкурент США. Во-вторых, если экономика Китая так быстро росла в последние десятилетия, то как она поведет себя в дальнейшем? В-третьих, как скажется стремительная индустриализация и урбанизация Китая на ее ключевом экономическом преимуществе — дешевой рабочей силе? Эти и другие вопросы рождают один общий вопрос: что будет завтра?

Рост экономики Китая беспрецедентен. На протяжении последних тридцати с лишним лет Китай чудесным образом приковывает внимание мировой общественности благодаря небывалому скачку в социально-экономическом развитии. Если в 1978 г. показатель ВВП на душу населения в Китае составлял 2,5% от ВВП на душу населения в США, то сегодня он вырос до 20%. Если в начале 80-х годов 85% китайцев жили менее чем на 1,25 доллара в день, то уже к 2008 г. эта доля снизилась до 13%1. Сейчас Китай занимает вторую строчку в мировом рейтинге по показателю ВВП, уступая место США, а будущее Китая остается предметом спора аналитиков и футурологов.

Успех Китая в плане экономического развития часто сравнивают с достижениями Японии, Южной Кореи и Тайваня второй половины XX века, у которых и была заимствована так называемая азиатская модель развития. Характерными особенностями данной модели являются: капитализация предприятий при низком уровне заработной платы, ориентация на экспорт продукции и быстрая индустриализация с вливанием колоссальных объемов инвестиций; строгий и постоянный контроль со стороны государства; финансовая поддержка предприятий со сторон государства и следование политике индустриализации с целью развития отраслей народного хозяйства.

Азиатская модель развития действительно зарекомендовала себя как результативный способ повышения экономического благосостояния страны. В процессе ее применения показатель совокупной производительности факторов производства в целом ряде государств стремительно увеличивался (относительно величины данного показателя в США): в Японии — с 56% в 1950 г. до 83% в 1975 г.,

в Корее — с 43% в 1965 г. до 63% в 1990 г., на Тайване — с 50% в 1965 г. до 80% в 1990 г. В Китае же производительность факторов производства (относительно значений показателя в США) за тридцать лет выросла с 3% до 13%2. Этот относительно небольшой прирост дает основания интерпретировать нынешнее экономическое положение Китая двояко. С одной стороны, существует мнение, что дальнейший рост производительности можно обеспечить только путем проведения институциональных изменений в экономике страны. С другой стороны, есть предположение, что судить о результатах еще рано и у экономики Китая есть потенциал экстенсивного роста.

Существует немало противоречивых прогнозов относительно дальнейшего развития китайской экономики. Условно их можно разделить на две группы: оптимистичные и пессимистичные.

К числу оптимистичных относится прогноз профессора Ли Цзинвэня, опубликованный в монографии «Mera тенденции экономики Китая в XXI веке». В нем значатся следующие положения: во-первых, Китай способен, сочетая индустриализацию с информатизацией и развитие опорных отраслей с прорывами в научно-техническом прогрессе, к 2050 г. догнать развитые страны. Во-вторых, данную задачу предполагается решать в три этапа. К 2010 г. предстоит довести производство ВВП до 20 трлн. юаней, или до 14 тыс. юаней в среднедушевом выражении. При среднегодовом приросте в период 2011-2030 гг. в 5,9% производство ВВП к 2030 г. должно достичь 62 трлн. юаней. При среднегодовом приросте в 2031-2040 гг. в 4,9% и в 2041-2050 гг. в 4,3% объем ВВП страны к середине столетия должен составить 153 трлн. юаней, или около 100 тыс. юаней на душу населения. В-третьих, экономический рост будет сопровождаться поступательными сдвигами в структуре народного хозяйства. Доля сельского хозяйства в ВВП, по прогнозу, должна сократиться за полстолетия с 17,4 до 6,2%, доля промышленности и строительства — с 51,7 до 42,1% при одновременном увеличении доли сферы услуг с 30,9 до 51,7%. В-четвертых, по абсолютному размеру ВВП, рассчитанному в текущих ценах США, КНР должна обойти Соединенные Штаты приблизительно к 2030 г., а к середине XXI века — вдвое превзойти их3.

Декан Института по изучению современного Китая Ни Angang пишет, что экономика Китая будет расти и в будущем благодаря «пяти двигателям»: ускорению индустриализации; ключевой роли Ки-

* Максимова Елена Ивановна, кандидат экономических наук, научный сотрудник Института востоковедения РАН.

тая в современном глобальном мире; его господству в сфере информационных технологий; стремительной модернизации китайской инфраструктуры в таких отраслях, как электроэнергетика и высокоскоростные поезда; росту интернационализации китайской экономики. Hu Angang также считает, что государственная поддержка предприятий в Китае — это его основная движущая сила и в будущем эта поддержка не потеряет своего значения в экономическом развитии страны. Goolam Ballim, главный экономист банка Standard Group, считает, что к 2050 г. мир может сильно измениться. В своем прогнозе экономист допускает, что в отдаленной перспективе в тройку крупнейших экономик мира будут входить Китай, Индия и Бразилия, тогда как нынешний лидер — США — будет лишь четвертой экономикой мира. Goolam Ballim пишет: «В какой-то степени ситуация с Китаем напоминает старую поговорку о том, что второй миллион заработать проще, чем первый. Когда Китай догонит США по объемам ВВП, ему будет легче его удвоить». Miranda Carr, глава отдела исследований по Китаю в NSBO, предполагает, что Китай станет крупнейшей мировой экономикой между 2025 и 2030 гг. и станет вдвое больше США к 2050 году.

Пессимистичные прогнозы, напротив, говорят о том, что Китай вряд ли будет демонстрировать впечатляющий рост в будущем. В своем прогнозе Сюй Сяньчуня отмечает следующие главные моменты. Во-первых, он исходит из неуклонной тенденции постепенного затухания темпов прироста ВВП Китая. Во-вторых, в базовом прогнозе Сюй Сяньчунь значительно скромнее, чем Ли Цзинвэнь, оценивает перспективы состязания Китая с США по абсолютному размеру ВВП. Так, соотношение ВВП КНР и США с 10,9% в 2000 г. должно возрасти до 36,1% в 2050 г. и остаться примерно таким же к концу XXI века. В то же время, согласно прогнозу, в 2056 г. Китай должен опередить Японию по объему ВВП. В-третьих, данная ситуация может радикально измениться в случае повышения курсовой стоимости юаня по отношению к доллару. Сюй Сяньчунь считает вполне вероятным повышение официальной курсовой стоимости юаня к доллару вдвое за период 2011-2050 годов. В этом случае к середине века КНР уверенно опередит Японию и станет второй экономикой в мире после США.

В то же время Сюй Сяньчунь рассматривает возможность

достижения Китаем уровня США до конца столетия как незначительную4.

В свою очередь, Gary Liu, исполнительный директор CEIBS, считает, что причины роста китайской экономики отчасти кроются в нарушении экологических норм. «Дело не в том, насколько велика экономика Китая, а в том, как она достигла своих размеров... Я уверен, что ее размеры стоили многим людям их здоровья. Обратите внимание, как загрязнены вода и воздух. Думаю, что в будущем в Китае значительно возрастет число людей с такими страшными заболеваниями, как онкология». Gary Liu также считает абсурдным предположение о том, что Китай удвоит ВВП США. По его мнению, не стоит недооценивать возможностей инновационного развития США. Если Китай и догонит их по показателю ВВП, то не ранее 2033 года. Xu Bin, профессор экономики и финансов и заместитель декана CEIBS в Шанхае, придерживается точки зрения, что росту экономики мешают государственные предприятия и что многие из них должны быть приватизированы. Его основной довод состоит в том, что дальнейшее развитие будет требовать внедрения инноваций, а государство неспособно обеспечить инновационное развитие экономики. Тем не менее, по его прогнозу, в 2018 г. Китай догонит США по объему ВВП, и по мере сближения в соответствии с эффектом выравнивания темпы роста китайской экономики упадут ниже 4% (для сравнения, в период с 2003 по 2012 г. средние темпы роста ВВП Китая составляли 10,45%).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Среднегодовой темп прироста ВВП на душу населения Китая, как пишет в своем прогнозе В. Г. Кли-

Среднегодовые темпы роста ВВП6 ВВП (US$, 2005)

1997-2007 2007-2009 2009-2050 2009 2030 2050

Аргентина 2,6 2,0 4Д 223 527 1267

Австралия 3,6 1,5 2,9 787 1501 2257

Бразилия 2,8 2,2 4,1 1011 2440 6020

Канада 3,3 -1,0 2,6 1171 2083 3154

Китай 9,6 8,8 5,6 3335 21479 46 265

Франция 2,4 -1,0 2,1 2204 3323 4528

Германия 1,6 -2,1 1,4 2833 3593 4535

Индия 7,0 6,3 5,9 1065 5328 15 384

Индонезия 2,7 5,0 4,8 354 1073 2975

Италия 1,5 -зд 1,3 1732 2197 2580

Япония 1Д -зд 1,1 4467 5786 6216

Корея 4,3 0,6 2,5 945 2122 2812

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мексика 3,3 -зд 4,3 866 2397 5709

Россия 5,7 -1,2 3,3 869 2487 4297

Саудовская Аравия 3,2 1,7 4,8 348 896 2419

ЮАР 3,7 0,4 4,3 271 791 1919

Турция 4,0 -2,9 4,4 509 1437 3536

Велико- британия 2,9 -1,9 2,1 2320 3597 4997

США 3,0 -1,2 2,7 12 949 22 258 28 646

нов5, в 2001-2025 годах снизится примерно до 6,0%. Во-первых, в условиях восходящей волны обостряется конкуренция в области привлечения капиталовложений и интенсивность притока иностранных капвложений в Китай уменьшится. Во-вторых, индустриализация Китая идет по наиболее энергоемкому и материалоемкому направлению, что в условиях мирового дефицита и удорожания соответствующих ресурсов отрицательно скажется на темпах экономического роста.

Банк Goldman and Sachs оценил ВВП Китая 2000 г. в ценах и по соотношению курсов валют 2003 г. в размере 1078 млрд. долл. ВВП Китая 2050 г. в ценах 2003-го, то то предполагаемому соотношению курсов валют 2050 г. может достичь 44,5 трлн. долл.

Согласно прогнозу Фонда Карнеги в 2010 г., Китай, Индия и США будут крупнейшими экономиками мира к 2050-^. № атомарный ВВП будет превышать суммарный ВВП остальных стран «большой двадцатки» на 70%. Суммарный ВВП Китая и Индии будет составлять около $ 60 трлн. — приблизительно столько составляет размер мировой экономики сегодня7. США уступят Китаю в экономическом могуществе к 2032 году. Этому будет способствовать рост экономики Китая в среднем 5,6% в год и укрепление юаня. Однако размер ВВП на душу населения в США будет в три раза выше, чем в Китае, и в восемь раз выше, чем в Индии, что вместе с технологическим превосходством обеспечит им положение лидера среди мировой общественности.

Темпы роста ВВП Китая, %8

Год Значение

2003 10,0

2004 10,1

2005 11,3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2006 12,7

2007 14,2

2008 9,6

2009 9,2

2010 10,4

2011 9,2

2012 7,8

Одним из оснований для пессимистичных прогнозов будущего китайской экономики служит то, что, помимо необычайно стремительного развития экономики, страны, использовавшие азиатскую модель развития, объединяет и тот факт, что темпы их экономического роста однажды резко замедлились. Так, критики этой модели строят свои прогнозы, обосновывая их тем, что сама модель не в состоянии обеспечить долгосрочного эконо-

мического развития. Проблема, по их мнению, заключается в следующем. Государство для привлечения иностранных инвестиций в экономику страны должно обеспечить динамичный рост производства в отрасли, что оно и делает с помощью субсидий. Это искусственное привлечение средств приводит к тому, что значительная их часть тратится впустую и генерируются избыточные мощности. Дотационные предприятия безответственно распоряжаются средствами, которые им не придется возвращать, и в результате возводятся заводы и здания, которые не нужны. Таким образом, колоссальные инвестиции уходят впустую и вместо полезного эффекта становятся причиной неэффективности экономики.

Аналогичная ситуация характерна и для современного Китая. К примеру, страна инвестирует сотни миллиардов долларов в строительство высокоскоростных железных дорог, хотя цены на билеты слишком высоки для большинства китайцев, а многие крупные китайские города не имеют метро. Значительная доля инвестиций направляется в сектор недвижимости, развитие которого является одной из основных движущих сил роста китайской экономики9. Однако строятм здания, квартиры в которых недоступны большинству китайцев и, следовательно, не продаются. В Вэньчжоу, к примеру, агент по недвижимости в качестве маркетингового хода предлагает бесплатно автомобиль марки BMW тем, кто купит квартиру премиум-класса10. Возводятся торговые центры, в которые не ходят покупатели.

Некоторые аналитики11 полагают, что при более эффективном использовании капитала и рабочей силы совокупная производительность факторов производства в Китае была бы выше. Hsie и Klenow отмечают рост показателя в период с 1998 по 2005 г., однако, по их мнению, неизвлекаемый потенциал (в промышленном секторе) составляет порядка 30%. К аналогичным выводам пришли Song и Wu12. Росту производительности, как пишет в своей статье Xiaodong Zhu13, в первую очередь препятствует протекционистская политика государства: «Контролируемые государством фирмы, защищенные экономическими барьерами от частных и иностранных конкурентов, по-прежнему обладают практически монопольными правами и прибылями в различных отраслях, начиная от энергетики, перевозок и телекоммуникаций и заканчивая банковской сферой, сферой развлечений, образования и здравоохранения».

Xiaodong Zhu уверен, что для роста производительности факторов производства необходимы институциональные изменения, направленные на создание условий нормальной рыночной конкуренции в различных отраслях экономики. Он пишет, что на протяжении последних тридцати пяти лет китайские власти пытаются провести экономические реформы без политических. В результате складывается ситуация, при которой монопольной властью обладают заинтересованные близкие к правитель-

ству группы, имеет место быть неравенство доходов и процветает коррупция.

Государственный капитализм традиционно яро критикуется некоторыми аналитиками — сторонниками либерализации экономики. Однако, если вспомнить, именно активное участие государства способствовало развитию экономик таких стран, как Тайвань, Южная Корея и Сингапур. Китай, по сравнению с ними обладает значительно более высоким потенциалом развития и в то же время своеобразным подходом к демократизации. По мнению главного экономиста HSBC в Китае Qu Hongbin, процесс индустриализации и урбанизации в Китае произведен лишь наполовину и стране по-прежнему необходимы инвестиции в железные дороги, больницы и промышленные предприятия и т.д. Накопления капитала в Китае еще далеки от стадии убывающей доходности, а значит, нужна помощь со стороны государства.

Критика государственного протекционизма опирается на идеологию свободного рынка, свойственного западной культуре, и во многом не учитывает специфику китайских национальных культурных традиций. Тысячелетиями в Китае культивировалась мысль о том, что все китайское — мысль, культура, модель общественного развития, устройства общества — это нечто исключительное, выше всего существующего в мире, что внешний мир несправедлив к китайцам, он их территориальный и моральный должник14. Эта мысль уводит нас к более глубокому вопросу о национальной культуре и идеологии. Отметим лишь тот факт, что в Китае правит Коммунистическая партия, а остальные 8 партий признают руководство со стороны КПК. «Демократические партии не находятся в оппозиции, а принимают участие в политической деятельности страны»15. Можно ли в этом случае говорить о демократии в Китае? Нужно ли пробовать применение в китайских условиях западной модели экономики? Думается, что расхожая мысль о необходимости адаптации методов и моделей под определенные условия нашла свое воплощение в псевдорыноч-ной экономике Китая — части социализма с китайской спецификой. Ведь именно она привела Китай к столь высоким результатам. Как говорил Дэн Сяопин: «При осуществлении модернизации необходимо исходить из реальной действительности Китая... и нужно со всей серьезностью изучать и заимствовать опыт других стран... [но] идти свои путем»16.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вопрос о том, какой будет страна к 2050 г., имеет принципиальное значение для граждан Китая. Этот год символичен, поскольку, с одной стороны, именно в 2050 г. будет отмечаться юбилей (100 лет) КПК, а с другой стороны, как известно, Дэн Сяопин завещал, что к этому времени в стране должен быть построен социализм с китайской спецификой: «За два десятилетия, то есть к концу нашего века (имеется в виду XX век), увеличить производство промышленной и сельскохозяйственной продукции в четы-

ре раза, достигнуть среднезажиточного уровня жизни. .. Для того, чтобы действительно стать развитой страной... Китаю потребуется еще 30-50 лет»17.

В выступлениях и статьях китайских лидеров — Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина, Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао — пропагандируется общее стремление к «организации и сплочению в деле построения независимого, свободного, демократического, единого, богатого и могучего Нового Китая»18. Эти идеи нашли свое воплощение в документе, получившем название «Прогноз — 2050». Этот документ, как отмечает К. Г. Муратшина, представляет четко сформулированную и просчитанную с учетом всевозможных вызовов стратегию экономического развития Китая, преобразования его экономики в индустриально-информационную, подъема на уровень экономически развитых стран.

Оценка уровня модернизации Китая в первой половине XXI в.19

Наименование показателя 2000 2020 2030 2040 2050

Доля расходов на НИОКР в ВВП, % 1,0 2,0 2,4 3,0 3,6

Количество научных работников на 10000 жителей 5,5 12 18 26 39

Количество патентов на 1 млн. жителей 20 112 201 359 643

Охват средним образованием, % 63 85 89 94 99

Охват высшим образованием, % 7,2 24 34 48 68

Охват ТВ, телевизоров на 1000 человек 293 583 644 711 786

Доступ в Интернет пользователей на 10 тыс. жителей 178 2000 3000 5000 8000

Урбанизация, % 36 53 61 71 81

Средняя продолжительность жизни, лет 70 74 77 79 81

Среднедушевое энергопотребление, кг нефтяного эквивалента на человека 868 1902 2556 3435 4616

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Среднедушевой ВВП (2000), долл. 840 2451 3992 6503 10593

Среднедушевой ВВП по ППС (2000), долл. 3920 11435 15368 20653 27756

Доля отраслей материального производства в ВВП, % 67 45 37 30 24

Доля занятых в материальном производстве, % 73 49 40 33 27

Ядро стратегии развития Китая — идея «великого возрождения китайской нации». Дэн Сяопин не только сформулировал стратегию, но и фактически дал наставление гражданам Китая, каких принципов они должны придерживаться на пути к общенациональной цели. Китайский гражданин должен «хладнокровно наблюдать, укреплять расшатанные позиции, проявляя выдержку, справляться с трудностями, держаться в тени и ничем не проявлять себя, быть в состоянии защищать пусть неуклюжие, но свои собственные взгляды, ни в коем случае не лезть вперед, на первое место, и при этом делать что-то реальное»20.

Учитывая глубокую проработанность плана стратегии экономического развития Китая к 2050 г., сомнения по поводу его реализации невольно отступают. Однако план — это модель и в реальности эта модель, может быть и вероятно, будет искажена. Свои коррективы вносит сама жизнь.

По данным ООН21, в 2013 г. численность мирового населения составила 7,6 млрд. человек, а к 2050 г. эта цифра вырастет до 9,6 млрд. человек. Однако Китай, как отмечается в прогнозе, опубликованном на сайте ООН22, уже к 2028 г. перестанет быть лидером по численности населения, уступив место Индии23.

Опасения Китая вызывает прогноз относительно численности трудоспособного населения, непосредственно послужившего стремительного росту экономики страны в течение последних десятилетий. Считается, что к 2050 г. число населения пенсионного возраста (старше 60 лет) достигнет 30% населения страны. Отношение числа населения в возрасте 15-64 лет к зависимому населению (тем, кто младше и старше) стремительно росло в течение последних десятилетий, достигло своего пика и будет снижаться. Так как численность трудоспособного населения имеет решающее значение для быстрого экономического роста, снижение этого показателя повлечет за собой экономические трудности. В течение многих лет растущая численность трудоспособного населения обеспечивала китайским производителям источник дешевой рабочей силы. Дешевый труд сыграл решающую роль в создании экспортной машины Китая. Смягчение потенциальных экономических проблем, связанных со старением населения, таким образом, одна из тех задач, которые предстоит решать Китаю в ближайшие десятилетия.

Такая демографическая ситуация является прямым следствием политики сокращения рождаемости, предпринятой правительством Китая в конце 1970-х гг. Как неоднократно отмечалось в СМИ и в докладах высокопоставленных чиновников и политиков: «За 30 лет (то есть начиная с 1980 г.) родилось на 400 миллионов человек меньше». В действительности индекс рождаемости сократился с 5,8 в 1979 г. до 1,63 в 2013 г.2 4 Любопытно, что данный факт представляется в разном свете в зависимости

от ситуации. Например, на форуме ООН в 2009 г., посвященном изменению климата, заместитель начальника комиссии по народонаселению и планированию семьи Чжао Байкэ отметил, что политика в отношении рождаемости в Китае внесла вклад в сокращение выбросов вредных газов. В другом случае, опасаясь критики правительства за жесткие негуманные меры со стороны международного сообщества, информация представляется как искаженная: «По нашим грубым подсчетам, в результате действия политики ограничения рождаемости с 1980 года родилось максимум на 100 млн. человек меньше. Остальные 300 млн. нельзя отнести к действию этой политики».

Б.Н. Кузык и М. Л. Титаренко отмечают четыре гипотетических сценария экономического развития Китая.

1. Резкое возвышение. Такому сценарию, по мнению исследователей, соответствовал бы выход на второе место в мире вслед за США по абсолютному объему ВВП, пересчитанному из юаней в доллары по официальному курсу. Доля Китая в мировой торговле с нынешних 6% выросла бы до 9-10% с одновременным переходом на более высокие этажи в международном разделении труда. Реализация подобного сценария требует длительного сохранения высоких темпов роста. При среднегодовом приросте ВВП в 7% за 20 лет он вырастет почти в 4 раза, а за 30 лет — в 7,6 раза. Китай, где экономические и иные успехи неизменно ведут к росту национальной гордости, граничащей с национализмом, будет становиться все более жестким и неуступчивым политическим партнером.

2. Затухание темпов роста (после 2010 года — до 5-6% в год, после 2020 года — еще ниже). Сценарий вытекает из сегодняшних тенденций развития и обещает большую предсказуемость и покладистость Китая на международной арене.

3. Застой — затухание темпов роста до уровня, обес-

печивающего только удовлетворение потребностей возрастающего населения и стагнацию общего уровня жизни. Этот сценарий вряд ли реализуется в ближайшие годы, так как Китай имеет огромный инвестиционный задел. Он возможен, однако, в случае ухудшения ситуации в мировой экономике.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Срыв. Срыв в экономическом развитии, под которым подразумевается скатывание страны к суженному воспроизводству. Этот вариант возможен только в случае гипотетической попытки силового восстановления суверенитета над Тайванем. Угрозу срыва в результате смены общественного строя или тотальных внутренних беспорядков нельзя сбрасывать со счетов хотя бы теоретически.

Однако реализации любого сценария экономического развития Китая могут помешать факторы, весьма условно поддающиеся прогнозированию

или не поддающиеся ему вообще, но способные в корне изменить экономическое и геополитическое положение государства. К их числу относятся25:

1. Идеи и поведение лидеров государства. История XX века учит, что действия влиятельных лидеров предвидеть сложнее всего. В. И. Ленин, И. В. Сталин, М. Цзэдун, А. Гитлер — яркое тому подтверждение.

2. Экономическое непостоянство. Резкие экономические перемены в стране, как правило, влекут за собой политическую нестабильность. Так, экономическое непостоянство и возведение протекционистских барьеров в двадцатых и тридцатых годах XX века вместе с затянувшимся негодованием по поводу Версальского мирного договора обеспечили предпосылки для Второй мировой войны; крах многонациональных и национальных империй, начавшийся после Первой мировой войны и продолжившийся после разрушения колониальных империй после Второй мировой войны, развязал целый ряд национальных и этнических конфликтов; нынешняя глобализация спровоцировала миграцию, разрушив традиционные социальные и географические границы.

3. Геополитическое соперничество. Конфликты, возникающие на этой почве, служили причинами многочисленных войн, крахов империй и подъемов новых сил.

Вместе с тем представляется наиболее вероятной реализация первого, оптимистичного, сценария с выходом на лидирующие позиции в экономическом развитии. При этом сильная идеологическая платформа, нацеленная на совместное создание светлого будущего с помощью индустриального альянса и солидарности («With Industrial Alliance and Solidarity to co-create bright future!») и способность построения предприятий мирового уровня с помощью развития технологий и инноваций («Enhance Technology Innovation Ability to build World Class En-terprice!») представляют собой важную составляющую будущего экономического успеха Китая.

Примечания

1 http: //www.webeconomy.ru /index.php?page =cat&cat=mcat&mcat = 153&type=news&top_ menu=photo&sb=61 &newsid = 1965

2 Xiaodong Zhu «Understanding China’s Growth: Past, Present, and Future», Journal of Economic Perspectives. Volume 26, Number 4. Fall 2012. P. 103-124.

3 Титаренко М.Л. (отв. ред.). Экономика Китая вступает в XXI век. М., 2004. С. 38-39, 51, 58.

4 Кузык Б. Н., Титаренко М. Л. Китай — Россия — 2050: стратегия соразвития. М., 2006. С. 345.

5 Клинов В. Г. Мировая экономика: прогноз до 2050г. /В. Г. Кли-нов // Вопросы экономики. 2008. №5. С. 62-79.

6 “The World Order In 2050” Carnegie Endowment for International Peace. Policy Outlook, April 2010. P. 8 // http:// carnegieendowment.org/files/World_Order_in_2050.pdf

7 Там же. P. 9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8 http : //www.ereport.ru/stat.php7razdel=country&count=chin

a&table = ggecia

9 http://business.time.com/2012/02/27/why-china-will-have-an-economic-crisis/

10 http://business.time.com/2012/02/27/why-china-will-have-an-economic-crisis/

11 Hsieh, Chang-Tai, and Peter J. Klenow. 2009. “Misallocation and Manufacturing TFP in China and India”. Quarterly Journal of Economics 74(4): 1403-48.

12 Song, Michael Zheng, and Laura Wu. 2011. “A Structural Estimation on Capital Market Distortions”.

13 Xiaodong Zhu «Understanding China’s Growth: Past, Present, and Future», Journal of Economic Perspectives. Volume 26, Number 4. Fall 2012. P. 103-124.

14 Муратшина К. Г. «Китай — 2050»: специфика формирования стратегии, Актуальные проблемы ШОС, 2010. С. 90. 15http://russian.cri.cn/chinaabc/chapter2/chapter20402.htm

16 Дэн Сяопин. Вступительная речь на XII Всекитайском съезде КПК 1 сентября 1982 г. // О строительстве специфически китайского социализма. Бэйцзин, 1984. С. 3-4. Цит. по: Муратшина К. Г. «Китай — 2050»: специфика формирования стратегии, Актуальные проблемы ШОС, 2010. С. 87.

17 Дэн Сяопин. Идея «одно государство — два строя» выдвинута на основе реальных условий // Основные вопросы современного Китая. М., 1988. С. 120. Цит. по: Муратшина К. Г. «Китай — 2050»: специфика формирования стратегии, Актуальные проблемы ШОС, 2010. С. 87.

18 Мао Цзэдун. Политический отчет ЦК КПК VII съезду КПК 24 апреля 1945 г. // Избранные произведения. 1953. Т. 4. С. 460. Цит. по: Муратшина К. Г. «Китай — 2050»: специфика формирования стратегии, Актуальные проблемы ШОС, 2010. С. 86.

19 Кузык Б. H., Титаренко М.Л. Китай — Россия — 2050: стратегия соразвития. М., 2006. С. 346.

20 Цзян Цзэминь. Выступление перед слушателями 3-го набора семинара по изучению теории партстроительства (31 июля 1991 г.) // О социализме с китайской спецификой. Кабинет ЦК КПК по изучению документов. М., 2004. Т. 3. С. 473. Цит. по: Муратшина К. Г. «Китай — 2050»: специфика формирования стратегии, Актуальные проблемы ШОС, 2010. С. 90.

21 http://www.un.org/apps/news/story.asp?NewsID=45165#. Ul-hPlC — 18F

22 http://www.un.org/apps/news/story.asp?NewsID=45165#. Ul-hPlC — 18F

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23 Численность населения Индии к 2028 г., по прогнозам, превысит 1,45 млрд. человек. К2031 г. Индия станет лидером по численности населения (http://www.un.org/apps/news/story. asp?NewsID=45165# .Ul-hPlC—18F; http : //carnegieendowment. org/files /World_0rder_in_2050.pdf).

24 http://www.un.org/apps/news/story.asp?NewsID=45165#. Ul-hPlC — 18F

25 Мир после кризиса. Глобальные тенденции — 2025: меняющийся мир. Доклад Национального разведывательного совета США. — М.: Издательство «Европа», 2009. С. 30.