Научная статья на тему 'Экономическое развитие европейских стран в ХVII веке'

Экономическое развитие европейских стран в ХVII веке Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
3170
180
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Дайджест-финансы
ВАК
Область наук
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Экономическое развитие европейских стран в ХVII веке»

2 (134) - 2006

СТРАНИЦЫ истории

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН В XVII ВЕКЕ

Л.А. МУРАВЬЕВА, кандидат исторических наук,

доцент кафедры социально-политических наук Финансовой академии при Правительстве Российской Федерации

ГЕРМАНИЯ И ФРАНЦИЯ ПОСЛЕ ТРИДЦАТИЛЕТНЕЙ ВОЙНЫ

«Эпоха .всеобщего кризиса», «железный век»—так нередко характеризуют XVII в. Европейские страны в этот период развивались крайне неравномерно. К тому же во многих странах происходила смена приоритетов и ценностей, а это неизбежно влекло за собой изменение статуса, роли и авторитета некоторых.стран. Первая половина XVII в. — это время общеевропейской Тридцатилетней войны (1618-1648 гг). Экономическое и политическое состояние Европейского континента рассмотрим на примере четырех стран — Германии, Франции, Голландии и Англии.

В XVI в. Германия оказалась выключенной из мировой торговли в результате изменения направления торговых путей. Открытие морского пути в Индию, от которого Германия оказалась далека, заметно подорвало ее экономику. Предыдущее процветание Германии покоилось не на развитии производства, а на функциях посредника, находящегося на пересечении главных мировых путей. Падение роли промежуточной станции международной торговли превратило германское богатство в нищету. Эта ситуация усугубилась Тридцатилетней войной, причем не столько военными тяготами вообще, сколько ее фатальными последствиями. По Вестфальскому миру (1648 г.), выходы к Северному морю отошли к Голландии, а выходы к Балтийскому морю — к Швеции. Итогом войны стали оскудение и истощение Германии, зависимость ее от Голландии, Англии и Франции и упрочение политической раздробленности. Война и раздробленность препятствовали образованию единой, центральной политической власти.

В Германии продолжалось развитие феодальных отношений. Наиболее значительные изменения происходили в сельском хозяйстве. Революция цен ослабила экономические позиции феодалов. Попра-

вить свое экономическое положение землевладельцы стран Восточной Европы могли только единственным путем — усилением эксплуатации крестьян. Так как в стране отсутствовало развитое третье сословие, прослойка городских жителей была немногочисленной, а власть не могла вести агрессивную колониальную политику. Масса крестьян окончательно разорилась под тяжестью усиления феодальной эксплуатации. Наряду с обезземеливанием крестьян, происходило дальнейшее их закрепощение, получившее название «второго издания крепостного права». Тридцатилетняя война принесла громадные разрушения, невиданное запустение земель, огромные человеческие потери. Чтобы восполнить людские потери на юге Баварии, в католических землях на 10 лет официально разрешили двоеженство. Война настолько разорила деревню, что у крестьян не было сил сопротивляться помещичьему произволу. Развитие сельского хозяйства пошло по прусскому пути на основе формирования помещичьего (юнкерского) и кулацкого (гроссбауэрского) хозяйств. Барщина возросла с 50 дней в году до 3 дней в неделю. В: некоторых местах она достигала 6 дней в неделю. Всеобщее закрепощение крестьян отрицательно сказалось на социально-экономическом и политическом строе Германии. Оно мешало развитию промышленности, привело к упадку ремесла и города. В политической сфере усилилась раздробленность страны, на фоне которой происходило складывание княжеских феодально-абсолютистских режимов. В Германии насчитывалось около 360 удельных князей. Подавляющее большинство княжеств были мелкими, не превышающими по площади 20-30 кв. км. В Вестфалии на 1 200 кв. миль приходилось 52 государства. Цеховой уклад ремесла сохранялся на протяжении 200 лет. Последствия войны и политическая раздробленность Германии задержали ее превращение в буржуазную страну. Этот процесс начнется с 1848 г.

Классической страной феодализма на протяжении всего XVII в. оставалась Франция. Нигде в Европе феодальные отношения не достигли такой зрелости, как во Франции. Господствующим классом по-прежнему выступало дворянство, хотя капиталистический уклад начинал занимать в экономической жизни Франции все более заметное место. Но во Франции в отличие от Англии происходило не обур-жуазивание дворянства, а одворянивание буржуазии, что было ярким симптомом гегемонии феодализма в общественной жизни. Заметная часть богатств, создаваемая в капиталистическом секторе, расходовалась на покупку феодальных поместий, титулов, должностей и на займы абсолютной монархии.

Экономическую основу феодализма во Франции составляла земельная собственность. Лишь незначительная ее часть находилась в свободной собственности. Свыше девяти десятых земли было включено в феодальную иерархию, которая совершенно утратила политическое значение, но полностью сохранялась как система денежных платежей вассалов со своих владений сеньорам. Французские сеньоры практически не вели собственного помещичьего хозяйства, а сдавали свой домен по кускам в аренду крестьянам либо из доли урожая, либо за плату. Эксплуатация зависимых крестьян, которые по численности и экономическому значению составляли основу французского общества, была источником существования дворянства, духовенства и двора. Основу аграрного строя продолжало составлять натуральное хозяйство, воспроизводство которого совершалось почти без помощи рынка. Французская промышленность не имела в лице крестьянина массового покупателя. Крестьянин покупал на рынке ничтожно мало. В основном он обращал в деньги ту часть своего продукта, которая требовалась для уплаты податей. Крестьяне выполняли множество повинностей в пользу сеньора, платили церковную «десятину» и государственные подати в виде прямых и косвенных налогов. Напрямую дворянство выкачивало только часть крестьянского прибавочного продукта. К остальной его части подбиралось путем получения духовного сана как источника громадных доходов, командных должностей в армии с высоким жалованием. Часть дворян занимала декоративные придворные должности с баснословными окладами, высокими личными пенсиями и подарками.

Капиталистические отношения просачивались в деревню очень медленно, в основном в виде имущественной дифференциации крестьянства и возникновения между ними новых форм отношений, например межкрестьянской аренды. Капитализм внедрялся в деревню и через развитие кустарной промышленности. Для городских скупщиков крестьяне изготавливали различные товары — пряжу, ткани,

кружева, гончарные изделия. Такая организация представляла собой зачаточную форму рассеянной мануфактуры. Мастерская с 10-20 рабочими не была редкостью. Крупные централизованные мануфактуры с сотней рабочих были пока исключением. Вместе с тем именно XVII в. стал во Франции родоначальником крупной мануфактурной промышленности. Первоначальное накопление проникало во французское общество в виде отделения части крестьян от земли в результате захвата феодалами общинных земель. В приморских портовых городах стало формироваться богатое купечество. Оно занималось экспортом продукции сельского хозяйства и промышленности. Наиболее значительным был экспорт в Испанию, а также в испанские и португальские колонии.

Феодализм выступал губительной силой не только для внешней, но и внутренней торговли. При низкой покупательной способности крестьян французская промышленность работала на имеющих деньги дворян. Особенность французской мануфактуры состояла в специализации на производстве предметов роскоши. Отсутствие условий для массового капиталистического производства не давало возможности капиталу развернуться в промышленности и торговле. Всякое буржуазное накопление не только обкладывалось колоссальными налогами, но и постоянно находилось под угрозой экспроприации. К фискальному гнету прибавлялось моральное давление. Во Франции занятие коммерцией считалось делом унизительным, недостойным благородного дворянина. Ею могли заниматься только неблагородные «ротюрье». Нарождающаяся буржуазия стремилась увести свои доходы в сферы, свободные от налогов. Она скупала дворянские земли и превращалась в получателей феодальной ренты. Зачастую буржуазия тратила свои капиталы на покупку государственных и муниципальных должностей, которые не просто продавались, но и являлись наследственным владением. Если высшие должности стоили очень дорого, то низшие были по карману и мелкой буржуазии. Нередко буржуа занимались ростовщичеством. Большие капиталы вкладывались в откупа государственных налогов, особенно косвенных (акцизов). Компании финансистов вносили в казну крупные наличные суммы и получали право собирать в течение года или более налоги с процентами в свою пользу. Это было выгодное вложение денег, хотя государство иногда жестоко карало особенно зарвавшихся дельцов. Так формирующийся торгово-промышленный капитал превращался в ростовщический (кредитный), который как денежная наличность обменивался на доходы, феодальные по своей экономической сущности.

Абсолютная королевская власть во Франции прикрывала диктатуру дворянства. Однако ее сила

зависела от состояния государственных финансов. Расширять бесконечно крестьянские поборы было невозможно, поэтому королю приходилось заигрывать с источником денег—буржуазией. Деньги требовались как для укрепления собственного политического могущества, так и для раздачи дворянам. После 18-летнего правления кардинала Мазарини при королеве-регентше Анне Австрийской к власти пришел Король-Солнце Людовик XIV (1661-1715 гг.), самостоятельно правивший Францией 54 года. Главным направлением всей политики нового короля были постоянное укрепление и усиление позиций дворянства. Время показало ее близорукость и губительность. Первым шагом Людовика XIV стала отмена должности первого министра. Эту функцию стал выполнять сам король и тем самым потерял громоотвод для критики и ненависти. Затем он резко сузил права парламента, превратив его из рупора оппозиции в бюрократическое учреждение. Началось наступление на буржуазию. Их лишали купленных за деньги дворянских званий, титулов, прав и должностей. Следующей жертвой стали откупщики государственных налогов. Многие из них оказались на скамье подсудимых и в Бастилии. Были произвольно аннулированы некоторые государственные долги, понижены процентные ставки по государственным займам. Эти меры на короткое время увеличили финансовые ресурсы и мощь государства, но подорвали его авторитет и кредит в глазах буржуазии. Однако постоянная нехватка денег не дала возможности и далее столь последовательно проводить начатую политику. Вопреки политическим принципам, власть для наполнения казны вынуждена была обращаться к испытанным средствам: продаже должностей, сдаче налогов на откуп и займам.

Основным проводником финансовой политики при короле Людовике XIV был Кольбер, с 1665 г. носивший звание генерального контролера финансов. Поскольку финансы к этому времени стали стержневым вопросом политической жизни, Кольбер занимал приоритетное положение в правительстве. Этот скромный сын буржуа, одетый всегда в строгий, черный костюм, терпеливо поднимался по служебной лестнице и фанатично служил интересам феодально-абсолютистского строя. Будучи одним из наиболее выдающихся умов своего времени, он боготворил Людовика XIV, не умевшего ни читать, ни писать [1]. На протяжении всей своей деятельности он решал поистине головоломную задачу: как увеличить государственные доходы при старой налоговой системе, постоянном росте доходов дворянства и снижении буржуазного кредита. В деревне он продолжил политику резкого увеличения объема повинностей и поборов с крестьян в пользу дворян, но снизил при этом королевские налоги с 50 до 35

млн ливров. В связи с этим заметно увеличилась доля государственного обложения торговли и промышленности. В несколько раз выросли косвенные налоги, которые в основном платили горожане.

Проблема сохранения феодального строя при увеличении доходов буржуазии для более высокого ее налогообложения заставила министра обратить повышенное внимание на внешнюю торговлю. Франция вступила на путь развития меркантилизма в дворянско-абсолютистском понимании. С этой точки зрения с помощью активного торгового баланса, т.е. превышения вывоза товаров над ввозом, можно было обеспечить перекачку денег в свою страну из других стран. Чем больше денежной наличности, тем выше военно-политический потенциал. Чтобы воспрепятствовать дворянским тратам на покупку модных импортных товаров, надо было наладить производство всего необходимого для аристократов и армии внутри страны. В развитии промышленности Кольбер видел не возможность увеличения национального богатства, а лишь источник обогащения государственной казны и средство привлечения драгоценного металла из-за границы. Министр финансов приложил немало усилий для налаживания во Франции производства зеркал и кружев по венецианскому, чулок — по английскому, сукон — по голландскому, медных и жестяных изделий — по германскому образцам. Активно приглашались иностранные мастера, получавшие привилегии и субсидии. На поддержку суконных предприятий было истрачено 2 млн ливров, на развитие ковровой, шелковой и кружевной промышленности — 5,5 млн ливров. Для улучшения внутреннего сбыта уничтожались таможни, снижались тарифы, регулировалась работа транспорта. Приобретение иностранных товаров было всячески затруднено. Рассеянная мануфактура при Кольбере переживала застой и даже упадок. Главное внимание он уделял работе крупных предприятий, хотя они не могли быть многочисленными и не всегда были жизнеспособными. Самым прогрессивным результатом деятельности Кольбера, подготовившим техническую базу для развития капиталистической промышленности, стала шелкоткацкая мануфактура Вокансона, имевшая 120 станков под одной крышей [2].

Определенных результатов Кольберу удалось добиться. Экспорт французских товаров увеличился, импорт иностранной продукции был резко сокращен. Активизация внешней торговли потребовала развития средств транспорта. Самым значительным достижением Кольбера стало создание большого торгового и военного флотов. При нем был прорыт Лангедокский канал, открывший мелким судам независимо от испанцев путь между Атлантическим океаном и Средиземным морем. Для успешного ве-

дения внешней торговли Кольбер основал несколько монопольных, привилегированных компаний, находившихся под контролем государства, — Ост и Вест-Индскую, Лсвантийскую, Северную и др. Государство не только брало часть прибыли, но и вносило капитал в заморские компании. Привлечение частных капиталов шло очень туго. Крупные промышленники вносили свои паи под большим принуждением. Для привлечения дворянских средств издали указ, гласивший, что вложение средств в компании не унизит их дворянского достоинства и не лишит звания. Но даже такие шаги не помогли привлечь больших средств на развитие экспорта. На внешнем рынке французские товары были неконкурентоспособны. Оставалось обзавестись собственными колониями, где конкуренты устранялись с позиций силы. Франция обзавелась собственными колониями в Индии, Америке, Канаде и на Вест-Индских островах. Кольбер стал основателем французской колониальной империи. Внешняя торговля помогла Кольберу навести порядок в финансовой системе страны. Расходы бюджета, раздутого до 200 млн ливров, из которого 3/4 тратилось на военно-морские нужды, были сокращены с 50 до 25 млн ливров. Это сделало бюджет профицитным. Процентные ставки снизились до 5-7% годовых, а внутренний долг сократился с 700 до 200 млн ливров [3]. Однако узкий круг возможностей, находящихся в распоряжении Кольбера, не позволил полностью разрешить всех поставленных задач. В последние годы жизни министр финансов нередко отказывался от своих установок, прибегал к услугам нечестных финансовых дельцов, увеличивая государственный долг, и умер в 1683 г. в атмосфере разочарования в его деятельности и планах. Однако правительство, не желая ущемлять интересов дворянства и облагать его налогами, вынуждено было продолжать политику, начатую Кольбером: сокращать ввоз и развивать вывоз, насаждать «королевские мануфактуры», поощрять привилегированные компании и расширять колонии. Кольбертизм оставался генеральной линией развития французского абсолютизма не только в XVII, но частично и в XVIII в.

Параллельно углублению феодализма происходили и другие процессы, а именно: бурный рост капиталистических отношений, увеличение числа мануфактур, первоначальное накопление, секуляризация духовной жизни, развитие рационалистической философии (Декарт, Спиноза).

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОЛЛАНДИИ

Постепенно лидерство в Европе от Лиссабона перешло к Амстердаму, а от него к Антверпену и Голландии в целом, которая по своей природе и истории

представляла страну городов-государств, территориально интегрированных. Небольшая по численности населения и размерам страна на целое столетие превратилась в экономический центр Европы. Жители провинций Северных Нидерландов — Голландии продолжали жестокую борьбу с гнетом Габсбургской Испании. В этой продолжительной борьбе удалось заметно ограничить власть монарха и усилить Генеральные штаты, которые принимали законы и решали основные вопросы внешней политики. Решением внутренних вопросов в основном занимались провинции и города. Власть сосредоточилась в руках буржуазии, крупных землевладельцев и купцов.

В борьбе с северными провинциями испанский абсолютизм опирался на католическую церковь и ее учение. Идеологическим обеспечением голландской независимости и капитализма выступил протестантизм в форме кальвинизма. Основной постулат протестантского учения ставил судьбу человека в зависимость от его трудовой деятельности. Показателем успешности жизни и судьбы объявлялись профессиональные достижения. Кальвинизм проповедовал бережливость, отказ от роскоши и трудолюбие не только в быту и жизни, но и в религии. Проповедники были сторонниками скромной и «дешевой» церкви, выступали против излишеств, роскоши. Кальвинизм был знаменем борьбы против королевского абсолютизма в руках нарождающейся и поднимающейся экономически буржуазии. В Голландии сформировался тип предприимчивого и бережливого дельца, умеющего трудом и умом преумножать свои капиталы и ставшего образцом для всего европейского буржуазного мира.

Сбросив испанский гнет в результате буржуазной революции в форме национально-освободительной войны, голландские города решительно отвергли идею замены иноземного монархического владычества властью отечественного правителя. Голландские политические деятели Пьер де ля Курт и Джон де Витт писали: «У нас есть причина постоянно молиться за то, чтобы Господь избавил Голландию от ужасов монархии» [4]. Декларация Генеральных штатов надежно защищала права и свободы городов от всевластия абсолютных правителей. Республика Соединенных провинций (Голландия) пережила, хотя и недолгий, но весьма заметный экономический подъем. Голландия XVII в. поражала своей упорядоченностью, красотой и чистотой, высоким уровнем развития промышленности, мореплавания, торговли и финансов, качеством больниц и приютов, религиозной, национальной и интеллектуальной терпимостью.

Первая страна победившего капитализма—Гол-ландия достигла процветания в силу целого ряда причин. Она хорошо использовала свое географи-

ческое положение на стыке мировых торговых путей для формирования торгового капитала. Личная свобода крестьян, неразвитость крепостнических отношений обеспечили быстрое экономическое становление буржуазии и захват ею политического господства. Скудость почв и недостаток земли, которую приходилось отвоевывать у моря с помощью постройки плотин, возведения дамб, насыпей и других гидротехнических сооружений, приводили к интенсивным формам развития сельского хозяйства. Голландия превратилась в европейского лидера в области агрокультуры. Она развивала молочное животноводство, выращивала технические культуры, а зерно и хлеб закупала в других странах. По европейским меркам аристократическая собственность земли в Голландии была представлена незначительно. Основная земля находилась в крестьянской собственности. Их имущественные права четко фиксировались земельными кадастрами. Близость морского побережья превратила рыболовство в главное занятие населения. Наконец, религиозная терпимость обеспечила приток в страну образованных и предприимчивых людей разных религиозных конфессий, испытывающих притеснения на родине, что способствовало расширению и укреплению среднего слоя голландского общества.

Немалый доход стране приносил лов сельди, объемы которого строго регулировались специально созданной коллегией. Голландской селедкой обеспечивались жители почти всей Европы. Помимо судостроения и рыболовства, большое развитие получила текстильная промышленность. Отрасль была основана на мануфактурном производстве, не скованном цеховыми регламентациями и ограничениями. Структурная организация отрасли также отличалась большим разнообразием. Она основывалась на сочетании рассеянной мануфактуры, централизованной и смешанной. Голландия специализировалась на производстве сукна, парусного полотна, шелка, плюша, бархата и льняных тканей. Колониальное сырье послужило основой для развития сахарной и табачной промышленности.

Однако ведущей специализацией Голландии была не промышленность, а торговля. Еще в XVI в. Антверпен превратился в главный торговый центр Европы. В городе открылся депозитный банк, появилась торговая биржа. Постепенно на бирже стал пользоваться спросом новый бойкий товар — ценные бумаги. Сначала их продажей занималась товарная биржа, по затем появилась самостоятельная фондовая биржа, торгующая только ценными бумагами — акциями, облигациями государственных займов. На них ежедневно собирались до 5 тыс. купцов из разных стран. В гавани одновременно находилось до 2,5 тыс. судов со всего мира [5].

В XVII в. Голландия превратилась в обладательницу самого мощного европейского флота, втрое превосходившего все остальные флоты взятые вместе. По данным Крольбера, голландский флот насчитывал 16 тыс. судов, из которых более I 000 были военными. Франция в это время имела не более 1 тыс. торговых судов. Голландия насчитывала 2 млн человек, среди которых взрослое мужское население составляло около 600 тыс. Из них 150 тыс. были моряки. На 200 верфях строились корабли для многих стран: Англии, Франции, Польши, позже — России. Однако кораблестроение было не единственной развитой отраслью Голландии. Обладание сильным флотом позволило Голландии вести активную внешнюю торговлю, переходящую в колониальную экспансию. Голландия лидировала в международной торговле с Индией, Индонезией, Китаем, Японией и Америкой. Ее торговый оборот составлял 75-100 млн золотых флоринов в год [6].

Постепенно голландцы, создавая фактории, захватили испанские и португальские колонии и образовали свою колониальную империю на землях Юго-Восточной Азии (Голландская Индия — Индонезия, Цейллон, Малакка), Америки (Гвиана), Африки (Капская колония). Активной торговлей и эксплуатацией колоний занимались Ост-Индская и Вест-Индская компании. Они принадлежали привилегированным купеческим фамилиям и носили олигархический характер. Организованные на акционерных началах компании были самостоятельными образованиями, заключавшими договоры с другими государствами, имевшими свои войска и чеканившими монету. На подвластных землях и островах в большом количестве выращивали пряности — гвоздику, корицу, перец, мускатный орех, которые очень высоко ценились в Европе. Большие прибыли компаний обеспечивались за счет использования рабского труда местных жителей. Работорговля была самым прибыльным бизнесом той поры. Колониальные земли подвергались частым набегам захватчиков в целях поимки детей, из которых в специальных питомниках выращивали будущих рабов для плантаций.

Рентабельность и прибыльность компаний поддерживались искусственно за счет уничтожения посевов растений или готовой продукции в портах Амстердама. Несмотря на то, что стоимость пряностей в Европе была в 8-10 раз выше, чем обходилась компаниям, средний дивиденд на акции составлял около 20%. Большая часть прибыли уходила на содержание армии и чиновничьего аппарата непосредственно в колониях [7].

Голландские корабли играли роль мирового перевозчика, имея в своем распоряжении 60% мирового торгового флота. Голландская сельдь, масло и сыры были известны во многих странах. Голландия конт-

ролировала большую часть перевозок Севера и Юга Европы. В Балтике онадержала в своихруках торговлю железом, лесом и воском, из Архангельска вывозила сельскохозяйственное сырье, меха, поташ, икру. Эти товары перебрасывались голландцами во Францию, Италию, испанские колонии Америки. В ее руках находилась внешняя торговля Франции и западной части Германии. Голландская территория, благодаря мощному флоту, превратилась в главный торговый узел мира. В своих колониях Голландия сохраняла торговую монополию и вела активную борьбу со своими торговыми конкурентами в лице испанцев, португальцев, французов и англичан. Голландские купцы неуклонно придерживались принципа «свободы торговли». Такая позиция создавала возможность ведения торговли с воюющими сторонами и даже с теми странами, которые выступали против их собственного государства.

Успешная деятельность Голландии в различных экономических сферах заметно преумножила ее денежные богатства. Она стала средоточием главного массива всех европейских денег и превратилась в страну-банкира. Амстердамский банк стал центром общеевропейского кредита и ссужал деньгами другие государства. Займы другим странам, банкам и правительствам предоставляли также нидерландские купцы. Роттердамский банк ссудил немалой суммой денег английскую королеву Генриетту-Марию (жену Карла I) под залог королевских драгоценностей. Однако королева в срок расплатиться не смогла, и банк продал королевские драгоценности, понеся некоторые потери [8].

Но уже в конце XVII в. Голландия начинает терять свои позиции. К неблагоприятным факторам ее развития можно отнести нехватку сырья, отсутствие достаточного количества рабочих рук и враждебное окружение. Развитие капиталистических отношений в других странах создало угрозу торговому господству Голландии, не подкрепленному соответствующим промышленным потенциалом. Мануфактуры по производству шерсти перестали получать достаточное количество английского сырья. Для развития тяжелой промышленности не было железной руды и каменного угля. При отсутствии товаров простаивал флот. Главным конкурентом Голландии на море стала динамично развивающаяся Англия. В ходе четырех морских войн (1652-1654,1665-1667, 1672-1674 и 17821783 гг.) Англия одержала победу. Блокада голландского побережья, захват Нового Амстердама и протекционистские барьеры помогли Англии сломить политическую, военную и торгово-экономическую мощь Голландии. Поражение на море в войне с Англией подкреплялось поражением па суше в войне с Францией. Своеобразие голландского капитализма, в котором торговля преобладала над промышленностью, а посреднический купеческий капитал — над

мануфактурой, превратил предприимчивых купцов и мореплавателей в рантье. Уже в XVII в. Голландия все больше превращалась в банкира Европы. Потеря Голландией европейского лидерства привела к смещению центра экономического развития в Англию.

АНГЛИЙСКАЯ БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Элементы капиталистического уклада в Англии начали активно пробивать себе дорогу еще в XVI в. В результате «революции цен» особенно заметно подорожала шерсть. Занятия овцеводством и торговлей шерстью становятся самыми выгодными и прибыльными. Владельцы земельных доменов стремятся к расширению своих владений, Главным препятствием на этом пути стала английская система открытых полей. На земле трудились крестьяне, объединенные в небольшие хозяйства и общины. Они применяли примитивные орудия труда (плуг, борону, серп) и простейшую систему земледелия (двуполье или трехполье). Система открытых полей задерживала внедрение более рациональных севооборотов и наиболее производительных методов хозяйствования. К тому же эксплуатация крестьянского труда становилась все менее выгодным делом, так как реальная величина фиксированной феодальной ренты с каждым годом уменьшалась. Владельцы доменов, заинтересованные в развитии овцеводства, начинают сгонять зависимых крестьян со своих владений, нарушая все юридические нормы феодального общества. По феодальному праву крестьянин был таким же собственником земли , как и феодал, только обязанный уплачивать ренту. Однако феодал рассматривает себя уже по нормам буржуазного права полным собственником земли, которую отнимает у крестьянина и огораживает. Процесс огораживания протекал в Англии вплоть до XIX в. Постепенно огораживанию подверглись и общинные земли. Выталкивание крестьян с земель происходило и экономическими методами. В результате непомерного подъема арендной платы на землю крестьяне-арендаторы разорялись. Добровольное или насильственное огораживание превращало пахотные земли в пастбища.

Одновременно с огораживанием в Англии происходила секуляризация церковных земель, ликвидировавшая 650 монастырей и превратившая тысячи монахов в бродяг. Роспуск частных военных дружин феодалов также пополнил армию безработных. Город и промышленность не могли поглотить такого количества рабочих рук, поэтому регулирование численности народонаселения проходило с помощью принятия «законов о бродягах» и жестоких мер борьбы с преступностью. Тем не менее рынок труда оказался насыщен свободными рабочими руками.

В деревне происходило укрупнение земельной собственности. Основной массив земли сосредоточили в своих руках лендлорды, ставшие крупными собственниками бывших феодальных поместий. На смену мелким крестьянским участкам земли пришли фермерские хозяйства, имевшие в своем распоряжении по 100-150 га. Фермеры арендовали землю у лендлордов и для работы на ней нанимали сельскохозяйственных рабочих. Английское сельское хозяйство становится все более специализированным с ориентацией на рынок. Крупные специализированные хозяйства рождают спрос на современную сельскохозяйственную технику и потребительские товары.

Часть рабочих рук безземельных крестьян и нищих поглощает сельское хозяйство, часть забирает город, где также заметны большие новации. Страна вступает в новую стадию накопления капиталов. Если первоначальные капиталы, как и в большинстве стран, появляются в сфере обращения и кредита, то теперь начинает происходить их перелив из области торговли и ростовщичества в промышленность. Цеховая организация ремесленного производства теряет конкурентоспособность и уступает место мануфактуре — капиталистическому предприятию, основанному на разделении ручного труда и капиталистической эксплуатации рабочих, которые продают свою рабочую силу и получают заработную плату. К мануфактурному производству перешла раньше других, как и следовало ожидать, шерстяная промышленность. Сначала рассеянная, а затем централизованная мануфактура прочно утвердились в английском промышленном производстве. Наряду с шерстяной происходит развитие металлургической, угольной и судостроительной отраслей промышленности. Свидетельством назревающих глубоких перемен в социально-экономической жизни стало качественное повышение уровня грамотности населения по сравнению с другими столетиями. Уровень полной неграмотности среди обеспеченной части крестьянского населения снижается с 35-50% в начале века до 10-20% во второй половине века [9].

Происходящие экономические перемены имели своим следствием не только появление наемных рабочих, но и укрепление среднего слоя, который расширяется за счет обедневшего дворянства и фермерства. Возрастание экономической мощи буржуазии и укрепление средних слоев вошли в серьезное противоречие с феодальным режимом Стюартов, стремившихся установить абсолютную монархию. Англия при наличии монархии оставалась единственной в Европе страной с доминирующей ролью парламента, который существовал с XIII в. и имел вполне весомые законодательные права. Представительный орган не только обсуждал сис-

тему налогообложения, но и рассматривал вопросы целесообразности введения новых чрезвычайных налогов. Интересы налогоплательщика защищались парламентом и при обсуждении статей доходов и расходов государственного бюджета. Расширенные права парламента вошли в непримиримое противоречие с замыслами правящей династии. Английский король Яков 1 (1566-1625 гг.) был сторонником абсолютизма континентального типа. Он недоумевал по поводу положения английского короля. В беседах с испанским послом он выражал глубокое недоумение поведением своих предков, которые допустили существование парламента. Ему казалось странным такое положение вещей, что монархи Франции, Испании, Дании могли устанавливать налоги по своему усмотрению, а он должен был этот вопрос согласовывать с парламентом [10].

Идейная база конфликта между короной и парламентом, заложенная при Якове 1, продолжалась, так как рост полномочий парламента сопровождался сохранением монополии короля на насилие. Разгон Карлом I (1600-1649 гг.) строптивого парламента в 1625 г. воспринимался в обществе как посягательство на древние права и свободы. Правление короля без парламента (1629-1640 гг.), регулярное введение новых налогов, дополняющееся конфискациями имущества, принудительными безвозвратными займами, взиманием штрафов с богатых людей за уклонение от покупки рыцарского звания, значительно обострили ситуацию в стране, вызвав недовольство народных масс, купечества, буржуазии и нового дворянства. Возмущение существующими порядками принимало религиозную форму. Пуританизм сделался главной идейной основой оппозиционно настроенных слоев — от буржуазии до крестьянства. Пуританство стало не просто многочисленным, но и дифференцированным. Толчком к началу революции послужило шотландское восстание. Подчиняясь силе обстоятельств, Карл I объявил созыв парламента. Долгий парламент (1640-1653 гг.).сыграл большую роль в начавшейся революции, став центром оппозиции в борьбе с силами абсолютизма. Тринадцать драматических лет в английской истории вобрали в себя две гражданские войны, казнь короля, провозглашение республики, протекторат Оливера Кромвеля.

В силу развития реставраторских тенденций и неумения протектората разрешить главной задачи, связанной с подавлением революционных сил в лице движения диггеров и левеллеров, события приняли драматический оттенок. После смерти Кромвеля произошло падение режима протектората и восстановление «традиционной монархии Стюартов» (16601689 гг.). Опыт голландской революции и влияние ее институтов на дальнейшее политическое развитие Англии наглядно проявились в государственном пе-

ревороте 1689 г. На английский престол пригласили голландского штатгальтера Вильгельма Оранского. При нем была издана «Декларация о правах», которая легла в основу «Билля о правах», ограничившего королевскую власть и гарантировавшего права парламента. Устанавливались регулярный созыв парламента, подача петиций и свобода парламентских дебатов, участие парламента в решении вопроса о налогах. Король лишался права приостанавливать действие законов или вносить в них изменения. Состав и численность королевской армии определялись парламентом ежегодно. Вопрос о престолонаследии также входил в компетенцию парламента. Был возобновлен акт о присяге, предусматривающей ряд исключений в пользу парламента. В соответствии с представлениями о разумном устройстве государства окончательно законодательно утвердились нормы неприкосновенности частной собственности и личности, невозможность произвольных конфискаций, утверждение доходной и расходной частей бюджета и вся налоговая система.

В результате революции в Англии был установлен буржуазный строй. Английская буржуазная революция была последней, протекавшей под религиозным знаменем в форме борьбы за «истинную веру». В самой Англии революция смела феодальные пережитки и открыла широкие возможности для развития капитализма. Быстрее пошел процесс расслоения крестьянства. Англия стала главным конкурентом Голландии в развитии морской торговли. Укрепляя свои торговые позиции на мировом морском пространстве, Англия приняла Навигационный акт, предписывающий доставлять товары из колоний только на английских судах, а из Европы либо на английских судах, либо на судах тех стран, в которых совершались покупки. Таких стран было немного или они не имели своего торгового флота, как, например, Россия. Для успешного решения поставленной задачи необходимо было создать мощный и непобедимый флот. Мероприятие было весьма затратным и требовало немалых средств. В его финансировании принимали участие все состоятельные слои общества, и даже корона. В три дня для новой Ост-Индской компании удалось собрать по подписке сумму в 2 млн фунтов стерлингов [II]. Постепенно Англия стала лидером мировой торговли. Этому способствовали не только экономические и технологические новации, но и верные дипломатические шаги. Англия заключила союз с опытной в морском деле и освоении колоний Португалией. Новый альянс был направлен против Испании и Голландии, давних соперников и конкурентов.

Активная морская торговля стимулировала развитие мануфактурного производства в Англии. На смену централизованной мануфактуре вскоре

пришли первые фабрики. Англия всегда стремилась к поддержанию активного баланса внешней торговли путем повышения пошлин на ввозимые промышленные товары при беспрепятственном вывозе товаров отечественных. Но если раньше это делалось для накопления драгоценных металлов в виде серебра и золота внутри страны, то теперь акцент делался на содействие развитию собственной промышленности. Пошлины на импортные шерстяные ткани увеличиваются, одновременно ограничивается экспорт английской шерсти. Она перерабатывалась внутри страны, а не вывозилась в другие страны, отчего, прежде всего, пострадала Голландия, не имевшая своего сырья. Ускорению развития промышленности и получению повышенных прибылей предпринимателями содействовало поощрение потребления шерстяных тканей жителями страны. По специальному закону даже саван для покойника изготавливался из шерстяных тканей [121. Подъем английской шерстяной промышленности, начавшийся в результате проведения огораживания, дал возможность Англии снабжать все европейские страны шерстяными тканями и колониальными товарами, преимущественно индийским текстилем. Промышленная база Англии возросла и укрепилась за счет вывоза шерстяных и полушерстяных тканей и одежды из нее, а также изделий из металла в Европу и колонии. Три четверти всей мировой добычи каменного угля, которая составляла 4 млн т, приходилось на долю Англии. Высокую норму прибыли обеспечивал реэкспорт колониальных товаров —табака, сахара, текстиля и пряностей. В условиях экономического подъема в стране происходили усложнение и расширение финансовой системы, возрастала роль денег и ценных бумаг.

Политические и экономические изменения повлекли за собой преобразование кредитных отношений. На протяжении длительного времени главными кредиторами выступали ростовщики. Нередко роль банкиров выполняли ювелирных дел мастера. Беря металлические деньги на хранение, банкиры-ювелиры или ростовщики взамен выдавали банковские билеты или банкноты. Но в отличие от континентальной Европы, в Англии выдавали не единый банковский билет на всю полученную сумму, а несколько банкнот меньшим номиналом. К тому же векселями и банкнотами в Англии мог пользоваться каждый житель страны, а не только богатый и состоятельный ее представитель, как в других странах. Поскольку банкноты стали широко использоваться в обращении, наряду со звонкой монетой, то их вполне можно отнести к первым бумажным деньгам. Распространение ценных правительственных бумаг в качестве денег в более широком объеме было связано с учреждением в 1694 г. Английского банка. Первый английский банк основывался на капитале,

полученном в результате продажи акций, поэтому он был акционерным. Номинал его ценных бумаг был достаточно высоким, поэтому они использовались преимущественно в оптовой и колониальной торговле. Более широкое и массовое использование бумажных денег настанет позже.

Английский банк не только принимал деньги на хранение и выдавал банкноты, более надежные, чем банкноты ювелиров, но, главным образом, занимался торгово-промышленным кредитованием. Он ссужал деньгами предпринимателей, которые не располагали достаточными суммами для организации самостоятельного дела. Торгово-промышленный кредит выдавал только Английский банк. Континентальные банки кредитовали аристократию и королей. Понятно, что такие кредиты шли не на развитие промышленности, а на другие нужды и потребности. Своеобразие Английского банка состояло в том, что он аккумулировал капиталы, а затем инвестировал их в производство.

В 90-х гг. XVII в. Англия пережила острый финансовый кризис. Он был вызван недальновидной налоговой политикой правительства и слишком высокими военными расходами, а нашел выражение в резком подъеме процентных ставок. Встал вопрос о проведении денежной реформы. Основным платежным средством оставались металлические деньги в виде золотых и серебряных монет или слитков. Их уязвимость состояла в том, что со временем они стирались, теряя часть своей первоначальной стоимости. Это обстоятельство приводило к обесцениванию монет по сравнению с рыночной ценой на драгоценные металлы, а также к большой вероятности подделки и фальсификации обращаемых денег. Было решено изъять из обращения все деньги, которые содержали менее 80% драгоценных металлов. За счет казны приступили к чеканке новых монет. К 1698 г. денежная реформа была закончена, но возникла очередная проблема. Новые полновесные монеты очень ценились населением. Люди предпочитали изымать их из обращения и превращать в сокровища, а расчеты вести старыми, менее ценными, монетами. Новые английские монеты очень высоко ценились в других странах, поэтому началась заметная утечка монет за границу. В начале XVI11 п. утечка серебряных монет из страны приняла катастрофические размеры, а количество денег в обращении сократилось на 50%. Грамотными финансовыми мерами правительству

удалось разрешить создавшееся противоречие.

* * *

Таким образом, большинство стран в Европе XVII в. сохраняло феодальный способ производства, пребывая в эпохе средневековья. Вместе с тем в этот

период наблюдается генезис капиталистических отношений, поэтому середина XVII в. стала рубежом между средними веками и новым временем. Можно отметить следующие характерные черты переходного периода: во-первых, домашинная, или мануфактурная, стадия капитализма; во-вторых, первоначальное накопление. Распространение мануфактуры (дословный перевод — «ручное производство») означало резкий подъем производительных сил. Однако широкое распространение капиталистической мануфактуры и формирование нового экономического уклада были возможны только в период так называемого первоначального накопления. Этот процесс включал в себя два условия. К первому условию относится необходимость накопления денежных сумм, т. е. капитала в руках немногих. Однако купеческий, или ростовщический, капитал существовал и в средние века. Для возникновения промышленного капитала и развития капиталистического способа производства необходимы высокий уровень развития производительных сил и появление в заметном масштабе особого товара, который называется наемной рабочей силой, и в этом состоит второе условие. Сердцевину первоначального накопления составляет появление рабочих — людей, свободных от прямой феодальной зависимости и от собственных средств и условий производства.

На путь капиталистического развития раньше других встали две страны — Нидерланды и Англия. Подготовленная всем предыдущим развитием, Английская буржуазная революция вызвала многочисленные отклики в Европе в целом, и особенно во Франции. Английские политические и философские идеи стали на десятилетия идеалом французской буржуазии. Концепция Джона Локка (1632-1709 гг.), доказавшего независимость собственности от власти, способствовала формированию революционной идеологии во Франции.

ЛИТЕРАТУРА

1. Фукс. Э. Галантный век. - М., 1994. - С. 13.

2. Новая история. Т. 1. - М., 1964. -С. 228-230.

3. Березин И. Указ соч. С. 112-113.

4. Гайдар Е. Долгое время. Россия в мире. Очерки экономической истории. — М., 2005. — С. 248.

5. Бартенев С.А. Экономическая история. — М., 2004.-С. 155.

6. Березин И. Краткая история экономического развития. - М., 1999. - С. 107.

7. КонотоповМ.В., Сметании С.И. История экономики. - М., 1999. - С. 86.

8. Бартенев С.Л. Указ. соч. С. 156.

9. Гайдар Е. Указ соч. С. 254.

10. Косминский Е.А., Левицкий Я.А. Английская буржуазная революция XVII века. 4.1. - М., 1954. - С. 84.

11. Березин И. Указ. соч. С. 109.

12. Конотопов М.В., Сметанин С.И. Указ. соч. С. 82.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.