Научная статья на тему 'Экономическая жизнь русской Америки в xviii веке'

Экономическая жизнь русской Америки в xviii веке Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
395
78
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ФИНАНСЫ / КУПЕЧЕСКО-ПРОМЫСЛОВЫЙ / ОБЪЕДИНЕНИЕ / ПУШНОЙ / РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКОЙ КОМПАНИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Муравьева Л.А.

Статья рассматривает деятельность купеческо-промысловых объединений во второй половине XVIII в., особенности организации русского пушного промысла в северной части Тихого океана, начало сотрудничества И.Л.Голикова и Г.И.Шелихова, заключение соглашений между компаньонами (1791-1794) и их путь к монополии. Главное внимание уделяется основанию Российско-Американской компании (1797-1799), ее финансовому положению и перспективам развития.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Экономическая жизнь русской Америки в xviii веке»

Страницы истории

экономическая жизнь русской Америки в XVIII веке

торговые контакты россии с северной Америкой

Североамериканские товары начали попадать в Россию еще в конце XVII в. При Петре I в 1698 г. был подписан контракт на поставку в Россию виргинского табака. Но ввозом табака на российский внутренний рынок занималась английская компания. Непосредственно торговые контакты между Российской империей и Северной Америкой были установлены с середины XVIII в. Первые прибытия американских судов в порты Балтийского моря отмечены в 1741 г. Дальнейшие заходы не были частыми. До 1776 г. зафиксировано 15 таких случаев [1]. Установить факт прибытия американских судов в Петербург довольно сложно, так как многие английские и североамериканские порты имели одинаковое название. Определить точное место выхода судна можно только по количеству дней, затраченных на достижение цели. Суда из Англии достигали российской столицы за 15 — 20 дней пути, а из Америки — за 60 — 90 дней. Используя такую нехитрую методику, исследователь В. Н. Захаров доказал, что впервые суда из Северной Америки прибыли в Петербург в 1755 г., а не в начале 1760-х гг., как об этом сказано у Н. Н. Болховитинова [2]. В начале 1760-х гг. были установлены прямые и регулярные связи с американским Бостоном. Всего за 1763 — 1766 г. в Петербург из североамериканских колоний Англии вышло 8 кораблей. Все они шли под британским флагом, с заходом в порты Англии и прибывали в адрес английских купцов. Налаженная торговля с Северной Америкой осуществлялась только через английских коммерсантов, находившихся в Рос-

Л.А. МУРАВЬЕВА, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и политологии ФГОУВПО «Финансовая академия при Правительстве Российской Федерации»

сии. Это обстоятельство мешало развитию прямых контактов и расширению товарооборота.

В годы войны Североамериканских штатов за независимость прибытие судов из Америки источниками не зафиксированы. Склонность России к принципу вооруженного нейтралитета дала возможность доставлять в Америку русские товары посредством иностранных фирм через Францию (Бордо) и Архангельск. После провозглашения независимости Соединенных Штатов русско-американские отношения могли развиваться открыто при участии американских и русских купцов. В 1785 г. в российских портах побывали 6 американских судов, в 1786 - 10, в 1790 - 22, с 1794 - 1799 -до 20 и более [3]. Североамериканские корабли, среди которых пальму первенства занимали купцы и судовладельцы Новой Англии, приходили в Россию на имя американских купцов, но чаще в адрес коммерсантов других стран или «по ордеру», так как американских коммерсантов в Петербурге было ничтожно мало. В торговые контакты с Америкой входили купцы разных национальностей, в том числе голландцы и датчане, но преобладали англичане и немцы из Любека. Смешанная англоамериканская фирма Булклей и Рассел специализировалась на приеме только американских судов, поддерживая торговые контакты с фирмами Филадельфии и Ньюпорта (штат Род-Айленд).

Американцы были заинтересованы в вывозе из России пеньки, железа и полотна. В Петербург же везли преимущественно «колониальные» товары -сахар, индиго, ром и кофе. Но большая часть американских судов прибывала в Россию с балластом, т. е. без товара, так как реализация русских товаров в Америке шла активно и давала прибыль, а про-

дажа американских поставок в Петербурге была затруднительна. Однако переправлять на такие расстояния суда без товара было очень накладно, поэтому прямые рейсы судов из Америки в Россию заканчиваются с середины 90-х гг. XVIII в. С этого времени практикуется движение кораблей по треугольному маршруту. Это значит, что корабли, груженные товаром, шли из Америки в порты восточной Атлантики, а затем из европейских портов двигались в Россию. Суда из Америки в Россию шли через Копенгаген, Любек, Дублин, Лиссабон. Чем дальше порт, тем накладнее бестоварные перевозки. Поэтому из Португалии в Россию шли суда, груженные цитрусовыми и оливками. Западноевропейские фирмы и банки выполняли не только посреднические, но и кредитные функции. В 1796 г. американский коммерсант Ротч просил торговый дом в Лондоне Томас Диксон и Ко предоставить кредит его английским партнерам в Петербурге на возможность зафрахтовать судно с товарами из Петербурга в Америку. Коммерсант С. Джирард из Филадельфии, отправив судно в Петербург через Гамбург, просил знаменитый гамбургский торговый и банкирский дом Беренберг и Гослар отправить корабль в Петербург, предоставив кредит его английским партнерам в России на покупку 90 т железа, 300 тыс. фунтов сала, 100 коробок свечей [4]. Из этих примеров становится понятен механизм участия торговых домов и банков Западной Европы в поддержании коммерции между Россией и Америкой. Несмотря на то, что торговля с Россией приносила немалые выгоды, партнеры американских коммерсантов не всегда располагали свободными средствами и обращались за кредитом к гамбургским, лондонским и копенгагенским фирмам. Кредитную задолженность возвращали американские предприниматели. Решение организационных и финансовых вопросов торговли таких отделанных партнеров стимулировало создание сети торговых фирм и банков в Восточной и Западной Европе.

В начале XIX в. экономические связи России с США продолжали осуществляться через порты Балтийского моря. Американский консул в России Л. Гаррис отмечал, что в 1803 г. российско-американская торговля составляла «восьмую часть всей иностранной торговли в С. — Петербурге». По своей значимости российско-американская торговля вышла на второе место после Англии [5]. Недостаточное развитие российского торгового флота продолжало оставлять эту торговлю в руках посредников из третьих стран, главным образом англичан. В российско-американской торговле, наряду

с Петербургом, начало возрастать значение портов Дальнего Востока. Расширение торговых отношений России и Америки потребовало ее регламентации. Первый торговый договор между нашей страной и США был подписан в 1811 г. Следующий подписали в 1832 г. Этот договор действовал до 1912 г., пока не был разорван по инициативе США. За эти годы изменился характер экспортно-импортных поставок. США вывозили из России пушнину, шерсть, шкуры, кожи, древесно-бумажную массу, марганцевую руду. Америка начала поставлять в Россию хлопок, изделия машиностроения — строительные механизмы, паровозы, сельскохозяйственные машины, швейное оборудование. В ходе Гражданской войны в США русское правительство симпатизировало северянам, что способствовало укреплению русско-американских связей. К берегам США русское правительство отправило две военных эскадры под командованием контр-адмиралов С. С. Лесовского и А. А. Попова, которым предписывалось охранять территорию США от возможного нападения англо-французского флота. В годы Крымской (Восточной) войны американское правительство предупредило местную русскую администрацию о готовящемся нападении на дальневосточные владения России со стороны англо-французского флота, что позволило русским успешно отбить нападение врага. Одновременно американское правительство предложило продать Аляску, но Петербург его отклонил. Повторно такое предложение было сделано в 1860-е гг. За согласие твердо высказался министр финансов М. Х. Рейтерн. По его мнению, политическая изоляция России после подписания Парижского мира, финансовые трудности, связанные с проведением реформ в стране, и незащищенность в случае войны делали проблематичным удержание этой территории. К тому же невозможно было полноценное хозяйственное освоение земель вследствие их удаленности от центральных губерний и малочисленности русского населения (600 — 800 чел.). Продажей Аляски правительство России намеревалось укрепить союз с Америкой на Тихом океане в противовес Англии. В марте 1867 г. Россия согласилась продать США русскую часть Аляски и Алеутские острова за 7,2 млн долл. (11млн руб.) или по нынешнему курсу за 1 млрд долл. [6].

купеческо-промысловые объединения

С середины XVIII в. активизировался русский пушной промысел в северной части Тихого океа-

на. В погоне за ценным и дорогостоящим мехом «морского бобра» (выдры или калана) русские промышленники и купцы продвигались на Восток к Камчатке. Первое вложение капитала в пушной промысел на Алеутских островах был сделан в 1743 г. Второе с двухразовым превышением привезенного груза произошло через два года. В 1748 г. Иркутскому купцу Е. Югову удалось даже получить от Сената исключительное право на меховой промысел. При этом в казну требовалось уплатить не десятую часть стоимости вывезенных мехов, а треть. Переход правительства императрицы Екатерины II к принципам свободной торговли и отказ от системы привилегий способствовали развитию частной инициативы в тихоокеанском бассейне. Специальное царское распоряжение поощряло частный промысел «мягкой рухляди». Такие купцы освобождались от государственной службы, им прощались долги, обеспечивалась поддержка со стороны местных генерал-губернаторов и царских чиновников [7]. Трудный и рискованный промысел сулил большие барыши. Мех калана первого сорта в Сибири стоил 200, а в Москве доходил до 300 руб. За эти деньги можно было купить 50 шкурок соболей, 100 шкурок красной лисицы или 5 тыс. шкурок белки.

На пушном тихоокеанском рынке действовали купеческо-промысловые компании. К созданию объединений купцов приводила нехватка собственных капиталов и большой риск действовать в одиночку. Работало незыблемое правило: прямой капитал значительно превосходил оборотный. Сложившаяся практика ведения и организации промысла была очень непростой. Для вояжа требовалось подобрать промышленников и работных людей, построить суда, закупить все необходимое. Затраты исчислялись в несколько десятков тысяч рублей. При отправке экспедиции между участниками подписывался специальный документ - валовой контракт, состоящий из трех частей. Первая часть обеспечивала финансовое благополучие и состояла из условий договора; вторая - включала обязанности компаньонов и третья - составляла договор купцов с промышленниками. Финансовая сторона договора базировалась на степени долевого участия по паям и акциям. Паи были двух видов - валовые и суховые. Валовые паи определяли участие купцов и промышленников (индивидуальное или совместное) и составляли большинство. Паи, принадлежащие целиком купцу или промышленнику, встречались только в 1860 - 1870-х гг., а к концу века стали исключением. Паи людей, формально не участвующих в добыче (шкипер, мореход, священник),

относились к суховым и составляли 5 - 7 %. После определения паевой доли составлялся контракт. К 80-м гг. XVIII в. на рынке пушного промысла активно действовало около 10 купеческих компаний.

В ведении финансовых дел каждой компании было немало непродуманности и путаницы. Несмотря на то, что в России в этот период начинают переводиться и публиковаться книги по передовым методам бухгалтерского учета, купцы не спешили овладевать новинками. Они предпочитали действовать на основе приемов, выработанных в процессе практики. Не было выработано единых норм составления контрактов, инвентариумов (годовых балансов) и прочих финансовых документов. Также отсутствовал единый продуманный механизм проверки финансовой состоятельности компании.

Во второй половине XVIII в. предприимчивые торговцы основали русские поселения в Америке - на Аляске и соседних островах. При этом незаурядная энергия была проявлена путешественником и купцом из г. Рыльска Курской губернии Григорием Ивановичем Шелиховым (1747 - 1795), названным «Русским Колумбом». В 1773 г. он переселился в Сибирь, где занялся пушным промыслом и укрепил свое финансовое положение. Работа приказчиком у курского купца Л. И. Голикова сблизила их и способствовала дальнейшему сотрудничеству. В 1781 г. И. Л. Голиков, его двоюродный брат М. С. Голиков и Г. И. Шелихов учредили новую торгово-промысловую компанию на условиях равноправного партнерства. Уставной капитал компании составлял 75 тыс. руб. И. Л. Голиков внес 35 тыс., М. С. Голиков - 20 тыс., Г. И. Шели-хов - 20 тыс. руб. Особенность их компании состояла в том, что компаньоны объединились не на время одного вояжа, как было принято, а на 10 лет, страхуясь от рисков. Цель - добыча пушнины на разведанных и неисследованных территориях. В ведении Шелихова находились все работные люди. Построив три корабля, он в составе экспедиции из 192 чел. отправился в свое первое плавание на Курильские острова и Алеуты.

Он основал первое русское поселение в Северной Америке, на острове Кадьяк, вблизи Аляски. Туземное население оказалось покоренным и его жизнь регламентировалась пришельцами. Из этого центра Шелихов быстро расширил свои владения на континенте, благо правительство в этот период оставило Дальний Восток своим попечением, сделав его территорией для проявления инициативы отдельных торговцев. Аборигены оказывали сопротивление.

Главной целью деятельности Шелихова было приобретение у туземцев ценных мехов котиков и бобров. Для продолжения промысловой деятельности и осуществления всех задуманных планов Шелихову нужна была безопасность. Он старался действовать методом убеждения, подкупа и приобщения к новому укладу жизни. Занятие хлебопашеством оказалось бесперспективным. Хлеб не вызревал в условиях холодного и сырого климата. Из огородных культур росли картофель, редька и репа. Купец занимался распространением православия среди туземцев, открыл школу, в которой местных детей обучали русскому языку. Шелихов старался удовлетворить желание островитян в знакомстве с новыми местами и 40 туземцев отправил в Россию. Он стремился привести туземцев в Российское подданство, и иногда ему это удавалось. При этом он отрицательно относился к идее взимания с аборигенов ясака — налога мехом. Все предпринимаемые шаги и начинания делались в целях основательного обоснования на северо-западе Америки.

На обратном пути в Россию Г. И. Шелихов на Камчатке совершил удачную сделку со шкипером корабля Ост-Индской компании. О новых возможностях снабжения Русской Америки и проникновения на рынки Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии он подробно написал в записке 1787 г. Он также искал поддержки государства в осуществлении идеи переселения на северо-запад Америки семей русских поселенцев. Для начала за помощью и поддержкой он обратился к иркутскому генерал-губернатору и получил ее. В 1787 г. компаньоны обратились с просьбой о предоставлении привилегий их компании. В 1788 г. они лично приехали в Петербург, где М. С. Голиков скончался. Несмотря на то, что просьбу Л. И. Голикова и Г. И. Шелихова о предоставлении монополии компании на освоение новооткрытых земель на северо-западе Северной Америки и кредите в 200 тыс. руб. поддержали Совет при высочайшем дворе и Комиссия о коммерции, императрица решительно им отказала. Вместо монопольных привилегий и кредита предприниматели получили в награду серебряные шпаги и золотые медали. Свой отказ Екатерина II мотивировала тем, что: «Пособие монаршее теперь обращено на полуденные действия, для которых дикие американские северные народы и торговля с ними оставляются собственному их жребию» [8]. Под «полуденными действиями» имеется в виду война с Турцией. Верная принципам фритредерства императрица Екатерина II отказала компании в государственной поддержке. Это привело к хищническому истреблению

животных в прибрежных водах Аляски и забвению интересов коренных жителей со стороны купеческих компаний. Монопольные права будут даны компании при следующем правителе.

Получив отказ, компаньоны не отчаялись. Для начала привели в порядок финансовые дела и начали готовиться к новым экспедициям. Их популярность была настолько высока, что многие купцы открывали им кредит на большие суммы. Предприниматели большую часть прибыли тратили на пополнение капитала своей торговой компании пушного и зверобойного промысла. К началу 1790-х гг. внутри первоначального объединения были созданы более мелкие компании, названные по районам промыслов. В основном они создавались для сокрытия реальных доходов. Объединение разрасталось, увеличивалось количество участников. Практиковалась специализация каждой из мелких компаний. Одни занимались организацией промыслов, другие — доставкой мехов, третьи — торговлей. Сбывали добытые меха на российских ярмарках, где на полученные от продажи пушнины деньги закупали необходимые материалы для новых вояжей и экспедиций.

Имя предпринимателя Г. И. Шелихова прогремело на всю Россию. Оно было знакомо и за границей. Известность к предпринимателю пришла благодаря публикации двух книг. Одна, с рассказом о путешествиях самого Шелихова, вышла в 1791 г. Вторая, опубликованная в 1793 г., принадлежала перу двух мореходов, участников шелиховских экспедиций. С тех пор вплоть до сегодняшнего дня они неоднократно переиздавались и переводились на иностранные языки. Известность Г. И. Шелихова оттеснила другого не менее важного организатора компании Л. И. Голикова на второй план.

Шелихов начал позволять себе бесконтрольное использование капитала. Одним из способов увеличения доходов стала операция по взятию векселей. Ни одна ростовщическая операция не давала таких прибылей, как вложение в меховой промысел. При нехватке наличности взятие векселей на длительный срок при грамотном подходе было очень выгодным. В 1790 г. Шелихов, отбывая в Охотск, взял векселей на 60 тыс. руб. сроком на два года. Четыре векселя по 11 500 руб. ему выдали его будущие компаньоны Мичурин и Мыльников. Они же приобрели пушнины на 23 500 руб. Большая наличность (80 тыс. руб.) позволяла вести дела с размахом [9]. Шелихов практиковал покупку паев на судах других купцов. В этом же году каргопольский купец А. А. Баранов из-за череды коммерческих

неудач дал Шелихову согласие на сотрудничество с его компанией. По условиям контракта, он стал главным правителем русских поселений компании Голикова-Шелихова в Северной Америке. Этот пост он занимал 28 лет.

К 1790 г. наметилось определенное охлаждение в отношениях Г. Л. Голикова и Г. И. Шелихова. Их часто разделяли большие расстояния, что затягивало время при подписании сделок. Нередко правитель компании А. А. Баранов, находясь в Америке, получал от компаньонов противоречивые указания. В 1793 г. Голиков и Шелихов, встретившись в С.-Петербурге, договорились о разделе общего капитала на две части по 136, 5 валовых паев. Помимо раздела паев были подписаны договоры, касающиеся транспортных средств, работных людей, распоряжению собственной доли капиталов. А. А. Баранову назначили жалование в сумме 4 тыс. руб., которое договорились выплачивать пополам [10]. Подписанный договор на бумаге создавал иллюзию преимущества Л. И. Голикова. На самом деле выстроенный процесс перераспределения прибыли и капитала привел к его разорению в начале XIX в.

Г. И. Шелихов преумножил капитал, начав торговлю с Китаем. С 1785 по 1792 г. китайцы не вели торговли в Кяхте из-за осложнения русско-китайских отношений. В возобновленной торговле 70 % составлял пушной товар. Купцы боролись за этот рынок сбыта, снижая цену на мех. Главными китайскими экспортными товарами оставались хлопчатобумажные, шелковые ткани и чай. Товар поставлялся на все крупнейшие ярмарки России. Мощные торгово-промыс-ловые компании были их неизменными активными участниками. Г. И. Шелихов сумел наладить добрые отношения с иркутским генерал-губернатором И. А. Пилем, которому регулярно не только представлял отчеты о своей обширной деятельности, но смелые проекты новых открытий и начинаний. Генерал-губернатор в свою очередь рапорты об успешной деятельности предпринимателя на американском континенте и Курилах отправлял в С. -Петербург в Совет при высочайшем дворе. Такая поддержка со стороны местных властей вызвала одобрительную реакцию императрицы. Она позволила Шелихову вывезти на Аляску 20 чел. мастеровых и 10 семей, а также просила и впредь информировать ее о деятельности компании. Милостивому отношению властей не помешали регулярные рапорты очевидцев о неблаговидных поступках Шелихова по отношению к аборигенам на острове Кадьяк. Посредством властей любого уровня предприниматель стремился уменьшить степень своего финансового риска, а

сэкономленные средства употребить на расширение судостроения. Шелихов продолжал доказывать важность для России продвижения ее товаров вплоть до Филиппинских и Марианских островов. Доставку импортных товаров в Россию, по его мнению, удобнее и дешевле осуществлять морем, а не через Сибирь. Для претворения этого плана в жизнь он просил снарядить экспедицию по поиску удобных гаваней на р. Амур.

В промыслах тихоокеанского бассейна действовали несколько постоянных компаний, которые делили весь район между собой. Особенно успешным, несмотря на трения, было содружество Г. И. Шелихова, И. Л. Голикова и А. Е. Полевого (племянник Голикова). Успеху деятельности Шелихова сопутствовали прекрасная информированность, особая интуиция в финансовых и торгово-промышленных делах, личное участие во всех начинаниях и привлечение семьи к делам своего бизнеса. Наличие семейных династий в российском предпринимательстве к этому времени не было новостью. На ярмарках ему помогали его родственники Сидор и Семен Шелиховы. Иван Шелихов прекрасно справлялся с ведением документации, так как разбирался во всех тонкостях бухгалтерского учета. Не могло не упрочить семейный бизнес и удачное замужество двух дочерей Шелиховых. Старшая дочь Анна стала женой обер-секретаря Сената Н. П. Резанова (1764 -1807), активно поддержавшего семейное дело. Младшая Авдотья связала свою жизнь с богатым и известным перекупщиком пушнины М. М. Бул-даковым (1766 - 1830). Наконец, ключевой фигурой в решении многих вопросов была жена Г. И. Ше-лихова - Наталия Алексеевна Шелихова. Нашей осведомленности о жизни и деятельности этой замечательной женщины мы обязаны терпеливым изысканиям исследователя А. Ю. Петрова. Она не только сопровождала мужа в длительных морских вояжах, но и стала опорой ему в делах. В период частных деловых отлучек мужа она управляла всем хозяйством, вела переписку, собирала и четко классифицировала информацию, вела деловые переговоры от имени мужа. Женская мягкость и обаяние сочетались в ней с решительностью и жесткостью. Она строго поучала приказчиков, умело вела деловую переписку, обладала даром убеждения. Вся ее деятельность была направлена на укрепление благосостояния семьи. «Можно сказать, что к началу 90-х гг. XVIII в. у нее сложились свои собственные отношения со многими людьми, участвовавшими совместно с Г. И. Шелиховым в торгово-промысло-вых операциях. Большинство связей в купеческом и

чиновничьем мире она завела сама. Н. А. Шелихова пользовалась особым уважением и почитанием. Ее называли не иначе как «матушка» даже люди, которые были намного старше ее и занимали весьма заметное место в обществе того времени. Например, так обращался к ней влиятельный и суровый Н. Н. Демидов», — пишет А. Ю. Петров [11].

Николай Никитич Демидов (1773 — 1828) был правнуком основателя известной династии предпринимателей. В 15 лет, оставшись без отца, он начал карьеру с военной службы, а при Павле I оказался при дворе. Демидов слыл ловким царедворцем и блестящим светским молодым человеком. По смерти отца ему досталось громадное наследство — 10 металлургических заводов и около 12 тыс. крестьянских душ. Расточительная жизнь молодого повесы быстро привела к огромной задолженности, которую он поправлял новыми займами, залогами или продажей деревень. Близкий ко двору знатный вельможа, связанный экономическими, родственными и служебными отношениями с самыми аристократическими кругами Петербурга, имел большие долги. Более половины его доходов уходило на личные траты и дорогостоящие выходки. Бюджет 1794 г. был сведен с дефицитом в 612 тыс. руб. серебром. Его доход в 1795 г составил почто 600 тыс. руб., а расход — более 1 400 тыс. руб. Когда задолженность достигла 2 млн руб., встал вопрос о продаже Тагильских заводов. Финансовое положение поправили продажей некоторых вотчин, а заводы заложили в Заемном банке. Вскоре Н. Н. Демидов женился на баронессе Е. А. Строгановой, богатой наследнице капиталов своего прославленного рода. Так породнились и соединили капиталы династии конкурентов на Урале и в Сибири. Сам Н. Н. Демидов с годами изменил методы управления своим имуществом и превратился в расчетливого и бережливого хозяина, широкого мецената и благотворителя [12]. Вот с каким человеком в С.-Петербурге поддерживало семейство Шелиховых регулярную переписку, а затем искало опоры в решении наследственных проблем.

В полной мере дарования и деловая хватка Н. А. Шелиховой, выдающейся для своего времени женщины, проявились после неожиданной и загадочной смерти ее мужа Г. И. Шелихова в июле 1795 г. Несмотря на тяжелое горе, она продолжала толково и целеустремленно трудиться. Ей удалось не только сохранить финансовое положение компании, но расширить дело и претворить в жизнь многие смелые планы своего мужа-предпринимателя. Вступив в наследство, вдова при поддержке оставшихся верных ей приказчиков и зятьев умело повела борьбу со

своими конкурентами. Предстояло договориться с купцами, которые хотели некоторые совместные дела оспорить в свою пользу, а также заручиться твердыми доказательствами своей легитимности по вступлению в наследство. Н.А. Шелихова подготовила прошение на имя императрицы. Действовала она через Н. Н. Демидова и фаворита П. А. Зубова. К отправленным им бумагам прилагалось 10 тыс. руб. Одновременно обострялись и углублялись разногласия внутри компании между учредителями Полевым, Голиковым и Шелиховой. Бесконечные споры и выяснения приносили большие финансовые и имиджевые потери. Компаньоны обратились к посредничеству третьей стороны. Таковой стала Иркутская коммерческая компания купцов Мыльниковых.

образование российско-американской компании

Глава компании Н. П. Мыльников был известен своей деятельностью с 70-х гг. XVIII в. Он имел завод, фабрику и большой торг в гостином дворе, избирался городским головой. Шелихов приохотил его к промысловой деятельности, прибыли от которой Мыльников с сыновьями вкладывал в кожевенное производство. Семья Мыльниковых считалась одной из самых состоятельных в Иркутске. С 1792 г. начала действовать компания Н. П. Мыльникова и сыновей [13].

В 1796 г. Мыльниковы стали инициаторами претворения в жизнь нового коммерческого проекта. К участию в нем были приглашены многие купцы Москвы и Иркутска. Основную деятельность компании должна была составить торговля как на востоке России, так и на территории Русской Америки. Параллельно компаньоны планировали заниматься географическими и геологическими изысканиями на Аляске и к северу от Берингова пролива. Купеческое объединение получило название Иркутской коммерческой компании. Это была первая компания с таким широким числом участников. Для точного ведения денежных расчетов завели Капитальную книгу. Компания имела выборное правление. Предмет деятельности новой компании во многом повторял цели и задачи уже существующей компании Голикова-Шелихова. Между ними возможны были два вида отношений — конкуренция или сотрудничество. Все действующие и заинтересованные лица выбрали последнее. Первым на объединение пошел Л. И. Голиков, затем присоединилась Н. А. Шелихова. Соединение компании Голикова-Шелихова с Иркутской

коммерческой компанией произошло в 1797 г. В соглашении говорилось, что Шелихова вносила на вечные времена 200 тыс. руб., а на остальные 400 тыс. руб. давала векселя [14].

Полное слияние завершилось 3 августа 1798 г. подписанием официального акта в Иркутске о создании Соединенной американской компании. Экономическая политика императора Павла I не чинила препятствий созданию крупных компаний. Новая компания приняла устав, в котором были сформулированы цели и задачи объединения. Главная контора находилась в Иркутске, но при этом учреждались и новые конторы в Сибири и в Москве. Самым запутанным был пункт, в котором речь шла о капитале компании. Составители баланса могли по своему усмотрению трактовать соотношение капиталов. Вклад каждого участника делился на «складственный» (уставной) и кредитный. Складс-твенные деньги не подлежали изъятию, а выданные векселя купцы могли пересматривать. Новый устав оттеснял семейство Шелиховых с лидирующих позиций. Неутомимая Н. А. Шелихова писала прошения, содержащие комплекс мер по пересмотру некоторых параграфов устава в свою пользу. Устав рассматривала Коммерц-коллегия. Не дожидаясь результата, Шелиховы увеличили число людей на паях с 192 до 500, готовили к отправке в Охотск новые экспедиции.

Незаурядными организаторскими способностями обладала не только Н. А. Шелихова, но и ее зятья. Муж старшей дочери Николай Петрович Резанов, секретарь Правительствующего сената, действительный статский советник и кавалер, активно участвовал в претворении в жизнь честолюбивых замыслов тестя. Н. А. Шелихова больше благоволила к мужу младшей дочери Михаилу Матвеевичу Булдакову, купцу из Великого Устюга. Совместно со своими братьями он занимался посреднической торговлей, добиваясь активного оборота финансов и создания капитала для организации новых экспедиций. Сам он в промыслах не участвовал, но внимательно следил за деятельностью всех купцов-промысловиков. Между Резановым и Булдаковым установились не просто формально родственные, но по-настоящему теплые дружеские отношения. Они доверяли воспитание детей друг другу и вели оживленную переписку. Н. П. Резанов как представитель семейного клана Шелиховых и влиятельный петербургский чиновник использовал свои придворные связи и дружбу с губернатором С.-Петербурга П. А. Паленом. Ближайшее окружение Павла I умело использовало перемены его настроения и стремление изменить многие начинания Екатери-

ны II. Укреплению России в Тихоокеанском бассейне могла препятствовать Англия. Графу С. Р. Воронцову, полномочному министру в Лондоне, посылались многочисленные царские рескрипты, а также документы и рапорты А. А. Баранова в целях выяснения настроений английского правительства [15]. Но Англия в этот период, заинтересованная в союзнических отношениях с Россией в борьбе с Францией, не стала конфликтовать из-за пушных промыслов.

На базе Соединенной американской компании 8 июля 1799 г. была образована Российско-Американская компания (РАК). Указ Правительствующему сенату о создании компании с центром в Иркутске под покровительством императора подписал Павел I. Учреждение монопольной компании положило конец частному предпринимательству на российском севере Тихого океана. Одновременно были утверждены «правила» и «привилегии» компании сроком на 20 лет, дававшие ей монопольное право на освоение северо-западного побережья Северной Америки вплоть до 55-го градуса северной широты. При составлении «правил» были учтены многие замечания Н. А. Шелиховой. Первоначально уставной капитал компании объявлялся состоящим из 724 тыс. руб., разделенных на 724 акции. В компанию разрешалось вступать всем российским подданным. Приглашение широких масс населения в акционеры увеличило количество акций еще на тысячу. Компания создавалась не только как промысловая, но и как финансовая организация, занимающаяся не только продажей, но и котировкой акций в условиях отсутствия в России фондовых бирж [16]. Правила продажи акций были запутаны и неточны. «Приращение капитала» не определялось конкретной цифрой. Цена акций получалась от деления активов (без учета пассивов) на 724 акции, а затем принимались средства для покупки дополнительных 1 000 акций. Акции принимались за наличные деньги в течение 5 мес. в Иркутске и других городах России. Затем срок увеличили до 2 лет. Высокая стоимость акций и малочисленность покупателей заставили многократно увеличить количество акций. Вопрос о разделе прибыли также решался непросто. Компаньоны хотели получать дивиденды ежегодно, а руководители настаивали на уплате всех кредитов. В итоге прибыль полагалось делить раз в два года, с оставлением каждой десятой части в капитале компании. Распоряжаться акциями можно было по собственному усмотрению после уведомления компании о факте покупки-продажи в течение трех месяцев [17].

Добившись создания РАК под «высочайшим покровительством» и преобладания позиций семьи Шелиховых, Н. П. Резанов внушал сибирским купцам мысль о необходимости иметь в С. -Петербурге своего «поверенного». Эти заботы он готов был взвалить на себя за «кредитов тысяч на десять» «на повседневные отправления». Помимо трех тысяч жалования, он требовал тысячу на конторщика, канцелярские и почтовые расходы». К тому же иркутским купцам в качестве благодарности государю советовал построить каменные казармы для полка или инвалидный дом на 50 или 100 чел. Своего свояка М. М. Булдакова он уговорил стать «опекуном или поверенным» Н. А. Шелиховой до совершеннолетия ее сына, как предписывало царское повеление. В итоге М. М. Булдаков возглавил Главное правление РАК, а Н. П. Резанов стал ее «корреспондентом» и ходатаем по делам компании [18].

Образование единой акционерной компании проходило по документам, в которых не было полной финансовой ясности и точности, вследствие некритического отношения к предложениям и положениям, высказанным в прошениях семьи Ше-лиховых. Недостаточная продуманность системы оплаты уставного капитала привела к переоценке активов компании и повышению стоимости акций. Они определялись не по уставному, а по всему находящемуся в обороте капиталу. Все эти недочеты были хорошо известны Н. П. Резанову, и он письменно предупреждал об этом Булдакова. Анализ имеющихся финансовых документов наталкивает на мысль, что Шелиховы нечестно вели дела. Было немало пострадавших вкладчиков. У некоторых купцов капиталы уменьшились на 2,5, а то и на 6 тыс. руб. Но больше всех пострадал И. Л. Голиков. Внесенный им капитал в размере 200 тыс. стал исчисляться в сумме 100 тыс. руб. Недостающие деньги лишь частично возместили наследникам Голикова. Вместе с тем некоторые вкладчики увеличили свой капитал в 2 и более раз. Семья Шели-ховых также сосредоточила в своих руках немалые суммы, хотя источники такой прибыли не всегда понятны. Купец Мыльников также недосчитался 67 паев, за которые Н. А. Шелихова выплатила ему 45 тыс. руб. Финансовая запутанность толкнула Мыльникова на махинации в отчетности. Баланс за 1799 г. был грубо фальсифицирован, но заметить это мог только хорошо осведомленный человек. Им оказался М. М. Булдаков, сообщивший обо всем Н. П. Резанову. Он поставил в известность генерал-прокурора, предложил произвести дробление акций и перенести правление в столицу [19].

В 1800 г. главное правление РАК было переведено из Иркутска в С. -Петербург. Сибирские купцы за редким исключением могли позволить себе частные и длительные вояжи в столицу. Это привело к тому, что основными держателями акций РАК стали высокопоставленные чиновники и богатые дворяне С. -Петербурга и Москвы.

Главным правителем российских поселений в Америке оставался А. А. Баранов (1746 — 1819), занимавший эту должность с 1790 по 1818 г. РАК стала первой акционерной внешнеторговой компанией в России. В число ее акционеров входили «высочайшие особы» — император Александр I, вдовствующая императрица Мария Федоровна, а также известные лица — граф Н. П. Румянцев, адмирал Н. М. Мордвинов и др. Но даже поддержка императорской фамилии и государственные ссуды не могли быстро оздоровить финансового положения компании, так как ее активы были завышены в 2 раза.

В апреле 1802 г. в секретном «наставлении» директоров РАК поручалось «утверждать право России не только до 55 градуса, но и далее. Опираясь на морские путешествия капитана Беринга, Чи-рикова и протчих и ссылаясь также и на плавания и промыслы, производимые частными людьми с того времени ежегодно... А на сей предмет стараться Вам елико можно сильнее и поспешнее утверждаться заселением у 55-го градуса заведением регулярной крепостцы.» [20]. Выполнять данное предписание петербургских директоров РАК Баранову не позволял недостаток людских и материальных ресурсов. Численность русского населения в американских колониях не превышала 400 — 500 чел. Но даже такая малочисленная колония вела довольно плодотворную деятельность. Русские поселения на Аляске были не только очагами предпринимательства и торговли, но также центрами русской православной культуры, оказавшей заметное влияние на коренное население. Всего на американской территории было 15 русских поселений, включая крепость Росс в Северной Калифорнии. Основным центром Русской Америки был Ново-Архангельск на острове Ситха. Территории обживались основательно. Получили развитие сельское хозяйство, металлургическое производство, добыча нефти, началось строительство флота.

В конце XVIII в. между русскими жителями американских территорий и предприимчивыми американскими торговцами завязались активные контакты. Коренные жители устремились на северо-запад американского континента. Они везли «сукна,

толстые полотна, готовые платья, обувь, ружья, сабли, пистолеты, пушки, порох и протчие мелочи и безделушки». Особенно большой интерес и выгоду представляли поставки меховых шкурок морских и земляных зверей. В не меньшей мере колонисты нуждались в продовольствии. Директора РАК, обращаясь в 1808 г. с запиской к генеральному консулу в Филадельфии А. Я. Дашкову, исполнявшему обязанности поверенного в делах России в США, выражали надежду, что консул будет содействовать сближению компании с гражданами США и созданию доброжелательного имиджа компании. Перед консулом также была поставлена задача добиться запрета на торговлю огнестрельным оружием. Официально такого соглашения не удалось подписать ни Дашкову, ни первому послу России в США Ф. П. Палену. Тем не менее русские дипломаты внесли серьезный вклад в укрепление торгово-экономических связей между США и Россией. Энергичная деятельность Баранова позволила расширить торгово-экономические связи не только с Соединенными Штатами, но и с Гавайскими островами и Китаем. Самым дальним американским «карманом» Российской империи управляли многие выдающиеся деятели России. Одним из наиболее выдающихся главных правителей российских колоний в Северной Америке с 1829 по 1835 г. был мореплаватель, адмирал, ученый-океанограф, один из учредителей Русского географического общества, морской министр Ф. П. Врангель (1796/97 - 1870).

Итак, решительная отмена императрицей Екатериной II всех форм монополий в производстве и торговле не лучшим образом сказалась на состоянии дел в американских колониях России. Как пишет Е. В. Алексеева: «Результатом отсутствия сильной и своевременной государственной поддержки на начальном этапе освоения отдаленного американского континента стала упущенная возможность прочного и неоспоримого закрепления за российским государством территорий в Русской Америке» [21]. С продажей Аляски США прекратила свое существование и Российско-Американская компания.

Одним из самых дискуссионных предметов в историографии остается вопрос о месте государства в образовании РАК. Одни исследователи (С. Б. Окунь, Р. В. Макаров, С. Г. Федоров) считали, что государство было крайне заинтересовано в укреплении своих позиций и устранении конкурентов на Тихоокеанском Севере. Другие, прежде всего иностранные авторы, полагали, что РАК - плод инициативы «снизу», результат деятельности купцов и промышленников. Обе точки зрения примиряет

высказывание академика Н. Н. Болховитинова: «Как мне представляется, процесс образования монопольной компании шел и «снизу», и «сверху», причем, если первоначально этот процесс шел «снизу», а Екатерина II в 1788 г. отказалась предоставить для создания компании кредит..., то спустя 12 лет император Павел I весьма благожелательно отнесся к организации монопольного объединения» [22]. Но даже создание РАК не сковывало, а поощряло открытие и присоединение новых земель частными людьми, видя в их предприимчивости зародыш государственного дела.

Список литературы

1. Захаров В. Н. Западноевропейские купцы в российской торговле XVIII в. - М., 2005. - С. 219.

2. Захаров В. Н. Указ. соч. - С. 220; Болховитинов Н. Н. У истоков первых контактов // США: Экономика. Политика. Идеология. - 1980. - № 11. - С. 54.

3. Захаров В. Н. Указ. соч. - С. 222.

4. Захаров В. Н. Указ. соч. - С. 229.

5. Россия и США: становление отношений, 1765 - 1815. -М., 1980. - С. 251, 252.

6. История России с начала XIX века до начала XXI века / Под ред. А. Н. Сахарова. Институт российской истории РАН. - М., 2008. - С. 199.

7. К истории Российско-американской компании. Сб. документов. - Красноярск. 1957. - С. 15 - 16.

8. Болховитинов Н. Н. Становление русско-американских отношений, 1775 - 1815. - М., 1966. - С. 298 - 302.

9. Петров А. Ю. Образование Российско-американской компании. - М., 2000. - С. 70.

10. Петров А. Ю. Указ. соч. - С. 133, 73.

11. Петров А. Ю. Указ. соч. - С. 82.

12. Гавлин М. Л. Российские предприниматели и меценаты. -М., 2005. - С. 194 - 195.

13. Зырянова М. Ю. К истории образования Российско-американской компании // Русская Америка, 1799 -1876: Материалы международной конференции «К 200-летию образования Российско-американской компании» / Отв. ред. акад. Н. Н. Болховитинов. - М., 1999. - С. 168.

14. Петров А. Ю. Указ. соч. - С. 95.

15. Болховитинов Н. Н. Россия и США: Становление отношений, 1765 - 1815. - М., 1980. - С. 210 - 244.

16. БолховитиновН. Н. Становление российско-американских отношений, 1775 - 1815. - С. 306; Петров А. Ю. Указ. соч. - С. 115.

17. Петров А. Ю. Указ. соч. - С. 117.

18. БолховитиновН. Н. Предисловие // А. Ю. Петров Указ. соч. - С. 10.

19. Петров А. Ю. Указ. соч. - С. 121 - 123.

20. Ионичев. Н. П. Внешние экономические связи России. -М., 2000. - С. 157.

21. Алексеева Е. В. Диффузия европейских инноваций в России (XVIII - начало XX в.). - М., 2007. - С. 179.

22. БолховитиновН. Н. Предисловие // А. Ю. Петров. Указ. соч. - С. 8.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.