Научная статья на тему 'Экономическая и правовая трактовки сущности кредита'

Экономическая и правовая трактовки сущности кредита Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
3857
269
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КРЕДИТ / ОСНОВА / ОТНОШЕНИЕ / СОБСТВЕННОСТЬ / ПРАВООТНОШЕНИЕ / ЭФФЕКТИВНОСТЬ / НОРМАТИВНЫЙ

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Ахобеков А.Х.

Экономический кризис и вызванное им обострение финансовых проблем реального сектора выявили неустойчивость денежно-кредитной сферы в сочетании со слабым менеджментом, что способствует ситуации, при которой крупные участники рынка и отдельные производители оказались не в состоянии обслуживать или возвращать ранее полученные кредиты. Сказалась и неотлаженность правового обеспечения: кредитор и заемщик оказались незащищенными при условии резкого обострения ликвидности. В этой связи автор предпринял попытку переосмыслить некоторые аспекты теоретических основ правоотношений по вопросам основы, сущности кредита и кредитных отношений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Экономическая и правовая трактовки сущности кредита»

17 (41) - 2010

Вопросы экономики

УДК 336.011

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ И ПРАВОВАЯ ТРАКТОВКИ

СУЩНОСТИ КРЕДИТА

А. Х. АХОБЕкОВ,

аспирант кафедры банков и банковского менеджмента E-mail: akhobekov@mail.ru Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Экономический кризис и вызванное им обострение финансовых проблем реального сектора выявили неустойчивость денежно-кредитной сферы в сочетании со слабым менеджментом, что способствует ситуации, при которой крупные участники рынка и отдельные производители оказались не в состоянии обслуживать или возвращать ранее полученные кредиты. Сказалась и неотлаженность правового обеспечения: кредитор и заемщик оказались незащищенными при условии резкого обострения ликвидности. В этой связи автор предпринял попытку переосмыслить некоторые аспекты теоретических основ правоотношений по вопросам основы, сущности кредита и кредитных отношений.

Ключевые слова: кредит, основа, отношение, собственность, правоотношение, эффективность, нормативный.

Взаимоотношения в экономической сфере имеют особую важность, поскольку именно они пронизывают все стороны общественной жизни, являясь основой существования. Поэтому так важны для общества регламентация и контроль взаимоотношений рыночных контрагентов.

Кредит — важнейшая составляющая системы взаимоотношений в экономике рынка, поэтому договоренности, организующие кредитные отношения, должны быть зафиксированы, общественно признаны. Кредитные отношения, как и другие взаимоотношения на рынке, могут быть общественно признаны только тогда, когда они доступ-

ны контролю со стороны общества и полностью отвечают регламентациям, установленным в виде законов, инструкций и положений, утвержденных в законодательном порядке.

Эффективность применения законов и инструкций при организации кредитных отношений заключается в отсутствии конфликтов, построении взаимосвязей с учетом требований и рекомендаций, заключенных в директивных и нормативных документах или ликвидация возникающих неурядиц таким образом, чтобы результаты рассмотрения спора одинаково и однозначно принимались всеми его участниками. Поэтому так важно, чтобы установленная в документах регламентация кредитных отношений учитывала их природу и сущность кредита.

Вместе с тем, как показывает банковская практика, российская законодательная база кредитных отношений малоэффективна, поскольку допускает неравноправное положение заемщиков и кредиторов, когда возврат ссуды целиком зависит от воли заемщика, а кредитор не только не в состоянии оказать давление на недобросовестного заемщика, но и лишен зачастую возможности защитить свои интересы в судебном порядке. Основной причиной низкой эффективности действующих норм в сфере кредитных отношений является неадекватное представление законодателей и их консультантов о сущности кредита, и в первую очередь теоретических аспектов его юридической основы.

Проблема сущности кредита чрезвычайно сложна. Более века она является объектом серьезных исследований, но до сих пор окончательно теоретически не определена. Сложность постижения сути кредита заключается в том, что кредит и кредитные отношения, с одной стороны, организуются как движение материального объекта — ссужаемой стоимости (экономическая основа), и в этой ипостаси кредит — экономическая категория; с другой стороны, это система взаимоотношений по поводу договоренностей и регламентации отношений, устанавливающих права и обязанности участников кредитных отношений под контролем общества в лице государства (юридическая основа), и в этой ипостаси кредит — правовая категория. С точки зрения автора, основа кредита — такое его свойство (атрибут, сторона), нарушение или искажение которого ведет к превращению кредитных отношений в принципиально новый вид отношений, не соответствующих кредитным.

Исследователи сходятся на том, что обе стороны проявления кредита выявляют его сущность. В этом аспекте замечательным следует признать следующее утверждение: «Кредит как экономическая категория, как предельно общее понятие в системе экономических связей выражает реальные экономические отношения... становится категорией именно по тому, что впитал в себя совокупность кредитных сделок, все общие черты, присущие отношениям между кредитором и заемщиком» [6, с. 20—21].

Наиболее глубоко и, как показывает практика применения директивных и нормативных документов, адекватно исследована экономическая основа кредита. Исследованиями непременных атрибутов кредита (платность, срочность, возвратность), основанными на постулате о том, что экономической основой кредита являются те из них, нарушение которых приводит к искажению кредитных отношений, превращению их в принципиально другой вид отношений, установлено, что экономической основой кредита является возвратность ссужаемой стоимости как специфическое свойство кредитных отношений.

Действительно, отказ заемщика от возврата ссуды по причинам, связанным со злым умыслом или в связи с банкротством, превращает кредитные отношения в отношения кражи или форс-мажора. Отказ от возврата ссуды самим кредитором переводит отношения с заемщиком в отношения дарения или в финансирование его деятельности, фактически в отношения покупки кредитором части имущества заемщика на правах совладения.

«Возвратность кредита вне зависимости от стадий движения ссужаемой стоимости является всеобщим свойством кредита. В процессе анализа кругооборота ссужаемой стоимости становится ясно, что возвратность «пронизывает» все стадии движения кредита. Возвратность кредита — это как бы возвратность в квадрате» [6, с. 20—21].

В то же время ни платность, ни срочность как атрибуты кредита принципиально не составляют его экономической основы. Как ни важен ссудный процент, который в экономике неполноценных денег по многим причинам является основным условием принятия решения кредитором об участии в кредитной сделке, в кредитных отношениях он участвует не всегда.

В общественных отношениях беспроцентный кредит имеет широкое распространение — это так называемая дружеская ссуда, когда она предоставляется родственникам, друзьям или знакомым кредитора. Подобная ссуда может быть и банковской — это ссуда акционерам или инсайдерам банка (в обход требований надзорных органов). В международной практике беспроцентный кредит может быть предоставлен в порядке помощи развивающимся странам. При этом при любой из перечисленных ссуд кредитные отношения сохраняют свою природу независимо от того, процентная это или беспроцентная ссуда.

Срочность, безусловно, является важнейшим атрибутом кредита, но не его основой. Нарушение сроков возврата кредита не меняет существа кредитных отношений, не искажает их и не переводит в другой вид экономических отношений: при изменении сроков возврата кредитор остается кредитором, а заемщик — заемщиком.

В мировой и отечественной банковской практике широко известны многочисленные случаи пролонгации кредитов как меры, повышающей шанс возврата проблемной ссуды для кредитора. Существуют также случаи досрочного возврата ссуды по инициативе заемщика, а также изменения порядка погашения ссуды, например замены аннуитетных платежей при ипотечном жилищном кредитовании на разовый платеж в конце срока кредитного договора. При этом нарушаются ранее установленные сроки погашения отдельных частей ссуды и т. п. Во всех указанных случаях отношения по своей сути остаются кредитными.

Возвратность как экономическую основу кредита полностью признает юридическая наука. Поэтому регламентация кредитных отношений как в мировой, так и в отечественной практике построена на

ФИНАНСОВАЯ АНАЛИТИКА

проблемы и решения

требовании обеспечения возвратности кредита при любых обстоятельствах. В российских условиях к документам, регулирующим кредитные отношения, относятся: Гражданский кодекс РФ (ГК РФ), ряд федеральных законов, подзаконные акты органов государственной власти в лице Банка России, Правительства РФ, судебных органов (арбитражного, гражданского и уголовного судов) и т. д.

Комплексный анализ установок, положений и требований указанных документов позволяет сделать вывод, что юридическая основа кредита отличается от экономической. «Различия в характеристиках кредита, которые даются экономической и юридической науками, состоят главным образом в том, что экономисты смещают акцент в сторону рассмотрения специфики движения стоимости, возвратного характера ее движения, сохранения собственности на предмет передачи в руках кредитора, а юристы большее внимание уделяют предмету передачи (денежным средствам, вещам, товарам), полагая при этом, что собственность в кредитных отношениях переходит от кредитора к заемщику» [5, с. 1—3].

Эти разногласия мешают выработать единый подход к пониманию и толкованию отдельных сторон во взаимоотношениях участников конкретной кредитной сделки, сформировать единое, очевидное для всех мнение по поводу тех или иных нюансов сделки как основы возникновения и развития кредитных отношении в конкретных условиях. Это допускает разночтения и в конечном счете приводит в реальной жизни к несправедливым решениям общества по спорным вопросам кредитования. Как показывает современная российская практика, в качестве потерпевших чаще всего оказываются кредиторы.

Причины и условия этих разногласий состоят в том, что подход к трактовке сущности собственности с позиции юридической и экономической наук неодинаков. Если в юриспруденции собственность рассматривается через призму волевого отношения к вещи, через нормы владения, использования и распоряжения как сумму принятых в обществе условностей, договоренностей, узаконенности, то экономисты анализируют собственность как исторически определенный способ присвоения людьми созданных в воспроизводственном процессе материальных благ, как отношения между людьми по поводу вещи. «В этой связи смена владельца предмета передачи с позиции юридической науки — процесс передачи в собственность другой стороне. А у экономистов смена владельцев еще не означает смену собственника. Владеть можно

чужим имуществом, собственность при этом может оставаться у исходного лица» [5].

Поскольку задачей государства как института стабилизации общественных отношений являются создание и поддержание в обществе таких норм поведения и взаимоотношений, которые способствовали бы этой стабилизации, то оно создает, утверждает и контролирует исполнение юридических норм возникновения и погашения взаимных прав и обязательств во взаимоотношениях между членами общества. Юридические нормы, естественно, отражают подходы юриспруденции к тем или иным аспектам существования общественных отношений, поэтому принятые в российских условиях законодательные нормы в области кредитования не отражают взглядов экономической науки на движение прав собственности в кредитных сделках.

Основополагающие понятия, формы и юридическое содержание кредитных отношений в России определены Гражданским кодексом РФ. Для исследования юридической основы кредита особый интерес представляет ст. 807 «Договор займа» § 1 «Заем» гл. 42 «Заем и кредит» ГК РФ, в которой определено: «По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества» 1

Данная норма распространена и на договор кредита. В п. 2 ст. 819 «Кредитный договор» § 2 «Кредит» гл. 42 «Заем и кредит» ГК РФ указано: «К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 настоящей главы, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора». В соответствии со ст. 823 ГК РФ к кредиту относятся все договоры, «исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определенных родовыми признаками» [8, с. 23; 12, с. 342].

Вместе с тем как в юридической литературе, так и в директивных документах признано, что договор или определенные нормативные правила кредитования могут устанавливать отдельные особенности использования и учета заемных средств, включаемых в хозяйственной оборот заемщика, в том числе и права собственности [3, с. 115.]. Например, переход прав собственности на заемные средс-

1 Норма введена в действие с 1 марта 1996 г. Федеральным законом от 26.01.1996 № 15-ФЗ.

тва заменяется правом владения или оперативного управления, когда заемные средства поступают в хозяйственной оборот унитарного предприятия или учреждения [3, с. 119].

Подобным же примером является и товарный кредит, отсутствие перехода права собственности на ссужаемый объект при котором признается в п. 1 ст. 822 ГК РФ: «В соответствии с соглашением о предоставлении товарного кредита одна сторона (кредитор) обязуется предоставить другой стороне (заемщику) вещи, определяемые родовыми признаками, в размере и на условиях, предусмотренных договором, а другая сторона — вернуть их и уплатить проценты за пользование ими».

Однако, по мнению авторов многих публикаций на юридические темы, это «не затрагивает принципиального положения о том, что заемные средства наряду с так называемыми собственными средствами заемщика находятся у него на праве собственности (хозяйственного ведения, оперативного управления)» [3, с. 421]. Иначе говоря, юридическая наука признает, что и заем, и кредит формируют кредитные отношения между субъектами экономики, и в этом состоит их принципиальное единство (более того, заем как общественное явление, по мнению автора, следует рассматривать как частную форму кредита). Однако настаивает на феномене перехода в момент выдачи (получения) кредита прав собственности на ссужаемую стоимость от кредитора к заемщику.

Автор убежден, что юридической основой кредита является постулат о том, что в процессе кредитования собственность на ссужаемую стоимость сохраняется за кредитором (ниже приведены соответствующие доводы). Необходимо, наконец, принять и признать это установление как определенную данность в общественных отношениях, отвечающую природе кредита как общественного явления. Такой подход не только соответствует сути кредитных отношений как общественно значимого явления, но и способствует развитию кредитных отношений за счет повышения защищенности кредитора от произвола заемщика. Приведем несколько доводов в пользу этого постулата.

Первый довод. Рассмотренные выше примеры кредитных отношений, при которых законодательно право собственности на ссужаемую стоимость сохраняется за кредитором, не исчерпывают всех ситуаций, существующих в современной экономике. Подобное явление достаточно широко распространено. При кредитовании в товарной форме (при факторинговых, лизинговых операциях, арен-

де) сохранение за кредитором права собственности на ссужаемую стоимость очевидно.

Например, договор лизинга определяет, что оборудование, механизмы и пр. передаются лизингодателем (кредитором) лизингополучателю (заемщику) во временное пользование. При этом переданное находится на балансе лизингодателя в течение всего срока действия договора.

Юридически это рядовые хозяйственные реалии, вступающие, тем не менее, в противоречие с буквой ГК РФ. Таким образом, с юридической точки зрения, при одних видах кредита право собственности на ссужаемую стоимость переходит от кредитора к заемщику, при других — остается у кредитора. Однако, с точки зрения теории вопроса, кредит, как и любая другая общественно значимая философская (экономическая, юридическая и др.) категория, порождающая систему правовых отношений по поводу поступательно-возвратного движения ссужаемой стоимости, в какой бы форме она ни находилась (в денежной или товарной), не может действовать избирательно в фундаментальных своих областях и проявлениях, прежде всего в вопросах собственности как основы рыночных отношений в обществе. Поэтому юридической науке, которая признает отсутствие перехода прав собственности на ссужаемую стоимость от кредитора к заемщику в ряде частных случаев, что и зафиксировано законодательно, необходимо признать наличие этого свойства кредита как его фундаментального свойства во всех остальных видах кредитов и кредитных отношений.

Второй довод. Собственность как экономическая категория определяет исторически конкретную форму обладания богатством, его присвоения, характеризует доступность богатства для личности, группы людей или общества в целом. Собственность же в юридическом смысле выражает имущественные отношения: собственнику принадлежат обусловленные законом права на имущество [10].

Подобное утверждение находим в тезисе: «в кредитных отношениях, когда кредитор, будучи собственником принадлежащих ему денежных средств и вещей (ценностей), отчуждает их, передает во временное использование другой стороне (заемщику), но не теряет при этом своего титула собственника, права востребовать возврата предмета передачи в оговоренные или иные сроки, кредитор имеет право не только на возврат предмета передачи, но и на получение вознаграждения в виде ссудного процента. Такая трактовка, бесспорно, имеет серьезные практические последствия» [5].

ФИНАНСОВАя АНАлИтИкА

проблемы и решения

Действительно, право собственности на некую стоимость (денежные средства, вещи, имущество) дает владельцу гораздо больше шансов на возврат ее в случае временного отчуждения, как это имеет место при кредитовании, чем субъекту, потерявшему право собственности, пусть даже в обмен на право требовать ее возврата, поскольку именно собственник и только он решает дальнейшую судьбу своей собственности. И если право собственности на ссужаемую стоимость переходит к заемщику, то именно он решает ее судьбу.

Если заемщик приобрел право собственности на ссужаемую стоимость, то только он как собственник имеет право решать такие вопросы: возвратить ее бывшему владельцу или не возвратить, продать третьему лицу, наконец, просто уничтожить и т. п. Поэтому, по логике вещей, возврат заемщиком полученной в кредитной сделке стоимости (денежных средств, вещей, имущества) ее бывшему владельцу (кредитору) становится подарком (актом дарения) заемщика кредитору, поскольку с юридической точки зрения добровольный отказ от собственности в чью-то пользу относится к категории «дарение».

Если в вопросах движения собственности в кредитных сделках следовать логике юридического подхода, то именно так и происходит всякий раз, когда заемщик возвращает ссуду, что фактически провоцирует его на произвол в отношениях с кредитором. Право же последнего на требование возврата ссужаемой стоимости приобретает (как бы ни протестовали правоведы) черты вымогательства.

Действительно, требовать не принадлежащее требующему на правах собственности — противоправное деяние. Именно этот аспект превращает судебные разбирательства по поводу возврата ссуды в поединок адвокатов сторон, и в случае найма недобросовестным заемщиком более красноречивого адвоката позволяет выигрывать судебные иски.

Собственность и право на владение собственностью — фундаментальный институт человеческого общества. Только наличие права на собственность дает ее владельцу незыблемый, неоспариваемый ни кем статус субъекта, который может поступить с ней в соответствии с собственными желаниями, интересом, правом. Передавая собственность во временное пользование как ссужаемую стоимость, кредитор не теряет права собственности на нее. Он отдает ее на время в пользование, а не во владение, за что и получает оплату в виде процента за кредит.

Третий довод. Анализ концепции так называемого пучка прав собственности, сформули-

рованного в 1950-х гг. А. Оноре, дает еще один важный аргумент в пользу постулата о сохранении за кредитором права собственности на ссужаемую стоимость [14, с. 66]. Пучок прав собственности объединяет только те права, наличие которых безоговорочно устанавливает право собственности субъекта по отношению к определенному объекту. В состав этих прав входят:

а) право владения, пользования и управления без одобрения (разрешения) со стороны третьих лиц;

б) право на определение судьбы вещи, включая право на завещание и наследование;

в) бессрочность доступа;

г) материальная ответственность за сохранность объекта собственности и результаты его использования (применения);

д) право на безопасность (защита от экспроприации);

е) право на возвратность переданных правомочий на пользование и управление по истечении оговоренного срока.

В соответствии с пучком прав собственности за кредитором при вступлении в кредитную сделку сохраняются, по крайней мере, право владения, право на определение судьбы вещи, право на безопасность и право на возвратность переданных правомочий по истечении оговоренного срока. Это не только не отрицается, но и устанавливается в директивных документах, регламентирующих отношения в процессе кредитования.

Более того, если право владения и право на определение судьбы объекта собственности (вещи) позволяют кредитору принимать независимое решение об участии в кредитной следке или отказе от нее, то право на безопасность и право на возвратность определяют и защищают право кредитора на организацию договорных отношений по поводу обеспечения возврата ссуды, связанное с гарантиями для кредитора, включая не только требование от заемщика имущества или документов обеспечения возврата ссуды, но и выбор кредитором форм обеспечения: залога, гарантии, поручительства, страхования, досрочного возврата или дополнительной рассрочки (пролонгации) при возврате кредита, целевого использования кредита и т. п.

Таким образом, экономической основой кредита является возвратность ссужаемой стоимости, юридической — сохранение права собственности на ссужаемую стоимость за кредитором на весь срок до момента полного возврата заемщиком суммы кредита и уплаты процентов за пользование кредитом.

Указанные утверждения менее очевидны при банковском кредитовании, поскольку основным источником кредитных ресурсов банка являются не принадлежащие ему на правах собственности денежные средства — средства его вкладчиков. Но в связи с тем, что в современной экономике в структуре денежных кредитов преобладает банковский, анализ движения прав собственности в процессе банковского кредитования заслуживает отдельного анализа.

Классическое представление о банках, сформированное в эпоху полноценных денег, основано на выполнении ими важнейшей в экономике функции финансовых агентов по аккумуляции временно свободных денежных средств одних субъектов экономики и предоставлению их от своего имени и на свой риск во временное пользование другим субъектам экономики (реализация перераспределительной функция кредита).

В экономике неполноценных денег роль банков в реализации этой функции существенно усилилась. Если раньше приток вкладов в банки зависел исключительно от желаний и интересов вкладчиков, главным из которых являлось желание сохранить накопления от посягательств захватчиков и злоумышленников, то в эпоху неполноценных денег, широкого распространения их безналичного варианта банки как финансовые структуры, уполномоченные обществом на организацию и осуществление расчетов в безналичной форме, стали основными хранителями накоплений субъектов экономики. Суммы вкладов (остатки по счетам до востребования и счетам срочных депозитов) в соответствии с банковским правом являются кредитными ресурсами коммерческих банков [7].

Экономический феномен использования банками привлеченных денежных средств в качестве кредитных ресурсов заключается в том, что выдача банковской ссуды осуществляется без ведома непосредственного владельца денежных средств (вкладчика) банком третьему лицу (заемщику) от своего имени и на свой страх и риск, как если бы они принадлежали банку на правах собственности. Такие действия позволяет использование юридической конструкции кредитного договора. При этом депозитный договор с точки зрения права является модификацией кредитного договора [1].

Другой особенностью этого феномена является тот факт, что, размещая свободные денежные средства на банковских счетах, вкладчик, как непосредственный собственник этих средств, становится кредитором банка. При размещении

на банковских счетах денежных средств клиент — вкладчик банка вступает с последним в кредитные отношения в качестве кредитора, оставаясь при этом собственником этих средств.

Прямым подтверждением этого являются свободный доступ и ни кем не ограниченное право вкладчика распоряжаться своими деньгами со своего расчетного (лицевого) счета. В банковской терминологии остатки денежных средств на расчетном (лицевом) счете даже носят название «депозит до востребования». Косвенным подтверждением выступает право на досрочное изъятие в любое время из банка срочного депозита физическим лицом по своей инициативе в соответствии с нормами ГК РФ и юридическим лицом — в соответствии с предписаниями арбитражного суда, решения которого не касаются вопросов прав собственности на сумму вклада (они априори значатся за вкладчиком), а затрагивают только состоятельность причин, побуждающих вкладчика требовать от банка досрочного возврата депозита. Таким образом, вкладчик является собственником денежных ресурсов, которые банк использует для предоставления кредитов в качестве кредитора.

Использование конструкции депозитного договора при размещении денежных средств обеспечивает юридическую гарантию слабой стороне (вкладчику как кредитору банка) в том, что он уверен в добросовестности своего контрагента (банка) как специального субъекта права, деятельность которого подконтрольна Банку России. В свою очередь, кредитный договор банковской ссуды обеспечивает стабильность взаимоотношений сторон по предоставлению и возврату денежных сумм между кредитором-банком и заемщиком — клиентом банка, что уменьшает частные риски. «Собственник кредитных ресурсов может не знать того, кто в них нуждается, и отказать в кредите. Банки повышают доверие. Благодаря кредитному посредничеству перезанимают у того, кому доверяют» [13, с. 106].

Таким образом, реальным кредитором заемщика — клиента банка является владелец денежных средств — вкладчик. Банк в этой конструкции выступает фактически в качестве посредника (проводника) и гаранта при поступательно-возвратном движении ссужаемой стоимости между одними субъектами экономики (владельцами свободных денежных средств) и другими, нуждающимися в привлечении во временное пользование дополнительных денежных ресурсов. «Кредитный договор, построенный по консенсуальной конструкции, предполагающий всегда участие на стороне кредитора специального

ФИНАНСОВАя АНАлИтИкА

проблемы и решения

финансового института (банка), предусматривающий необходимый перечень существенных условий, стал основой стабильности гражданского оборота. Вместе с тем современные подходы понимания существа отношений, возникающих по поводу предоставления кредита, нашедшие отражение в судебной практике, отличаются противоречивостью, неоднозначностью суждения» [9].

Ложное представление, сформировавшееся в правовой науке, основано на ошибочном признании за кредитным договором, кредитной операцией, кредитной деятельностью признаков публично-правовых категорий, отнесении обязательства к денежному обязательству по признаку действия, направленного на погашение долга, но не на его возникновение [4, с. 224—225].

Дальнейшие размышления при таком подходе заводят исследователя в тупик, так как теряются понимание роли банков в экономике и сама необходимость их существования. Между тем банковский кредит порождает движение стоимости — возникновение долга, которое в рамках банковского кредита означает передачу (перечисление) суммы денежных средств от банка к заемщику, и действие, направленное на погашение долга путем последующего ее возврата с уплатой процентов годовых.

Поскольку долг заемщика при банковском кредитовании формируется перед кредитором, в качестве которого выступает банк, то и погашать этот долг заемщик обязан перед банком. В свою очередь банк имеет долг перед вкладчиками — собственниками денежных средств, передаваемых банком в кредит, и возврат этого долга означает возврат определенного размера стоимости первоначальному звену в цепи ее движения, а именно собственнику денежных средств — банковскому вкладчику [2, с. 49].

При этом очевидно, что, размещая свободные денежные средства на счетах в банке на основе депозитного договора, вкладчик (в соответствии со своими правами владения, пользования и управления и правом на возвратность переданных правомочий на пользование и управление по истечении оговоренного срока, входящих в пучок прав собственности) делегирует банку полномочия по временному пользованию и управлению принадлежащими ему денежными ресурсами, получая за это оплату в виде процента по депозиту [11, с. 17—18].

Правоотношения в кредитной сделке при банковском кредитовании принципиально остаются такими же, как и при других видах кредитов. Право собственности на ссужаемую стоимость остается за

кредитором, в качестве которого выступает банк, хотя и не является собственником предоставляемых к кредит денежных ресурсов. Однако банк является официальным представителем владельцев, уполномоченным ими на использование и управление принадлежащей этим владельцам собственности в виде денежных средств на своих банковских счетах в течение установленного депозитным договором срока. Поэтому в связке «вкладчик — банк — заемщик» очевидна именно посредническая роль банка в организации и осуществлении кредитной сделки.

Так, ст. 982 ГК РФ определяет, что «если лицо, в интересах которого предпринимаются действия без его поручения, одобрит эти действия, к отношениям сторон в дальнейшем применяются правила о договоре поручения или ином договоре, соответствующем характеру предпринятых действий, даже если одобрение было устным». При этом банк получает вознаграждение от заемщика за предоставленные во временное пользование кредитные ресурсы в виде кредитного процента, львиную долю суммы которого он передает владельцу денежных средств — вкладчику банка, как собственнику этих ресурсов.

Уяснение посреднической функции банка позволяет сделать вывод о том, что он, выступая промежуточным звеном во взаимоотношениях субъектов, имеющих «лишние» деньги, и субъектов, желающих их использовать, способен аккумулировать все «свободные деньги мира» с целью получения прибыли посредством размещения их среди лиц, нуждающихся в дополнительных денежных ресурсах.

Банковский кредит способствует ускорению производства и обращения материальных ценностей, повышению темпов общественного производства, в частности благодаря ссудному проценту, побуждающему заемщиков экономно расходовать заемные денежные средства, изыскивать внутренние резервы, снижать затраты производства, получать прибыль, достаточную и для текущих расходов, и для возврата кредита [15, с. 31]. Поэтому осознание посреднической функции банка в обеспечении возврата ссужаемой стоимости (посредством банковского депозитного счета собственнику денежных средств — вкладчику банка), которая «проучаствовала» в хозяйственном обороте другого субъекта экономики и обеспечила владельцу денежных средств, составивших ссужаемую стоимость, прирост накоплений на величину депозитного процента, обеспечивает развитие кредитования в экономике как результат соблюдения интересов всех участников этого процесса.

Таким образом, возвратность как экономическая основа кредита в полной мере присуща и банковскому кредиту, организующему кредитные отношения между кредитором и заемщиком. Сохранение права собственности на ссужаемую стоимость за кредитором как юридическая основа кредита осуществляется посредством передачи вкладчиком банку прав управления своей собственностью (суммой депозита) в рамках депозитного договора, обеспечивающего вкладчику определенный доход.

При этом банк, приобретая права управления имуществом вкладчика (суммой депозита), приобретает и право на выполнение функции владельца в кредитных отношениях с заемщиком со всеми последствиями для заемщика по конкретной кредитной сделке. Иначе говоря, банк как финансовый агент владельца денежных средств сохраняет (опосредует) права собственности вкладчика на ссужаемую стоимость в отношениях с заемщиком банка. Такое право банка узаконено в рамках Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности».

Соблюдение права собственности вкладчика на вверенные банку денежные средства, других его интересов обеспечивается законодательно. Деятельность банка как финансового агента вкладчика нормируется и строго контролируется государственным надзорным органом в лице Банка России.

Настоятельная необходимость пересмотра законодательного подхода к проблеме учета феномена сохранения прав собственности на ссужаемую стоимость за кредитором существует достаточно долго. Многолетнее игнорирование указанного феномена в законодательных уложениях явилось одной из причин того, что в банковском сообществе бытует твердое убеждение: права кредитора априори ущемлены — слишком часто банки оказываются в положении потерпевшей стороны, когда даже после проведения судебной тяжбы вследствие либо ошибочного решения суда, основанного на презумпции перехода права собственности на ссужаемую стоимость к заемщику, либо при невозможности реализовать обеспечение по причинам, аналогичным указанным, банк не в состоянии избежать убытков и потерь.

Между тем юридическое признание сохранения права собственности на ссужаемую стоимость за кредитором будет способствовать уравниванию в правах кредитора и заемщика. При этом ущерб кредитора от невозврата кредита в судопроизводстве приобретает иную квалификацию и переходит из категории «нарушение прав» в категорию «нанесение

ущерба собственности», что позволяет применить к ответчику (заемщику) иной правовой подход к обеспечению покрытия нанесенного ущерба, включая, например, возмещение ущерба за счет другого (возможно, любого) имущества заемщика.

Пересмотр с точки зрения прав собственности и введение на этой основе новых правовых норм в кредитовании могут существенно повысить защищенность интересов кредитора и дисциплинировать заемщика. Это, в свою очередь, должно способствовать, во-первых, развитию кредитного процесса в экономике, во-вторых, повышению взаимной ответственности и доверия между банками и другими субъектами экономики, повышению стабильности, доверительности и привлекательности банковского бизнеса.

Список литературы

1. Белов В. А. Денежные обязательства. М.: ЭКСМО, 2007.

2. ВитрянскийВ. В. Проблемы заключения и исполнения кредитного договора // Приложение к ж-лу «Хозяйство и право». 2004. № 11.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996.

4. Гражданское право: учебник. В 2 т. Т. II. Полутом 2 / отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2000.

5. Жуков А. П., Лаврушин О. И. Экономические и правовые проблемы использования кредита // Бизнес и банки. 2000. № 1-2.

6. Лаврушин О. И. Кредит как стоимостная категория социалистического воспроизводства. М.: Финансы и статистика. 1989.

7. О банках и банковской деятельности: Федеральный закон от 02.12.1990 № 395-1.

8. Словарь-справочник по гражданскому законодательству. М., 1996.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Соломин С. К. Кредитный договор. Товарный и коммерческий кредит: учеб. пособие / С. К. Соломин. Чита: ЧитГТУ, 2001. 125 с.

10. Топровер И. В. О природе и свойствах кредита: атрибуты кредитного отношения // Финансы и кредит. 2006. № 27.

11. Трофимов М. В. Банковская ссуда и способы обеспечения ее возврата. М.: Белые альвы, 1996.

12. Финансовое право: учебник / отв. ред. Н. П. Химичева. М., 1996.

13. Хикс Джон. Теория экономической истории. Пер. с англ. 2-е стереотип. изд. / общ. ред. и вступ. ст. Р. М. Нуреева. М.: НП Журнал «Вопросы экономики», 2006. 224 с.

14. Цага В. Современные буржуазные теории денег и кредита. М.: Госфиниздат, 1955.

15. Ямпольский М. М. О трактовках кредита // Деньги и кредит. 1999. № 4.

ФИНАНСОВАя АНАлИтИкА

проблемы и решения

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.