Научная статья на тему 'Экономическая диверсификация сетевой экономики как фактор инновационного развития современной России'

Экономическая диверсификация сетевой экономики как фактор инновационного развития современной России Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
234
32
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Дайджест-финансы
ВАК
Область наук
Ключевые слова
ИННОВАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА / СЕТЕВАЯ ЭКОНОМИКА / ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИВЕРСИФИКАЦИЯ / ЭЛЕКТРОННЫЕ ТОРГИ / ЭЛЕКТРОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО / ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНТЕРНЕТ-ПРОСТРАНСТВА

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Логинова Е. В.

Одним из условий формирования инновационной модели экономического роста в современной России является развитие сетевой экономики, качественной характеристикой которой является степень ее экономической диверсификации. В статье определены границы экономической диверсификации сетевой экономики в России. Выявлены проблемы ее правового регулирования и предложены пути их решения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Экономическая диверсификация сетевой экономики как фактор инновационного развития современной России»

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИВЕРСИФИКАЦИЯ

СЕТЕВОЙ ЭКОНОМИКИ КАК ФАКТОР ИННОВАЦИОННОГО

РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ*

Е. В. ЛОГИНОВА,

кандидат экономических наук, заведующий кафедрой экономической теории и управления E-mail: loginav14GG@mail. ru Волжский гуманитарный институт (филиал) Волгоградского государственного университета

Процесс формирования в современной России конкурентоспособной на мировом рынке экономики обусловливает необходимость разработки инновационной модели экономического роста, ориентированной на развитие и использование инновационного потенциала человеческого капитала, интеграцию науки, образования и производства, внедрение и распространение передовых информационных технологий.

Особая роль в реализации инновационной модели модернизации принадлежит развитию сетевых форм взаимодействия, основанных на использовании Интернета, поскольку последние повышают степень открытости экономических отношений, стимулируют развитие конкуренции, позволяют осуществлять общественный контроль за деятельностью чиновников. Более того, именно сетевая организация экономики соответствует сущности инновационных процессов, так как, во-первых, «морфология сети хорошо приспособлена к растущей сложности взаимодействий и к непредсказуемым моделям развития, возникающим из творческой мощи таких взаимодействий» [4].

Во-вторых, процессы, основанные на сетевом принципе построения, обладают высокой степенью гибкости, что позволяет модифицировать организации и институты посредством перегруппировки их компонентов, адаптируя их к быстро меняющейся инновационной среде.

* Статья подготовлена по материалам журнала «Национальные интересы: приоритеты и безопасность». 2012. № 30 (171).

В-третьих, для сети характерен эффект «всеохватности», позволяющий интегрировать все сферы человеческой деятельности и все экономические процессы в единое сетевое пространство и обусловливающий возможность осуществлять взаимодействия на всех стадиях инновационного цикла в режиме реального времени и вне территориальных границ.

Процесс развития сетевой экономики в значительной степени обусловлен темпами проникновения Интернета в жизнедеятельность общества, поскольку он напрямую зависит от числа пользователей и количества сетевых трансакций. В настоящее время Россия по числу интернет-пользователей занимает почетное 5-е место в мире после Китая, США, Бразилии и Индии, но весьма скромное 68-е место - по доли пользователей по отношению к численности населения страны [18]. Однако, учитывая, что распространение сетевых взаимодействий, опосредованных Интернетом, в России началось несколько позднее, чем, например, в США, более того, происходило оно на фоне трансформационного кризиса 1990-х гг. при отсутствии достаточного количества специалистов в области информационно-коммуникационных технологий и развитой системы гражданских телекоммуникационных сетей, следует отметить весьма положительную динамику интернетизации российского общества. Кроме того, анализ изменения численности интернет-пользователей в России и мире позволяет сделать вывод о том, что начиная с 2000 г. темпы роста количества

пользователей в России превышают общемировые (рис. 1). Хотя, с другой стороны, именно столь высокие темпы распространения Интернета говорят об отставании России от ведущих стран мира, поскольку примерно такая же динамика пользователей наблюдалась в США и европейских странах в средине 1990-х гг.

Несмотря на то, что сетевая экономика находится еще на начальных этапахсвоегоразвития,темне менее ее диверсификациявовсесферы жизнедеятельности общества имеет действительно глобальный характер. Многие трансакцииоп осредуются Интернетом, широкое распространение получили электронные финансовые операции, все больше людей используют удаленный доступ крабочему месту, увеличивается социальн£шактивностьгра»здан в Интернете, что формирует основы для развития гражданского общества.Также возникаютновые возможности для развития сотрудничества внутри научного сообщества, повышается доступность образования и, как следствие,растетэффе етивность образовательного процесса, расширяетсяспектр государственных услуг, предоставляемых через Интернет, что значительноповышает доступность услуг и открытость государственных органов власти для населения страны.

Но для того, чтобы дать оценку влшшия сетевой экономики на социально-экономический прогресс общества, необходимо выявить и охарактеризовать процессы, задающие нащлавление вектора реализации ее инновационного потенциала, а именно проанализировать степень и последствия ее экономической диверсификации.

Определение границ экономическойдиверси-фикации сетевой экономики и, соответственно, ее влияния на инновационное развитие современной России предполагает выявление проникновения сетевых взаимодействий в традиционные сферы бизнеса, анализ свойств и функций сетевой экономики в современной экономической системе, а также степени ее воздействия на основные макроэкономические показатели и параметры.

Если в целом проанализировать темпы роста сферы ИКТ в России, то эта сфера развивается быстрее российской экономики в целом, демонстрируя рост порядка 20 % в год [11]. Общий объем сектора ИКТ в 2010 г. со-

о о

о рц

70 60 50 40 30 20 10 0

ставил 1 808 млн руб., его доля в ВВП достигла 4 %, снизившись по отношению к 2009 г. на 0,6 % из-за роста ВВП. Доля доходов от телекоммуникационных услуг в общем обороте вида деятельности составила 74,2 % против 72 % в 2009 г. [9]. В структуре занятости населения доля специалистов ИКТ составляет около 2 %, производительность же труда ВЭД является самой высокой в российской экономике (в 2007 г. она составила 40% от )фовш1 США, тогдакак средюш производительность трудапо стране - 26 % от уровня США [17]).

Наиболее динамичноргшивающимися сектора-мисетевойэкономикивсовреме ннойРоссииявля-ются электронная торговля и электронные закупки (последние два пою1тиянеследуетотояздествлять друг с другом,поско лью/, когдаречь идет о б электронной торговле, то, как правило, рассматриваются сделки, совершаемые в сегментахС2С иВ2С,а под электронными закупкамипонимаются сделки, совершаемые в сегментах В2В и B2G), суммарный о &>емкотор ых,поданнымзадокризисный 20071"., увеличилсяна30%(табл.1).

Рост оборота электронной торговли продолжил -ся,хотяи более замедленными темпами,ивкри-зисныйпериод2008-2009 гг.Поданным экспертов Национальной ассоциации электронной торговли (НАУЭТ),в 2009г.объем электронныхторговвы-росна 30-35%, однако ужеза первое полугодие 2009 г. темпы роста интернет-продаж составили по эегментам от 60 до80%[7].

По оценке аналитиков Альфа-Банка, в 2008 г. объем электронных торгов в сегменте В2С составил бмлрддолл., ]з 2009 г. - чуть более8млрддолл., а в 2010 г. - свыше 11 млрддолл.[7].

Свыше 80 % интернет-пользователей России хотя бы раз совершали покупку в интернет-мага-

2 500

-- 2 000

-- 1 500

-- 1 000

-- 5 00

л о о СО

Россия

■Весь мир

Рис. 1. Динамика роста интернет-пользователей в России и в мире в 1996-2010 гг., млн чел. [18]

0

зине, аудитория же активных онлайн-покупателей составляет 34 % пользователей. Однако оплачивать свои покупки россияне по-прежнему предпочитают наличными (58 %), 31 % онлайн-покупателей используют электронные платежные системы, 11 % -пластиковые карты [7].

Для российского рынка электронной торговли характерен высокий уровень концентрации капитала -на 15 % интернет-магазинов приходится более 60 % всего объема продаж, причем, по прогнозам участников рынка, процесс консолидации интернет-магазинов в интернет-холдинги будет только развиваться, исключением станут только узкоспециализированные магазины, где уровень концентрации капитала останется относительно стабильным [16].

Рост электронной торговли обусловлен целым рядом факторов, среди которых на основании исследования, проведенного в сегменте В2С российского рынка интернет-торговли компанией PwC (Pricewat-erhouseCoopers), следует выделить: со стороны покупателей - экономия времени (74 % опрошенных), доставка товаров на дом (65 %), возможность избежать очередей и суеты традиционных магазинов (61 %) и круглосуточное обслуживание (58 %) [7]; со стороны продавцов - отсутствие затрат на аренду и содержание торговых площадей, поскольку практически все интернет-магазины действуют по принципу «сайт -склад», относительно низкая стоимость обработки заказов, даже несмотря на курьерскую доставку товаров, более низкие, по сравнению с традиционной, затраты на рекламу в Интернете. Тем не менее, по данным маркетингового агентства Step by Step, интернет-торговля в России развивается не такими высокими темпами, как в Австралии, Новой Зеландии, Канаде, США, большинстве западно-европейских стран, Китае, Южной Корее и Японии [7]. Это вызвано низкой степенью доверия российских покупателей к онлайн-покупкам. На взгляд автора, активизации рынка ин-терент-торговли в секторе В2С будет способствовать информационное развитие регионов, обусловленное реализацией долгосрочной федеральной целевой программы «Информационное общество (2011-2020 гг.)», разработанной Правительством РФ.

Быстрыми темпами происходит освоение интернет-пространства и со стороны представителей бизнеса. Во-первых, этому способствует принятие целого ряда законодательных актов, стимулирующих развитие электронных торговых площадок, и, во-вторык, рост экономического эффекта в результате перехода на систему электронных торгов. По словам директора электронной торговой площадки SETonline А. Емельянова, для коммерческих структур наиболее привлекательная черта электронных закупок вообще и электронных аукционов в частности -экономическая эффективность. Опыт показывает, что переход на электронные аукционы позволяет снизить закупочные цены в среднем на 10-15 %, а по некоторым видам товаров - до 40 % [1].

Развитие электронной торговли в сегментах В2В и В2G, получившее название электронных закупок, в современной России происходит по двум основным направлениям:

1) получение информации и проведение торгов через Интернет с использованием электронной цифровой подписи (результатом торгов является заключение сделки, отказ от которой влечет за собой юридическую ответственность);

2) формирование баз данных, предоставляющих потенциальным поставщикам и заказчикам информацию друг о друге и оказывающих сервисные услуги по подготовке контракта (результат -формирование для заказчика конкурентного листа, содержащего набор предложений со стороны потенциальных поставщиков, из которых заказчик может выбрать любого).

В настоящее время завершен первый этап модернизации системы госзакупок, в результате которого Минэкономразвития и ФАС России отобрали пять электронных площадок, имеющих право осуществлять торги: ОАО «Единая электронная торговая площадка» (ЕЭТП), на долю которой к концу 2010 г. пришлось 63 % рынка госзакупок, «Сбербанка Автоматизированная система торгов» (Сбербанк-АСТ) - 22 % рынка, Агентство по государственному заказу Республики Татарстан (АГЗРТ) - 14 %, ООО «Индексное агентство РТС» (РТС) и ЗАО

Таблица 1

Оборот электронных торгов в России в 2003-2007 гг., млн долл.

Сегмент 2003 2004 2005 2006 2007 Темпы роста в 2007 г., %

В2С 480,4 662 1 020 2 085 3 250 156

В2В 316,2 442 1 300 1 723 2 288 132

B2G 141 2 130 2 174 2 270 2 368 104

Итого... 937 3 233 4 494 6 078 7 906 130

Источник: Состояние электронной торговли в России [Электронный ресурс] - Режим доступа: М1р://й^е. ги^ьЬт^Ьэш pГ?option=full_retail_news&id=767.

6 000 5 000 4 000 3 000 2 000 1 000 0

«ММВБ Информационные технологии» (ММВБ) - чуть более 1 %. За 2010 г. через эти торговые площадки было совершено более 51 тыс. торгов на сумму почти 220 млрд руб. Крупнейшей элект -ронной площадкой по итогам 2010 г. стала ЕЭТП, на которой зарегистрирован 14 571 заказчик и 25 840 поставщиков. За ней следует электронная площадка Сбербанка-АСТ - 11 607 заказчиков и 24 740 поставщиков. Что же касается оставшихся трех площадок, то они отстают по данным показателям от лидеров в два и более раз [13].

Использование возможностей Интернета для обеспечения системы госзакупок позволяет не только повысить прозрачность осуществляемых процедур и снизить коррупционность закупочной деятельности1, но и способствует росту эффективности электронных торгов (рис. 2). За 2010 г. экономия бюджета за счет проведения торгов через электронные торговые площадки составила почти 22 млрд руб. Налицо и рост конкурентности в сегменте B2G (в ноябре 2010 г. количество торгов, в которых приняли участие два и более поставщиков, составило почти 93 %) [13].

Высокий уровень конкуренции в системе электронных закупок обеспечивает рост экономии на торгах. Так, согласно индексу госзакупок ЕЭТР [2] прослеживается прямая зависимость размера экономии (дисконта) на электронных торгах от количест-

f

/

■ Несостоявшиеся торги

□ Торги с одним участником

□ Конкурентные торги (два и более участников)

^ о-

Рис. 2. Уровень конкуренции в системе электронных торгов в 2010 г. [2]

1 По данным опроса представителей малого бизнеса, проведенного на сайте www zakupki. gov. ru., «более половины опрошенных высказали мнение, что внесенные в 2009 г. изменения в законодательство о госзакупках, ознаменовавшие начало перевода всех государственных аукционов в электронную форму, стали самой эффективной мерой для расширения участия малого бизнеса в распределении государственного заказа. 64 % опрошенных признали открытые аукционы, в том числе в электронной форме, наиболее прозрачной процедурой, ориентированной на участие субъектов малого предпринимательства». См: Малый бизнес поверил в электронные торги. URL: http://pda. mk. ru/economics/article/2010/09/01/526 681-kaleydoskop. html.

По мнению А. Емельянова, директора SETonline, «высокая прозрачность электронных закупок гарантирует равные условия и отсутствие неявных преференций для отдельных поставщиков. Это может казаться невероятным, но при правильно организованном процессе торгов «откаты» уходят в прошлое: манипуляции менеджмента с целью отдать победу «своему» поставщику становятся невозможными». См.: В России стремительно развивается рынок электронных закупок. URL: http://www. etc. ru/public. cms/?eid=690943.

ва их участников. В 2010 г. средний размер дисконта составил 14 %, колеблясь в течение года от 7 до 21 %. Если подобная тенденция экономии сохранится, то, по предварительным оценкам специалистов электронных торговых площадок, при ожидаемом росте рынка электронных закупок в 2011 г. размер дисконта составит свыше 1 трлн руб. [13].

О степени развития вида экономической деятельности можно также судить по объему ее финансирования из бюджетных источников. Общий объем финансирования программ и проектов внедрения сетевых технологий в федеральных органах власти достиг в 2009 г. 37,5 млрд руб. (в 2008 г. - 42 млрд руб.). Расходы на сетевые технологии в федеральных и региональных органах государственной власти, а также в рамках различных ФЦП в 2008 и 2009 гг. составили 60-80 млрд руб. ежегодно. В 2010 г. на региональные проекты из бюджета субъектов РФ планировалось выделить 20 млрд руб. (при этом на «сетизацию» органов исполнительной власти выделяется около 50 % от общего объема финансирования, на «сетизацию» образования - около 23 %, здравоохранения - 12, системы обеспечения безопасности -10, культуры - 5 %), в перспективе на региональные проекты из бюджета субъектов РФ до 2012 г. планируется выделить около 98 млрд руб. [14].

В конце 2010 г. завершилась реализация федеральной целевой программы «Электронная Россия», на финансирование которой только в 2009-2010 гг. из федерального бюджета было направлено 5,8 млрд руб. На смену «Электронной России» в 2011 г. приходит долгосрочная целевая программа «Информационное общество 2011-2020 гг.» с ежегодным бюджетом в 82,5 млрд руб. [14].

В России наблюдаются весьма высокие темпы увеличения числа пользователей Интернета и компьютеров. Зимой 2010-2011 гг. доля интернет-пользователей среди взрослого населения составила 43 %, или 50 млн чел. Общая численность активной интернет-аудитории к концу 2010 г. достигла 36 млн чел. [10], а общее количество персональных компьютеров в России за 2009 г. выросло более чем на 11 % и составило 52,3 млн шт. [5].

Однако, несмотря на позитивную в целом по стране динамику, используется Интернет в регионах России неравномерно, о чем свидетельствуют данные табл. 2.

Как видно, явным лидером по использованию Интернета является Москва, за ней следуют Северо-Западный и Дальневосточный федеральные округа. Что же касается остальных макрорегионов России, то здесь в целом наблюдается достаточно равномерное распределение пользователей. Кроме того следует отметить, что разрыв по количеству пользователей между регионами-лидерами и регионами-аутсайдерами постепенно сокращается.

Неравномерное распределение интернет-пользователей в регионах определяет и различия между ними по показателям развития электронного бизнеса (табл. 3).

Несмотря на сохранение весьма значительного разрыва между регионами по степени развития электронного бизнеса, за период с 2007 по 2009 г. произошло значительное сокращение разницы между ними по использованию возможностей Интернета для решения организационных, управленческих и экономических задач, а также осуществления финансовых расчетов, что позволяет сделать вывод о все большем проникновении сетевых взаимодействий в экономику.

Таблица 2

Доля интернет-пользователей в России и в регионах в 2003-2008 гг., % от населения

Регион 2003 2004 2005 2006 2007 2008 Зима 2009-2010 гг.

Россия 9 13 16 21 25 27 43

Москва 30 35 41 50 54 - -

Центральный ФО (без Москвы) 8 10 12 18 22 - -

Центральный ФО (с Москвой) - - - - - 24 40

Северо-Западный ФО 12 21 24 31 35 32 45,5

Южный и Северо-Кавказский ФО 7 11 13 17 20 24 30

Приволжский ФО 6 10 12 16 20 21 33

Уральский ФО 7 10 11 14 19 25 32

Сибирский ФО 6 12 13 17 19 23 33,5

Дальневосточный ФО 8 13 15 19 28 32 37,5

Источники: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2010: стат. сб. / Росстат. М., 2010. С. 56-57; Интернет в России. Вып. 22. Зима 2007-2008 гг., вып. 32. Зима 2010-2011 гг. URL: http://www. fom. ru/projects/23.html.

Таблица 3

Дифференциация регионов Российской Федерации* по показателям развития электронного бизнеса в 2009 г.

Показатель Россия Максимальное значение по России Минимальное значение по России Разрыв в значениях показателей 2009-2007гг.

Число ПК на 100 занятых в организациях, ед. 35 45 (Томская область) 18 (Республика Дагестан) 2,5/3,7

Число ПК, имеющих доступ в Интернет, на 100 занятых в организациях, ед. 15 27 (Томская область) 4 (Республика Ингушетия) 6,75/8,9

Доля организаций, имеющих доступ в Интернет, % 78,3 95,5 (Томская область) 39,6 (Республика Тыва) 2,4/2,7

Доля организаций, использующих Интернет для решения организационных, управленческих и экономических задач, % 68,0 95,6 (Калининградская область) 43,8 (Республика Ингушетия) 2,18/4,8

Доля организаций, использовавших Интернет с целью осуществления финансовых расчетов в электронном виде, % 68,0 80,1 (Кемеровская область) 34,4 (Республика Ингушетия) 2,3/7,3

Источник: составлено автором по: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2010: стат. сб. / Росстат. М., 2010. С. 702-706.

* За исключением городов Москвы и Санкт-Петербурга (максимальное значение рассматриваемых показателей) и Чеченской Республики (минимальное значение всех рассматриваемых показателей)

Дифференциация регионов по числу интернет-пользователей и степени развития электронного бизнеса вызвано целым рядом факторов.

Во-первых, дифференциацией регионов по уровню валового регионального продукта (ВРП) на душу населения (табл. 4), поскольку высокий уровень его производства создает экономические предпосылки для использования ИКТ.

Во-вторых, немаловажным фактором является доступность для населения подключения к ресурсам Всемирной сети, в основе которой лежат доходы населения. Как свидетельствуют данные табл. 2 и 5, Центральный федеральный округ (в значительной степени за счет Москвы), Дальневосточный и Северо-Западный федеральные округа, являясь лидерами по доходам, приходящимся на одного члена семьи, одновременно лидируют и по доли интернет-пользователей в численности населения региона.

В-третьих, фактором, оказывающим влияние на распространение Интернета в макрорегионах России, является уровень образования проживающего на этих территориях населения (табл. 6). Как и в

прежних случаях, по доли населения, имеющего высшее, незаконченное высшее и средне специальное образование, лидируют Центральный, Северо-Западный и Дальневосточный федеральные округа, что и обеспечивает им соответствующие места в рейтинге по распределению доли интернет-пользователей.

В-четвертых, важным фактором, определяющим степень использования возможностей Интернета для обеспечения позитивного социально-экономического развития России, является готовность к реализации услуг электронного правительства, под которым понимается использование в практике органов власти современных ИКТ, нацеленное на обеспечение доступа граждан к достоверной официальной информации, на создание новых возможностей для взаимодействия органов власти между собой, с населением, бизнесом и институтами гражданского общества, а также на повышение эффективности и прозрачности государственного управления.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Опыт стран, успешно реализующих программы электронного правительства, позволяет отметить следующие положительные экстерналии:

Таблица 4

Валовой региональный продукт на душу населения в 2003-2009 гг., тыс. руб.

Регион 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009

Москва 236,6 265,3 397,2 504,1 640,4 786,4 679,3

(1) * (1) (1) (1) (1) (1) (1)

Центральный ФО (без Москвы) 51,3 63,7 80,0 101,0 131,7 175,8 161,5

(7) (7) (8) (8) (8) (8) (8)

Северо-Западный ФО 82,9 107,1 131,6 161,8 204,8 251,3 253,2

(4) (3) (3) (3) (3) (3) (4)

Южный ФО 41,0 50,0 107,0 137,5 177,9 225,4 231,3

(8) (8) (5) (5) (5) (5) (5)

Приволжский ФО 63,4 78,4 91,4 115,5 142,9 176,3 163,3

(5) (6) (7) (7) (7) (6) (7)

Уральский ФО 144,6 212,6 252,1 304,0 346,2 393,2 358,4

(2) (2) (2) (2) (2) (2) (2)

Сибирский ФО 63,3 85,3 98,9 124,4 152,8 176,1 173,4

(6) (5) (6) (6) (6) (7) (6)

Дальневосточный ФО 86,4 103,5 125,8 153,0 196,6 237,1 268,3

(3) (4) (4) (4) (4) (4) (3)

Источник: Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www. gks. ru/free_doc/new_site/vvp/dusha98-09.xls. * В скобках обозначено место региона.

Таблица 5

Среднедушевые денежные доходы населения в 2003-2009 гг., руб.

Федеральный округ 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009

Центральный 7 211 8 991 11 084 13 883 17 085 19 105 22 215

Северо-Западный 5 404 6 938 9 045 10 971 13 282 15 070 17 446

Южный 3 310 4 169 5 333 6 814 8 717 10 885 12 437

Приволжский 3 917 4 787 6 220 7 996 9 930 12 351 13 867

Уральский 6 110 7 413 9 507 12 038 15 025 18 685 19 848

Сибирский 4 351 5 267 6 680 8 346 10 286 12 889 13 491

Дальнево сточный 5 788 7 047 8 892 11 097 13 376 15 622 18 262

Источник: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2010: стат. сб. / Росстат. М., 2010. С. 164-165.

Источник: Регионы России. Социально-экономические показатели. 2010: стат. сб. / Росстат. М., 2010. С. 124-125.

Таблица 6

Состав занятого населения по уровню образования по макрорегионам Российской Федерации в 2009 г., в % к итогу

Регион Имеющие образование Не имеющие основного общего

Профессиональное Общее

послевузовское высшее среднее начальное среднее (полное) основное

Российская Федерация 0,2 28,0 27,1 18,9 20,9 4,6 0,4

Центральный ФО 0,3 33,4 27,7 16,7 18,3 3,3 0,2

Северо-Западный ФО 0,2 29,8 26,1 21,0 19,1 3,4 0,3

Южный ФО 0,2 26,9 26,1 14,9 25,5 5,9 0,5

Приволжский ФО 0,1 24,7 26,8 22,8 20,9 4,3 0,4

Уральский ФО 0,4 24,7 29,9 19,6 20,1 5,0 0,4

Сибирский ФО 0,1 24,4 26,4 18,9 22,8 6,7 0,6

Дальневосточный ФО 0,1 26,2 26,2 19,6 21,9 5,4 0,6

• во Франции за два года реализации электронного правительства было сэкономлено 10 млрд евро;

• в Сингапуре удалось достичь самого низкого уровня коррупции в мире;

• в Канаде государственные услуги, предоставляемые посредством Интернета, составляют 30 % от всех государственных трансакций, на ожидание в очередях госучреждений канадцы тратят в среднем 2,5 мин (россияне - 27 мин);

• среднестатистический житель Великобритании благодаря внедрению электронного правительства экономит 478 ч жизни в год [6]. Институтом развития информационного общества (ИРИО) в 2006 г. был составлен рейтинг готовности регионов России к электронному правительству. Данные рейтинга свидетельствуют о преимуществах Москвы и Санкт-Петербурга, достигнутых благодаря высоким показателям развития ИКТ-инфраструктуры и электронной коммерции, а также качеству человеческого капитала. 3-е и 4-е места в данном рейтинге занимают Томская область, для которой характерны высокие показатели использования ИКТ в органах власти и развития человеческого капитала, а также достаточно высокий уровень развития ИКТ-ин-фраструктуры, и Республика Карелия, имеющая высокие показатели доступа органов власти к ИКТ и занимающая 1 -е место среди регионов России по подындексу веб-присутствия.

В 2010 г. Центром прикладной экономики по заказу электронного журнала «Государственный менеджмент» была определена степень внедрения электронного правительства в регионах Российской Федерации, при расчете которой оценивались уровень и качество информационного сопровождения предоставления государственных услуг на регио-

нальном уровне, а именно: удобство получения и полнота информации с точки зрения получателя услуги; уровень внедрения таких информационных сервисов, как интернет-приемная, электронные киоски, электронные услуги; степень открытости правительства региона для взаимодействия с интернет-пользователями.

Из 83 субъектов Российской Федерации 74 субъекта предоставляют населению услуги в электронном виде посредством специализированных порталов государственных услуг, причем 27 субъектов РФ разработали собственные порталы государственных и муниципальных услуг, 44 субъекта РФ воспользовались порталом, распространяемым Министерством экономического развития РФ, 3 субъекта РФ размещают информацию об услугах в электронном виде на общих порталах органов государственной власти (табл. 7). В 9 субъектах РФ (Республика Адыгея, Республика Ингушетия, Карачаево-Черкесская Республика, Чеченская Республика, Республика Тыва, Красноярский край, Республика Саха (Якутия), Амурская область и Сахалинская область) государственные услуги в электронном виде региональными органами власти не предоставляются [12].

Сопоставление данных указанных двух рейтингов позволяет сделать вывод о том, что практически все регионы (за исключением Республики Карелия), располагающие значительным заделом в экономическом и инфраструктурном обеспечении формирования электронного правительства в 2004-2005 гг., не смогли реализовать имеющиеся возможности, что, на взгляд автора, обусловлено следующими факторами общего для большинства регионов России характера:

- высокая степень неопределенности при реализации проектов электронного правительства в

Таблица 7

Сравнительный анализ места регионов в рейтингах готовности (2004-2005 гг.) и внедрения электронного правительства (2010 г.)

Регион Место в рейтинге по готовности Место в рейтинге по внедрению Регион Место в рейтинге по внедрению Место в рейтинге по готовности

Москва 1 19-21 Республика Татарстан 1 49

Санкт-Петербург 2 29-30 Кабардино-Балкарская Республика 2 75

Томская область 3 55-59 Республика Башкортостан, Нижегородская область 3-4 53

Республика Карелия 4 8 21

Ханты- Мансийский АО 5 12 Ямало-Ненецкий АО, Тамбовская область 5-6 12

Самарская область 6 55-59 58

Иркутская область 7 68 Липецкая область 7 70

Ярославская область 8 19-21 Республика Карелия 8 4

Хабаровский край 9 25-26 Свердловская область 9 16

Московская область 10 53 Смоленская область 10 46

Источник: составлено автором по: Палькина Т., Рудычева Н. Готовность регионов к е-правительству. URL: http://www. svobodainfo. org/en/node/231; рейтинг субъектов РФ по уровню внедрения электронного правительства. URL: http://www. gosman. ru/electron?news=4920.

регионах, определяющая уровень финансовых и политических рисков;

- невысокая финансовая привлекательность проектов по реализации электронного правительства для коммерческих структур, что существенным образом ограничивает приток инвестиций;

- концентрация внимания при реализации программы электронного правительства на внутренних проблемах государственного сектора и слабая осведомленность граждан об услугах и сервисах электронного правительства;

- невостребованность услуг электронного правительства со стороны граждан вследствие низкой компьютерной грамотности населения, особенно старшего возраста2;

- негативная реакция чиновников на внедрение электронного правительства, которая вызвана, с одной стороны, беспокойством по поводу обеспечения должного уровня безопасности при предоставлении государственных услуг посредством Интернета, с

2 Например, в США годовой рост посещаемости сайтов электронного правительства в 2008 г составил 175 %. Этот рост был вызван организацией обучающих курсов для пожилых людей. См.: Коррупция в России эффективно убивает электронное правительство. URL: http://www. politjournal. ru/ index. php?action=News&tek=9707.

другой - высоким уровнем коррупционности бюрократического аппарата3 .

Все эти факторы, обусловливающие низкие темпы внедрения электронного правительства в России, естественно, оказывают влияние и на отношение к электронному правительству со стороны граждан. По результатам опроса, проведенного компанией «Корус Консалтинг» в начале 2011 г., оказалось, что 82 % опрошенных полагают, что электронные госуслуги находятся в зачаточном состоянии, 11 % считают, что они развиваются нормально, скоро будет заметен результат. Руководители и специалисты отечественных предприятий высказали мнение, что основным тормозом для развития электронного общества является само

3 По мнению заместителя генерального директора СКБ «Контур» Л. Волкова, коррупция эффективно убивает электронное правительство, а не наоборот. И это естественно. E-gov при всех прочих прелестях направлено именно на борьбу с коррупцией. Понятно, что та с ним воюет - вольно или невольно, сознательно или бессознательно. Представим, что есть больной с кривой ногой, ему надо поставить аппарат Илизарова, но у него гемофилия. И это - абсолютное противопоказание к лечению. Аналогично: наличие в обществе развитой коррупции - абсолютное противопоказание к внедрению e-gov. См.: Коррупция в России эффективно убивает электронное правительство/ URL: http://www. politjournal. ru/ index. php?action=News&tek=9707.

государство: 38 % опрошенных считают основной проблемой противодействие бюрократии и отсутствие межведомственного взаимодействия, а 12 % -пассивную роль государства [3].

Тем не менее, несмотря на невысокие темпы внедрения электронного правительства в России, его необходимо воспринимать как объективный процесс, поскольку развитие ИКТ и обусловленный им рост темпов информационного обмена в обществе приводят к эволюции института государственного регулирования, вызванного необходимостью решения задач в сфере информационно-аналитической деятельности и повышения эффективности государственного управления.

В целом, проанализировав степень становления сетевой экономики в России, можно сделать вывод о неравномерности протекания этого процесса в российских регионах, что и способствует возникновению между ними цифрового неравенства. Данная проблема обусловлена еще и тем, что хотя регионы стремятся к использованию достижений ИКТ, однако в большинстве случаев формирование сетевой экономики находится лишь на стадии становления, которому, к сожалению, до сих пор препятствует ряд факторов:

• несовершенство законодательной базы (законодательство практически не позволяет пользоваться многими услугами, оказываемыми с помощью ИКТ, поскольку отсутствуют само понятие электронного документа и формализованные условия признания такого документа юридически эквивалентным документу в традиционной бумажной форме);

• низкая материальная база, в основе которой лежит степень развитости ИКТ-инфраструк-туры (достаточно хорошо оснащены компьютерами и активно используют Интернет и интерактивные сервисы федеральные органы власти, в меньшей степени доступом к ИКТ обеспечены органы местного самоуправления России, многие из которых вообще не имеют компьютеров. Что же касается числа компьютеров у населения, то оно постоянно растет, но по-прежнему не достигает значительного числа, и количество интернет-пользователей в значительной степени дифференцировано по отдельным регионам);

• низкая компьютерная грамотность населения и работников органов власти (хотя в среднем население России имеет достаточно высокий уровень образования, к тому же в структуре населения высока доля студентов, ученых и специалистов в области ИКТ. Тем не менее средний уровень информационной

грамотности остается низким, более того, выявляется низкий уровень мотивации и заинтересованности в его повышении). Решение проблем, возникающих в обществе в связи с распространением нового типа коммуникаций, в значительной степени зависит не только от выявления социально-экономической сущности зарождающейся (но весьма быстро развивающейся) сетевой экономики и характеристики специфического механизма ее функционирования, но и от создания институтов, регулирующих правоотношения ее субъектов.

В данном случае речь идет о необходимости разработки мер государственной политики, направленных на создание благоприятных условий для развития Интернета и защиту прав и свобод различных субъектов в рамках отношений, осуществляемых с использованием Интернета. Без создания организационно-правовых механизмов, в рамках которых возможно будет оперативно устанавливать факт противоправного деяния и пресекать правонарушения, сеть Интернет превратится в источник массовых нарушений авторских прав, прав личности, прав несовершеннолетних и др.

Однако при этом необходимо учитывать тот факт, что Интернет, являясь особым информационно-сетевым структурированным пространством, формирует свое особое, отличное от традиционного законодательно-правовое поле, в рамках которого должны регламентироваться взаимоотношения между специфическими субъектами сетевой экономики.

Это означает, что особенности применения права для регулирования отношений, возникающих или осуществляемых с использованием Интернета, должны определяться особенностями самого Интернета, который представляет собой:

• высокотехнологичную среду массовой коммуникации;

• трансграничную среду, не имеющую государственных границ;

• либеральную среду, сформированную в условиях саморегулирования.

На данный момент право и законодательство испытывают серьезные сложности в определении взвешенных и социально-обоснованных подходов к регулированию системы сетевых взаимоотношений, возникающих в рамках сети Интернет. В мире и в России существует много идей, много правоприменительных решений, активно развивается судебная практика, но поскольку отношения в новой технологической среде базируются на сложившемся праве, то попытки адаптировать традиционное право к отношениям, осуществляемым с использованием Интернета, оказываются малоэффективными.

Охарактеризуем некоторые правовые проблемы, возникающие в процессе развития сетевой экономики, и определим возможные пути их решения.

Во-первых, отсутствие единых правовых основ функционирования сетевой экономики, поскольку в России сложилась традиционная система деления права на отрасли, в которую интернет-право не вписывается и, по сути, представляет собой совокупность институтов, которые принадлежат к различным отраслям права. Это информационное право, гражданское право, административное право, уголовное право и др. Однако на Западе существует отдельный предмет, в частности, преподаваемый в учебных заведениях, называемый «Право кибер-пространства» (СуЬегерасе Law), куда относят все нормы, которые возникают в связи со сбором, обработкой, передачей и распространением информации в сети Интернет.

Во-вторых, необходимость разделения ответственности в Интернете между провайдерами, пользователями и собственниками. Эти субъекты имеют разные технические возможности и разные роли в сетевых отношениях. Особо следует выделить роль информационного провайдера в отношениях, связанных с Интернетом. Это лицо не инициирует общественные отношения, но имеет техническую возможность на них влиять путем, например, блокирования информации или ее уничтожения. Закономерен вопрос, в каких ситуациях для защиты прав и интересов субъектов отношений в сети Интернет провайдеры могут или обязаны предпринимать какие-либо действия, направленные на изменение, например, условий распространения или публикации информации. Российское законодательство не дает четкого ответа на этот вопрос, в связи с чем возникает необходимость использовать опыт в этой области, накопленный другими странами, в частности европейскими, где провайдеры обязаны после получения информации о нарушении чьих-либо прав с помощью, например, интернет-ресурсов и сервисов провайдера приостановить доступ к размещаемой информации для того, чтобы лицо, которое считает, что его права нарушены, получило возможность прекратить данное нарушение, как минимум, до вынесения решения правоохранительными органами, в частности судом.

В-третьих, чрезмерный поток зачастую некачественной информации. В ответ на запрос популярные поисковые системы выдают сообщение о количестве найденных ресурсов. Иногда их количество составляет несколько десятков тысяч. Выбрать из этого потока нужную информацию

бывает просто невозможно из-за огромного объема, кроме того, сейчас бесконтрольно применяются различные программы, перемещающие ссылки web-ресурсов в верхние строчки досок объявлений и поисковых систем. Большинство поисковых систем сортирует найденные материалы по популярности, по количеству посещений, которые создаются искусственно. Но основной проблемой, на взгляд автора, является качество информационных ресурсов. В погоне за количеством сайтов, а соответственно, и прибылью от рекламной деятельности владельцы популярных порталов регистрируют в своих директориях ссылки на любые сайты, даже не интересуясь, соответствует ли их содержание разделам, в которых они размещаются. Более того, даже если сайты будут отсортированы по нужной вам тематике, большинство из них будет сделано дилетантами, в связи с чем качество и достоверность информации в них не поддаются никакой критике. Пока процесс накопления непригодной информации не достиг критического уровня, необходимо принятие срочных мер.

На взгляд автора, в данном случае необходимо создание неформальных правил силами владельцев ведущих интернет-проектов, которые должны разработать приемлемые стандарты по структуре и информационному содержанию сайтов, размещаемых в Сети. Кроме того, необходимо создать общественные советы, состоящие из специалистов, которые будут присваивать сайтам, размещаемым в Сети, категорию качества и определять, в какие разделы web-директорий размещать ссылки на эти сайты. Любительские и не представляющие информационной ценности сайты необходимо помещать в отдельные специализированные отделы директорий. Со временем, изучив опыт этой работы, правительственные структуры должны разработать государственные стандарты по информационному наполнению и оформлению web-сайтов. Таким образом, будет осуществлен переход от неформальных к формальным правилам, которые имеют большую степень обязательности и поддаются контролю и ответственности за их соблюдение.

В-четвертых, криминализация Сети Интернет. В данном случае речь идет, во-первых, о мошенничестве в Сети, что подразумевает кражу номеров кредитных карточек и несанкционированные финансовые операции, недобросовестное выполнение своих обязанностей или преднамеренный обман покупателей компаниями, занятыми электронной коммерцией, проведение мошеннических лотерей и др. Для решения этих проблем также необходимо существующие нормы права привести в соответс-

твие с новыми реалиями. Во-вторых, речь идет о СПАМе. Тысячи любителей и профессионалов занимаются тем, что с помощью специальных программ воруют и продают сведения о e-mail и личных данных пользователей Сети компаниям, занимающимся СПАМом. Более того, кроме покушения на личную неприкосновенность, спамеры воруют деньги, которые тратятся на получение их сообщений. На первый взгляд, затраты на получение СПАМа небольшие, но это для одного человека, а в масштабах всей Сети потери складываются во многие миллиарды долларов. Во многих странах приняли антиспамовое законодательство, но оно просто не действует, поэтому для борьбы со СПАМом необходимо создавать общественные объединения пользователей и подключать правоохранительные органы, за СПАМ надо наказывать провайдера, а уж он найдет способ прекратить незаконную рассылку.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В-пятых, нередко нарушаются права потребителей при совершении покупок через интернет-магазины, несмотря на наличие в российском законодательстве о защите прав потребителей специальных норм, связанных с дистанционным способом продажи товаров. Однако любые нормы законодательства, сколь бы хорошими они ни были, не могут защитить потребителя без наличия активной государственной политики и деятельности государственных органов, направленной на поддержание добросовестного ведения бизнеса в сфере электронной коммерции. Поэтому для повышения уровня защиты потребителей в Интернете необходимо создание механизма, который позволял бы им легко и без значительных финансовых затрат доказывать, например, факт совершения сделки в электронной форме или, скажем, отсутствие получения той или иной услуги или информации, которая должна была быть передана с помощью Сети Интернет. Этот механизм может быть создан и реализован как самими участниками электронной торговли (владельцами интернет-магазинов и аукционов) - это так называемое саморегулирование, так и государственными органами, которые могли бы предлагать и интернет-магазинам, и их пользователям фиксировать существенные для отношений обстоятельства с помощью независимых технических сервисов.

Более того, поскольку Интернет является глобальной сетью, все существующие проблемы не имеют ограничений на распространение по всему миру, в связи с чем большинство развитых стран мира заинтересовано в создании единой системы борьбы с компьютерными преступлениями, которые зачастую становятся интернациональными и одно-

временно совершаются на территории нескольких государств. Здесь, на взгляд автора, наиболее перспективным является сотрудничество, связанное с обменом информацией по совершаемым деяниям и предоставлению доказательств и оперативных сведений между правоохранительными органами нескольких государств. Тем более, некоторый опыт подобного сотрудничества уже накоплен. Страны Европы, США, ряд других стран мира стремятся разработать эффективную систему по предупреждению компьютерных преступлений и преследованию компьютерных преступников. В частности, в 2001 г. около 40 стран подписали международную конвенцию по борьбе с киберпреступностью. В настоящий момент готовится еще ряд международных документов, направленных на координацию деятельности правоохранительных органов государств, а также на возможную постепенную унификацию уголовного законодательства, связанного с компьютерными преступлениями.

Межгосударственное сотрудничество, направленное на создание и закрепление международных правовых норм в сфере взаимодействий, осуществляемых в рамках сетевой экономики, тем не менее, не снижает значимости национального законодательства, при совершенствовании которого целесообразно исходить из следующих принципов:

• привлекать правовые механизмы только в тех случаях, когда саморегулирование невозможно;

• по возможности совершенствовать специальные законы, регулирующие базовые (традиционные) правоотношения, осуществляемые в том числе через Интернет;

• вводить новые элементы правового регулирования, максимально гармонизируя их с типовыми решениями, принятыми на международном уровне.

Все указанное выше является далеко не полным перечнем проблем, которые тормозят развитие сетевой экономики, поскольку формируют у граждан негативное к ней отношение. В связи с этим возникает необходимость институционального оформления отношений, возникающих в рамках сетевой экономики, что подразумевает создание особого правового поля, адекватно учитывающего ее специфику и имеющего свои особенные нормативно-регламентирующие принципы.

Процесс формирования институциональной структуры сетевой экономики может осуществляться только при непосредственном участии государства, которое в силу своих генетических особенностей способно влиять на все стороны жиз-

недеятельности общества посредством закрепления норм и правил его функционирования.

Приоритетными мерами, обеспечивающими создание эффективной институциональной структуры, способной сформировать и реализовать программу модернизации, на взгляд автора, являются:

1) разработка действенной комплексной стратегии развития информационного общества, которая бы способствовала согласованным действиям в области технологического, интеллектуального, финансового и правового обеспечения эффективного функционирования сетевой экономики. К сожалению, большинство принятых на данный момент программ и концепций имеет фрагментарный характер, что не позволяет им в полной мере реализовать заложенный в них потенциал;

2) совершенствование государственной системы охраны интеллектуальной собственности. Российское законодательство об интеллектуальной собственности представляет четыре самостоятельных института, образующих систему правовой охраны интеллектуальной собственности (авторское право, патентное право, законодательство о средствах индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг), законодательство о нетрадиционных объектах интеллектуальной собственности), но они не в полной мере позволяют защитить права интеллектуальной собственности в Сети, ведь благодаря Интернету любой объект интеллектуальной собственности может быть почти мгновенно воспроизведен в любой точке земного шара, и уследить за количеством копий (созданных автором или третьими лицами) практически невозможно, тем более что эти законодательные акты не подкреплены указанием санкций за их нарушение.

Следовательно, необходимо не только привести законодательные акты об охране интеллектуальной собственности в соответствие с требованиями информационного общества, а именно, обеспечить их «технологическую нейтральность», чтобы любая, самая незначительная инновация не приводила к необходимости срочно вносить изменения в законодательство, конкретизировать ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности, ввести «право доступа, чтобы создатели контента и знаний могли не только более эффективно контролировать онлайновое распространение результатов своего труда» [15], но и способствовать согласованности национальной законодательной и нормативной базы с нормами международного права;

3) создание «инфраструктурной» поддержки эффективного функционирования сетевой экономи-

ки, которая включает следующие направления:

• организация новых электронных рынков, требующих притока новых объемов интернет-инвестиционных ресурсов;

• достижение равноправия в беспрепятственном доступе к существующим в Интернете (и других телекоммуникационных средствах) открытым правительственным, институциональным и корпоративным информационным ресурсам коммерческого характера для организации хозяйственной деятельности субъектов;

• реализация законодательных инициатив, интенсифицирующих функционирование профилирующих сфер электронной коммерции;

• стимулирование налоговыми и монетарными инструментами государственной политики в сфере сетевой экономики электронного корпоративного и частного предпринимательства;

• законодательная регламентация взаимоотношений между субъектами сетевой экономики;

• расширение объема прямых государственных закупок через Интернет, развитие электронной торговли между государственными организациями и министерствами, контроль за поставками товаров и услуг для дистанционных услуг и фискальных функций (оплата налогов, пошлин, заполнение гражданами налоговых деклараций через Интернет), обеспечение условий для безопасного функционирования электронного бизнеса;

4) предотвращение угроз информационной безопасности, к числу которых относятся: вирусы (в настоящий момент «чистые» вирусы редко встречаются «в природе», обычно они являются составной частью более «продвинутого» вредоносного программного обеспечения, примерами которого могут быть черви и троянцы), шпионское и рекламное программное обеспечение, которое предназначено для слежения за действиями пользователя на его компьютере и пересылки собранной информации в «нечистые руки», которые могут использовать эти данные для фокусирования своей рекламы и других несанкционированных действий, DoS-атака («отказ в обслуживании»), спам, фишинг (создание подставных сайтов, создающих условия для несанкционированного доступа к персональным данным), «черный» хакинг, а также оказание информационных воздействий, угрожающих физическому или психическому здоровью человека, которые, формируя морально-психологическую атмосферу в обществе, питают криминальную среду и способствуют росту психических заболеваний.

Для реализации мер, направленных на борьбу с указанными выше угрозами, необходимы развитие нормативного регулирования в области защиты данных в телекоммуникационных сетях, улучшение и распространение процедур надежной идентификации и аутентификации, стимулирование использования надежных систем криптографии операторами сетей, особенно на рисковых участках (спутниковая или мобильная связь), использование стандартов безопасности для ключевых государственных или общественных функций, в том числе введение (там, где это необходимо) обязательных методов контроля качества информационных процессов, разработка превентивных технических мер для обеспечения надежных телекоммуникаций, разработка минимальных стандартов безопасности для операторов и поставщиков телекоммуникационных услуг.

Кроме того, нужно стимулировать информированность населения по проблемам информационной безопасности, поддерживать усилия международных организаций в области обеспечения информационной безопасности (общие критерии, стандарты ИСО, рекомендации ОЭСР) и проекты КЕС, направленные на создание условий для распространения общедоступных услуг. Особого внимания требует охрана национальных информационных ресурсов, имеющих важное культурное, историческое, научное значение. Необходимо принять решения о статусе этих ресурсов, обеспечить правовые условия их использования;

5) использование информационных технологий для информатизации государственных органов, прежде всего для обеспечения реализации прав граждан на получение информации от них, что возможно реализовать посредством создания электронного правительства, которое позволит предоставлять услуги населению в интегрированном электронном виде, обеспечивать обучение на протяжении всей жизни, перестроить отношения с клиентами, будет способствовать развитию экономики, установлению разумных правил и норм и созданию форм правления с большим участием людей;

6) развитие частно-государственного партнерства, под которым понимается форма взаимодействия институтов государства и частного бизнеса, обеспечивающая согласование интересов при создании новых источников роста в сфере высоких технологий. Практическими механизмами реализации частно-государственного партнерства в области развития сетевой экономики должны стать: создание постоянно действующих и наделенных необходимыми формализованными полномочиями рабочих групп с участием представителей государства и бизнеса по

вопросам использования ИКТ, а также проведение регулярных публичных мероприятий для открытого обсуждения результатов деятельности, ведение постоянного квалифицированного мониторинга отношений между государственными органами и предпринимателями на федеральном и региональном уровнях, создание условий для предоставления универсального доступа к информации и услугам ИКТ по ценам, которые будут приемлемыми для большинства населения, формирование эффективной регулирующей и деловой среды, способствующей инициативе в использовании существующего знания, производстве нового знания и предпринимательстве.

В заключение отметим, что в целях интенсификации процесса формирования экономики инновационного типа возможно развитие частно-государственного партнерства по следующим направлениям, удовлетворяющим вышеназванным условиям:

• во-первых, со стороны государства необходимо создание не только благоприятных условий для инвестиций в сферу высоких технологий, что будет способствовать притоку инновационного капитала в нашу страну так же, как раньше это было в Индии, Ирландии и Израиле, но и участие в софинансировании соответствующих прикладных исследований, осуществляемых частным бизнесом;

• во-вторых, развитие производственных кластеров. В отношении кластера роль государства заключается в том, чтобы содействовать объединению предприятий, образующих всю производственную цепочку не только на горизонтальном уровне, но и на уровне поставщиков, потребителей, чтобы они максимально гибко реагировали на потребности рынка и во многом его формировали. Здесь роль государства состоит в софинансировании дополнительных программ по переподготовке кадров, повышению квалификации, повышению качества образовательных учреждений, учебных планов;

• в-третьих, сотрудничество государства и бизнеса в развитии образования, когда бизнес вместе с государством будет влиять на образовательные стандарты в учреждениях профессионального образования, реализовывать, исходя из совместно устанавливаемых приоритетов, программы развития инновационной сферы;

• в-четвертых, интеграция образования, науки и бизнеса. Для того чтобы преподаватели и студенты помимо опыта современных научных разработок могли приобрести знания по

организации малого инновационного бизнеса, необходимо сразу привлекать к кооперации для развития инфраструктуры частные компании, которые заинтересованы в малом предпринимательстве инновационного характера; • в-пятых, государство совместно с бизнесом должно способствовать развитию производственной инфраструктуры технопарков, бизнес-инкубаторов и других необходимых элементов, а также оказывать содействие в выходе на внешние рынки российским предприятиям, действующим в сфере высокотехнологичного производства. Применение механизма частно-государственного партнерства активизирует имеющийся в российской экономике инновационный потенциал, будет способствовать осуществлению и повышению эффективности общественно значимых проектов, направленных на модернизацию, позволит сократить государственные риски, а также привлечет лучшие управленческие кадры к эффективной эксплуатации объектов госсобственности.

Список литературы

1. В России стремительно развивается рынок электронных закупок. URL: http://www. etc. ru/public. cms/?eid=690943.

2. ЕЭТП к нагрузкам готова. URL: http://www. mk. ru/economics/artide/2010/12/20/553604-test-na-stress. html .

3. Инфобезопасность и электронное правительство: в России все еще запрягают. URL: http:// www. mskit. ru/news/n90878.

4 . Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура. Информационно-технологическая парадигма. URL: http://business. polbu. ru/kastels_informepoch/ch15_vii. html.

5. Количество персональных компью-теров в России. URL: http://www. prime-tass.

ru/news/0/ %7B0146D132-0253-4A33-932E-8CABFDAAA85C %7D. uif.

6. Коррупция в России эффективно убивает электронное правительство. URL: http://www. politjournal. ru/index. php?action=News&tek=9707.

7. Ключевые показатели рынка интернет-торговли в России. URL: http://rumetrika. rambler. ru/review/26/4285.

8. Малый бизнес поверил в электронные торги. URL: http://pda. mk. ru/economics/article/2010/0 9/01/526681-kaleydoskop. html.

9. Объем отрасли ИКТ в 2010 г. URL: http:// www. rbc. ru/rbcfreenews/20110112213857.shtml.

10. Пресс-релиз Фонда общественного мнения от 16.03.2011. URL: http://bd. fom. ru/report/map/ bntergum07/intergum0703/pressr_130611.

11. Прогноз научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу. URL: http://mon. gov. ru/files/materials/5053/prog. ntr. pdf.

12. Рейтинг субъектов РФ по уровню внедрения электронного правительства. 01.09.2010. URL: http://www. gosman. ru/electron?news=4920.

13. Реформа госзакупок: итоги и перспективы. Анализ рынка за 2010 г. URL: http://www. nrpz. ru/2010/docs/platforms-rating.

14. Сидоров В. Во что обходятся ИКТ-«химе-ры», или Далеко ли до... «Электронной России»?.. URL: http://netler. ru/articles/ict-chimera. htm.

15. Стратегии экономического развития государства в информационную эпоху. URL: http://www. microsoft. com.

16. Электронная торговля в России. URL: http:// web-kniga. com/publ/2-1-0-3.

17. Эффективная Россия: производительность как фактор роста. McKinsey Global Institute, 2009. С. 9.

18. Internet World Stats. URL: http://www. internetworldstats. com.

dilib

Вы всегда можете приобрести последние номера и отдельные статьи всех журналов Издательского дома «Финансы и Кредит» в формате PDF на сайте электронной библиотеки dilib.ru. Также доступен электронный архив журналов с 2006 года.

www.dilib.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.