Научная статья на тему 'Эффективность использования фитопрепаратов в лечении различных паразитарных инвазиий'

Эффективность использования фитопрепаратов в лечении различных паразитарных инвазиий Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

CC BY
612
95
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по фундаментальной медицине, автор научной работы — С. Б. Ахметова, Н. А. Тимченко, И. В. Лосева, О. Ю. Дедова, К. Х. Алмагамбетов

There are a lot of unresolved questions in the issue of treatment of helminthiasis up today and it remains relevant, both in terms of distribution of the pathogen, and in terms of diagnosis and working through a rational complex therapy with a glance the development of immune deficiency and allergic diseases, complications associated with disturbances in the body caused by the life activity of parasites. Of interest are chemical and pharmacological studies of plants, the effect of herbal medicine on the clinical course of various parasitic infestations.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE EFFECTIVENESS OF HERBAL MEDICINES IN THE TREATMENT OF VARIOUS PARASITIC DISEASES

Қазіргі кезде гельминтоздарды емдеу мәселесінде шешілмеген сұрақтар көп. Сондықтан ол қоздырғыштың таралу мақсатында да, диагностика және асқынулар, паразиттердің өмір сүру қабілеттілік процестеріне байланысты туындайтын адам ағзасындағы бұзылыстары, аллергиялық аурулар және иммундыжетіспеушілікердің дамуын ескере отырып рациональды кешенді терапияны өңдеу мақсатында да өзекті мәселенің бірі болып табылады. Әртүрлі паразитарлы инвазиялардың клиникалық ағымына фитопрепараттардың әсері және өсімдіктердің химико-фармакологиялық зерттеулері қызығушылық тудырады.

Текст научной работы на тему «Эффективность использования фитопрепаратов в лечении различных паразитарных инвазиий»

К- У. Эбшов

БАРРЕТ 6ЦЕШ1 Ж0Н1НДЕ КАЗ1РГ1 ЗАМАНРЫ К6ЗКАРАС, ОНЫ ЕМДЕУДЩ ЖАЦА ЭД1СТЕР1

Барретт вчешi ауруы гастроэзофагеальдык рефлюкстiк аурудыч ете кYPделi турк Казiргi медицина-лык дамыран заманда гастроэзофагеальдык рефлюкспк аурудь лапароскопияльк хирургия жольмен емдеу кечшен колданылады.

С. Б. Ахметова, Н. А. Тимченко, И. В. Лосева, О. Ю. Дедова, К. Х. Алмагамбетов

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ФИТОПРЕПАРАТОВ В ЛЕЧЕНИИ РАЗЛИЧНЫХ ПАРАЗИТАРНЫХ ИНВАЗИИЙ

Кафедра микробиологии и иммунологии Карагандинского государственного медицинского университета

Исторически сложилось так, что лекарственные растения, наряду с другими природными лечебными средствами, явились основой для формирования фармакотерапии как главенствующего раздела клинической медицины.

Научное применение лекарственных растений начинается со времен знаменитого врача Древней Греции Гиппократа (460-377 гг. до н. э.). В своей врачебной деятельности Гиппократ широко использовал многочисленные растительные препараты. Им описано более 200 видов растений, признанных древнегреческой медициной в качестве лечебных средств [1, 13, 21].

Среди средств современной фармакотерапии лекарственные препараты растительного происхождения занимают значительное место. Они представлены отдельными растениями, их частями, извлечениями, приготовляемыми с помощью различных экстрактов (вода, спирт, эфир, альдегиды, масла и другие), галеновыми и новогаленовыми препаратами. В составе отечественной и иностранных фармакопей насчитываются сотни лекарственных средств из растений. В настоящее время формируется стройная концепция фитотерапии, основанная на использовании опыта медицины разных народов, существующих медико-философских платформ (аллопатическая, гомеопатическая, натуралистическая, аюверди-ческая и другие), современных научных достижений фитофармаций и фитофармакологии. Внедряются дифференцированные способы применения фитопрепаратов [3].

Новый всплеск интереса к иммуноактив-ным препаратам, который наблюдается в течение последних 15-20 лет, обусловлен, прежде всего, расширением возможностей оценки иммунного статуса человека и более глубоким пониманием иммунопатогенеза первичных и вторичных иммунодефицитов, аутоиммунных, аллергических и опухолевых заболеваний, а также получением новых поколений иммуноактивных препаратов разного происхождения [4, 5, 6]. Среди неспецифических стимуляторов иммунитета различного происхождения иммуномодулято-

ры растительного происхождения в настоящее время занимают особое место. Их преимущества очевидны: многие растения содержат ряд биологически активных соединений, являющихся близкими аналогами продуктов метаболизма в живом организме, которые более естественно включаются в биохимические и другие жизненные процессы в организме человека, чем чуждые ему синтетические лекарственные препараты [9].

Несомненный интерес представляет влияние фитотерапии на клиническое течение различных паразитарных инвазий и аллергических заболеваний в сочетании со специфической ан-тигельминтной терапией [8, 19]. В проблеме лечения гельминтозов на данный момент много нерешенных вопросов и она остается актуальной как в плане распространения возбудителя, так и в плане диагностики и отработки рациональной комплексной терапии с учетом развития иммунологической недостаточности и аллергических заболеваний, осложнений со стороны желудочно-кишечного тракта и др. [7, 10, 11, 13, 14, 16].

Заболеваемость паразитарными болезнями играет выраженную роль в формировании отрицательного воздействия на здоровье населения, приводит к значительным экономическим потерям. В стране ежегодно заражается паразитоза-ми около 20 млн. человек. Наиболее пораженной группой остаются дети и жители сельских населенных мест. Главенствующая роль среди пара-зитозов принадлежит гельминтозам, на которые приходится 89,5% всей паразитарной заболеваемости. Кроме того, ежегодно увеличивается заболеваемость лямблиозом и трихомониазом [20].

Вопросы описторхоза относятся к числу весьма актуальных, представляют собой важную медицинскую и социально-экономическую проблему, оказывая существенное влияние на экономику страны, здоровье людей, увеличивают заболеваемость, приводят к потере трудоспособности, (клинические маски). В настоящее время становится очевидным повсеместное распространение этого паразита и возможность выделения европейской, казахстанской и сибирской разновидностей. Наиболее обширным очагом опи-сторхоза является территория Обь-Иртышс-кого бассейна, куда входят многие районы Казахстана. Очаги описторхоза обнаружены в бассейнах рек Иртыша, Ишима, Камы, Волги, Дона, Нуры, в районах Западной Сибири, Казахстана, где пора-женность местного населения достигает до 95% [4, 15].

Описторхоз - гельминтоз из группы плоских червей, который в дальнейшем был назван кошачьей или сибирской двуусткой - Opisthorch¡s

felineuäöb\n, впервые описан русским ученым К. Н. Виноградовым в 1891 г.

Заражение человека в основном происходит при употреблении в пищу сырой (строганина), недостаточно термически обработанной, малосоленой или вяленой рыбы, содержащей живые личинки гельминта - метацеркарии.

Попадая в кишечник человека, метацеркарии освобождаются от оболочек, и проникают по общему желчному протоку во внутрипеченочные желчные протоки и ходы, в протоки поджелудочной железы, где спустя 2-4 нед. превращаются в половозрелые мариты, выделяющие яйца. Продолжительность жизни гельминта в организме человека составляет 20-30 лет. Паразиты, попадая в организм человека, разрушают печень, желчный пузырь, поджелудочную железу. Ведущими патогенетическими механизмами являются токсические и аллергические воздействия гельминтов и их метаболитов и яиц на организм человека, механическое повреждение билиарной системы, нарушение секреции и моторики желчных путей, желудка и двенадцатиперстной кишки, что способствует активации вторичной инфекции, возникновению холангита, холелитиаза. В очагах инвазии наблюдается более высокая частота первичного рака печени, чем в свободных от этого гельминтоза районах. Нередко наблюдаются такие осложнения данного заболевания, как абсцессы печени, разрыв паразитарной кисты, перитонит. Кроме того, описторхоз неблагоприятно влияет на течение ряда инфекционных заболеваний. Таким образом, опи-сторхоз является тяжелым паразитарным заболеванием ввиду развития осложнений.

Неблагоприятный прогноз в России и Казахстане складывается по лямблиозу. Лямблиоз -широко распространенное заболевание человека, эпидемиологическая обстановка по заболеваемости которого обусловлена прежде всего неудовлетворительным обеспечением населения доброкачественной питьевой водой и загрязнением открытых водоемов неочищенными канализационными стоками [27]. По данным статистики, лямблиоз наблюдается у 10% взрослого и 40% детского населения.

Более ста лет назад Д. Р. Лямбль открыл никому не известный до этого микроорганизм, которому позднее было присвоено наименование лямблии - Lamblia intestinalis, - соответственно фамилии ученого [19].

Лямблии - исключительно паразитические простейшие, существующие в виде вегетативной и цистной стадий развития, обитают в просвете тонкой кишки. В инцистированном состоянии и происходит распространение лямблий [20). Они способны сохраняться во внешней среде до трех месяцев. Заглатывание цист возможно при употреблении в пищу немытых овощей, фруктов, воды, взятой из случайного источника. Возможен контактно-бытовой путь заражения цистами, особенно в детских коллективах [32]. Лямблии инва-

зируют тонкую кишку, вызывая различные клинические проявления, - от бессимптомных форм до диареи, нередко вызывают воспалительные процессы в тонкой кишке. Большое количество паразитов, покрывающих обширные поверхности кишечной стенки, нарушает процессы всасывания и пристеночного пищеварения.

Существуют различные формы заболевания лямблиозом: печеночная, кишечная или их смешанные формы. Однако необходимо отметить, что лямблиоз является общим заболеванием организма:

- чаще всего с патологическими явлениями со стороны желудка в виде гастрита с секреторной недостаточностью

- отмечаются определенные нарушения со стороны системы крови (эозинофилия, моноцитопения, лимфоцитоз, лейкоцитоз, анемия)

- функциональные нарушения со стороны нервной системы.

Таким образом, лямблиоз - паразитоз, поражающий не только тонкий кишечник человека, но и способный вызвать осложнения других органов и систем, повлиять на развитие осложнений.

Трихомониаз в научной литературе описывается как одна из трех главных причин вагинитов, наряду с кандидозом и бактериальным ваги-нозом, и занимает большой удельный вес среди заболеваний, передаваемых половым путем. Три-хомонады вызывают тяжелую патологию не только нижних отделов мочеполовых органов, но и верхних (поражение яичников, эпителия маточных труб), что в конечном счете может привести к бесплодию [17]. Зараженность женщин составляет 20-40%, мужчин - до 15%.

Род Trichomonas, относящийся к жгутиконосцам. Данный род насчитывает большое количество видов, однако наибольшее значение в патологии человека играет Trichomonas vaginalis, вызывающий у мужчин и женщин трихомоноз (трихомониаз, трихомонадоз), открытый в 1936 г. Донне.

В литературе описаны следующие клинические стадии течения трихомониаза: острая, хроническая (обостренная, асимптомно-протека-ющая), трихомонадоносительство.

Заболевание трихомониазом часто бывает малосимптомным или асимптомным, нередко наблюдается хронизация процесса даже при назначении современных антипротозойных средств, развитие резистентности паразитов к проводимому лечению. Массивность и продолжительность терапии в этих случаях могут приводить к побочным явлениям.

Указанные заболевания имеют социальное значение, так как они провоцируют многие другие болезни, чаще всего с патологическими явлениями со стороны желудочно-кишечного такта, мочеполовой системы, отмечаются определенными нарушениями со стороны крови (появление эозинофилии, моноцитопении, лимфоцитоза, лейкоцитоза, анемии). Ситуация ухудшается еще

и тем, что в редких случаях встречается моноинфекция, обычно встречается две-три, иногда полиинфекция, что требует применения нескольких препаратов различных химиотерапевтиче-ских групп. Таким образом, поиск новых противо-паразитарных препаратов с комбинированным воздействием на различные возбудители и низкой токсичностью является актуальной задачей [18, 21, 25, 26].

В настоящее время арсенал синтетических препаратов для лечения приведенных паразито-зов ограничен. Одним из первых препаратов для лечения описторхоза явился хлоксил. С 1962 г. советскими учеными Н. Н. Плотниковым, Л. А. Ярыгиной, Ю. В. Теплухиным, Н. Д. Лычко были проведены исследования, связанные с эффективностью и изучением побочных действий на организм человека. В связи с низкой эффективностью от 14 до 85% и высокой токсичностью хлоксил был снят с производства лекарственных средств [28, 29, 30].

На сегодняшний день одним из наиболее часто применяемых препаратов для лечения опи-сторхоза является синтетический препарат празиквантель.

Празиквантель (эмбай 8440, дронцит, бильтрицид, цезол) - препарат из группы пира-зиноизохинолов, синтезированный фирмами «Merk» и «Bayer». Изучение фармакологических свойств празиквантеля показало, что его проти-вопаразитарная активность не превышает 85%.

Экспериментальное изучение противопа-разитарных свойств препарата показало его высокую эффективность при шистомозах и ряде других трематодозов, а также цестодозах.

Механизм действия празиквантеля заключается в развитии мышечной контрактуры, т.е. открывая поры клеточных мембран, способствуют усиленному выходу ионов кальция и нарушению вследствие этого функции клеточных мембран [29, 34].

Применение празиквантеля при лечении описторхоза апробировалось многими авторами, ими были изучены также его побочные действия и противопоказания. Некоторые авторы (В. Д. Завойкин, С. Б. Парфенов, Д. Г. Баянкина, А. Н. Страженских и др.) отмечают такие побочные действия, как нарушение функциональной активности печени и лимфоидных органов, аллергические реакции и угнетение иммунного статуса [20, 21, 22, 23].

Лечение заболеваний, вызванных паразитическими простейшими, обычно комплексное, так как возбудители резистентны к большинству антибактериальных средств. Более того, сходство метаболических процессов, происходящих у простейших и млекопитающих, значительно снижает количество мишеней для активного воздействия химиотерапевтическими средствами. Необходимо отметить и то обстоятельство, что формирование резистентности к химиотерапевтическим средствам у простейших выражено больше, чем у

бактерий [24, 40].

Для лечения лямблиоза и трихомониаза также применяется ограниченное количество синтетических препаратов, которые имеют свои побочные действия и противопоказания. Ввиду своей токсичности некоторые были сняты с производства, такие как акрихин, хлоксил и др.

Метронидазол. Синонимы: Флагил и «Кли-он» (Венгрия), Трихопол (Польша). Производное имидазола.

Метронидазол обладает широким спектром действия в отношении простейших (лямблии, трихомонады, амебы). Препарат высокоактивен в отношении облигатных анаэробных грамотрица-тельных (споро- и неспорообразующих) бактерий и грамположительных палочек и кокков. Однако против аэробных бактерий и грибов препарат не активен.

В микробных клетках нитрогруппа, являясь акцептором электронов, восстанавливается в гидроксиламиновую, встраивается в дыхательную цепь микроорганизмов и вызывает нарушение дыхательных процессов, что приводит к их гибели. Кроме того, при биотрансформации мет-ронидазола образуется активный метаболит, который вызывает потерю спиральной структуры ДНК, нарушая репликацию ДНК, функции ДНК, вызывает ее деградацию [33, 34, 45].

Тинидазол. Синонимы: Фазижин (Болгария), Тиниб (Индия), Тридазол, Тинигин (Финляндия), Тинидазол (Россия). Производное ими-дазола. Применяется для лечения лямблиоза, острого и хронического трихомониаза, амебной дизентерии, кожного лейшманиоза, анаэробных инфекций. Благодаря высокой липофильности, препарат легко проникает внутрь микроорганизмов, где восстанавливается нитроредуктазой, а образовавшийся в результате биотрансформации промежуточный продукт разрушает ДНК микроорганизма.

Для лечения острого и хронического три-хомониаза, кроме вышеобозначенных препаратов, применяются также трихомонацид, поливи-дон-йод, поликрезулен (ваготил), фуразолидон.

Поливидон-йод ^Р-йод). Является комплексным препаратом, в состав которого входят йод и поливинилпирролидон. Препарат оказывает антибактериальное, противогрибковое и анти-протозойное действие. Бактерицидный эффект обусловлен ионами йода, высвобождающимися из комплекса с поливинилпирролидоном. Йод связывается с аминогруппами клеточных белков, образуются йодамины. Белки при этом коагулируются, а клетки погибают.

Поликрезулен (ваготил). Выпускается промышленностью в виде 36% раствора поликрезу-лена в воде. В химическом отношении является сополимером гидроксиметилбензолсульфоновой кислоты с формальдегидом.

Препарат обладает выраженной антибактериальной и противопротозойной активностью. Кроме того, обладает прижигающим, сосудосужи-

вающим и гемостатическим действием. Препарат коагулирует белки как у микроорганизмов, так и у макроорганизма.

В ряде случаев осложненного течения заболевания при комплексном лечении трихомо-ниаза может быть использован фуразолидон. Синонимы: Диафурон, фуроксон и др. Производное нитрофурана.

При применении вышеперечисленных синтетических препаратов часто отмечаются следующие побочные явления: нарушение со стороны центральной нервной системы, желудочно-кишечного тракта, дисбактериозы различной степени тяжести, селекция устойчивых штаммов, потеря аппетита, сухость и неприятный вкус во рту, рвота, диарея, головная боль и аллергические реакции. Возможна лейкопения. При применении препаратов также необходимо учитывать следующие противопоказания: беременность и период лактации, заболевания крови и центральной нервной системы, при нарушении функции почек.

Кроме того, общим недостатком всех вышеперечисленных препаратов является то, что при их воздействии большая часть паразитов погибает непосредственно в месте обитания. Выделяемые при этом токсины и продукты разложения оказывают отрицательное влияние на все системы организма человека и вызывают воспалительные процессы. Кроме того, эффективность вышеперечисленных препаратов не превышает 80% излечиваемости при первом курсе лечения, что требует повторного курса. Не лишены синтетические препараты и ряда противопоказаний. Поэтому в настоящее время актуальной остается проблема поиска новых препаратов, которые должны быть нетоксичными и в то же время обладать высокой противопаразитарной активностью, сочетающие в себе противомикробный, противовоспалительный эффекты [28, 29, 36].

Широкое распространение паразитозов (описторхоза, лямблиоза, трихомониаза) диктует необходимость создания нетоксического препарата, обладающего комплексным фармакологическим действием, включающим не только про-тивопаразитарную, но и противовоспалительную, желчегонную, спазмолитическую активность. Такими свойствами обладают, как правило, фитопрепараты, содержащие сумму биологически активных веществ [36, 37, 38].

С этим связано появление на фармацевтическом рынке ряда пищевых добавок. ООО «Биолит», ЗАО «Эвалар», «Нутрифарм» (Россия) производят парафармацевтики - фитопрепараты, зарегистрированные Минздравом России в качестве БАДов к пище: «Экорсол», «Популин», «Вер-сугельмин» как противоописторхозные средства и «Танаксол», «Тройчатка Эвалар», «Версулям-бин» как противолямблиозные средства. Все перечисленные пищевые добавки имеют сложный состав, в них входят экстракты из травы солянки холмовой, тысячелистника; полыни горькой, ко-

ры осины и крушины, цветков пижмы, сенны, толокнянки, солодки, девясила, зверобоя, бессмертника песчаного в различных сочетаниях [39, 40, 41, 42, 43, 44].

Применяемые БАДы являются фармакологически малоизученными, содержащиеся биологически активные вещества в сумме из разных растений не всегда благоприятно воздействуют на организм человека. Увеличение качественного и количественного состава группы БАВ могут привести к повышению токсичности, изменению лечебного эффекта, вызвать аллергические реакции и проявить другие побочные действия.

В Тюменском НИИ краевой инфекционной патологии с 1988 по 1990 гг. проводились серии экспериментов скрининговой оценки противоопи-сторхозной активности экстрактов из растительного сырья флоры Западной Сибири. Экстракты и вытяжки из растений были подготовлены на кафедре фармакологической химии Томского медицинского института. В опыты были включены препараты из растений семейства ивовых, березовых, гвоздичных, сложноцветных. Высокую активность по отношению к нематодам проявил препарат из коры осины (сухой экстракт, полученный путем реперколяции сырья). Химические и фармакологические исследования позволили предположить нематодоцидное действие данного экстракта, которое, возможно, обусловлено влиянием фенолгликозидов, производными салигенина.

Поэтому исследование отдельных растений с целью получения лекарственного средства, а также выделение из них индивидуальных соединений или активных фракций с достаточно высокой активностью является актуальной задачей [15, 18, 21].

Среди огромного разнообразия лекарственных растений значительный интерес в этом плане представляет род Saussurea DC, многие виды которых издавна применялись народами Дальнего Востока, Сибири, Тибета, Монголии, Китая для лечения целого ряда заболеваний: бронхиальной астмы, глаукомы, гипертонии, гепатитов, холециститов, а также воспалительных процессов легких, сердца, суставов [20, 23].

Использование различных растений с лекарственной целью известно с глубокой древности. Так, из литературных источников известно, что экстракт из надземной части Saussurea lappa применяли для лечения бронхиальной астмы, а корневище использовали для получения эфирных масел [13, 14, 15, 16, 17, 46].

Кроме того, исследованиями ряда отечественных и зарубежных авторов доказано, что экстракт из Saussurea lappa обладает желчегонной активностью. Соссюрея Сумневича при клинических испытаниях проявила активность при заболеваниях печени [30]. Эктракт из Saussureae involucrata используется в терапии простудных заболеваний, поясничных и суставных болей, ушибов, ран и гинекологических заболеваний [31]. В народной медицине Saussurea amurensis

применяется в качестве общеукрепляющего средства [32].

Установлено также, что настойка из сос-сюреи амурской обладает высокой антипротозой-ной активностью [33, 34]. Настои из травы и корней Saussurea amara (L.) DC используют как кровоостанавливающее средство. Водно-метаноль-ный экстракт из Saussurea amara обладает высокой цитотоксической, противоопухолевой и антимикробной активностью [35]. Издавна Saussurea salsa (Pall.) Speng. и Saussue japónica (Thunb.) DC использовали как жаропонижающее и болеутоляющее средство при ревматизме. Saussurea glomerata Poir применяли для лечения воспаления легких, при инфекционных заболеваниях, для успокоения сухого кашля. Экстракт из надземной части Saussurea Dorogostaiskii Palib. применяли как противотуберкулезное средство в монгольской медицине.

Согласно сведениям М. Н. Варлакова (1963) и Шретера (1975), надземная часть Saussurea puCchelaa (Fisch) Fisch. используется в тибетской медицине в качестве рвотного, жаропонижающего и болеутоляющего средствa, а также при хроническом суставном ревматизме. Кроме того, в народной медицине Забайкалья отвар надземной части соссюреи хорошенькой принимали при диарее. Экспериментальные данные показали, что настои из надземной части (листья, соцветия) соссюреи хорошенькой характеризуются отчетливо выраженной антипрото-зойной активностью в отношении дизентерийной амебы Entamoebahisrolytica (в разведении 1:1280 -1:10000) и вагинальной трихомонады Trichomonas vaginalis (в разведении 1:320) [36]. Установлено, что настой надземной части обладает более высокой антимикробной активностью, чем таковой подземных органов (корни и корневища).

В литературных данных описано широкое применение Saussurea salicifolia (L.) DC. Самые первые сведения об этом растений можно встретить в древних медицинских трактатах. Тибетские мудрецы использовали сборы, отвары, настои в качестве кровоостанавливающего, ранозаживляющего, жаропонижающего средства.

Такое широкое, всестороннее применение растений этого рода в народной медицине привлекало и привлекает внимание современных ученых. Биологически активные вещества некоторых видов Saussurea DC исследованы на фармакологическую активность.

Многолетние поиски антипротозойных препаратов, проводимые во Всероссийском научно-исследовательском институте лекарственных растений методом скрининга, показали, что именно природные сесквитерпеновые лактоны обладают избирательным ингибирующим действием в отношении паразитических простейших и микроорганизмов.

Установлена антибактериальная активность следующих лактонов: арктиопикрина,

кницина, выраженное ингибирующее действие в отношении туберкулезных микобактерий отмечено для алантолактона. Анализ литературных данных показывает, что многие природные сескитерпеновые лактоны оказывают антимикробное действие. Из протестированных 36 лактонов [38] выраженную антибактериальную активность в отношении грамположитель-ных штаммов Staphylococcus aureus PS 80-81 и Bacillis subtilus PCI 219 проявили 20 лактонов. Так, например, исследование показало антимикробную активность геленалина по отношению к S. aureus (МПК 100 мг/мл), к B. subtilis (МПК 100 мг/мл); пленолина к S. aureus (МПК 100 мг/мл), к B. subtilis (МПК 600 мг/мл); мек-сиканина-Е к S. aureus (МПК 300 мг/мл), к B. subtilis (МПК 400 мг/мл); энцелина к S. aureus (МПК 400 мг/мл), к B. subtilis (МПК 100 мг/мл).

Goren и соавт. провели изучение 10 сесквитерпеновых лактонов, извлеченных из надземной части растения Tanacetum praete-ritum subs. Praeteritum. В ходе эксперимента установлена выраженная антибактериальная активность лактонов в отношении грамполо-жительных микроорганизмов Staphylococcus aureus, Bacillus subtilis, Staphylococcus epider-midis и грамотрицательных - Klebsiella pneumoniae [39].

Выделенные из Mikania monagasensis лактоны дермакранолид, миканолид и дигир-домиканолид проявили выраженную антимикробную активность против Staphylococcus aureus и Candida albicans /40/.

Гелеганин, полученный из растений рода Helenium, проявил активность по отношению к Trichophyton mentagrophytes, Trichophyton acriminatum, Epidermophyton spp. [41].

Партенин, лактон из Pharthenium hyste-rophorus активен в отношении Sclerospora graminicola и Aspergillus flavus [42].

Сесквитерпеновые лактоны елемантин, контунолид и ß-циклоконтунолид, выделенные из бразильских деревьев семейства Composi-tae (Eremanthus elaegnus, Vanillosmopsis ery-thropappa and Mosquinea velutiva), проявили выраженную активность в отношении Schistosoma manzoni.

Заслуживает внимания работа, связанная с изучением протистостатической активности 134 сесквитерпеновых лактонов, относящихся к наиболее распространенным типам углеродного скелета, а именно: гвайана, амбро-зана, гермакрана, эвдесмана, псилостахана, а также карабрана. Исследование проведено методом серийных разведений в отношении двух штаммов патогенных простейших: Entamoeba histolitica и Trichomonas vaginalis. В результате изучения выявлена четкая взаимосвязь между строением сескитерпеновых лактонов и их ан-типротозойным действием [43].

Выраженная антимикробная, противогрибковая, антипротозойная, противолямблиозная

активность сесквитерпеновых лактонов, возможно, обусловлена наличием в их структуре экзо-циклической метиленовой группы, находящейся в сопряжении с лактонной карбонильной группой.

Сесквитерпеновый лактон саурин, выделенный из Saussurea pulcheila Fisch., обладает выраженным антиамебным действием in vitro в отношении Entamoeba histolytica в концентрации

0.5.1 мкг/мл и Trichomonas vaginalis - 32 мкг/мл [44, 45]. Саурин in vivo также оказывает выраженное химиотерапевтическое действие [46, 47].

Фармакологические исследования суммы биологически активных веществ, также индивидуально выделенных сесквитерпеновых лактонов из растений рода Saussurea, показывает их высокую активность, что представляет несомненный интерес для изучения этого рода растений.

Химико-фармакологические исследования растений рода Saussureae были начаты с 1996 г. на базе ИФХ МОН РК совместно с учеными СибГ-МУ (Томск) и ОмГМА (Омск). Проведен сравнительный химический анализ трех видов соссюреи: иволистной, солончаковой и горькой на содержание биологически активных веществ, в результате которого установлен их близкий состав, были обнаружены следующие группы соединений: ку-марины, флавоноиды, фенолкарбоновые кислоты, сесквитерпеновые лактоны, полисахариды, эфирные масла, дубильные вещества.

Анализ доступной литературы свидетельствует о перспективности использования эфирных масел растений, их компонентов в качестве перспективных источников лекарственных средств с разнообразными фармакологическими свойствами. Одним из достоинств фармакодина-мики эфирных масел является сочетание нескольких терапевтических эффектов. При этом, несмотря на явные преимущества эфирных масел, в том числе и низкую токсичность, необходимо отметить крайне низкое число разработанных препаратов на их основе. Большинство исследований завершаются на уровне скрининговых работ. Таким образом, на сегодняшний день имеются единичные углубленные исследования фармакологических свойств эфирных масел растений.

ЛИТЕРАТУРА

1. Атажанова Г. А. Биологически активные тер-пеноиды - эфирных масел и экстрактов полыни: Автореф. дис. ...канд. хим. наук. - К.: КарГУ, 1999. - 22 с.

2. Бейсенбаева А. А. Ранозаживляющие свойства эфирных масел полыни гладкой и цитварной. Автореф. дис. .канд. биол. наук. - Б.: КырГ-МА, 2004. - 20 с.

3. Беклемишев Н. Д. Костикостероиды, иммунитет и аллергия //Н. Д. Беклемишев, Ж. А. Саты-балдиева. - Алматы: Баспа, 1999. - 160 с.

4. Взаимосвязь паразитов с аллергическими и инфекционными заболеваниями среди детей /В. В. Исаева, В. Н. Грязнов, А. А Жукова и др. //Меж-дунар. конф. «Современные методы диагностики и лечения аллергии, астмы и иммунодефицитов.

5. Гольштейн С. Крапивница и отек Квинке / Клиническая иммунология и аллергология //М.: Практика, 2000. - С. 315 - 334.

6. Емельянова А. В. Респираторные Аллергозы у детей /А. В. Емельянова, Т. Н. Тренделева, О. И. Краснова //Аллергология. - 2001, №3. - С. 3 - 5.

7. Исследование токсического и местно-раздражающего действия эфирного масла полыни гладкой Artemisia glabella Каг. еt Kir /А. А. Бей-сембаева, В. А. Узбеков, К. Д. Рахимов и др. // Фарм. бюлл. - 2001, №5. - С. 20 - 21.

8. Кесарвала Х. Иммунологические методы диагностики инфекционных заболеваний /Х. Ке-сарвала, Дж. Кишияма. - М. : Практика. - 2000. -С. 650 - 678.

9. Кульмагамбетова Э. А. Флавоноиды из Artemisia glabella Kar. et Kir. /Э. А. Кульмагамбетова, Л. Н. Прибыткова, С. М. Адекенов //Хим. прир. соед. - 2000, №1. - С. 20 - 21.

10. К физико-химическому изучению эфирных масел /Р. Б. Сейдахметова, А. А. Бейсембаева, Е. Ф. Буракова и др. //В сб.: «Поиск, разработка и внедрение новых лекарственных средств и организационных форм фармацевтической деятельности». - Томск, 2000. - С. 11.

11. Лебедев К. А. Физиологические механизмы воспаления и атопическая аллергия /К. А. Лебедев, И. Д. Понякина //Физиология человека. -2000. - Т. 26, №6. - С. 84 - 88.

12. Левчик Н. К. Типы течения атопического дерматита у детей младшего возраста: особенности взаимосвязи клинической картины и лабораторных иммунологических параметров /Н. К. Лев-чик, Ю. В. Кениксфест, М. М. Кохан //Аллергология и иммунология. - 2001. - Т. 2, №2. - С. 93.

13. Проблемы иммуностимулирующей терапии с позиций доказательной медицины /В. С. Ширинс-кий, Н. В. Старостина, Ю. А. Сенникова и др. // Мед. иммунология. - 2000. - Т. 2, №1. - С. 17 -24.

14. Роль паразитарных инфекций у больных хронической рецидивирующей крапивницей /Н. Е. Чахирева, Л. В. Луканов, Л. В. Осипова, М. Ф. Борисова //Аллергология и иммунология - 2001. -Т. 2, №2. - С. 87.

15. Сенцова Т. Б. Особенности гуморального иммунитета при атопической дерматите у детей // Аллергология и иммунология. - 2001. - Т. 2, №2.

- С. 95.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Солдатченко С. С. Ароматерапия /С. С. Сол-датченко, Г. Ф. Кащенко, А. В. Пидаев. - Симферополь, 1999. - 208 с.

17. Флейшер Т. Иммунодиагностика /Т. Флей-шер, Д. Грейси //Клинич. иммунология и аллергология. - Москва: Практика. - 2000. - С. 607 -623.

18. Хаитов Р. М. Современные подходы к оценке иммунного статуса человека /Р. М. Хаитов, Б. В. Пинегин //Аллергология и иммунология. - 2001.

- Т. 2, №2. - С. 7.

19. Ханина М. А. Полыни Сибири и Дальнего Востока (Фармакогностическое исследование и

перспективы использования в медицине). Авто-реф. дис. ...д-ра. фарм. наук. - П.: ПФармА, 1999.

- 46 с.

20. Химический состав и биологическая активность эфирного масла полыни гладкой /Р. Б. Сей-дахметова, А. А. Бейсенбаева, Г. А. Атажанова и др. //Хим.-фарм. журн. - 2002, №3. - С. 27 - 30.

21. Химический состав эфирного масла Artemisia glabella Каг. еt Kir /Г. А. Атажанова, А. Д. Дембиц-кий, Н. И. Жижин, С. М. Адекенов //Хим. прир. соед. - 1999, №2, С. 193 - 196.

22. Цеденова Л. Н. Антимикробная активность эфирного масла Artemisia lerchiana Web. ex stechm., произрастающей в Калмыкии /Л. Н. Цеденова, О. Е. Романов, Т. О. Романова //Раст. ресурсы. - 1999. - Т. 35, №4. - С. 58 - 61.

23. Abdollahi M. Antinociceptive effects of Teucrium polium L. total extract and essential oil in mouse writhing test /M. Abdollahi, H. Karimpour, H. R. Monsef-Esfehani //Pharmacol. Res. - 2003. - V. 48, №1. - Р. 31 et al. 35.

24. Analgesic, antipyretic and anti-inflammatory effects of essential oil of Lippia multiflora /A. A. Abena, M. Diatewa, G. Gakosso et al. //Fitoterapia.

- 2003. - V. 74, №3. - P. 231 - 236.

25. Antimicrobial activity of essential oil and methanol extracts of Achillea sintenisisi Hub. Mor. (Asteraceae) /A. Sokmen, G. Vardar-Unlu, M. Pollis-siou et al. //Phytother. Res. - 2003. - V. 17, №9. -P. 1005 - 1010.

26. Antibacterial and antioxidant activities of Artemisia annua essential oil /F. Juteau, V. Masotti, J. M. Bessiaare //Fitoterapia. - 2002. - V. 73, №6. - P. 532 - 535.

27. Antimicrobial activity of essential oils isolated from Portuguese endemic species of Thymus /M. L. Faleiro, M. G. Miguel, F. Ladeiro et al. //Lett. Appl. Microbiol. - 2003. - V. 36. - P. 35 - 40.

28. Burits M. The antioxidant а^ш^ of the Essentials Oils of Artemisia afra, Artemisia abyssinica and Juniperus procera /M. Burits, K. Asters, F. Bucar // Phytother. Res. - 2001. - V. 5, №15. - P. 103.

29. Carson C. F. Mechanism of action of Melaleuca alternifolia (Tea tree) oil on Staphylococcus aureus determined by time-kill, lysis, leakage, and salt tolerance assays and electron microscopy /C. F. Carson, B. J. Mee, T. V. Riley //Antimicrob. Chemother. - 2002. - V. 46, №6. - P. 1914 - 1920.

30. Chemical composition and antibacterial activity of essential oil of Artemisia iwayomogi /H. Yu, Y. Kim, B. Kil //Planta. Med. - 2003. - V. 69. - P. 1159

- 1162.

31. Chemical composition, plant genetic differences, and antifungal activity of the essential oil of Helichrysum italicum G. Don ssp. microphyllum (Willd.) Nym /A. Angioni, A. Barra, M. Arlorio et al. //J. Agric. Food Chem. - 2003. - V. 51, №4. - P. 1030 - 1034.

32. Composition and antimicrobial activity of Achillea clavennae L. essential oil /N. Bezic, M. Skocibusic, V. Dunkic, A. Radonic //Phytother. Res.

- 2003. - V. 17, №9. - P. 1037 - 1040.

33. Composition and antimicrobial activity of the essential oil of Murraya exotica L. /F. S. Tl-Sakhawy, M. E. El-Tantawy, S. A. Ross, M. A. El-Sohly // Phytother. Res. - 2001. - V. 15, №3. - P. 54 - 55.

34. Composition and antimicrobial activity of the essential oil of Salvia ringens /O. Tzakou, D. Pitarokili, I. B. Chinou, C. Harvala //Planta Med. -2001. - V. 67, №1. - P. 81 - 83.

35. Cox C. D. Interactions between components of the essential oil of Melaleuca alternifolia /C. D. Cox, C. M. Mann, J. L. Markham //J. Appl. Microbiol. -2001. - V. 91, №3. - P. 492 - 497.

36. Eosinophilic colitis associated with larvae of the pinworm Enterobius vermicularis /L. X. Liu, J. Chi, M. P. Upton, L. R Ash //Lancet.- 1995.- V. 346. - P. 410 - 412.

37. Kishore N. Antimycotic activity of the essential oil of Artemisia nilagrica /N. Kishore, N. K. Dubey, J. P. N. Chansouria / Flav. Fragr. J. - 2001. - V. 16, №1. - P. 61 - 63.

38. Kruner D. S. Anti-inflammatory activity of the essential oil of Cymbopogae mertinii Planta Med. -2000. - V. 54, №3. - Р. 376 - 379.

39. Linalool produces antinoniception in two experimental models or pain /A. T. Peana, P. S. D'Aquila, M. L. Chessa //Eur. J. Pharmacol. - 2003.

- V. 460, №1. - P. 37 - 41.

40. Profile of spinal and supra-spinal antinociception of (-)-linalool /A. T. Peana, M. G. De Montis, E. Nieddu //Eur. J. Pharmacol. - 2004. - V. 485, №4. - P. 853 - 860.

41. Santos F. A. Anti-inflammatory and Antinociceptive effects of 1,8-Cineole a Terpenoid Oxide Present in many Plant Essential oils /F. A. Santos, V. S. N. Rao //Phytother. Res. - 2000. - V. 14. - P. 240 - 244.

42. Saradha V. Karunai Antimicrobial activity of the essential oil of Notonia grandi flora DC (Asteraceae) /V. Saradha, S. Govindarajan, M. Raj // Indian J. Pharm. Sci. - 2001. - V. 63, №3. - P. 244

- 245.

43. Tzakou O. Composition and antimicrobial activity of the essential oil of Satureja parnasica subsp. parnasica /O. Tzakou, H. D. Skaltsa //Planta Med. - 2003. - V. 69. - P. 282 - 284.

44. Venturini M. E. In vitro antifungal activity of several antimicrobial compounds against Penicillium expansum /M. E. Venturini, D. Blanco, R. Oria //J. Food Prot. - 2002. - V. 65, №5. - Р. 834 - 839.

45. Williamson E. M. Synergy and other interactions in phytomedicines //Phytomedicine. - 2001. - V. 8, №5. - P.401 - 409.

Поступила 03.11.09

S. B. Ahmetov, N. A. Timchenko, I. V. Losev, O. J. Dedova, K. H. Almagambetov

THE EFFECTIVENESS OF HERBAL MEDICINES IN THE TREATMENT OF VARIOUS PARASITIC

DISEASES

There are a lot of unresolved questions in the issue of treatment of helminthiasis up today and it remains relevant, both in terms of distribution of the pathogen, and in terms of diagnosis and working through a rational complex therapy with a glance the development of immune deficiency and allergic diseases, complications associated with disturbances in the body caused by the life activity of parasites. Of interest are chemical and pharmacological studies of plants, the effect of herbal medicine on the clinical course of various parasitic infestations.

С. Б. Ахметова, Н. А. Тимченко, И. В. Лосева, О. Ю. Дедова, К. Х. 6лмаFамбетов 8РТУРЛ1 ПАРАЗИТАРЛЫ ИНВАЗИЯЛАРДЫ ЕМДЕУДЕГ1 ФИТОПРЕПАРАТТАРДЫ ЦОЛДАНУ ТИ1МД1Л1Г1

К,аз1рп кезде гельминтоздарды емдеу мэселеанде шешшмеген сурактар кеп. Сондыктан ол коздыр-рыштьщ таралу максатында да, диагностика жэне аскынулар, паразиттердщ емiр CYPУ кабiлеттiлiк процесте-рiне байланысты туындайтын адам арзасындары бузылыстары, аллергиялык аурулар жэне иммундыжет^ спеушткердщ дамуын ескере отырып рациональды кешендi терапияны екдеу максатында да езект мэсе-ленщ бiрi болып табылады. 6ртYрлi паразитарлы инвазиялардыч клиникалык арымына фитопрепарат-тардыч эсерi жэне еамдктердщ химико-фармакологиялык зерттеулерi кызырушылык тудырады.

М. М. Жанасова

ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ СЛОЖНЫХ СВИЩЕЙ ПРЯМОЙ КИШКИ

Областная клиническая больница (Караганда)

Классификация свищей прямой кишки

В структуре хирургических заболеваний прямокишечные свищи составляют 0,8-1,2% [9, 16, 33]. Отмечаются морфологические разнообразия свищей прямой кишки с наличием разветвленных или подковообразных ходов, которые образуются при самопроизвольном вскрытии гнойника [7, 17, 19, 23, 25].

Существует большое количество классификаций хронического парапроктита, однако не всегда в них отражается многообразие клинических форм и их осложнений. Чаще используется классификация свищей прямой кишки, основанная на отношении свищевого хода к волокнам анального сфинктера [3, 6, 17]. Согласно этой классификации, свищи разделяют на интрасфинктерные или подкожно-подслизистые, транссфинктерные и экстрасфинктерные [19, 22, 29, 41].

В 15-20% отмечаются экстрасфинктерные свищи, при которых ход располагается высоко, как бы огибая наружный сфинктер, но внутреннее отверстие находится в области крипт, то есть ниже. Такие свищи образуются как исход острого ишио-, пельвио- и ретроректального парапрокти-та [30]. Для них характерно наличие длинного извитого хода, часто обнаруживаются гнойные затеки, рубцы. Очередное обострение воспалительного процесса приводит к образованию новых свищевых отверстий, иногда воспалительный процесс переходит из клетчаточного пространства одной стороны на другую - возникает подковообразный свищ, который может быть и задним, и передним [31].

А. М. Аминев [1] предложил клиническую классификацию, в которой различал хронический парапроктит:

I. По этиологии и патогенезу: врожденные; приобретенные: травматические, симптоматические, воспалительные, опухолевые.

II. По характеру инфекции: вульгарные; анаэробные; специфические парапроктиты (туберкулезные, сифилитические, актиномикоти-ческие и др.).

III. По анатомическому признаку:

1) в зависимости от отношения к просвету прямой кишки: полные и неполные; внутренние и наружные;

2) в зависимости от отношения к наружному сфинктеру прямой кишки: расположенные кнутри от сфинктера, чрессфинктерные, внесфинктер-ные;

3) в зависимости от первичной локализации воспалительного процесса: подкожные, подслизи-стые, седалищно-прямокишечные, тазово-прямокишечные;

4) в зависимости от расположения наружных и внутренних свищевых отверстий (по стрелке циферблата): кожные; маргинальные; отверстие открывается на переходной кайме; отверстие открывается в одной из крипт; отверстие открывается выше крипт.

IV. По рентгенологическим данным:

1) простые - прямолинейные;

2) сложные: спиральные, опоясывающие, ветвистые, с наличием полостей, бухт.

V. По клиническому течению: острые па-рапроктиты; хронические парапроктиты (со свищами, без свищей, рецидивирующие).

Свищи крипто-гландулярного происхождения, или банальные свищи, разделяют на ин-трасфинктерные, транссфинктерные и экстра-сфинктерные [6, 22]. При этом доля экстра-сфинктерных свищей составляет от 2 до 20%.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.