Научная статья на тему 'Два святителя: введение к сравнительной характеристике личностей святителей Иннокентия (Вениаминова) и Игнатия (Брянчанинова)'

Два святителя: введение к сравнительной характеристике личностей святителей Иннокентия (Вениаминова) и Игнатия (Брянчанинова) Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
8
2
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Иннокентий (Вениаминов) / Игнатий (Брянчанинов) / русское духовенство XIX века / сравнительное жизнеописание / St. Innokenty (Veniaminov) / St. Ignatiy (Bryanchaninov) / Russian clergy of the 19th century / comparative biography

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — А.А. Лукин

Статья представляет собой введение в сравнительный анализ жизнеописаний двух исторических личностей: святителей Иннокентия (Вениаминова), митрополита Московского и Коломенского, и Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказского и Черноморского. Сравнивая фигуры выдающихся деятелей российской общественной и церковной жизни XIX в., автор предпринимает попытку выявления типичных характеристик образованного духовенства того периода. Для решения этой задачи биографические данные обоих святителей сопоставляются по нескольким критериям: просветительско-проповедническая деятельность, общественно-политические взгляды, образ жизни.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Dva sviatitelia: vvedenie k sravnitel’noi kharakteristike lichnostei sviatitelei Innokentiia (Veniaminova) i Ignatiia (Brianchaninova) [Two Saints: Introduction to the Comparative Characteristics of St. Innokenty (Veniaminov) and St. Ignaty (Bryanchaninov)]

The article is an introduction to a comparative analysis of the biographies of two historical figures: St. Innokenty (Veniaminov), Metropolitan of Moscow and Kolomna, and St. Ignatius Brianchaninov, Bishop of the Caucasus and the Black Sea. Comparing the figures of prominent figures in Russian social and church life in the 19th century, the author attempts to identify the typical characteristics of the educated clergy of that period. To solve this problem, the biographical data of both saints are compared according to several criteria: educational and preaching activities, socio-political views, lifestyle.

Текст научной работы на тему «Два святителя: введение к сравнительной характеристике личностей святителей Иннокентия (Вениаминова) и Игнатия (Брянчанинова)»

DOI: 10.24412/2686-9497-2021-11-12-95-103

Архиепископ Роман (Лукин А. А.)

Два святителя: введение к сравнительной характеристике личностей святителей Иннокентия (Вениаминова) и Игнатия (Брянчанинова)

Аннотация:

Статья представляет собой введение в сравнительный анализ жизнеописаний двух исторических личностей: святителей Иннокентия (Вениаминова), митрополита Московского и Коломенского, и Игнатия Брянчанинова, епископа Кавказского и Черноморского. Сравнивая фигуры выдающихся деятелей российской общественной и церковной жизни XIX в., автор предпринимает попытку выявления типичных характеристик образованного духовенства того периода. Для решения этой задачи биографические данные обоих святителей сопоставляются по нескольким критериям: просветительско-проповедническая деятельность, общественно-политические взгляды, образ жизни.

Ключевые слова: Иннокентий (Вениаминов), Игнатий (Брянчанинов), русское духовенство XIX века, сравнительное жизнеописание

Исторической науке хорошо известен жанр сравнительного жизнеописания. Его основателем является древнегреческий историк Плутарх, автор «Сравнительных жизнеописаний». Подобный подход позволяет сопоставить жизни двух и более исторических персон, найти общие черты личности, служения, взглядов. В данной работе представлен анализ житий двух выдающихся православных иерархов: святителя Иннокентия (Вениаминова), митрополита Московского, и святителя Игнатия (Брянчанинова), епископа Кавказского и Черноморского.

Одним из условий сравнения является определенное сходство объектов или субъектов. Между святителями Иннокентием и Игнатием присутствует не только формальная, внешняя схожесть (одна эпоха, одна страна, один язык), но и более глубокая, внутренняя — во взглядах, служении, мироощущении, мировоззрении, то есть схожесть, которую обозначают словом «сродство».

Говоря о духовном сродстве двух выдающихся русских иерархов, прежде всего следует понимать, что оно возможно и между людьми, которые

не состояли друг с другом в тесных отношениях, и даже не были знакомы, однако их духовный опыт, взгляды, образ жизни делают людей духовно близкими. Оба святителя жили в одно и то же время (святитель Иннокентий на 10 лет старше святителя Игнатия) — в XIX в., в сложную для России и Русской Церкви эпоху. Одновременно это был период масштабных войн, всевозможных влияний, общественных потрясений, и вместе с этим — время небывалых успехов Русской Церкви в области миссионерства, богословской науки, благочестия. В это время несут служение такие выдающиеся подвижники, как преподобный Серафим Саровский, святитель Филарет Московский, святитель Феофан Затворник и, конечно же, святители Иннокентий Московский и Игнатий (Брянчанинов).

Важнейшими факторами роста миссионерства был целый ряд важных событий в истории Российской империи указанного периода. В это время были оформлены границы в Средней Азии и на Дальнем Востоке, в результате реформ претерпели изменения экономика и социальная сфера империи. Также наблюдались значительные достижения в области культуры: золотой век русской литературы; вершина архитектуры классицизма — стиль ампир, значительно повлиявший на храмовую архитектуру Санкт-Петербурга и других городов; развитие русской музыкальной культуры, ярко представленное в произведениях М. И. Глинки. Все это выводило Российскую империю на уровень мировой державы, перед которой естественным образом вставал вопрос о просвещении народов, входящих в нее.

Русская Православная Церковь, разделяя судьбу своего земного Отечества, в этих динамичных условиях также встала перед задачей масштабного распространения христианской веры среди самых разных народов. Активная работа велась русскими миссионерами по обращению к православию народов Севера, Сибири и Дальнего Востока страны. Православные миссии были открыты в Японии, Иерусалиме, Корее, Соединенных Штатах Америки. Русская духовная миссия в Китае активизировала свою деятельность.

Обратим внимание на то, что словом «миссия» назывались как причты при некоторых заграничных храмах (такова Русская духовная миссия в Иерусалиме), так и миссионерские общества. Такие общества занимались распространением православия посредством создания учебных заведений, открытия больниц и госпиталей, оказания материальной помощи местным монастырям, церквам и духовенству. Миссионерская деятельность РПЦ внутри империи способствовала расширению и укреплению позиций православия и в некоторой степени культурному единению народов, населявших Российскую империю. Складывались определенные предпосылки для развития православной проповеди среди вновь присоединенных народов. Помимо того, следуя заложенным ранее традициям, русские

святители XIX в. проповедовали среди местного населения, проживавшего на территории собственно Российской Империи и землях, включенных в ее состав еще в XVII и XVIII вв.

Безусловно, самым ярким миссионером XIX в. является святитель Иннокентий (Вениаминов). С его именем связана история распространения православия среди народов Камчатки, Чукотки, Алеутских и Курильских островов. Владыка Иннокентий родился в Иркутске, здесь же закончил семинарию и в 1823 г. уехал проповедовать на остров Уналашку. Его епископство на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири продолжалось чуть более 27 лет (1840-1868). За это время он неоднократно совершал путешествия по просторам Камчатского, Якутского и Амурского краев. Среди якутов и тунгусов он заложил основы православной проповеди на якутском языке, что снискало ему популярность среди туземного населения Восточной Сибири.

Святитель, долгое время живший среди инородцев, хорошо изучил их нрав, уклад жизни, ментальность. В то время незнание «инородческих» обычаев могло повлечь за собой немало неприятностей для миссионера. С Федором Пляскиным был случай, когда нанайцы его «чуть было не убили» [7, л. 33 об.]. Миссионер, не зная правил гостеприимства гольдов, отказался от поднесенной ему еды, чем не только обидел их, но и довел до крайнего возмущения.

Говоря о миссионерских успехах РПЦ XIX в., нельзя не сказать о сложной духовной обстановке того столетия. Это было время распространения самых разнообразных идей и увлечений: от мистики времен императора Александра I до марксизма в последней четверти столетия. Таким образом, кроме внешней миссии перед Русской Церковью стояла задача осуществлять внутреннюю миссию, направленную на поддержание веры в России, особенно в высших слоях общества и интеллигенции. В этом смысле крупнейшим миссионером XIX в. оказался святитель Игнатий (Брянчанинов). Благодаря его горячей проповеди, сочетавшейся с образованностью и пониманием человека своего времени (святитель сам происходил из дворянской семьи, которую не миновало увлечение, например, масонством), многие люди указанной эпохи начали обращаться к традиции православной духовности.

Святителя Игнатия можно назвать представителем так называемой апологетики духовного опыта. В его сочинениях много внимания уделено разъяснению и защите духовной практики восточного христианства. До сих пор желающий сравнить аскетический опыт восточного и западного христианства обращается именно к сочинениям святителя.

Миссионерская деятельность Игнатия (Брянчанинова) осуществлялась во время управления Свято-Сергиевой пустынью, в духовно-просветительской

деятельности в Кавказской епархии, в организации работы по духовно-нравственному образованию. Труды святителя Игнатия тесно связаны с византийской, древней и средневековой русской учительной литературой. В них восстанавливается традиция духовного учительства и наставничества предшествующих времен. Основным содержанием его сочинений является опытно познанное православно-христианское учение о человеке, его спасении и достижении совершенства.

В записках архидиакона англиканской церкви Уильяма Палмера о его русской поездке есть интересный рассказ о Сергиевской пустыни, где владыка Игнатий тогда был настоятелем. По-видимому, именно со святителем Палмер больше всего говорил (это было в 1840 г.). С неожиданной откровенностью Палмеру рассказывали здесь о внутреннем кризисе русского духовенства. «Наше духовенство чрезвычайно легко поддается новым и странным мнениям» [12, р. 205-206]. Данная характеристика интересна по той резкости, которой она окрашена. В ней чувствуется вся мера расхождения, если не разрыва, традиции Святой Руси и новых веяний.

Значимость личности святителя Игнатия, его трудов для Русской Церкви велика. По мнению исследователей творчества святителя, его наследие имеет «общенациональное значение, представляя великий памятник русской культуры в целом и культуры русского языка в том числе» [10, с. 8]. Образ святителя Игнатия, еще до его канонизации, у русских людей вызывал самые благочестивые чувства. Известный писатель Николай Лесков даже сделал его героем своей повести. В «Инженерах-бессребрениках» он пишет: «Набожность и благочестие были, кажется, врожденною чертою Брян-чанинова». Как показали в своих исследованиях Г. Беловолов [1] и Т. Кравцова [4], святитель Игнатий Брянчанинов был одним из прототипов, взятых Достоевским для создания образа старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы».

Говоря о политических и идеологических убеждениях святителя Игнатия, можно отметить, что он был скорее консерватором, то есть не стремился, и даже порицал, стремления современников к революционному преобразованию Российского государства и считал, что существующее устройство вполне соответствует евангельскому замыслу. Это, впрочем, не мешало ему с одобрением отзываться о таких государственных преобразованиях, как освобождение крестьян от крепостного права. Причем, по глубокому убеждению святителя, эта реформа должна была принести нравственную пользу не только самим крестьянам, но и помещикам: «Сословие дворян должно непременно вступить на высокую степень нравственного преуспеяния, отказавшись от рабовладения. Таково свойство самоотвержения и принесения выгод матерьяльных в жертву выгодам духовным: оно возвышает, изменяет, совершенствует человека» [3, с. 417].

Как мы видим, святитель Игнатий трезво оценивал положение вещей своего времени, и эти взгляды роднят его со святителем Иннокентием.

Святитель Иннокентий (Вениаминов) выступал за реформу современной ему Церкви. Важнейшие концептуальные соображения по поводу реформ в церковной сфере были высказаны им именно в последний, московский, период деятельности (1868-1879 гг.).

Здесь необходимо остановиться на предыстории вопроса. Еще в конце 1850-х гг. святитель в частной переписке возлагал надежды на успешность преобразований нового царствования в различных сферах жизни общества (не только духовной, но и светской). «Говорят, Государь хочет сделать сильные реформы. Помоги ему, Господи, направить Россию на путь истины, правды, бескорыстия и проч.» [6, с. 8-9].

Еще в бытность архиепископом Камчатским владыка выражал в письмах неприятие некоторых аспектов Русской Церкви синодального периода, предлагал пути их исправления. Святителя возмущали бедность русского духовенства и отсутствие реального попечения о его нуждах, засилье светской бюрократии в управлении Церковью и, как следствие этого, умаление роли архиереев в управлении епархиями: «Ныне архиереи в городах нужны для... торжественного служения в известные дни, не более......Не я один

вижу неустройства, беспорядки в нашей Церкви......Я сильно уповаю, что

при нынешнем государе изменится многое к лучшему» [6, с. 8-9].

Святитель Иннокентий предлагал увеличить число викарных епископов (по уставу духовных консисторий 1841 г. — помощников, заместителей правящих в епархиях архиереев), поднять их значение, даровать самостоятельность русским приходским общинам, традиционно бедным и бесправным, путем образования и распространения приходских попечительств как их выборных самоуправляющихся единиц, ориентированных на благотворительность по отношению не только к священнослужителям, но и к мирянам [8]. Такие попечительства в конце 50-х — нач. 60-х гг. XIX в. и были созданы святителем Иннокентием в Восточной Сибири, что привело к оживлению там приходской жизни. Его курс на восстановление связи между духовенством и прихожанами реализовывался путем живого отношения к духовным нуждам паствы, а не только исполнением треб и чтением нескольких проповедей [5, с. 56].

Святитель с явным сочувствием относился к расширению гласности в церковных вопросах, был знаком с новыми церковными журналами и с большим интересом воспринял напечатанную за границей яркую публицистическую книгу, можно сказать, одного из первых русских церковных диссидентов — священника о. Иоанна Беллюстина — «О положении сельского духовенства», где было высказано немало горьких истин относительно жалкого существования духовного сословия во многих

областях Российской империи. Святитель говорил, что в книге «правды много» [6, с. 148].

Владыка Иннокентий не был ни реакционером, ни ретроградом. Он хорошо понимал беды Церкви и желал перемен в церковной области. Но проблема заключалась в том, что его видение церковных преобразований коренным образом отличалось от тех представлений, которые господствовали в правительственных бюрократических кругах империи. Целью реформ, по убеждению святителя Иннокентия, должно было стать радикальное изменение положения Церкви в государстве, достижение реальной независимости духовной власти от светской, усиление власти архиереев, развитие общественно-самоуправляющихся начал в приходской жизни.

Богословское наследие, как и вся духовная жизнь святителя Иннокентия, нуждаются в изучении. Его письма к современникам имеют неоценимое значение для нашего времени: они позволяют воссоздать во всей многогранности живой, подлинный, уникальный образ выдающегося сына России, мыслителя, гуманиста, церковного иерарха [8]. Письма проливают свет на многие стороны социально-экономической, политической и культурной истории Дальнего Востока и Русской Америки. Они имеют большой заряд воспитательного воздействия, побуждают к размышлению и сопереживанию, учат моральной чистоте и духовной стойкости. Таким образом, созидательная личность святителя Иннокентия соответствует всей эпохе русской истории. Поставив миссионерское служение делом своей жизни, Иннокентий (Вениаминов), еще будучи священником, накопил значительный фактический материал, воплотившийся в научных трудах этнографического, лингвистического, исторического и иного характера.

Результативность научной деятельности Иннокентия (Вениаминова) хорошо прослеживается в следующих аспектах:

1. создании переводческого комитета, целенаправленно занимавшегося переложением учебной, богослужебной и иной литературы на языки аборигенных народов;

2. внедрении богослужений на языках аборигенов.

Закладывание основ деятельности переводческого комитета относится к началу 1850-х гг. Этому периоду предшествовала работа в частном порядке над переводом богослужебной литературы, начатая благочинным якутских церквей протоиереем Дмитрием Хитровым, о чем свидетельствует переписка митрополита Иннокентия (Вениаминова) и А. Н. Муравьева [11]. Впоследствии Дмитрий Хитров возглавил переводческий комитет. Результаты его деятельности вскоре проявились в конкретных достижениях.

Так, в апреле 1854 г. произошло знаменательное для Восточной Сибири событие: в Иркутском кафедральном Богоявленском соборе на заутрене

состоялось чтение Евангелия на якутском языке. Отец Иннокентий принимал в нем участие вместе с архиепископом Иркутским Афанасием.

В 1859 г. в Троицком кафедральном соборе г. Якутска Иннокентий (Вениаминов) совершил Божественную литургию на якутском языке. Это событие настолько растрогало якутов, что они обратились к пастырю с просьбой сделать день 19 июля традиционно праздничным.

Можно перечислять и другие факты, ставшие итогом многотрудной и насыщенной творческой жизни святителя. Но, пожалуй, лучшим признанием его вклада стало избрание его в 1869 г. почетным членом Императорского русского географического общества. Патриотическое служение Отечеству, забота о будущей духовности России, любовь к людям, трудолюбие, непоколебимая вера и труды оказали неоценимое влияние на развитие системы образования на Северо-Востоке России.

Среди плодов духовного наследия святителя Иннокентия (Вениамино-ва), митрополита Московского, повлиявших на формирование современной культурно-образовательной традиции, можно выделить следующие:

— создание новых типов учебных заведений, таких как церковно-при-ходские школы;

— разработка концептуальных идей о развитии женского образования в России и реформировании системы духовного образования;

— осуществление принципиально нового для русского миссионерства типа просветительской деятельности;

— создание механизма дополнения недостающими элементами уникальных, но примитивных, местных культур народов Крайнего Северо-Востока России;

— христианизация культуры народов Севера, не имеющих собственной письменности.

Как видим, оба святителя практически единодушны в образе жизни и в образе мыслей. Оба они всю свою жизнь несли слово Христово. Один святительствовал в далеких северных краях, другой — на Кавказе.

Интересно, что обоим святителям были совершенно чужды властолюбие и желание почестей. Святитель Игнатий предпочел уеденную жизнь на покое, а святитель Иннокентий незадолго перед смертью говорил в близком окружении: «При погребении моем речей не надо, в них много похвал. Бог видит, как мне тяжело, когда меня за что-либо хвалят... Я желал бы, чтобы нигде не упоминалось мое имя, кроме поминаний.» [9, с. 131].

Таким образом, на основании жития и творений двух святителей XIX в. можно выявить общие черты, характерные для образованного духовенства: умеренные политические взгляды и явная забота о нравственном состоянии пасомых вне зависимости от их сословной принадлежности.

Источники и литература:

1. Беловолов, Г. В. Старец Зосима и епископ Игнатий Брянчанинов / Г. В. Беловолов // Достоевский. Материалы и исследования / АН СССР, ИРЛИ; отв. ред. Г. М. Фрид-лендер. Л., 1997. Т. 9.

2. Гатилова, Н. Духовно-нравственное воспитание человека в трудах святителя Игнатия Брянчанинова / Н. Гатилова. Курск, 2006.

3. Игнатий (Брянчанинов), свт. Архипастырские воззвания по вопросу освобождения крестьян от крепостной зависимости / святитель Игнатий (Брянчанинов) // Полное собрание творений. М., 2001. Т. 2.

4. Кравцова, Т. Старец Зосима — «идеальный христианин» Ф. М. Достоевского / Т. Кравцова // Молодежь и Церковь: проблемы и идеи (по материалам первых Свято-Филаретовских чтений, 9 декабря 2005 г.). М., 2005.

5. Папков, А. Церковно-общественные вопросы в царствование царя-освободителя / А. Папков. СПб., 1902.

6. Письма Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского. М., 1899. Т. 2.

7. РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 1027.

8. Святитель Иннокентий, митрополит Московский // Жизнеописание отечественных подвижников благочестия. 1907. Март. [URL: https://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svja-tykh/zhizneopisanija-otechestvennyh-podvizhnikov-blagochestija-18-i-19-vekov-mart/#0_76 (дата обращения: 24.06.2020)]

9. Слово при погребении высокопреосвященного Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского: [произнесено 5 апр. в Моск. каф. Чудове монастыре преос-вящ. Амвросием, еп. Дмитровским] // Московские епархиальные ведомости, 1879. № 16. С. 128-131.

10. Стрижев, А. Н. Вступительная статья / А. Н. Стрижев // Собрание творений. Т. I. Жизнеописание. Аскетические опыты / святитель Игнатий (Брянчанинов). М., 2015. Кн. 1. С. 8.

11. Федоров, В. Н. Святой из града Якутского / В. Н. Федоров // Молодежь Якутии. 1992. 2-9 янв.

12. Palmer, W. Notes of a Visit to the Russian Church, Prefatory Notice. London, 1882.

References:

1. Belovolov G. V. StaretsZosima iepiskop Ignatii Brianchaninov [The Elder Zosima and the Bishop Ignaty Bryanchaninov]. Dostoevskii. Materialy i issledovaniia [Dostoevsky. Materials and Studies]. Leningrad, 1997, vol. 9.

2. Gatilova N. Dukhovno-nravstvennoe vospitanie cheloveka v trudakh sviatitelia Ignatiia Brianchaninova [Spiritual and Moral Guidance in the Works of St. Ignatius Brianchaninov]. Kursk, 2006.

3. Ignatii (Brianchaninov), svt. [St. Ignatius Brianchaninov]. Arkhipastyrskie vozzvaniia po voprosu osvobozhdeniia krest'ian ot krepostnoi zavisimosti [The Proclamation of the Archpriest on the Topic of Liberation of Peasants from the Serfdom]. Polnoe sobranie tvorenii [Complete Collections of Works]. Moscow, 2001, vol. 2.

4. Kravtsova T. Starets Zosima — «ideal'nyi khristianin» F. M. Dostoevskogo [The Elder Zosima — "an Ideal of the Christian" by F. M. Dostoevsky]. Molodezh' i Tserkov': problemy i idei (po materialam pervykh Sviato-Filaretovskikh chtenii, 9 dekabria 2005 g.) [The Youth

and the Church: Problems and Ideas (the Materials of the First St. Filaret's Lectures. 9th of December, 2005]. Moscow, 2005.

5. Papkov A. Tserkovno-obshchestvennyevoprosyvtsarstvovanietsaria-osvoboditelia [Church and Community Issues in the Period of Reign of the Emperor Liberator]. St. Petersburg, 1902.

6. Pis'ma Innokentiia, mitropolita Moskovskogo i Kolomenskogo [The Letters of Innokenty, Metropolitan of Moscow and Colomna]. Moscow, 1899, vol 2.

7. RGIA — Russian State Historical Archives. Stock 796. L. 442. Dos. 1027.

8. Sviatitel' Innokentii, mitropolit Moskovskii [St. Innokenty, Metropolitan of Moscow]. Zhizneopisanie otechestvennykh podvizhnikov blagochestiia — The Biographies of the Russian Holy People. 1907. March. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Zhitija_svjatykh/ zhizneopisanija-otechestvennyh-podvizhnikov-blagochestija-18-i-19-vekov-mart/#0_76 (accessed: 24.06.2020)]

9. Slovo pri pogrebenii vysokopreosviashchennogo Innokentiia, mitropolita Moskovskogo i Kolomenskogo: [proizneseno 5 apr. v Mosk. kaf. Chudove monastyre preosviashch. Amvrosiem, ep. Dmitrovskim] [The Sermon on the Funeral of His Eminence Innokenty, Metropolitan of Moscow and Colomna (was given on the 5th of April in the Cathedral Chudov monastery of Moscow by His Eminence Ambrosy, the bishop of Dmitrov)]. Moscow, 1879, p. 128-131.

10. Strizhev A. N. Vstupitel'naia statia [Introductory Article]. Svt. Ignatij (Brianchaninov) [St. Ignatius (Bryanchaninov)]. Sobranie tvorenii. Zhizneopisanie. Asketicheskie opyty [Collection of Creations. Life. Ascetic Experiences]. Moscow, 2015, book 1, p. 8.

11. Fedorov V. N. Sviatoiizgrada Iakutskogo [Holy Man from the City of Yakutsk]. Molodezh Iakutii — The Youth of Yakutia. 1992. January, 2-9.

12. Palmer W. Notes of a Visit to the Russian Church, Prefatory Notice. London, 1882.

Arkhiepiskop [Archbishop] Roman (Lukin A. A.)

DvA sviATITELIA: WEDENIE K sRAvNITEL'Noi KHARAKTERisTIKE LicHNosTEl sviatitelei Innokentiia (Veniaminova) i Ignatiia (Brianchaninova) [Two Saints: Introduction to the Comparative Characteristics of St. Innokenty (Veniaminov) and St. Ignaty (Bryanchaninov)]

Abstract:

The article is an introduction to a comparative analysis of the biographies of two historical figures: St. Innokenty (Veniaminov), Metropolitan of Moscow and Kolomna, and St. Ignatius Brianchaninov, Bishop of the Caucasus and the Black Sea. Comparing the figures of prominent figures in Russian social and church life in the 19th century, the author attempts to identify the typical characteristics of the educated clergy of that period. To solve this problem, the biographical data of both saints are compared according to several criteria: educational and preaching activities, socio-political views, lifestyle.

Keywords: St. Innokenty (Veniaminov), St. Ignatiy (Bryanchaninov), Russian clergy of the 19th century, comparative biography

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.