Научная статья на тему 'Духовные связи суфийских шейхов Зайнуллы Расулева и Сайфуллы-кади Башларова'

Духовные связи суфийских шейхов Зайнуллы Расулева и Сайфуллы-кади Башларова Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
86
9
Поделиться
Ключевые слова
ИСЛАМ / ШЕЙХ САЙФУЛЛА БАШЛАРОВ / ШЕЙХ ЗАЙНУЛЛА РАСУЛЕВ / НАКШБАНДИЙСКИЙ ТАРИКАТ / ПЕРЕДАЧА НАСТАВНИЧЕСТВА / СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ КАВКАЗ / ВОЛГО-УРАЛЬСКИЙ РЕГИОН / РУБЕЖ XIX-XX ВВ / ISLAM / SHEIKH SAIFULLAH BACHLAROV / SHEIKH ZAYNULLAH RASULEV / NAKSHBANDIYYA TARIKAT / MENTORING THE TRANSFER / NORTH-EASTERN CAUCASUS / VOLGA-URALS REGION / THE TURN OF THE 19TH 20TH CENTURIES

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Шихалиев Шамиль Шихалиевич, Закиров Айнур Дамирович

Религиозные контакты мусульман Северо-Восточного Кавказа и Волго-Уральского региона на рубеже ХIX-XX веков связаны с именами суфийских шейхов Зайнуллы аш-Шарифи Расулева, Сайфуллы-кади (Сайфуллаха-кади) Башларова. Доказательством этому является уникальная рукопись, представляющая собой сборник разрешений (иджаза) на обучение определенным наукам, суфийским практикам, а также молитвам (дуа), входящим в обрядовую (ритуальную) практику Накшбандиййа. В данной рукописи приводится подробная цепочка (силсила) передачи разрешения на обучение, в которой шейх Зайнулла Расулев собственноручно вписывает имя Сайфуллы-кади Башларова.

Spiritual Relations between Sufi Sheikhs Zainullah Rasulev and Safullah-qadi Bashlarov

Religious contacts of Muslems of the North-Eastern Caucasus and the Urals region at the turn of the 19th 20th centuries are associated with the names of Sufi sheikhs Zaiah al-Sharifi Rasulev and Saifullah-Kadi Bashlarov. Proof of this is the unique manuscript a collection of permissions (ijaza) to study certain sciences, Sufi practices, as well as prayers (dua) included in the ceremonial ritual practice Nakshbandiyya. This manuscript provides a detailed chain (silsila) transmission permission to study, in which Sheikh Zayah Rasulev enters the name of Saifullah-Kadi Bashlarov.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Духовные связи суфийских шейхов Зайнуллы Расулева и Сайфуллы-кади Башларова»

of the Turks. Candidate's Thesis], Almaty, 1967. 200 p. (In Russ.).

5. Kljashtornyj, S.G. Istorija Tsentral'noj Azii i pamjatniki runicheskogo pis'ma [The History of Central Asia and the Monuments of Runic Scripts]. Saint Petersburg, the Department of Philology, Saint Petersburg State University, 2003, 560 p. (In Russ.).

6. Klyashtornyj, S.G. Kypchaki v runicheskikh pamyatnikakh [The Kipchaks in the Runic Monuments]. In: Turkologica. 1986. K vosmidesya-lileliyu akctdemika A.N. Kononova [Turkologica. 1986. To the 80th Birth Anniversary of Academician A.N. Kononov], Leningrad, Nauka, Leningrad Branch, 1986), pp. 153-164 (In Russian).

7. Kychanov, E.I. Kochevye gosudarstva ot gunnov do man'chzhurov [Nomadic States from the Huns to the ManchusJ. Moscow, Vostochnaja Literatura Publ., Russian Academy of Sciences, 1997. 320 p. (In Russ.).

8. Kljashtornyj, S.G., Savinov, D.G. Gosudarstva i narody Evrazijskikh stepej. Drevnost' i srednevekov'e [States and Peoples of the Eurasian Steppes. The Ancient Times and the Middle Ages], Saint Petersburg, Peterburgskoe Vostokovedenie Publ., 2000. 320 p. (In Russ.).

9. Kychanov, E.I. Istorija prigranichnykh s Kitaem drevnikh i srednevekovykh gosudarstv (ot gunnov do mart'ehzhurov) [The History of Ancient and Medieval States Bordering on China (from the Huns to the Manchus)]. 2nd Edition. Saint Petersburg, St. Petersburg Linguistic Socicty, 2010, 364 p. (In Russ.).

10. Zuev, Yu.A. Iz drevnetjurkskoj etnonimii po kitajskim istochnikam [From Ancient Turkic Ethnonymy by Chinese Sources], In: Trudy IIAJe im. Ch. Valikhanova ANKazakhskoj SSR [Research Papers of the Choqan Walikhanov Institute of History, Archaeology and Ethnography], Vol. 15, 1962, pp. 107-122 (In Russ.).

Ш.Ш. Шихалеев, АД. Закиров

УДК 94

ДУХОВНЫЕ СВЯЗИ СУФИЙСКИХ ШЕЙХОВ ЗАЙНУЛЛЫ РАСУЛЕВА И САЙФУЛЛЫ-КАДИ БАШЛАРОВА*

Аннотация

Религиозные контакты мусульман Северо-Восточного Кавказа и Волго-Уральского региона на рубеже Х1Х-ХХ веков связаны с именами суфийских шейхов Зайнуллы аш-Шарифи Расулева, Сайфуллы-кади (Сайфуллаха-кади) Башларова. Доказательством этому является уникальная рукопись, представляющая собой сборник разрешений (иджаза) на обучение определенным наукам, суфийским практикам, а также молитвам (дуа), входящим в обрядовую (ритуальную) практику Накшбандиййа. В данной рукописи приводится подробная цепочка (силсила) передачи разрешения на обучение, в которой шейх Зайнулла Расулев собственноручно вписывает имя Сайфуллы-кади Башларова.

Ключевые слова: ислам, шейх Сайфулла Башларов, шейх Зайнулла Расулев, накшбандийский тарикат, передача наставничества, Северо-Восточный Кавказ, Волго-Уральский регион, рубеж Х1Х-ХХ вв.

* Статья написана в рамках проекта РГНФ № 15-01-00389 «Критика салафизма в грудах дагенстанских богословов XVII - начала XX вв.»

Шихалиев Шамиль Шихалиевич, кандидат исторических наук, заведующий Фондом восточных рукописей Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН (Махачкала), e-mail: shihaliev74@mail.ru

Закиров Айнур Дамирович, соискатель Башкирского государственного университета, студент Дагестанского исламского университета (Махачкала), e-mail: zakirovainur@mail.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Shamil SU. Shikhaliev, Cand. Sc. (History), Head of the Foundation of Oriental Manuscripts, Research Institute of History, Archaeology' and Ethnography of Daghestan Scientific Center, Russian Academy of Sciences (Makhachkala), e-mail: shihalievl4(a).mail.ru

Aynur I). Zakirov, Candidate for a Degree at the Bashkir State University, Student of the Daghestan Islamic University (Makhachkala), e-mail: zakirovainutid mail.ru_

Shamil Sh. Shikhaliyev, Aynur D. Zakirov

SPIRITUAL RELATIONS BETWEEN SUFI SHEIKHS ZAINULLAH RASULEV AND SAIFULLAH-QADI BASHLAROV

Abstract

Religious contacts of Muslems of the North-Eastern Caucasus and the Urals region at the turn of the 19th -20th centuries are associated with the names of Sufi sheikhs Zainullah al-Sharifi Rasulev and Saifullah-Kadi Bashla-rov. Proof of this is the unique manuscript - a collection of permissions (ijaza) to study certain sciences, Sufi practices, as well as prayers (claa) included in the ceremonial ritual practice Nakshbandiyya. This manuscript provides a detailed chain (silsila) transmission permission to study, in which Sheikh Zaynullah Rasulev enters the name of Saifullah-Kadi Bashlarov.

Key words: Islam, sheikh Saifullah Bashlarov, sheikh Zaynullah Rasulev, Nakshbandiyya tarikat, mentoring the transfer, North-Eastern Caucasus, the Volga-Urals region, the turn of the 19th - 20th centuries

Регулярный характер контактов мусульман Дагестана и Волго-Уральского региона стал возможным после вхождения Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в 1859 году. После разрешения конфликта в Джаро-Бслоканской области в 1863 г., а также на Ссвс-ро-Восточном Кавказе в 1877 г. некоторые представители мусульманской духовной элиты -суфийские шейхи, богословы и кадии были отправлены во внутренние регионы Российской империи. Многие из них, имея блестящее религиозное образование, стали преподавать в башкирских и татарских медресе Волго-Ураль-ского региона.

В начале XVIII века в Волго-Уральском регионе началось проникновение идей накш-бандийского братства, которое понемногу начало вытеснять йасавийскую традицию, а со второй половины XVIII века - ветвь братства Накшбандийа - муджаддидийа. Проникновение новой ветви Накшбандийа-муджадди-дийа в Волго-Уральский регион было связано с деятельностью двух среднеазиатских последователей этой ветви - Ниязкули б. Шахнияза ат-Туркмани в Бухаре и Фаизхана ал-Кабули в Кабуле с их мюридами и преемниками, среди которых были татарские и башкирские шейхи [1, с. 141]. Распространение этого братства было обусловлено учебой татар и башкир в бухарских и самаркандских учебных заведениях, где традиционно были сильны позиции муджаддидийа. Возвращаясь на родину, татарские и башкирские богословы начали более широко распространять суфийские сети Накшбандийа [2, с. 6].

В Поволжье расширение накшбандийских

сетей во второй половине XIX века было связано с деятельностью дагестанского шейха Махмуда ал-Алмали (ум. в 1877 г. в Астрахани) [3, с. 41-71; 4, с. 206-213], у которого было двенадцать преемников; один из них был татарский шейх Мухаммад Закир ал-Чистави (Ка-малов, 1815-1893) [5, с. 120-126].

В Волго-Уральском регионе через турецкого шейха Дийа ад-Дина ал-Гумушханави также распространилась халидийская ветвь накш-бандийского тариката, видным представителем которого стал Зайнулла б. Хабибуллах (ал-Мамури ат-Труски; Расулсв, 1833-1917) [6; 7].

В конце XIX в. Накшбандиййа, распространяясь параллельно в Дагестане и Волго-Уральском регионе, возвращается в Дагестан, уже объединенной с шазилийским тарикатом [8, с. 39-57; 9, с. 43-56]. Эти сети и контакты отчетливо видны на примере дагестанского ученого-богослова и суфийского шейха Сайфуллы-кади Башларова (1853-1919).

Он после многолетней врачебной практики в 1905 г. получил место преподавателя в одной из новометодных медресе г. Уфа [10, с. 319]. С этого времени по 1908 г. проживал в разных городах Волго-Уральского региона, в т.ч. и в городе Троицк.

В период своего пребывания в Уфе в качестве преподавателя медресе Сайфуллах-кади знакомится с 3. Расулсвым и решает встать под его наставничество. В одном из писем своему преемнику Хасану Хильми ал-Кахи Сайфулла-кади подробно описывает обстоятельства встречи с шейхом. «Уповая на Всевышнего Аллаха, я отправился к шейху Зайнуллаху-афанди. Когда я добрался до [восточных] окраин Сибири,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

я встретил одного человека, который заговорил со мной по-арабски, и это в местечке, где не было ни одного мусульманина! ... Мы вместе продолжили путь, и этот человек оказался глубоким ученым, совершенным шейхом, одним из преемников Зайнуллы, который тоже шел к нему. Так мы прибыли в город Троицк и остановились в гостинице. Мой спутник отправился к шейху и вернулся с хорошим настроением... Утром я встретился с Зайнуллахом, сыном Хабибуллаха, преемником шейха Ахмада Дийа ад-Дина ал-Камашханави. Он был образцом своего времени и самым ученым человеком своей эпохи. Он превосходил в своем достоинстве каких бы то ни было границ описаний [его положительных качеств]...» [11, с. 90].

Находясь в Троицке у шейха Зайнуллы Ра-сулева, Сайфулла-кади переписал сочинение своего шейха, представляющее собой сборник разрешений (иджаза) на обучение разным наукам, а также некоторым суфийским практикам, выданных 3. Расулеву [12]. Структурно данное сочинение состоит из нескольких фрагментарных текстов. Причем во всех них приводится подробная цепочка (силсила) передачи разрешения на обучение тем или иным книгам, наукам, суфийским практикам, а также молитвам (ду 'а), входящим в обрядовую (ритуальную) практику Накшбандийа. В частности, Сайфулла-кади Башларов переписал выданную 3. Расулеву всю цепочку передатчиков разрешения на обучение хадисам по книге «Сахих» Мухаммада Исмаила ал-Бухари. Повествование в тексте ведется от имени самого шейха Расу-лева, который пишет, что «получил разрешение на обучение хадисам по книге «Сахих» ал-Бухари от ученого-мухаддиса 'Абд ал-Гани б. Аби Са'ида ал-Фаруки ан-Накшбанди ад-Даймави ал-Мадани, который в свою очередь получил это разрешение от ученого Мухаммада Абида ал-Ансари ас-Синди ал-Мадани» и далее по цепочке вплоть до самого автора Мухаммада Исмаила ал-Бухари [12, с. 4].

Также в данном сочинении перечисляется цепочка преемственности (силсила) в разрешении на обучение следующим дисциплинам, книгам, молитвам и практикам: обучение по книге «Мушкат ал-Масабих» автора Вали ад-Дина Мухаммада б. Абд Аллаха ал-Хатиба ат-Тибризи; ал-Хизб ал-А'зам; Далаил ал-Хайрат;

Хизб аш-Шазили; Хизб имам ан-Навави; Хизб ад-Давр ал-'а"ла. В заключении имеется текст, написанный рукой самого шейха 3. Расулева: «Я передаю разрешение [на обучение] всему вышеперечисленному Мулле Сайфуллаху б. ал-Башлару ал-Хусайни ал-Дагистани так, как это разрешение было мне дано со стороны шейха Мухаммада Али б. Захира ал-Ватари ал-Мадани с теми же условиями (шара ит), какие были даны со стороны лиц, [упомянутых в цепочке]. И я завещаю [Сайфуллаху-кади] все, что было завещано мне со стороны упомянутого выше [шейха Мухаммада Али б. Захира ал-Ватари]. Слуга бедных и обездоленных, Мулла Зайнуллах б. Хабибуллах б. Расул б. Муса б. Ашик ан-Накшбанди, 27 джумада-л-ахира 1325 г.» [12, с. 5-6]. Все эти иджазы, как пишет автор, были переданы ему шейхом Мухаммадом Али ал-Ватари в 1314 / 1896-97 г.

В тексте присутствуют также и другие иджазы, выданные шейхом Зайнуллой Расуле-вым Сайфулле-кади Башларову с его личной печатью и подписью. В их числе - разрешения на обучение: хадисам; по книге Ибн Акила («Сочинение по грамматике арабского языка»; комментарий на знаменитую поэму по грамматике арабского языка «Алфиййа» Мухаммада б. Малика). Отдельно выделяется перечисление суфийской накшбандийской ветви, с которой был связан сам шейх Зайнулла Расулев. Так, он упоминает в цепочке передатчиков непосредственно своего шейха Дийа ад-Дина ал-Гумушханави ал-Истанбули, который по сил-силе был связан с шейхом Халидом ал-Баг-дади. Далее в этой же рукописи имеется отдельный текст накшбандийской иджазы, переданной Зайнуллой Расулевым шейху Сайфуллаху-кади Башларову. Любопытно, что сам текст написан почерком Башларова, имя самого Сайфуллаха-кади (в тексте - Мулла Мир Сайфуллах ад-Дагистани) - почерком самого Расулева. Сама иджаза также подписана им и скреплена оттиском его личной печати: «Мулла Зайн Аллах б. Хабиб Аллах» |12, с. 18], т.е. в тексте иджазы, написанной самим Башларовым, вероятно, под диктовку своего шейха, Сайфуллах-кади не осмелился написать свое имя. Сам 3. Расулев в подтверждение достоверности данной иджазы вписал имя С. Башларова, подписал своим почерком и

скрепил оттиском личной печати. Не случайно преемник Сайфуллаха-кади Башларова махму-дийский шейх Хасан Хилми ал-Кахи в одном из своих сочинений подчеркивает, что он был удостоен чести получить письменное свидетельство от своего шейха Сайфуллы-кади, «написанное его благословенной рукой» об обучении практикам Накшбандийа и Шазилийа [13, с. 103]. Сам Башларов в одном из своих писем Хасану Хилми ал-Кахи также не придавал особого значения устной передаче иджазы, отмечая: «То, что не дошло до меня письменно, а всего лишь устно, то мы не будем это приводить, ибо нет необходимости в упоминании этого» [13, с. 141]. Вместе с тем, халидийскис шейхи считали достаточным передачу такой иджазы в устной форме в присутствии свидетелей. Так, халидийский шейх Ильяс ал-Цудакари в автобиогафической части одной из своих работ писал об устной передаче ему накшбандийской иджазы в присутствии свидетелей [14, с. 10].

Далее в этом же сочинении приведены тексты и других иджаз, выданных шейхом Зайнуллой Расулсвым Сайфуллаху-кади Башларову, причем форма написания последующих иджаз также почти полностью совпадает с предыдущей - Зайнулла Расулев собственноручно вписывает в текст имя дагестанского шейха, подписывается под документом и скрепляет своей печатью. Последующие иджазы - это передача на обучение вышеупомянутым суфийским молитвам и практикам: Хизб ал-А'зам; Касида ал-Бурда. В конце каждой иджазы Сайфуллах-кади написал на татарском языке пояснения к особенностям проявления этики при чтении тех или иных суфийских практик [12, с. 23].

Помимо суфийских практик и разрешения на наставничество в суфизме, Зайнулла Расу-лев упоминает также имена тех, у кого он сам получил «явные знания» (в мусульманской суфийской традиции часто упоминаются «явные» (jA Lia) и «скрытые» (¿Да Ь) знания. Под «явными» знаниями подразумевается широкий круг мусульманских наук, таких как грамматика, логика, риторика, фикх, хадисы, «кораническис науки» и пр., тогда как под «скрытыми» знаниями - суфизм). Любопытно, что в тексте шейх Зайнулла упоминает своего учителя из Казани - Дамуллу Ахмада

б. Халида ал-Мункари ал-Казани, который в свою очередь обучался у ряда бухарских богословов, в частности у кадия Кулана, Мухаммада Шарифа и Дамуллы Хасана Ахунда из Бухары.

Обращает на себя внимание также тот факт, что некоторым практикам, в частности «Хизб ал-бахр», Зайнулла Расулев обучался как у турецкого шейха Дийа ад-Дина ал-Гумушханави, так и у узбекского шейха, некоего Фатха Аллаха ал-Аврали, а также у мединского шейха Мухаммада Али ал-Ватари, причем от всех трех шейхов Зайнулла Расулев получил иджазу на обучение этой практике, которую и передал Сайфуллаху-кади Башларову [12, с. 35-37].

Таким образом, структура данного сочинения содержит два типа иджазы. Первый тип -это перечисление цепочки преемственности знаний, передаваемых от одного ученого и шейха другому с включением в данную цепочку и самого Сайфуллы-кади, что являлось неким «дипломом о прохождении образования». Второй -традиционная письменная форма передачи иджазы непосредственно от Расулсва Башларову. Причем в обоих случаях имя Сайфуллаха-кади вписано в текст рукой самого Зайнуллы Расулсва и заверено оттиском печати последнего.

В этой образовательной традиции передачи «явных» и «скрытых» знаний география не ограничивается только Волго-Уральским регионом. На примере Зайнуллы Расулсва мы видим более широкие образовательные связи и традиции, охватывающие Османскую империю (обучение и получение иджазы Расулсвым на обучение «традиционным и прикладным» наукам от Дийа ад-Дина ал-Гумушханави), Ближний Восток (в частности, Медину, получение Расулевым иджаз от шейха Мухаммада Али ал-Ватари), Поволжье (через учителя 3. Расулсва по «традиционным и прикладным» наукам Дамуллы Ахмада б. Халида ал-Мункари ал-Казани, а через последнего - контакты с бухарской традицией) [12, с. 25-27]. Точно также его суфийские сети не были ограничены только Поволжьем, а, как мы видим на примере иджаз, охватывали более широкий регион, включающий Малую Азию (Турцию, Стамбул), Ближний Восток (Медину) и Центральную Азию (Ташкент, Бухару и Самарканд). В последнем

перечислении силсилы часто упоминаются ученые с нисбой аш-Шаши, ал-Бухари, ас-Са-марканди.

С одной стороны, эти контакты были связаны с ранней мусульманской традицией получения образования через путешествия, в т.ч. в разные регионы мусульманского мира, через личные контакты, обращения по разным вопросам мусульманского культа и практики. С другой стороны, контакты мусульман Российской империи во второй половине XIX века стали возможными после включения Северного Кавказа и Центральной Азии в орбиту влияния единой Российской империи.

ЛИТЕРАТУРА

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Кемпер М. Суфии и ученые Татарстана и Башкортостана (1789-1889): исламский дискурс под русским господством. - Казань: Идел-Пресс, 2008. - 655 с.

2. Кемпер М. История суфизма в Поволжье и Приуралье // Мир Ислама. - № 1 (3). - 2005. -С. 5-10.

3. Kemper M. Khalidiya Network in Daghestan and the Question of Jihad II Die Welt des Islams. Vol. 42, No 1 (Leiden: Brill), 2002. p. 41-71.

4. Сызранов А. Мусульманские мистики в Астрахани в XVIII - начале XX вв. И Суфизм как социокультурное явление в российской ум-ме. Мат. Вссрос. науч.-конф. - Н.Новгород: Медина, 2007. - С. 206-214.

5. Хасавпех A.A. Накшбандийский шейх Волго-Уральского региона М.-З. Камалов и его сочинение «Табсират ал-муршидин» // Ученые записки Казанского университета. Гуманитарные науки. Т. 155, кн. 3, ч. 2. - Казань: КФУ, 2013. -С.120-126.

6. Фархшатов М.Н. «Дело» шейха Зай-нуллы Расулева (I872-I9I7). Власть и суфизм в пореформенной Башкирии: сб. док. - Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2009. - 356 с.

7. LLIeiiX Зеинулла Раеули (Расулев) ан-Накшбанди. Избранные произведения / пер. с араб. И.Р Насирова. - Уфа, 2001 - 110 с.

8. Шихалиев Ш.Ш. Из истории появления в Дагестане последователей накшбандийского и шазилийского тарикатов // Государство и ре-

лигия в Дагестане. Информационно-аналитический бюллетень № 1 (4). - Махачкала: ЗАО «Дагпрссс», 2003. - С. 39-57.

9. Shikhaliev Sh.Sh. Sufi Practices and Muslim Identities in Naqshibandi and Shadhili Lodges in Northern Daghestan // Islam and Sufism in Daghestan / Edited by Moshc Gammer. Annales Academiae Scienliarum Fennicae, 2009. № 352. P. 43-56.

10. Абдуллаев M.А. Суфизм и его разновидности на Северо-Восточном Кавказе. Издание второе, дополненное. - Махачкала: Даг-прссс-медиа, 2003. - 530 с.

11. Мир Халид Сайфуллах ан-Ницубкри ад-Дагистани. Мактубат Халид Сайфуллах ила фукара ахл Аллах. - Дамаск: Дар ан-ну'ман ли-л-'улум, 1998. - 298 с. («Письма Халида Сай-фуллаха немощным людям Аллаха»)

12. Сабат малджа' ал-василин ва кутб ал-'арифин Абу 'Абдурахман Зайнуллах б. Хаби-буллах аш-Шарифи ан-Накшбанди ал-Халиди. Данная рукопись хранится в личном архиве жителя г. Махачкала И.А. Каяева (1964 г.р.) («Подтверждения [того, кто является] убежищем пришедших к [Аллаху], полюса познавших [Аллаха] Абу 'Абдурахмана Зайнуллаха б. Хаби-буллаха аш-Шарифи ан-Накшбанди ал-Халиди»),

13. Хасан б. Мухаммад ал-Кахи ад-Дагистани. Сирадж ас-са'адат фи сийар ас-садат. - Махачкала: Дар ар-Рисала, 2011. - 256 с. («Светоч счастья в биографиях знатных лиц [тариката]»).

14. Шихалиев Ш.Ш. «Кифайат ал-мурид» Ильяса ал-Цудакари как памятник по истории суфизма в Дагестане // Pax Islamica. - № 2 (7). -M.: Марджани, 2011. - С. 6-17.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

REFERENCES

1. Kemper, M. Sufii i uchyonye Tatarstana i Bashkorfostana (1789-1889): islamskij diskurs pod russkim gospodstvom [Sufis and Scholars from Tatarstan and Bashkortostan (1789-1889): Islam Discourse under the Russian Domination], Kazan, Idcl-Prcss, 2008. 655 p. (In Russ.).

2. Kemper, M. Istorija sufizma v Povolzh'e i Priural'e [The History of Sufism in the Volga Region and the Cisurals], Mir Islama - The World of Islam. No. 1 (3), 2005, p. 5-10 (In Russ.).

3. Kemper, M. Khalidiya network in Daghestan cind the Question of Jihad. Die welt des Islams. Vol. 42. No 1 (Leiden). 2002. p. 41-71.

4. Syzranov, A. Musul'manskie mistiki v Astrakhan/ v XVIII nachale XX vv. [Muslim Mystics in Astrakhan in the 18th - Early 20th Centuries|. In: Sufizm kak sotsiokul'turnoe javlenie v ros-sijskoj umme. Mat. Vseros. nauch.-prakt. konf. [Sufism as a Sociocultural Phenomenon in the Russian Ummah. Proceedings of the All-Russian Scientific and Practical Conference]. Nizhny Novgorod, Medina Press, 2007, p. 206-214 (In Russ.).

5. Hasavneh, A.A. Nakshbandijskij shejkh Volgo-Urctl'skogo regiona M.-Z. Kamalov i jego sochinenie «Tabsirat al-murshidin» [M.-Z. Kamalov, a Naqshbandiyah Sheikh from the Volga-Urals Region, and His Writing Tabsirat almur-shidin \. In: Uchyonye zapiski Kazanskogo uni-versiteta. Gumanitarnye nauki. Tom 155, kn. 3, ch. 2 [The Bulletin of Kazan University. The Humanities. Vol. 155. Book 3. Part 2]. Kazan, Kazan Federal University Press, 2013, p. 120-126 (In Russ.).

6. Farkhshatov, M.N. «Delo» shejkha Zaj-nully Rasuleva (1872-1917). Vlast' i sufizm v po-reformennoj Bashkirii: sb. dok. [Sheikh Zajnul-lah Rasulev's Case (1872-1917). Power and Sufism in the Postreform Bashkiria: Collection of Documents]. Ufa, the Institute of History, Language and Literature, the RAS Ufa Science Centre, 2009. 356 p. (In Russ.).

7. Shejkh Zejnulla Rasuli (Rasulev) an-Naks-hbandi. Izbrannye proizvedenija [Shejkh Zejnullah Rasuli (Rasulev) an-Nakshbandi. Selected Works|. Translated from Arabic by I.R. Nasirov. Ufa, 2001. 110 p. (In Russ.).

8. Shikhalicv, Sh.Sh. Iz istorii pojavlenija v Dagestane posledovatelej nakshbandijskogo i shazilijskogo tarikatov [From the History of Appearing of Adherents of Naqshbandiyah and Shadhiliyah Tariqas in Daghestan], In: Gosudar-stvo i religija v Dagestane. Informatsionno-ana-

liticheskij bjulleten' [State and Religion in Daghestan. Information and Analytic Bulletin], No 1 (4). Makhachkala, ZAO Dagprcss, 2003, p. 39-57 (In Russ.).

9. Shikhaliev, Sh.Sh. Sufi Practices and Muslim Identities in Naqshibandi and Shadhili Lodges in Northern Daghestan. In: Islam and Sufism in Daghestan. Edited by Moshc Gammer. Annales Academiae Scientiarum Fennicae, 2009. No 352, p. 43-56.

10. Abdullaev, M.A. Sufizm i jego raznovid-nosti na Severo-Vostochnom Kavkaze [Sufism and Its Varieties in the North-Eastern Caucasus]. 2nd Edition. Makhachkala, Dagprcss-mcdia Press, 2003. 530 p. (In Russ.).

11. Mir Halid Sajfullah an-Nicubkri ad-Dagistani. Maktubat Halid Sajfullah ila fukara ahl Allah [Halid Sajfullah's Letters to Weak People of Allah], Damask, Dar an-nu'man li-1-'ulum, 1998. 298 p. (In Arabic).

12. Sabt maldzha' al-vasilin va kutb al-'arifin Abu 'Abdurahman Zajnullah b. Habibullah ash-Sharift an-Nakshbandi al-Halidi. Dannaja ruko-pis' khranitsja v lichnom arkhive zhitelja g. Ma-hachkala I.A. Kajacva (1964 g.r.) [Acknowledgement of Those Who arc the Survival Area for People Coming to God, Poles of Those Who Learnt God of Abu 'Abdurahman Zajnullah b. Habibullah ash-Sharifi an-Nakshbandi al-Halidi]. The manuscript is kept in the personal files of I.A. Kayayev, a Makhachkala Citizen, bom in 1964) (In Arabic).

13. Hasan b. Muhammad al-Kahi ad-Dagis-tani. Siradzh as-sa'adat fi sijar as-sadat [The Torch of Happiness in Biographies of Famous People of the Tariqa|. Makhachkala, Dar ar-Risala, 2011. 256 p. (In Arabic).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Shikhaliev, Sh.Sh. "Kifajat al-murid" ITjasa al-Tsudakari kak pamjatnik po istorii sufizma v Dagestane [Kifajat al-murid by 11 jas al-Tsudakari as a Monument on the History of Sufism in Daghestan], Pax lslamica. No 2 (7). p. 6-17 (In Russ.).