Научная статья на тему 'Дуэли в биографии А. С. Пушкина'

Дуэли в биографии А. С. Пушкина Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
738
126
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Дуэли в биографии А. С. Пушкина»

Мини Т. Ук. соч. Т.2. С.289-290. ,(1 Паустовский К.Н. И ¡бр. nponsii. M., 1956. T. 1. С 12.

41 Бозанкег Б. Основания логики. М., 1914. С.23. Подобные позитивные идеи, по крайней мере. не оминаются и некоторыми представителями традиционной науки (см., напр., Шкловский И. Вселенная, жи !нь, pasyM. M., 1976). Пушкин А.С. Ук. изд. Т.6. С 45 "Лосев А.Ф Диалектика мифа.// И i ранних произведении. M , 1990. С. 595 4 Уитмен У. Salul au Monde1 // Лот фелло Г. Песнь о Гайавате. Уитмен У. Сш\о творения и по>чы. Днкинсон Э. С тихо творения. М., 1976. С.265. Мнение, напр., В. Арминьона (Armmjon V. Pouchkine et Pierre le Grand. P., 1971).

'й Краснощекова E. Последний роман Гончарова // Гончаров И.А. Обрыв. М., 1977. С.15.

Блок А. Об пекуалве. M., 1980. С. 160. ^ Гатьцева Р., Роднянская И. В по.тлмшом мире.// Пишсинист Сб. Пушкин скоп комиссии ИМЛИ им. А.М. Горького. Вып. I. М., 1989. С.87. Логман Ю.М. В школе логического слова. Пушкин. Лермонтов. Гоголь. М., 1988. С.132-133.

Толсгон Л.Н. Поли. собр. соч. Т.62. М., 1953. С.22. 11 Э'Ю1 подход прослеживаемся в работах С Бонди, П. Паштевского,

С Абрамович и др. t: Р\ с екая помня XX века. Ашология М., 1991. 4.1. С.38.

Ходасевич В. Стихотворения. М., 1991. С.201. 14 П\шкин А.С. Ук. 1пд. Т.З. Г.445.

1 См. Лотман Ю.М. Беседы о русской культ)ре. Быт и традиции русского дворянства XVIU - начала XIX века. СПб., 1994. С.136-144. "■Семенова С.Г., Качева А.Г. Р\секип космиш // Одноим. сб. М., 1993. С.34 Подробнее см. Глоба П.П., Г юба Т.М. О чем молчит Л\иа. Л , 1991. С.52 л И фантель Б. Гадание П\шкин\ // Российская астрочошя, 1993, N 2. С.18-2

М.Б. Селезнев ДУЭЛИ В БИОГРАФИИ A.C. ПУШКИНА

Кажется, нет более затертой и исследованной темы, чем последняя дуэль и гибель Пушкина. Действительно, в классический работах П. Щеголева, С. Абрамович, А. Ахматовой, Н. Эйдельмана и других авторов собран и обобщен богатейший фактический материал, проанализированы причины, ход событий. приведшие к поединку с Ж. д'Антесом и смерти поэта. Но вместе с тем предшествующие пушкинские дуэли (с В.К. Кюхельбекером, С.Н. Старовым, одним из братьев Зубовых) и многочисленные дуэльные столкновения (формальные вызовы, не окончившиеся поединком), само поведение Пушкина «у барьера» оказались «за бортом» пушкинистики, о них упоминают вскользь, а темой отдельного исследования они почти никогда не были. Между тем, дуэли были неотъемлемой частью жизни поэта.

Эта работа - попытка свести воедино основные свидетельства современников о пушкинских поединках и столкновениях до 1836 года. Необходимость создания дуэльной биографии Пушкина очевидна. Это богатеиший биографический пласт, сведения об окружении поэта, модель поведения человека в экстремальной ситуации, история эпохи. Такие материалы уже публиковались [Николаев Е. Четырнадцать дуэлей Пушкина // Российская провинция. 1996. №4. С.96-103; Дуэли Александра Пушкина. - М., Тула, 1994. 127с.], но в них изложены не вез источники, и они не комментированы.

В сводной таблице в конце этой статьи автором впервые собраны и систематизированы все известные дуэли и дуэльные столкновения A.C. Пушкина.

Ссора с С.И. Ганнибалом

(15 (?) июля ... 18 (?) августа 1817). Михайловское

Пушкинская дуэльная биография начинается с вызова летом 1817 года в Михайловском или Петровском Семена Исааковича Ганнибала — родственника со стороны матери, внука «арапа Петра Великого». Сам факт вызова маловероятен; рассказавший о нем JT.H. Павлищев, племянник Пушкина, в своей хронике много добавлял от себя.

«Пчшкпп, ючько что Iii лп \ щеп ныл ioi да m онцея, очень его почтобич, ■по о тако не помешаю ем\ вьпвагь Ганнибаца на дуэшь ia to, чю Павел Исаакович (ошибка дядю Пушкина mann Семен Исаакович -- ani ) в o;ihv и; фпг\р когичьона очбич \ nei о девиц) Лошакову, в которую, не смотря на ее t\piKU) и вставные !\6ы, Пушкин по \ши впобичея Ссора племянника с дя-len кончилась минут чере! десять мировой и новыми увесеиеииями, да птя-(кон при чем Павеч Исаакович ¡а ) жином прово (гчаепч под влиянием Вакха

Xoib im, Саша, среди бача Вы ¡на ( Пав га Ганнибала, Но, ui-бо] у, Ганниба 1 Ссорой не полдади) бач1 Александр Сер1еевнч ivi же, при пубчике, броенчея к нему в объятия» |Пав шщев Л Н И ! семенной хроники Ü Вересаев В В Т 2 С 86]

Поединок с В.К. Кюхельбекером (9 сентября ... 29 (?) декабря 1819). Петербург

Вильгельм Кюхельбекер, пушкинскии товарищ по Лицею, отличавшийся эксцентрическим поведением и неуравновешенностью характера, был. по свидетельству М.А. Корфа. «предметом постоянных и неотступных насмешек целого Лицея за свои странности, неловкости и часто уморительную оригинальность». Пушкинские эпиграммы на Кюхельбекера («Вот Виля - он любовью

дышит», «Эпиграмма на смерть стихотворца», строки в «Пирующих студентах» и др.) часто приводили к ссорам и обидам. Дуэль с Пушкиным вызвала массу пересудов.

«Кюхельбекер, как и многие тогдашние молодые стихотворцы, хаживал к Жуковскому и отчасти надоедал ему своими стихами. Однажды Жуковский куда-то был тван на вече]) и не явился. Когда его после спросили, отчего он не был, Жуковский отвечал: «Я еще накануне расстроил себе желудок, к тому же пришел Кюхельбекер, и я остался дома». Это рассмешило Пушкина, и он счал преследовать иеогвя ¡чиво! о поэта стихами:

За ужином объелся я, Да Яков ¡апер дверь оплошно -Так было мне, мои дру я,я, И Кюхельбекерно, и тошно!

. Выражение мне Кюхельбекерно сделалось поговоркою во всем кружке. Кюхельбекер втбесился и требовал души. Никак мель»! было уговорить его. Дело было 1ИМОЮ. Кюхельбекер стрелял первый и дал промах. Пушкин кинул пистолет и хотел обнять своего товарища, но тот неистово кричал: стреляй, стрелян! Пушкин насилу его убедил, что невозможно стрелять, потому что снег набился в ствол. Поединок был отложен, и потом они помирились. Яков - слу-ia Жуковского» |П.И. Бартенев. Пушкин в южной России // Бартенев П. И. -С 189].

«При всей дружбе к нему (В. Кюхельбекеру -- авг) Пушкин очень час-го выводил его in терпения; о/[нажды до того ему надоел, что вытван был на ду') лъ. Они явились на Волково поле и татеяли стреляться в каком-то недостроенном фамильном склепе. Пушкин очень не хотел пой глупой дуэли, но отка-;аться было нельчя. Дельвиг был секундантом Кюхельбекера, он стоял налево от Кюхельбекера. Решили, что Пушкин будет стрелять после. Когда Кюхельбекер начал целиться, Пушкин такричал: «Дельвж. елань на мое место, тдесь бе ¡опаснее». Кюхельбекер втбесился, руте а дрогнула, он сделал пол-оборота и пробил фуражку на голове Дельвига. «Послушай, товарищ, - скатал Пушкин, - бет лести — ты стоишь дружбы; бет тиграм мы — пороху не стоишь», — и бросил пистолет» [Маркевич H.A. Ит воспоминаний // Писатели-декабристы в воспоминаниях современников. - М.,1980. 1.2. С.29 1-292].

Ссора с М.А. Корфом (июль(?) 1818 ... 1819). Петербург

Барон Модест Андреевич Корф — лицейский товарищ Пушкина, в дальнейшем директор Публичной библиотеки, член Государственного совета, граф — автор достаточно пристрастных воспоминаний о Пушкине. Отношения Пушкина и Корфа в Лицее были холодными, такими же и оставались впоследствии. После окончания Лицея они жили в одном доме на набережной Фон-ганки у Калинкина моста. Столкновение с Корфом произошло, вероятно, в 1819 году, после дуэли с Кюхельбекером. О нем известно только по записи Л.Н. Павлищева.

«Пушкин и барон М.А. Корф жили п одном и том же доме; камердинер Пушкина, под влиянием Бахуса, ворвался в переднюю Корфа с целью ¡авести ссору с камердинером последнего. На шум вышел Корф и. будучи вспыльчив, прописал виновнику беспокойства argumentum baculinum <дока ¡ательство палкой> (побил палкой). Побитый пожаловался Пушкину. Александр Сергеевич вспылил в свою очередь н, заступаясь sa слугу, немедленно вызвал Корфа па ду >ль. На письменный вьпов Корф ответил также письменно: «Не принимаю вашего вызова из-«а такой бе*делицы не потому, что вы Пушкин, а потому , что я не Кюхельбекер» [Павлищев Л.Н. Воспоминания об A.C. Пушкине // Вересаев В.В. Т. 2. С. 117].

Столкновение с майором Денисевичем (декабрь 1819). Петербург

Иван Иванович Лажечников — известный русский исторический писатель, с октября 1818 года был адъютантом шефа лейб-гвардии Павловского полка генерал- адъютанта трафа А.И. Ос-германа-Толстого. в доме которого, вероятно, в декабре 1819 года Лажечникову удалась предотвратить дуэль Пушкина с майором Денисевичем.

« < ... > Расска« об ном случае прибавит несколько замечательных строчек к ею биографии. Должен я также засвидетельствовать, что все лица, бывшие в нем главными дея1елямн (кроме историка, вашего покорного слуги), \ же давно помути, и поггому могу говорит], о них свободно.

Квартира моя в доме графа Остермана-Толстого выходила па Галсрнлто. Я занимал в нижнем зтаже две комнаты, но первую от входа уступил приехавшему ta несколько дней до того времени, которое описываю, майор) (Денисевич)), сл\жившему в штабе одной m ущвизий ...ого корпуса, которым командовал граф. <Денисевич> был малорос, учился, как говорят, на медные деньги и образован по весу и цене металла. Наружность его соответствовала вн\ ipemiitM качествам: он был очень плешив и до крайности румян; последним достоинством он очень ¡анимался и через него считал себя неотразимым победителем женских сердец. Игрою густых своих »полет он особенно ]цс1олял, полагая, что от блеска их. как от лучей солнечных, разливается свет на все, его окружающее, и едва ти не на весь город. Мы про ¡вали ею дятлом, на которого он и наружно и по привычкам был похож, потому что без всякой надобности долбил своим подчиненным десять раз одно п тоже. Круг своей литературы ограничил он «Бедною Лизой» и «Островом Борт ольмом», ii¡ которого особенно любил читать вслух: «Законы осуждают предает моей любви», да нескольким и песнями из «Русалки». К театру был пристрастен, и более всего любил воздушные пиру гты в балетах; по не имел много случаев быть в столичных Tcaqiax, потому что жизнь свою провел большею частшо в провинциях. Любил он также покушать. Расска ¡ывают. что мо время отдыха на походах не иначе можно было ра (будить его, как вложивши ем) ложку в рот. Вы мокли толкать, тормошить ею, сколько сил есть - ничто не действовало, кроме ложки. Впрочем, был добрый малый. Мое товарищество с ним ограппчевн.тось служебными обязанностями и невольным сближением по квартире.

В одно прекрасное (помниться, ¡имнее) утро, - было ровно три четверти восьмого, - только что хспев окончить свой военный туалет, я вошел в соседнюю комнату, где обитал мой майор, чтоб приказан, подавать чан.

<Денпсетзича> не было в что время дома; он уходил смотреть, все ли исправно на графской конюшне. Только что я ступил в комнату, ич переднем вошли в нес три нечнакомые липа. Один был очень молодой человек, худенький, небольшого роста, курчавый, с арабским профилем, во фраке. За ним выступали ,тва молодца-красавца, кавалерийские гвардейские офицеры, погромыхивая своими шпорами и саблями. Один был адъютант; помнится, я видел его прежде в обществе любителей просвещения и благотворения; другой - фронтовой офицер. Статский подошел ко мне и скачал мне тихим, вкрадчивым голосом: «Почвольте вас спросить, чдесь живет <Денисевич>?» - «Здесь, - отвечал я, - но он вышел куда-то, и я велю сейчас почватъ его». Я только котел что исполнить, как вошел сам <Денисевич>. При вчгляде па воинственных ассистентов статскою посетителя, он, видимо, смутился, но вскоре оправился и принял также марциатьную осанку. «Что вам угодно?» - скачал он статскому довольно сухо. «Вы по должны хорошо чнать, - отвечал статский, вы назначили мне быть \ вас в восемь часов (тут он вынул часы); до восьми остается еще четверть часа. Мы имеем время выбрать оружие и назначить место ... «. Все что было скачано тихим, спокойным голосом, как будто дело шло о тгпшчешш приятельской пирушки. <Деппсевич> мой покраснел как рак и, !ап\'тываясь в словах, отвечал: «Я не затем ¡вал вас к себе ... я хотел вам скачать, что молодому человеку, как вы, нехорошо кричать в-театре, мешать своим соседям слушать пиесу, что >то неприлично ... « - «Вы чти наставления читали мне вчера при многих слушателях, - ска мл более энергическим голосом статский, - я уж не шкота.ник, и пришел переговорить с вами иначе. Для чтого не нужно много слов: вот мои два секунданта; »тот господин военный (тут он укаиш на меня), он не откажется, конечно, быть вашим свидетелем. Если вам угодно ... « <Денисевич> не да ! ем\ до! оворпть. «Я не могу с вами драться, - скачал он, - вы молодой человек;, пей ¡вестньш, а я штаб-офицер ... « При ттом оба офицера засмеялись; я побледнел и штрясся от негодования, видя глупое и униженное положение, в которое поставил себя мой товарищ, хотя вся чта сцена была для меня загадкой. Статский продолжал твердым голосом: «Я русский дворянин, Пушкин: что освидетельствуют мои спутники, и потому вам не стыдно иметь будет со мною дело».

При имени Пушкина блеснула в голове моем мысль, что передо мною с тоит молодой почт, таланту которого уж сам Жуковский поклонялся, корифен всей обра ¡овапной молодежи Петербурга, и я спешил спросить его: «Не Александра .^ш Сергеевича имею честь видеть перед собою?»

- Меня так зовут, скачал он, улыбаясь.

«Пушкину, - подумал я, - Пушкину, автору «Руслана и Людмилы», ав-юру стольких прекрасных мелких стихотворений, которые мы так восторженно ) а твердили, будущей надежде России, погибнуть от руки какого-нибудь <Денисевича>; или убить какого-нибудь <Денисевпча> и жестоко пострадать ... нет, чтому не быть! Во что б ни стало, устрою мировую, хотя б и пришлось немного покривить душой».

- В таком случае, - скачал я по-французски, чтобы не понял нашего рачювора <Денпсевич>, который не знал чтого янлка, - по ¡вольте мне принять живое участие в вашем деле с чтим господином и потому прошу вас обьяснить мне причину вашей ссоры.

Тут один нт ассистентов рассказал мне, чм Пушкин накануне был в 1еатре, где, на беду, судьба посадила его рядом с <Дснисевичем>. Играли пустую пиесу, шралн, может быть, и дурно. Пушкин зевал, шикал, говорил громко: «Несносно!» Соседу его писса, по-видимому, очень нравилась. Сначала он молчал, потм, выведенный ш терпения, скачал Пушкину, что он мешает ему слушать пнесу. Пушкин искоса взглянул па него и принялся шуметь по-

прежнему. Тут <Дениеевич> объявил евоему неугомонному соседу, что попросит полицию вывеетI) его in театра.

- Посмотрим, - отвечал хладнокровно Пушкин и продолжал повесничать.

Спектакль кончился, ¡ригели начали расходиться. Тем и должна была бы кончиться ссора наших противников. Но мой вигязь не терял из виду своего незначительного соседа и остановил его в коридоре.

- Молодой человек, - ска um он, обращаясь к Пушкину, и вместе с чтим поднял свой указательный палец, - вы мешали мне слушать пиесу ... что неприлично, по невежливо.

- Да, я не старик, - отвечал Пушкин, - но, господин штаб-офицер, еще невежливее здесь и с таким жеслом говорить мне что. Где вы живете?

<Дениеевич> сказал свой адрес и назначил приехать к нему в восемь часов утра. Не был ли по настоящий вызов?

- Буду, - отвечал Пушкин. Офицеры разных полков, услышав пи переговоры, обступили было противников; сделался шум в коридоре, но, по слову Пушкина, все затихло и спорившие разошлись без дальнейших приключений.

Вы видите, что ассистент Пушкина не скрыл и сто вины, объяснив мне вину его противника. Вот тгот-то у)ел предстояло мне развязать, сберегая между тем голову и честь Пушкина.

- Позвольте переговори и> с чтим господином в другой комнате, - ска-¡ал я военным посетителям. Они кивнули мне в ¡пак согласия. Когда я остался вдвоем с <Денисовичем>, я спросил ei о, так .ш было дело в театре, как расскажи мне один из офицеров. Он отвечал, что дело было гак. Тогда я начал дока-¡ывать ему всю необдумаиноси. его поступков; представил ему, что он сам был кругом виноват, затеяв вновь ссору с молодым, неизвестным ему человеком. при выходе из театра, когда зга ссора кончилась ничем; говорил ему, как дерзка была его ут ро ¡а пальцем и глупы его наставления, и что, сделав формальный вы ¡ов, чего он, конечно, не понял, надо было или драться, или и ¡виниться. Я прибавил, что Пушкин сын ¡натноГо человека (что он известный пои, пому господину было бы нипочем). Все убеждения мои сопровождал я описанием ужасных последствий пой истории, если она разом не будет порешена. «В противном случае. - сказал я, - иду сейчас к генералу нашему, тогда

.. ты ¡наешь его: он шутить не люби г». При ¡мнюсь, я потратил ораторского пороху довольно и недаром. <Деиисевич> убедился, что он виноват, и согласился просить извинения. Тут не дав опомниться майору, я ввел его в комнату, где дожидались нас Пушкин и его ассистенты, и ска ¡ал ему; «Господин <Денисевич> считает себя виновашм перед вами, Александр Сергеевич, и в опрометчивом движении, и в необдуманных словах при выходе из театра; он не имел намерения ими оскорбить вас».

- Надеюсь, что подтвердит сам господин <Денисевнч>, - сказал Пушкин. <Денисевич> и ¡винился ... и протянул было Пу шкину руку, но toi не подал ему своей, сказав только: «Извиняю», и удалился со своими спутниками, которые очень любезно простились со мною» [Лажечников И.И. Знакомство мое с Пушкиным // Пушкин в воспоминаниях современников. Т. 1. С. 169-173].

Столкновение с Н.И. Тургеневым (сентябрь 1817 ... 19 марта 1820). Петербург

Николай Иванович Тургенев - один из руководителей Союза Благоденствия и видный член Северного общества, заочно приговоренный к смертной казни - один и:; политических учите-

лей Пушкина; в его квартире поэт сочинил оду «Вольность». Вместе с тем известен случай ссоры с Тургеневым, когда последний «ругает и усовещивает Пушкина за его тогдашние эпиграммы и пр. против правительства». Поэт сгоряча вызывает Н. Тургенева, но затем берет вызов обратно и извиняется в горячности.

Дуэль с неизвестным (январь ... май 1820). Петербург

В январе 1819 года по Петербургу распространились слухи о том, что Пушкин был тайно высечен за антиправительственные стихи в тайной канцелярии Министерства внутренних дел. Слух из Москвы в письме к A.A. Шаховскому распустил Ф.И. Толстой. Не зная автора сплетни, Пушкин дерется на дуэли (оставшейся неизвестным правительству) с лицом, которое повторило ее в Петербурге (К.Ф. Рылеевым ?).

«Носились слухи, чго его высекли в Тайной канцелярии, но что вздор. В Петербурге он имел за по душ.» [Лугинин Ф.Н. Из дневника. Запись от 15 мая 1822 // Пушкин в воспоминаниях современников. - Т.1. - С.234].

« < ... > моя гипотеза сводится к следующему: что около 1-го мая 1820 года Рылеев в своем антиправительственном рвении повторил сплетню как истинный ((такт < ... >; что Пушкин вызвал его на дтш>, что Дельвиг и Павел Яковлев были пушкинскими секундантами; что дучль состоялась между 6-м и 9-м мая побшпостн от Санкт-Петербурга, возможно, в Батове, имении матери Рылеева. После чгого Пушкин немедленно отправился на юг < ... >, прибыв в Екатеринослав 20 или 21 мая < ... >» [В.В. Набоков. Комментарии к «Евгению Онегину» // Литература в школе. 1990. - №3. С. 17-20]

Столкновение с Ф.Ф. Орловым и А.П. Алексеевым (25 (?) октября ... 31 октября 1820). Кишинев

Наиболее насыщенным этапом пушкинской дуэльной биографии является кишиневский период. Его открывает ссора с Федором Федоровичем Орловым, участником Отечественной войны, потерявшим под Бауценом ногу, братом декабриста генерала М.Ф. Орлова, и Алексеем Петровичем Алексеевым, также участником Отечественной войны, отставным полковником, областным почтмейстером в Кишиневе. Сведения эб этом столкновении сохранились только в воспоминаниях И. Липранди.

«Я ¡нал Александра Сергеевича вспыльчивым, иногда до исступления; но в минуту опасносш, словом, когда он становиться лицом к лицу со смер-гню, когда человек обнаруживает себя вполне, Пушкин обладал в высшей степени невозмутимостью, при полном сознании своей запальчивости, виновности. но не выражал ее. Когда дело дошло до барьера, к нему он являлся холодным как лед. На моем веку, в бурное время до 1820 года, мне случалось не юлько что видеть множество 1аких встреч, по не раз и самому находиться в

таком же положении, а подобной натуры, как у Пушкина в таких случаях, я встречал очен), немною. Эти две крайности, в юй степени, как они соединились у Александра Серюевпча, должны быть чрс¡вычайпо редки. К сему должно еще присоединить, чго первый взрыв его горячности не был недоступным до ею рассудка. Вот чему я был близким свидетелем.

В конце октября 1К20 года брат генерала М.Ф. Орлова, л.-гв. уланского полка полковник Федор Федорович, потерявший ногу, кажется, под Бауце-иом или Герлицем, приехал на несколько дней в Кишинев. Удальство его было ншестио. Однажды, после обеда, on подошел ко мне и к полковнику А.П. Алексееву и находил, что будет гораздо приятнее куда-нибудь отправиться, нежели слушать ра ¡говор «братца с Охотшгковым о политической экономии!». Мы охотно приняли ею предложение, и он заметил, что надо бы подобрать еще кого-нибудь; ушел в гостиную к Михаиле Федоровичу и вышел оттуда под руку с Пушкиным. Мы отправились без определенной цели, куда идти: предложение Алексеева идти к нему было единогласно отвергнуто, и мы решили идти в бильярдную Гольды. Здесь не было ни /туши. Спрошен был портер. Орлов и Алексеев продолжали трать на бильярде на интерес, н в при-т.ач\ па третью партию вазу жженки. Ваза скоро была подана. Оба iycapa порешили пить кру говой; я воспротивился, более для Пушкина, ибо я был привычен и находил даже гто лучше, нежели не очередно. (Кто шал уловку круговой, lo она выносится легче при одинаковой силе, но Пушкин не слушал меня). Алексеев предложил па голоса; я успел сказать Пушкину, чтобы он не соглашался, но он пристал к первым двум, п потому приступили к крут овой. Первая ва«а кое-как сошта с рук, но вюрая сильно подействовала, в особенности на Пушкина; я ока ¡алея крепче других Пушкин ра ¡веселился, начал подходить к бортам бильярда п меша iь игре. Орлов па шал его школьником, а Алексеев присовокупил, чю школьников проучивают ... Пушкин рванулся от меня и, нерепчтав шары, не остался в долгу и на слова; кончилось тем, чго он вызвал обоих, а меня пршласил в секунданты. В десять час о в утра должны были собраться у меня. Было близко полуночи. Я пршласил Пушкина ночевать к себе. Дороюи он уже опомии 1ся и начал бранить себя ы свою арабскую кровь, и когда я ему представил, чю i лавное в "пом деле го, что причина не совсем хорошая и гго надо как-нибудь ¡амять; «Ни ¡а что!, -- произнес он, остановившись. - Я докажу им, что я не школьник!» - «Оно все так, -- отвечал я ему, - но все-таки будут знать, что всему виной жженка, а притом я нахожу, что и бой не ровный». - «Как не ровный?» - опять остановившись, спросил он меня. Чтобы скорей разрешить его недоумение и !атронуть ei о самолюбие, я присовокупил: «Не ровный потому, что може! быть из тысячи полковников двумя меньше, да еще и каких никто не шачнг, а вы два дна i и двух лет уже известны», — и т.п. Он молчал. Подходя уже к дому, он произнес: «Скверно, i адко; да как же кончин.''» - «Очень легко, — сказал я, — вы первый начали смешивать их игру ; они вам что-1о ска ¡али, а вы им вдвое, и наконец, не они, а вы их вы ¡вали, ¿ледова iejn.no, если они придут не с тем, чюбы становиться к барьеру, а с предложением помириться, lo ведь чес п. ваша не пострадает». Он долго молчал и наконец ска ¡ал по-фраицу ¡ски: «Это басни: они никогда не согласятся; Алексеев, может быть, - он семейный, но Теодор нико1да: он обрек себя на натура u.nyio смерть, то все-таки лучше умереть от пули Пушкина или убин. его, нежели играть жишыо с кем-нибудь другим». Я не отчаивался в успехе. Закусив, я уложил Пушкина, а сам, не спавши, дождался утра и в осьмом часу поехал к Орлову. Мне скатали, чю он юлько что выехал. Это меня несколько ошдачнло. Я опасался, чтобы он не попал ко мне 6e¡ меня; я поспешил к Алексееву. Проезжая мимо своей квартиры, увидел я, что у дверей нет экипажа, который, с радостью, увидел у подьезда Алексеева, а еще более, и так же

неожиданно, обрадовался, когда едва я покачался в двери, как они оба в один I олос оГ)|,явили, чго сейчас собирались ко мне посоветоваться, как бы окончить глупую вчерашнюю историю. «Очень легко, - отвечал я им, - приезжайте в 10 часов, как условились ко мне; Пушкин будет, п вы прямо скажете, чтобы он, так как и вы, пошбыл вчерашнюю жженку». Они охотно согласились. Но Орлов не дoвq^ял, что Пушкин согласиться. Возврагясь к себе, я нашел Пушкина вставшим и с свежей головой, обдумавшим вчерашнее столкновение. На сообщенный ему речулыат моего свидания он взял меня за руку и просил, чтобы я ему ска ¡ал откровенно: не пострадает ли его честь, если он согласится ос-1авпть дело? Я повторил ему сказанное накануне, что не они, а он их вы ¡вал, и они просят мира: «Так чего же больше хотеть?» Он согласился, но мне все каялось, что он не доверял, в особенности Орлову, чтобы ггот отложил такой прекрасный случай подраться; но когда я ему передал, что Федор Федорович не хотел бы делом чтим сделать неприятное брату, -- Пушкин, ка¡алось, успокоился. Видимо, он страдал только потому, что столкновение случилось за бильярдом, при жженке: «А не то славно бы подрался; ей-богу, славно!» Через полчаса приехали Орлов п Алексеев. Все было сделано, как сказано; все трое были очень довольны... За обедом в пот день у Алексеева Пушкин был очень несет и, во (вращаясь, бла1 одарил меня, объявив, что если когда представится иисои же случай, го чтобы я не отказал ему в советах - и пр.» [Липранди И.П. И 1 дневника и воспоминаний // Пушкин в воспоминаниях современников. Т.1. С. 316-319].

Столкновение с Инглези. (Лето (?) 1821 (?). Кишинев

Событие малодостоверно. Отношения Пушкина с цыганкой Людмилой-Шекорой Инглези якобы получили отражение в поэме «Цыганы».

В Кишиневе по 1 г был влюблен в жену кишиневского богача Инглези. После одного ш свиданий раз1 невинный муж «запер Людмилу на замок и вы-•>вал Пушкина на дуэль, которую Пушкин принял ... Дуэль была назначена на следующий день утром, но о пей кто-то донес генералу Инзову. Пушкина Ин-:ов арестовал на десять длен на гауптвахте, а Инглези вручил билет, в котором •.начилось, что ему разрешается выезд ¡а границу вместе с женою на один год. Ишлсш понял намек и на другой день выехал с Люцмилою ш Кишинева. Таким обра ¡ом дучль не соет оялась. Пушкин долго тосковал по Людмиле» |А. Трегубов со слов кишиневскою старожила Градова // Вересаев В.В. Т.2. С. 161].

Столкновение с Дегильи (6 июня 1821). Кишинев

Дегильи (Deguilly) -- бывший офицер французской службы, проживавший в Кишиневе. Причины столкновения нам неизвестны, но сохранились два рисунка поэта, изображающие француза. По словам Я. Гордина, пушкинское письмо к Дегильи «можно считать манифестом, энциклопедией его дуэльных представлений тех лет»

А. Пушкин - Дегильи. 6 июня 1821. Кишинев.

К сведению г-на Дегильи, бившего французского офицера.

Недостаточно быть трусом, нужно еще был, им в открытую.

Накануне паршивой дуэли па саблях не пишут на глазах у жены слеь ных посланий и завещания; не сочиняют нелепейших скаток для городских властей, чтобы избежать царапины; не компрометируют дважды своего секунданта (ни генерала, который удостаивает принимать негодяя у себя в доме).

Все то, что случилось, я предвидел »аранее, и пе жалею, что не побился об ¡аклад.

Теперь все кончено, но берегитесь.

Примите уверения в чувствах, какие вы ¡аслуживаете. 6 ню пя 1821 Пушкин.

Заметьте еще, что впредь, в случае надобности, я сумею осуществить своп права русского дворянина, раз вы ничего не смыслите в правах дуэли.

Поединок с С.Н. Старовым (5-6 января 1822). Кишинев

Это. пожалуй, самая знаменитая дуэль Пушкина. По воспоминаниям И.П. Липранди, командир 33 Егерского полка, участник кампании 1812 года и заграничных походов Семен Никитич Старое, считал ее одной из самых больших глупостей в жизни.

« < ... > Пушкин действительно имел столкновение < ... > с командиром одного И! егерских полков наших, ¡амечательным во всех отношениях полковником С.Н. Старовым. Причина этого столкновения была следующая: в ю время < ... > гак называемое Ким ¡но ¡амепяло 1! Кишиневе обычное впоследствии собрание, куда все общество съезжалось для публичных балов. В кишиневском Казино на то время еще пе было принято никаких определяют иных правил; каждый, принадлежавший к так шиываемому благородному обществу, 5а известную плату мог быть посетителем Казино, порядком танцев мог каждый И! танцующих располагать по прон¡волу: но за обычными посе-ппелями, как н всегда, оставалось некоторое первенство, конечно, ни на чем не основанное < ... > Так случилось и с Пушкиным. На одном из подобных вечеров 1! Казино Пушкин условился с Полторацким и другими приятелями начать ма ¡урку; как вдру! никому не знакомый молодой егерский офицер полковника Старова полка, не предварив никого ш постоянных посетителей Ка-шно, скомандовал шрать кадриль, эту так называемую русскую кадриль, уже \ступавшую в то время право гражданства мазурке и вновь вводимому контр-лансу, или французской кадрили. На эту команду офицера Пушкин по условию перекомандовал: «Мазурку!» Офицер повторил: «Играй кадриль!» Пушкин, смеясь, снова повторил: «Мазурку!» - и музыканты, не смотря на то что сами были военные, а Пушкин фрачник, приняли команду Пушкина, потому ш, что он и по их понятиям был не то что друт ие фрачники, или потому , что ¡нал» сто лично, как частого посетителя: как бы то пи было, а мазурка начато, В ггой ма!\рке офицер не принял участия. По жовшгк Старов, несмотря на раятость лет сравнительно с Пушкиным, конечно, был не менее его пылок и В!ыска1слен, по понятиям того времени, во всем, что касалось хотя бы мнимою уклонения от уважения к личности, а поэтому н не удивительно, что Старов, ишетив неудачу своего офицера, вспыхнул нет одоваиием против Пушкина и, подотив к себе офицера, замешл ему, что он должен требовать от Пушкина обьяснений в ело поступке. «Пушкин должен, - прибавил Старов, - по

крайности, извиниться перед вамп; кончится мазурка, и вы непременно пере-1 оворите с ним». Неопытного и застенчивого офицера смутили слова пылкого полковника, и он, краснея и ¡анкаясь, робко отвечал полковнику: «Да как же-е, полковник, я пойду говорить с ним, я их совсем не гнаю!» — «Не «наете, — сухо ¡аметил Старов, -- ну, так и не ходите; я за вас пойду», -- прибавил он и с >тим словом подошел к Пушкину, только что кончившему свою фигуру. «Вы сделали невежливость моему офицеру, -- сказал Старов, в ¡глянув решительно на Пушкина, -- так не угодно ли вам извини и.ся перед ним, или вы будете имен- .лично дело со мною». «В чем извиняться, полковник. — отвечал быстро Пушкин, -- я не таю; что лее касается до вас, го я к вашим услугам». - «Так до ¡автра. Александр Сергеевич». «Очень хорошо, полковник». Пожав друг другу рут<\, они расстались. Мазурка продолжалась, одна фигура сменяла другую, и на первую минуту ннкго даже не воображал о предстоящей опасности двум достойным членам нашею общества. Все разъехались довольно поздно. Пушкин и полковник уехатн из последних. На другой день утром, в девять часов, духль была назначена; положено стрелять в двух верстах от Кишинева; Пушкин взял к себе в секунданты Н.С.Алексеева. По дороге они заехали к полковнику Липранди, к которому Пушкин имел исключительное доверие, особенно в делах что! о рода, как к человеку опытному и, так сказать, весьма бывалому. Липранди встретил Пушкина поздравлением, что он будет иметь дело с благородным человеком, коюрый ¡а свою честь умеет постоять и не способен шрать чести го другого. Подобные ¡амечаиия о Сгарове и мы не ра ¡ слыхали, и не от одного Липранди, а о г многих, и между прочими можем налип ь: Михаила Федоровича Орлова, Павла Сергеевича Пущина, тгих участников в битвах 12-го года п под степами Парижа, где и С.Н. Старов тоже участвовал, и со славою, еще будучи молодым офицером. Мы не имели чесги видеть Старова в огне, потому что сами в то время не служили и не могли служить; но uito впоследствии, смеем уверить каждого, мы не рагу не слыхали, чтоб кто-нибудь упрекнул Старова в трусости или в чем-либо неблагородном. Имя Семена Никитича Старова всеми его сослуживцами и знакомыми произносилось с уважением. Расставаясь с Пушкиным, Липранди выраитл опасение, чю очень может статься, что на пот день дуоль не будет кончена. «Эк> отчего же'» - быстро спросил Пушкин. «Да оттого, - отвечал Липранди, - что метель будет». Действительно, так и случилось: когда съехались на место дулли, метет, с сильным ветром мешала прицелу: противники сделали по выстрелу и оба дали промах; секунданты советовали было отложить дуэль до другого дня, но противники с равным хладнокровием потребовали повторения; делать было нечего, пистолеты гаряди.ш снова - еще по выстрелу, и снова промах; тогда секунданты решительно настояли, чтоб душ., если не хотят так кончить, была отложена непременно, и уверяли, чю нет уже более зарядов. «Итак, до другого pa¡y», - повторили оба в одни голос. «До свидания, Александр Сергеевич!» -«До свидания, полковник!»

На возвратом пути из-га города Пушкин ыехал к Алексею Павловичу Полторацкому и, не застав ею дома, оставил ему записку следующего содержания:

Я жив,

Ст аррв

здоров,

Душ. не копчен.

В тот же день мы с Полторацким знали все подробности тгои дулли и не могли не пожалеть о неприятном столкновении людей, .любимых и уважаемых нами, которые нн по чему не могли им en. вишмиой ненависти. Да и сама причина размолвки не была довольно значительна для души. Полторацкому

имеете с Алексеевым пришли мысль помирить врагов, которые по преимуществу должны быть друзьями. И вот через день эта добрая мысль осуществите!,. Примирители распорядились этим делом с любовью. По их соображениям, им не следовало уговаривать того или другого явиться для примирения первым; \сгупчивосгь этого рода, по свойственному соперникам самолюбию могла бы помешать делу; чтоб отклонить подобное неудобство, они избрали для переюворов общественны!'] дом ресторатора Николетти, куда мы нередко собирались обедать и |де Пушкин любил игран» на бильярде. Без дальнего вступления со стороны примирителем и недавних врагов примирение совершилось быстро. «Я вас всегда уважал, полковник, и потому принял ваше предложение», - сказач Пушкин. «И хорошо сделали, Александр Сергеевич, - отвечал Старое, - этим вы еще более увеличили мое уважение к вам, и я должен ска-.ать по правде, что вы так же хорошо стояли пот пулями, как хороню питое». Эти слова искреннего привета тронули Пушкина, и он кинулся обнимай. Старова. Итак, в сущности, все дело обделалось, как и можно было ожи-1а и, о] людей истинно бта1 ородных и умеющих уважат), друг друга. Но так напиваемая публика, всегда ютовая к превратным толкам, распустила с чего-т иные слухи: одни утверждали, что Старой просил извинения; другие тоже самое взваливали на Пмлкнна, а были и такие храбрецы па словах, постоянно 1 отовые чужими руками жар загребать, которые втихомолку твердили, что так д\элн не должны кончаться. Но из рассказа нашего ясно, кажется, видна вся несправедливость подобных толков.

Дня чере! два после примирения Пушкин как-то шшел к Николетти и, по обыкновению, с кем-то принялся игран, на бильярде. В той комнате находилось несколько человек тулемпой молодежи, которые, собравшись в кружок, о чем-ю толковали впо.гн олоса, но так, что слова их не могли не доходить до Пушкина. Речь шла об его дуэли с Старовым. Они превозносили Пушкина и порппали Старова. Пушкин вспыхнул, бросил кий и прямо и быстро подошел к молодежи. «Господа, - ска ¡ал он, - как мы кончили с Старовым - это наше дело, но я вам об),являю, чю если вы позволите себе охуждать Сларова, которою я не могу не уважать, то я приму это за личную обиду, и каждый из вас будет отвечать мне, как следует!» Знаменательное11, слов Пушкина и твердость, с которою были произнесены слова его. ему тили молодежь, еще так недавно получившую в Вене одно легкое наружное образование и притом нисколько не знакомую с дымом пороха и тяжестью свинца. И вот молодежь начата извиняться, обещая впо.шс исполнить сто жетапие. Пушкин вышел от Николетти победителем» |Горчаков В.П. Воспоминание о Пушкине // Пушкин в воспоминаниях современников. Т.1. С.267-27 Ц.

«В семь часов утра я был разбужен Пушкиным, приехавшим с Н.С. Алексеевым. Они рассказали случившееся. Мне досадно было на Старова, чю он в свои лета поступил, как прапорщик, но дела отклонить было уже цель-.я, и мне оставалось только сказать Пушкину, что «он будет иметь дело с храбрым п хладнокровным человеком, непохожим па того, каким он, по их рассказам, был вчера». Я шметпл, что от ¡ыв мой о Старове польстил Пушкину. Напившись чаю, Алексеев просил меня ехать с ними; я долг о не соглашался, на юм основании, что если я гюеду, то Пушкин будет иметь двух свидете-1ей, а Старов — одного: в таком случае должно было бы предупредить его вчера; но потом я рассудил, что бой будет не ровный, на том простом основании, чю Пушкин был так молод, неопытен, и хоть в минуты опасности я думал, что он будет хладнокровным, но с его чрешычанною пылкостью 01 самой ни-чюжной причины он очень ле! ко мог выйти И! подобною положения. Секун-

дан i его, правда, обладал ново ¡му гимым хладнокровием, но в таких случаях был штоке неопытен, между тем как Сгаров был в полном смысле обстрелянных!. и что меня более всею путало, то что - необрл ¡овапноегь его, как светского человека и не тающею '.пачения некоторых слов, а одно такое, .будучи пропшесено бе i всякою умысла, было бы достаючно, чтобы проишести в ¡рыв в Пушкине. За всем тем, однако же, я обеща i быть, по с условием, что i а еду предупредить С japona, ч юбы и он в)ял еще одною свидетеля; но если он не успеет, то, конечно, поверш мне п сам, в чем я не сомневался. Формальность при таких случаях неотменно должна быть выполнена, а гак как остается еще полтора часа времени, ю я ¡аеду с ответом к Алексееву, мимо которого до 1жио будем ехать в Рышкановку Мы выехали вмесле; Сгаров, с полчаса передо мной, уехал к подполковнику Дережннскому, по и у нею я пикою не та-< там и поспешил к Алексееву. Они, обдумав, при ¡на ги, чю бет согласия Ста-рова мне быть на месте неловко, а потому согласились па предложение мое находшься на всякий случаи вб.ппн, н мы отправились, ибо время уже подхо-пно На вопрос Алексеева об условиях я просил его только одною, чгобы барьер быт не менее двенадцаш шагов и отнюдь не соглашаться подходить о шжс С i аров был вовсе не мастер сфедятъ, Пушкин, хогя иногда и упражнялся, по, глчше cica ¡ать. шалил, а потому оба, конечно, поспешат сойтнея, и ют да пос [еделвия будут ужасны. Пушкин i орел ие1ерпением; я ему что-то ¡а-меги i, но он мне отвечал, чю иеогмепно хочет быть па месте первый. Я остановился в одной ni ближайших к месту мшанок. По) ода была ужасная; метель до Ю1 о была сильна, что в нескольких шагах нельтя было видеть предмет а, и к пому довольно мороию < .. > Первый барьер был па шестнадцать inai ов; Пушкин стрелял первый и дал промах, Старов тоже и просил поспешить таря-тить и сдвинуть барьер; Пушкин ска »ал: «И гора ¡до лучше, а го холодно» Предложение секундантов прекратить было обоими отвергнуто. Мороs с вег-ром, как мне говорил Алексеев, ¡атруднял движения пальцев при '¡аряжении. Барьер был определен на двенадцать шаюв, и опяп, два промаха. Оба противника мне ni продолжать, сблизив барьер; но секунданты решительно воспротивились, и так как недь!я было помирить их, ю поединок отложен до прекращения метели. Дрожки наши, в продолжение ра ¡говора, догребли в город, е\а ги рядом и шаюм, ибо иначе было нет,¡я. Я отравился прямо к Старову. Jactan ero ja ¡автраком, рассказы ему, где я был. Он упрекнул меня ¡а недоверие к нему п пригласил быть свидеюлем, как только погода стихнет. Когда полковой адыотагп вышел и мы остались вдвоем, я спросил ею, как по принт ю ем\ в готов\ сделай, га кос дурачество в его jieia и в его положении7 Он отвечал, что и сам не ¡паст, как все но сошлось; что он ие имел никакого намерения, когда подошс) к Пушкину. «Да он, братец, гакои ¡адорный», - прн-совоктпл он. «Но coi tacna,, с какой сгатн было гебе, самому не танцующему, вмешпвап.ся в спор двух юношей, h¡ коих одному хотелось ма ¡урки, другому вальса7» На по он мне ска ¡ал, что всему виноват его офицерик, откатавшийся обьяснтпься с Пушкиным. На ¡амечанис мое, чю если офицер его был вино-ва|, оц имел свою власть шыскать с него и даже выгнан, m полка, а прилично тн ему в!ять па себя роль прапорщика и прпвяипься к молодому человеку, ¡десь по воле юсу даря находящему ся п уже всем швесгному своими дарованиями7 «Ну ты бы убит ею, ведь все бы были ibohmii врагами, в особенности когда бы \'!пали повод к дулли», и пр. Это несколько подействовало на нею, и он начал было coi лаигагься, чю ему не следовало вмешиваться, и ¡акиочил |см, чю íenepi, уже делан, нечею, надо кончить, н просил меня, если я увижу Алексеева, скатать ему, чю не худо поспеши п.. «Покончить можно н в клубной ¡алс», - прибавил он.

Я ничего не говорит Пушкину, опасаясь, чю он схватится ¡а мысль с-греляться в клубном доме, по буквально передал Алексееву весь разговор, п он обещал повидаться в roi же день с С iаровым. Вечером Пушкин был у меня, как ни в чем не бывало, так же весел, такой же спорщик со всеми, как н прежде. В следующий день, рано, я дочжен был уехать в Тирасполь, и на другой день вечером, вошрапкъ, у шал миролюбивое окончание дела, и мне ка !алост, тогда видеть будю бы какое-го тайное сожапенпе Пушкина, что ему не удалось под-рап.ся с по хковииком, пшестным своею \рабросп>ю» [Липрандн И П. И* дневника и воспоминании. С Л19-322].

«Я е.дышал, что Пушкин быт в четырех поединках, п>» коих три первые кончились >птраммой, а чешертый смертью его. Все четыре pasa он стрелялся чере> бар),ер, дава i прошвпнку своему, 1де можно было, первый выстрел, а по юм сам подходил вплоть к барьеру и подплвал противника.

Помню в подробности один только поединок его, в Кишиневе, слышанный мною от людей, бывших в то время на месте.

В Кишиневе стояч пехотын полк, и Пушкин был со многими офицерами в кллбе, собрании, 1Де танцевали. Большая часть i остеп состояла in жн-ie>ien, молдаван и молдаванок; надобно ¡амеппь, чю обычай, в то время осо-оенио, ввел очень вольное обращение с последними. Пушкин пригласил даму па малрку, шхлопал в ладоши н ¡акрнчал мудыке: «мапрку, Masypicy!» Один и; си|шцеров подходит и прост его остановиться, уверяя, что будут плясать вальс. «Ну, - отвечал Пушкин, - вы вальс, а я ма ¡урю'», - п сам пустился со своей дамой по ¡але.

Полковоп пли баталпониып командир, кажется, подполковник Старков. по своим поняшям о чеспк считал необходимым стреляться с обидчиком, ,i как прошвшгк Пушкина по кнщам не решался на >п> сам, то начальник его приия i дето >ю па себя.

Сфелялись в камышах придуиайскнх, па про) алпне. чере! барьер, ша-1 ов на восемь, если не на шесть. CiapiuiB выстрелил первый и дал промах. Тома Пушкин подошел вплоп. к барьеру и, скатав: «пожа.'тгге, пожалуйте сю-ia», подоишт протвнпка, не смевшего oí )toi о опираться; '.атем Пушкин, \ с i авив ппсюлст своп почти в у по]) в лоб его, спросил: «довольны ти вы?» -i о i о 1вечал, чю доволен, Пмикпп выстрелил в поле, снял шляпу н ска ¡ал:

Подло кантик Старков, С тава богу. ыоров.

Поединок был копчен, а два стиха чти долго ходили вроде поговорки по всему Кишиневу, п молдаване, не шавшпе по-русски, тешились, ¡агвержп-вая ее ломаным я ;ыком пап;\еп>» [Даль В.И. Записки о Пушкине // Бартенев П.И С.421-422|.

Столкновение с И.ГТ. Лановым (20 ... 25 января 1822). Кишинев

Иван Николаевич Ланов - член попечительного комитета о колонистах, статский советник. В конце января 1822 года у него было столкновение с Пушкиным, едва не окончившееся дуэлью. Ланову адресована эпиграмма Пушкина «Бранись, ворчи, болван болванов».

.Панова «пригласили па какой-то обед, где находился и Пушкин; за обедом чиновник заглушал своим говором всех, и все его слушали, хотя почти слушать было нечего, и наконец договорился до того, что начал доказывать необходимость употребления вина как лучшего средства от многих болезней.

- Особенно от горячки, - ¡аметил Пушкин.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- Да таки и от горячки, - возразил чиновник с важностью, - вот-с извольте-ка слушать: у меня был приятель, некто Иван Карпович, отличный, можно скачать, человек, лег десять секретарем служил; гак вот, он-с просто нашим винцом от чумы себя вылечил: как хватил две осьмухи, так как рукой сняло. - При чтом чиновник юрко взглянул на Пушкина, как бы спрашивая: ну, что вы на чю скажете?

У Пушкина глаза сверкнули: удерживая смех и краснея, он отвечал:

- Быть может, но только позвольте усомниться.

- Да чего тут позволить, - возразил грубо чиновник, - что я говорю, так-так; а вот вам, почтеннейший, не след бы спори п. со мною, оно как-то не приходи 1ся.

- Да почему же? - спросил Пушкин с достоинством.

- Да потому же, что между нами есть раишца.

- Что ж что доказывает?

- Да то, сударь, что вы еще молокосос.

- А, понимаю, - смеясь, заметил Пушкин, - точно, есть разница: я молокосос, как вы говорите, а вы виносос, как я говорю.

При чтом все расхохотались, противник не обиделся, а ошалел». (Горчаков В.П. Выдержки из дневника об A.C. Пушкине. С.247-248).

Столкновение с Т. Балшем (6-8 марта 1822). Кишинев

Тодораки Балш, его жена Мария и их дочь Аника - бояре из Ясс, беженцы гетерии, кишиневские знакомые Пушкина. В Марию Балш, по свидетельству П.И. Долгорукова, Пушкин был влюблен и вел с ней «свободные речи». 6-8 марта произошла ссора Пушкина с Тодораки Балшем.

Эта ссора, создавшая большой переполох в мирном Кишиневе, произошла в доме Матвея Егоровича Крупенского, бессарабского вице-губернатора. Помирить Пушкина и Балша также пытался Павел Сергеевич Пущин - генерал-майор, бригадный командир ] 6-й пехотной дивизии, гроссмейстер кишиневской масонской ложи «Овидий» и член Союза Благоденствия.

«Между кишиневскими помещиками-молдаванами, с которыми вел ¡накомсчво Пушкин, был некто Балш. Жена его, еще довольно молодая женщина, веще вывозила с собою, несмотря на ранний возраст, девочку-дочь, лег тринадцати. Пушкин за нею ухаживал. Досадно ли что было матери пли, мо; жет быть, она сама желала слыша л, любезности Пушкина, только она за что-то рассердилась и стала к нему придираться. Тогда в обществе много говорили о какой-то ссоре двух молдаван: им следовало драп.ся, но они не дрались. «Чего от них требовать! - ¡лмепп как-то Липраиди, - у них в обычае нанять несколько человек, да их руками отдубасить противника». Пушкина очень ¡а-бавлял такой легкий способ отмщения. Вскоре, у кого-то на вечере, в разговоре с женою Балша, он сказал: «Экая юска! хоть бы кто нанял подраться за се-

бя». Молдаванка вспыхнула. «Да вы деритесь лучше та себя», - вофатила она. «Да с кем же';» - «В01 хоть с Старовым; вы с ним, кажется, не очень хорошо кончили». На что Пушкин отвечал, чю если бы на ее месте был ее муж, ю он сумел бы поговорить с ним; поюму ничего не остается больше делать, как узнать, так ли и он думает. Прямо от нее Пушкин иде| к карточному столу, ¡а которым сидел Балш, вызывает его и обьяспяет, в нем дело. Балш пошел расспросить жену, по та ему отвечала, что Пушкин на! оворил ей дер ¡остей. «Как же вы требуете от меня удовлетворения, а сами пошолясте себе оскорблять мою жену», - сказал возвратившийся Балш. Слова чти были произнесены с таким высокомерием, что Пушкин не вытерпел, тут же схватил подсвечник и замахнулся им па Батша < ... > Подоспевший Н.С. А гексеев удержал его. Ра меется. суматоха вышла страшная, и противников кое-как ра¡вели. На другой гень, по настоянию Крупянского и П.С. Пущина (который командовал тот да сшшшсй 5а отъездом Орлова), Ба шт согласился извиниться перед Пушкиным, который нарочно для того пришел к Крупянскому. Но каково же было Пушкину, когда к нему явился, в длинных одеждах своих, тяжелый молдаванин и вместо иишнения начал: «Меня упросили извиниться перед вами. Какого извинения вам нужно?» Не говоря ни слова, Пушкин тал ему пощечину и вслед ¡а 1ем вынут пистолет. Прямо от Крупянского Пушкин пошел на квартиру к Пущину, где его видел В.П. Горчаков, бледною как потожо и улыбающегося Инзов посадил С1 о под арест на две недели: чем дело кончилось, не '¡наем. Ду->ти не было, но еще долго после мою Пушкин юворпл, что не решается ходить бе*, оружия, на улицах вынимал пистолет и с хохотом показывал его встречным ¡пакомым» [Бартенев П.И. Пушкин в южной России. С. 194-1951.

Столкновение с Рутковским (21 июля 1822). Кишинев

21 июля 1822 года за обедом у И.Н. Инзова произошла ссора Пушкина с отставным штабс-капитаном, комиссаром Леов-ской карантинной заставы Бессарабской области Рутковским. Это столкновение известно только по дневнику П. И.Долгорукова.

«История Пушкина с отставным офицером Рутковским. Офицер что г служит некогда под иачальс том Ип шва п по пршлашеншо его приехал сюда для определения к месту. Се] о дня ¡а столом ¡ашел между прочим ра ¡говор о ¡раде, н Рутковекпй утверждал, что он помнит град весом в 3 фунта. Пушкин, ! юбяеь на офицера со вчерашнего дни, стал смеяться его расскашм, н сей, вышед И! 1ерпенпя, скашл юлько: «Если вам веря 1, почему же вы не хотите верить другим». Этого было довольно. Лишь юлько успели встать и ¡-¡а стола, и наместник вышел в гостиную, началось объяснение чести. Пушкин назвал офицера подлецом, офицер ел о мальчишкой, и оба решились кончить раз-мо шку выстрелами. Офицер пошет с Пуипсипым к нему, и что у них происходите), это им п ¡весню. Ру псовскпп рассказал, что на пег о бросились с ножом, а Смирнов <Дмпгрпй Смирнов, чиновник канцелярии И.Н.Итова, титулярный советник, переводчик с мо тдавского языка авт.>, что он отвел уда]) Пушкина; но всего вернее то, что Рупсовский хотел вырвать пистолеты п, вероятно, собирался с помощью прибежавшем о Смирнова попотчевать молодого человека кулаками, а сей тогда уже принялся ¡а нож. К счастию, ни пуля, ни же ¡е>о не действовали, п в ту же минуту дали шать наместнику, который велел Пмикина снвестп домой п приставить к дверям ею караул. (Пушкин заслужил

большее наказание, но и офицер не' совсем прав, однако же ему, кажется, и выговора не сделали)» [Долгору ков П.И. 35-й год моей жизни, или Два дни ведра на 363 ненастья. Запись от 21 шоля 1822 // Пушкин в воспоминаниях современников. Т.1. С.361-362].

Поединок с Зубовым (Май (?) ... июнь (?) 1823). Кишинев

С кем из братьев Зубовых, Александром Николаевичем или Кириллом Николаевичем, у Пушкина была дуэль - неизвестно. Летом 1823 года в чине прапорщиков они были откомандированы на топографическую съемку Бессарабской области, и в Кишиневе общались с Пушкиным. П.И. Бартенев относит эпизод к 1821 году, а М. Цявловский к маю-июню 1823 года (братья Зубовы в 1823 окончили Московское училище колонновожатых). Именно об этой дуэли тяжелораненый Пушкин вспоминал по дороге с Черной речки.

«Играли обыкновенно в ппосс, в чкарте, но всего чаще в баше. Однажды Пушкин}' случилось играть с одним из братьев 3<убовых>, офицером 1снерального штаба. Ои заметил, чго 3. играет неверное, и, проиграв ему, по окончании игры, очень равнодушно и со смехом стал говорить другим участникам игры, что веда, нельзя же платить такого рода проигрыши. Слова лги, конечно, разнеслись, вышло объяснение, и 3. вызвал Пушкина драться. Это был второй поединок в жшни почта. Противники о травились на так называемую миллну, виноградник за Кишиневом. Пушкина не легко было испу-I а гь: он был храбр от природы и старался воспитыва й, в себе что чувство. Недаром он «аписал для себя одно из наставлений кн. Потемкина H.H. Раевскому: «Старайся испытать, не трус ли ты; если нет, то укрепляй врожденную смелость частым обхождением с неприятелем». Еще в Лицее учился он стрельбе в цель, н в степах кишиневской комнаты своей насаживал пулю на пулю. - Подробности чтого поединка, сколько известно, второго в жизни Пушкина, нам неизвестны, по некот орые обстоятельства его он сам передавал в повести Выстрел, вложив рассказ в уста Сильвио и приписав собственные действия молодому талантливому 1рафу. <П. Бартенев цитирует сцену дучли in повести - авт.>. И действительно, по свидетельству многих, и в том числе

B.П Горчакова, бывшего тогда в Кишиневе, на поединок с 3. Пушкин явился с черешнями, н (автракал нмн, пока тот стрелял. Но 3. поступил не так, как герои пушкинской повеет Сильвио. Он стрелял первый и не попал. «Довольны вы''» - спросил его Пушкин, которому пришел черед стрелян.. Вместо того, чтобы требовать выстрела, 3. бросился с объятиями. «Это .лишнее», - заметил ем\ Пушкин и, не стреляя, удалился» ¡Бартенев П.И. Пушкин в южной России.

C. 189-190].

Столкновения с неизвестными. Кишинев.

«Из его многочисленных дуолей нам особенно опомнились две, имевшие место одна вслед за другой. Первая - с французским эмигрантом, бароном ic С.... который, имея право и (брать оружие, предложил ружье, ввиду устрашающего превосходства, с ксморым сто противник владел пистолетом. Благо-тар я веселью, которое чтот новейшего рода поединок вызвал у секундантов и противников, примирение было достшнуто, ибо Пушкин любил посмеяться. На другой день, очевидно, чюбы во ¡наградить себя ia неудачу, постигшую его

накануне, он затеял дело е друшм французом, находившимся на русской службе, полковником Л... После того как противники безуспешно обменялись че-[ырьмя пулями, секунданты прекратили поединок, вопреки желанию обоих бойцов, и особенно Пушкина, удивленного и пристыженнш о своей неудачей п безутешного оттого, что он вторично упустил случай» [Из воспоминаний о Пушкине в Кишиневе / Пуб. Т.Г. Цявловской // Прометей. М., 1974. Т. 10. С .296].

Перед нами, вероятно, апокриф, ^писанный французским путешественником; в нем слились неизвестная нам дуэль и поединок с С.Н. Старовым («полковник Л...»). Но не смотря па недостоверность описания, событие крайне показательно.

«Верстах в двух от Кишинева, на ¡апад, есть урочище, посреди холмов, называемое Малиной, - только не от русскою слова малина: здесь городские виноградные и фруктовые сады. Это место как будто посвящено обычаем «полю». Подъехав к саду, лежащему в вершине лощины, противники восходя'] па юру по извивающейся между виноградными кустами тропинке. На лугу, пол сенью яблонь и шелковиц, блт дубовой рощицы, стряпчие вымеряют поле, а между тем подсудимые сбрасывают с себя платье и становятся на место. Здесь два pasa «полевал» п Пушкин, но, к счастью, дело не доходило даже до первой крови, и после первых выстрелов его противники предлагали мир, а он принимал его. Я не был стряпчим, но был свидетелем издали одного «поля», и при шаюсь, что Пушкин не боялся пули точно так же, как и жала критики. В го время как в него целили, каш.чось, что он, улыбаясь сатирически и смотря на д\ло, ¡амышлял s.ryio эпшрамму на стрельца и на промах» [Велыман А.Ф. Воспоминания о Бессарабии. С.2К0|.

«Не помню, за что п как между <В.Т.>Кеком и <А.П.>Полторацким <кишиневскими ¡накомымн Пушкина - авт.> усфоилась дуэль. К первому секундантом попал я, второй выбрал Пушкина. Ну, и í вести о е дело, на нашей временной обязанности лежало назначение условий поединка. Мы съехались с Пушкиным, п трактат начался. Но как поправит вся вам оборот дела? Александр Сергеевич в ра и опоре со мною, решительно не могу вам сказать за какие. да и были ли они, «обидные выражения» вызвал на дуэль меня. «Ты шутишь, Пушкин?» Я не Moi принять ею слова не за шутку. «Нисколько! Драться с тобой я буду, - ну, мне этою хочется, только ты должен обождать. Я уже де-р\сь с двумя господами; ра¡делавшись с ними - к iboiim услугам, Карл Иванович!» ¡К.И. Прупку.ч // Ра ¡говоры. С.3!-32|.

Происшествие, описанное К.И. Прупкулом крайне неправдоподобно.

Дуэль с неизвестным. (1-15 апреля 1824). Одесса

Сохранилось несколько свидетельств о поединке Пушкина в Одессе, но имя противника и причина столкновения неизвестны.

«< ... > Подробности дру! ого поединка - кажется, в Одессе - не помню; ¡наю только, что пропшнпк Пушкина не выдержал, что Пушкин отпустил его с миром, но сделал э то тоже по-своему: он сунул неразряженный пистолет себе под мышку, отвернулся в сторону...» [Даль В.В. Записки о Пушкине. С.422].

Столкновение с Ф.А. Толстым (Американцем) (сентябрь 1826). Москва

Находясь на юге, Пушкин узнает, что автором позорящей его сплетни о том, что он был в Петербурге высечен за антиправительственные стихи, является Федор Иванович Толстой. Единственным способом очищения своей чести Пушкин считал поединок с Толстым. Я. Гордин считает, что все дуэли и дуэльные столкновения Пушкина в Кишинёве и Одессе были «репетицией» будущего поединка с Толстым. «Эта скорая и неизбежная... встреча заставляла его непрерывно испытывать себя - не только часами сажая в стену пулю за пулей и, укрепляя руку ношением железной трости, но и подставляя грудь под чужие выстрелы, вырабатывая ту особую психологическую сноровку, которая помогает дуэлянту вести себя у барьера максимально целесообразно, вырабатывая безотказный механизм поведения, свойственный профессионалам». Поэт ведет литературную войну — клеймит противника в эпиграмме «В жизни мрачной и презренной...», в послании к Чаадаеву и т. д. Находясь в Михайловском, Пушкин ежедневно стрелял в цель, готовясь к дуэли. В сентябре 1826 года, сразу после возвращения в Москву, он посылает картель Толстому. Противников удалось помирить. 1 мая 1829 года Ф. Толстой от имени Пушкина просил руки Натальи Николаевны Гончаровой.

«Носились слухи, что его высекли в Тайной канцелярии, ио »то вздор. В Петербурге он имел ¡а по ду >ль. Также в Mockbv >той зимой хочет on ехать, чтобы имен, ду >ль с одним 1рафом Толстым, Американцем, который главный распускаем >тн с чухн. Как у него нет никого приятелей в Москве, то я предложи I быть ею секундантом, если »той шмон буду в Москве, чему он очень обрадовался» |Ллгнпин Ф.И. Ht дневника. Запись от 15 мая 1822 // Пушкин в воспоминаниях современников' В 2 г М. Т.1. С.234|.

«Один И! давних приятелей пола <речь идем о С. Соболевском - авт.> тотчас же m дому кн. Куракина отравился в дом Василия Львовича и застал Пушкина та ужином. Тут же, еще в дорожном платье, Пушкин поручил ему на ¡автрацтнее утро сьсчдип, к тнвесгиому американцу графу Толстому с выювом па поединок. К счастью, дело уладилось: графа Толстого не случилось в Москве, а впос тедслвнн противников помирили» [Бартенев П.И. Заметка О Пушкине// Бартенев П И. С.264|

«Существует несколько версий примирения Пушкина с Толстым. Первая. 1рафа не было в Москве, и острота конфликта ра ¡рядилась < .. > Другая версия такая: Соболевский, передав вьков, застал графа в большом горе - умирала его дочь Прасковья, и он попросил три дня отсрочки, на что Соболевский ответил согласием. Доложив об лом Пушкину, Соболевский услышал от нею. что тот согласен и на двухнедельнуто отсрочку. Растроганный Толстой ночью пришет к Пушкнт и кину лея к нему в обьятнн. Так они помирились»

I Б. Бажанов. Незавершенная дуэль Пушкина // Литературный Кыргьпстан. 1991. № 7/8. С. 160].

Столкновение с В.Д. Соломирским (апрель 1827). Москва

Весной 1827 года в московском доме князей Урусовых Пушкин сблизился с артиллерийским офицером, поэтом-дилетантом Владимиром Дмитриевичем Соломирским и подарил ему томик Байрона с дружеской надписью; здесь же у него произошла ссора с Соломирским, вероятно, вызванная ревностью последнего в связи с предпочтением, которое оказывала Пушкину княжна Софья Александровна Урусова (по преданию, ей Пушкин посвятил мадригал «Не веровал я Троице доныне...»). Противников удалось примирить при посредничестве секундантов - штабс-капитана лейб-гвардии Драгунского полка 'Павла Александровича Муханова и поручика лейб-гвардии конной артиллерии Алексея Васильевича Шереметева.

А. Пушкин В.Д. Соломирскому. 15 апреля 1827. Москва, (фр.)

Немедленно, если вы тю желаете, приеисайте вместе с секундантом.

15 а пр. А.П.

В московском доме князей Урусовых «особенно часто появлялся весною 1827 г. Пушкин. Он, провод почти каждый вечер у князя Урусова, бывал весьма весел, остер и словоохотлив < ... > Во время этих посещений Пушкин, еще по петербургской своей жпши бывший коротким приятелем Муханова, соли лися и с Соломирским: Пушкин подарил ему сочинения Байрона, сделав па кнше надпись в весьма дружественных выражениях. Тем не менее ревнивый н краппе самолюбивый Соломпрскпй, чем чаще сходился с Пушкиным у кнжя Урусова, тем становился угрюмее н холоднее к своему приятелю. Особенное внимание, которое встреча i Пушкин в этом семействе, и в особенности внимание молодой княжны <Софьп Урусовой, которой поэт был увлечен - авт.>, во'.буждало в нем сильнейшую ревность. Пушкин, шутя и бала1уря, расска ¡ал что-то смешное о графине A.B. Бобрпнской. Соломирский, мрачно поглядывавший на Пушкина, по окончании расска ¡а счел нужным обидеться. - «Как вы смели отливаться пеуважшельно об этой особе? - ¡адорно обратился он к Пушкину. - Я хорошо ¡паю i рафиию, это во всех отношениях почтенная особа, я не Moiy допустить оскорбительных о ней отзывов» <..,>- «Зачем же вы не оаановили меня, ко!да я юлько начинал рассказ? - отвечал Пушкин. - Почему вы мне не скаииш раньше, ч то знакомы с графиней Бобрипской? А то вы спокойно выслушали вест, расска!, п потом каким-то донкихотом становитесь в ¡атишики этой дамы ji 6epeie ее под свою протекцию». Вся >та сцепа пропилила в довольно leciioM кружке обычных i остей кия ¡я Урусова <.. > Затем раловор в юг же вече)) не имел никаких последствий, и все разъехались по домам, не обратив па нет о никакого внимания. Но па другой же день рано утром на квартиру к Мухапову является Пушкин. С обычною своею живостью он передал, чю в это утро получил от Соломирского письменный вызов на iy >ль, п, нн мину 1ы не мешкав, отвечал ему, письменно же, согласием, что у нет о был уже секундант Соломирского, A.B. Шереметев, и что он послал сто

для переговоров об условиях дулли к нему, Муханову, которого и просил быть секундантом. - Только что уехал Пушкин, к Муханову явился Шереметев. Му-ханов повел переговоры о мире. Но Шереметев, войдя серье¡по в ро.ть секунданта, требовал, чтобы Пушкин, если не будет драться, извинился перед Соло-мирским < ... > Шереметев попяч наконец, что эта история падет всем позором на i оловы секундантов в случае, если будет убит или ранен Пушкин, и что надо предотвратить лту роковую с пчайность и не подставлять лоб гениального по)та под пистолет взбалмошно! о офицера. Шереметев поспешил уговориться с Мухановым о средствах к примирению противников. В то же утро Шереме-1св привел Соломпрского к С.А. Соболевскому, на Собачью Площадку, у ко-mporo жил в то время Пушкин. Сюда же пришел Муханов, и, при дружных \силия\ обоих секундантов и при посредничестве Соболевского, имевшего < .. > большое влияние на Пушкина, примирение состоялось. Подан был роскошный ¡авграк, и, с бокалами шампанскою, противники, без всяких извинений и объяснений, протянули друг другу руки» [Семевский М.И. К биографии Пушкина // (Вересаев В.В. Т.2. С.326-328|.'

Столкновение с де Лагрене (январь-октябрь 1828). Петербург

В 1828 году у Пушкина произошло столкновение с секретарем французского посольства в Петербурге Теодосом-Марие Мельхиором Жозефом Лагрене (Lagrene). Благодаря вмешательству литератора, друга Е.А. Боратынского, впоследствии председателя московского Общества любителей словесности Николая Васильевича Путяты инцидент был исчерпан.

А. Пушкин - Н.В. Путятс. Январь - середина октября 1828 (?). СПб. (фр.)

Вчера, когда я подошел к одной даме, разговаривавшей с г-ном де Лагрене, последний ска ¡ал ей достаточно громко, чтобы я его услышал: про-I оните его Поставленный в необходимость потребовать \ пего объяснений по поводу лтих слов, прошу вас, милостивый государ!,, не откатать посети ib т-на де Лагрене для соответственных с ним переговоров.

Пушкин.

Ответьте, пожалуйста.

«Не хвастаюсь дружбой с Пушкиным, по в цокатательсгво некоторой прпяшп сто и расположения ко мне могу предоставить ... ¡агтиску его на фран цу icKOM языке. Пушкин прислал мне лгу записку со своим кучером и дрожками. Содержание ¡аппскп меня смутило, вот она <тексг записки на фр. языке -ав!.>: Вчера, кот да я подошел к одной даме, разговаривавшей с г-ном де Лагрене, последний сказал ей достаточно громко, чтобы я его услышал: прогоните его. Поставленный в необходимость потребовать у него объяснений по поводу них слов, прошу вас, милое i плый т осударь, не откакпь. посетить г-на Лагрене для соответственных с ним перст оворов. Пмикин.

Я то i час сел на дрожки Пушкина и поехал к нему. Он с жаром и негодованием рассказал мне случай, утверждал, что точно слышал обидные для нет о слова, обьяanuí, что записка написана им в такой форме и так церемонно именно для того, чтобы я мог покатать ее Лагрене, и настаивал на том, чтобы я требовал от нею удовлетворения. Нечего было делать: я отравился к Лагрене, с которым был хорошо знаком, И пока ¡ал ему ¡аписку. Лагрене с видом \днвления опивался, что он никогда не проп¡носит приписываемых ему слов,

■по. вероятно, Пушкину дурно послышалось, чю он не пошощш бы себе ниче-io подобного, особенно в отношении к Пушкину, которого глубоко уважае] как шаменигою по)та России, и рассыпался в ит¡.явлениях этого рода

Поль !>яс1, таким настроением, я спросил у него, готов .ли он повторить ю же самое Пушкину. Он coi тасилея, и мы тотчас отравились с ним к Александру Сергеевичу. Объяснение произошло в моем прис\тствпп, противники подали руку друт другу, и дело 1ем кончилось. На другой день мы ¡автракалп v Лагрене с некоюрымн нт наших общих приятeieii» [Из ¡аппсной книжки Н.В. П\тяты// Бар 1енев П И. С.420-421].

Участие Пушкина в дуэли

офицеров Д.П. Папкова и Н.М. Караяни

(весна-лето 1829). Карагач, Кахетия

Летом 1829года Пушкин посетил Кахетию. В селении Карагач, штаб-квартире Нижегородского драгунского полка, в трех версгах от Царских Колодцев (ныне Цители Цкаро), произошло столкновение, известное лишь по малодостоверным воспоминаниям П.Г. Ханжонкова.

В Карагаче Пушкин остановился в доме прапорщика Нижегородского драгунско(го полка Дмитрия Поликарповича Папкова. Вечером, при стечении гостей, произошла ссора Папкова с Николаем Михайловичем Караяни, офицером конной донской артиллерии, причина которой неизвестна. Все попытки примирить противников оказались гщетны, и дуэль была назначена на следующее утро в рощице у стен древнего замка царицы Тамары. Описание поединка, данное Ханжонковым. сомнительно, так как маловероятно, чтобы Пушкин превратил «дело чести» в банальный водевиль.

«Bol начато pacuseiau,, и все офицеры, кроме Мадатова <а ¡ербанджанскпп поз|, с в идет си. Караяни - авг.>, вышли oj Пушкина с бо тьшой осторожностью, направляясь к рощице, к которой чере! полчаса приеха ш Караяни н Мадаюв, а вслед ¡а ними и Пушкин с Пагжовым. Пушкин поздоровался с Караяни п Мадаювым, переговорил с посредниками, и 1«нда соперники стали на укатанных местах с пистолетами, обращаясь к ним, ска'.ат «Господа, прошу слушан, команду - стрелять по третьему разу ... начинаю .раз..»

Вдруг заиграл оркестр, искусно скрытый в рощице, а мы, офицеры, каждый е двумя бутылками шампанского в руках, мытовенно стали между Караяни и Папковым <... > Такая неожиданность сильно их о!адачила, и они ■.ароптали, особенно Караяпп. Но iyi уже Александр Сергеевич депствова г как исшнпын геппп - прнмнршель, и г оворпл с 1акой силон п увлечением, чю не только мы, но и соперники были тронуты. Помню слова его: «Господа, если совершиться убийство, ю оно noiyórn и меня с вами, и всех нас. Умоляю вас именем Бота и России — помиритесь!»

Пушкин быт страшно в ¡волнован, тяжело дышал, и сверкающие uraia ею наполнились слетами, бысфо подходил он то к Караяни, то к Папкову, но они не поддана шсь Наконец Пайков опустил ппсюлет, подоше i к Караяни и

сказал: «Караянн, я не прав перед гобою ¡а сказанные вчера оскорбительные слова и прошу меня извинить».

Караяпи подал руку Папкову. Все обрадова.тпсь и бросились целовать Караянп, Папкова и Пушкина» |П. Ханжонков П.Г. Рассказ Кавказского вете-раиа о Пушкине // Советская культура. 1974. №45. С.5].

К сожалению, ограниченные размеры журнальном статьи не позволяют автору остановиться на дуэльных столкновениях 1836 года (с В.А.Соллогубом из-за его неосторожной фразы о Наталье Николаевне, с Н.Г. Репниным из-за пушкинского памфлета «На выздоровление Лукулла, с С.С. Хлюстиным по литературным вопросам) и на материалах к несостоявшейся дуэли с Ж. д'Антесом в ноябре 1836 года. Отсылаю к источникам:

Щеготев П.Е. Дучль п смерть Пушкина. М.. 1987.

Абрамович С.Л. Предыстория последней ду* ш Пушкина. СПб., 1994.

Последний годжп'лш Пушкина. М., 1990.

Сводная таблица поединков и вызовов A.C. Пушкина

Дата и место Комментарии

15 июля ... 18 августа 1817. Михайлов-ское. Ссора с дядей Семеном Исааковичем Ганнибалом на вечере во время зайцев из-за девицы Лошаковои. Пушкин вы ¡ываег дядю, но вскоре они мирятся.

9 сентября ... 29 ('>) декабря 1819. СПб. Поединок с В. К. Кюхельбекером из-за пушкинской шшраммы «За ужином объелся я ...». Секундант Пушкина И. Пущин (?), Кюхельбекера - А. Делъ-ви1 (?). После выстрела Кюхельбекера противники мирятся.

Июль (?) 1918 ... 1819. СПб. Пушкин вступается за Никиту Ко;лова, побитого М. Корфом, п вызывает последней). Корф от дучли оттса ¡алея.

Декабрь 1919. СПб. Столкновение в театре с майором Денисовичем. И.И. Лажечников уговаривает Денисевича извиниться. Одни и". секмтдантов Пушкина П.А. Катенин (?).

Сентябрь 1817 ... 19 марта 1820. СПб. В квартире Тургеневых Н.И. Туртенев в присутствии А.И. Тургенева «ругает и усовещает» Пушкина «¡а его toi дашпис чпшраммы и пр. против правительства»

Январь 1820. СПб. После сплети, пушенной Ф.Толстым, о том, что Пушкин был высечен в секрешой канцелярии, почт деремся с неизвестным (возможно, что с К. Рылеевым, по точка зрения спорна).

25 октября (?) ... 31 октября 1820. Кишинев. Ссора во время би гьярдной игры после жженки с А.П. Алексеевым и Ф.Ф. Орловым, их Пушкин вызываем на поединок. Примирение на другой день при посредничестве И.П. Липранди.

Лето (?) 1821 Кишинев. Сюлкновение с Ишлеш и ¡- ¡а его жены.

6 июня 1821. Кишинев. Письмо к Дел пльн, с ре ¡кой отповедью в ответ на отка ! принять вы шв.

5 6 января 1822. Кишинев. 5 января на танцевальном вечере Пушкин вызывает командира 31-го егерского полка С.Н. Старова, вступившем ося ¡а своего офицера. 6 января в сильную MeidLi, происходи 1 пое.тцпок при сближающихся барьерах. Секундант Пушкина - Н.С.Алексеев. И (-¡a nenoiоды дуэль откладывается; 8 января про-IHBHHKH помирились.

20 25 января 1822. Кишинев. Столкновение с Н.Н.Лановым ¡а обедом у Ишова. В отел Ланову, назвавшего Пушкина «молокососом», тог называет ei о «винососом» п вызывает на длэль. Ду ».чи не происходит по)Т nycxaei по рукам нинрамму «Бранись, ворчи болван бо.ша-нов .»

6 8 мар i а 1822 Кишинев. 6 марта на вечеринке у i-жи Бо1дан, Пушкин, сочтя себя оско])бленпым ее доче]л.ю, бурно объясняется с мужем последней Теодором Балтием. В отве! Балш осыпаем Пушкина ругаяельс¡вами. 8 марта противников сводят для примирения; объяснения не удовлетворяю! поэта, он даст пощечину Ба.гш\ Пушкин посажен под домашний арест

21 июля 1822. Кишинев За обедом v Ишова горячий спор Пушкина с от-с 1 авпым офицером Рутковским, рассказывающем небылицы о «граде весом г 3 фунта». После ухода Инзова решаю г драться на дуэли. В комнате Пушкина происходит резкое обьясиение. Пушкин посажен под домашний арест.

Май С) июнь О 1823 Кишинев Поединок с офицером Генерального штаба Зубовым iii-ia нечистой карточной игры последнего. На по-ещпгке Пушкин ест черешню и откапывается oi вы-слрела.

1821 1821 Кишинев. Поединки с ней шестыми.

1 15 апреля 1824. Одесса. Поединок с неизвестным

Сентябрь 1826. Москва. Сра ¡у посте во ¡вращения ш Михаггловеко! о, Пушкин посы iaei вы¡ов Ф. Толстому. Душ. не состоялась.

15 апре1я 1827. Москва. В.Д. Соломпрскпи вызывает Пушкина и ¡-за ревности к княгине С.А. Урусовой. Секундаш Соломир-cKoi о A.B. Шереметев, Пушкина П.А Мухагтов. Усн шямп пос ic-днст о прогшпнкн помирились.

Январь - ок1ябрь 1828. СПб Пушкин вьмываст секретаря ({¡ранцу ¡ското посольства де Лат репе и ¡-¡а якобы ска ¡аннон им иеуважи-ie тт.ной фра ie о поэте при даме Секундант Пушкина Н В Пу тяга у тажнвает недора ¡у мешге.

Лею 1829. Kapai ач (Кахстия). Пушкин расстраивает дуэль офицеров Д.П. Папкова п Н.М. Караянп.

Октябрь 1835 В октябре 1835 года на вечере v Карамзиных

5 мая 1836. В.А. Соллогуб сказал неосторожную фразу в присутствии H.H. Пушкиной. Пушкин вызывает Соллогуба. 1 мая 1836 года он специально приезжаете Тверь, по Соллогуба не было в городе. 5 мая у секунданта Пушкина П.В. Нащокина происходит примирение.

3 - 4 февраля 1836. СПб. 3 февраля 1836 года ¡а обедом у Пушкина происходит сюлкновение с С.С. Хлюстиным по литературному вопросу. После обмена письмами С.А. Соболевскому удается примирить противников.

5 11 февраля 1836. СПб Переписка с Н.Г. Репниным.

4 - 17 ноября 1836. СПб. 4 ноября 1836 года, после получения анонимных писем, Пушкин вызывает Ж.д'Антеса, В результате хлопот Л. Геккерна и В.А. Жуковского поединок не состоялся.

27 января 1837. СПб. Около 17 • асов поедшюк А. Пушкина и Ж. д'Ангеса па Черной речке. Сек\пданты: К. Данзас и О. д'Арштнк. Пушкин с мер i слыло ранен.

ПРИМЕЧАНИЯ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 Абрамович С.Л. Предыстрня последней дулли Пушкина. Январь 1836 - ян-вар!. 1837 / Послеслов. Ю.М. Лотмана. СПб.: «Дмитрий Бу.ланин», 1994. 343

е.

' BapiencH П.И. О Пушкине: Cipaii ты жизни попа. Воспоминания современников / Сост., вст. ст., коммеш. A W. Гордина. М.: Сов Россия, 1992. 464с. Вересаев В.В. Пушкин в жизни Систематический свод подлинных свидетельств современников // Верееаен В.В. Собр. соч. В 4-х т. Т.2-3. М.: Правда, 1990.

I Гордин Я. Ду>ли и дуллянты: Панорама столичной жи ¡ни. СПб.: Пушкинский фонд, 1996. 288с."

^ Гордин Я. Право на поединок: Роман в документах и рассуждениях. Л.: Сов. писатель, 1989. 480с.

Ду лли Александра Пушкина / Сост. Каменев С.М., Москаленко Г. М. Тула: «Лев Толстой» - «Берегиня», 1994. 127 с.

Дуоль Пушкина с Дайгесом-Геккерном. Подлинное военно-судное дело 1837 i. - Репринтное издание 1900 i.: Сб. докумепюв / Предисл. к репрингно-м\ и ¡д. и очерки Д.А. Алексеева. М.: Международная педагогическая академия, 1994. 120с.

f Летопись жизни и гворчемва А.С. Пушкина: 1799-1826 / Сост.

М.А. Цявловскпй. 2-е и$д., пепр. и допол. Л.: Наука, 1991. 784с. " Лотман Ю.М. Дул ль // Лошан Ю.М. Беседт.1 о русской культуре: Быт и традиции р\сского дворянства (XVIII - начало XIX века). СПб.: «Искусство -СПб». 1994. С. 164-179. 111 Николаев Е. Четырнадцать дд-ллей Пушкина // Российская провинция. 1996. №4. С.96-103.

II Ра ¡говоры Пушкина: Репринтное воспроизведение издания 1925 года / Собрали С. Гессен и Л. Мод¡алевскнй. М.: Политизда! 1991. 318с.

12 Последний год жизни Пушкина / Сост., вст. очерки, примеч В.В. Кунина.

М,- Правда, 1990. 704 с.: ил. •'Прометей. М.: Молод, гвардия, 1974. Т. 10. 424с.: ил. 14 Пушкин в воспоминаниях современников: В 2 i. М.: Худ. .лит., 1974.

" Иерейский Л.А. Пмлкпн п ею окружение, 2-е и ¡д., допол. и перераб. Л.: Ниука, 1998. 544 с.

16 Цявловская Т.Г. Невольник чесш беспощадной... И Цявловская Т.Г. Рисунки Пушкина. 2-е изд., пересмоф. и расшпр. М.: Искусство, 1980. С.381- 405. Щеюлев П.Е. Дучль и смерть Пушкина: Исследование и материалы. - 4-е 1ПД. / Вст. с г. и коммент. Л.Я. Левкович. М.: Книга 1987.

Д.В. Харитонов

АЛЕКСАНДР ПУШКИН

В РУССКОМ СОВЕТСКОМ КИНЕМА ТО ГРАФЕ

А. Пушкин как культовая фигура отечественного менталитета был и остается источником великого вдохновения для мастеров русского советского кино. Собственно начиналась-то «русская игровая фильма», что весьма символично, с попытки экранизации отдельных сцен «Бориса Годунова» одним из первых знтузиастов отечественного кино - О. Дранковым. Однако энергичному и предприимчивому Дранкову не хватило элементарного творческого дара, чтобы успешно реализовать свой же проект1. Но в данном случае был важен вектор движения кинематографической мысли.

В игровом кинематографе начался пушкинский бум. В 1909 году режиссер В. Гончаров поставил картину «Мазепа», исполь-?овав оперное либретто к опере П.И. Чайковского. Аналогичный путь избрал и знаменитый дореволюционный режиссер П. Чардынин. выпустивший в 1910 «Пиковую даму»2. Затем тот же Гончаров с интервалом в год создаст «Русалку» (1910) и «Евгения Онегина» (1911). Эти киноленты, за исключением, по-лсалуй, работы Чардынина, носили поверхностный характер, отличались недостаточной прорисовкой образов, излишней торопливостью в решении ключевых эпизодов.

С 1916 года начинается новый этап в осмыслении творческого наследия русского классика. Именно тогда блестящий Яков Протазанов обращается к оригинальной постановке «Пиковой дамы». Успех картины предопределили и режиссерское мастерство Протазанова. и аристократичная манера оператора Е. Славянского, и, наконец, психологически утонченная игра любимца дореволюционной публики - артиста И. Мозжухина в роли Германна. Не потерялась на фоне Мозжухина и Вера Орлова в роли Лизы. В этом фильме свое веское слово сказал и художник В. Баллю'>ек. Его декорации не только соответствовали стилю ли-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.