Научная статья на тему 'Дом в системе традиционных ценностей русского купечества'

Дом в системе традиционных ценностей русского купечества Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
90
30
Поделиться
Ключевые слова
ПОВСЕДНЕВНОСТЬ / ДОМ / СЕМЬЯ / РУССКОЕ КУПЕЧЕСТВО / EVERYDAY LIFE / HOME / FAMILY / RUSSIAN MERCHANTS

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Зайцева Анна Александровна

Статья основывается на материале воспоминаний членов семьи Куприяновых из города Богородска (современный Ногинск Московской области). В ней рассматривается значение в системе традиционных ценностей русского купечества понятия «дома» как пространства частной жизни.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Зайцева Анна Александровна,

The concept of home in the system of traditional values of Russian merchants

The article is based on the memories of Kupriyanov family members from Bogorodsk town (modern Noginsk, Moscow region). It investigates how important the concept of «home» as a space of privacy was for Russian merchants in their system of traditional values.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Дом в системе традиционных ценностей русского купечества»

2015/ 2

ЖУРНАЛ ИНСТИТУТА НАСЛЕДИЯ

ISSN 2411-0582

Сетевое научное рецензируемое издание

THE HERITAGE INSTITUTE JOURNAL

Гуманитарные исследования УДК 94(47)+304.2

Зайцева А.А.

Дом в системе традиционных ценностей русского купечества

Аннотация. Статья основывается на материале воспоминаний членов семьи Куприяновых из города Богородска (современный Ногинск Московской области). В ней рассматривается значение в системе традиционных ценностей русского купечества понятия «дома» как пространства частной жизни.

Ключевые слова: повседневность, дом, семья, русское купечество.

Понятие дома как пространства частной жизни принадлежит к числу наиболее традиционных ценностей, объединяющих семью и символизирующих преемственность рода. Здесь осуществляется слияние материального, социального, личностного начала, формируются жизненные ценности и повседневные социальные взаимодействия человека.

В отечественной литературе рассматривались источниковедческие [2], историко-демографические [1], законодательные аспекты развития городской [3], в том числе купеческой семьи, ее состав, ролевая структура, функции, вопросы взаимодействия семьи и общества [9], внутренний мир семьи [7]. В условиях новых историографических подходов возникает потребность изучения купеческой семьи как «громадного культурологического пласта русской жизни» [8, С. 11.], раскрывающего ментальные характеристики, стереотипы повседневности купеческого слоя русского города.

Вообще институт городской семьи в конце XIX - начале ХХ вв. претерпевал серьезные изменения, связанные с разрушением патриархально-авторитарного семейного уклада, традиционных устоев семейной жизни, индивидуализацией семейных отношений. Этот кризис был следствием фундаментальных социальных и экономических сдвигов в пореформенной России, отразившихся на общественном сознании, сфере повседневности, быта, нравов, морали. На авансцену социальной жизни выходил новый формирующийся класс буржуазии. Особенно ярко это проявлялось в центрах ведущих экономических регионов, каким были Богородск и Богородский

уезд Московской губернии в конце XIX - начале ХХ вв. На этом фоне вопрос повседневных функций купеческой семьи и значения ее в системе ценностей этого сословия приобретает особый интерес.

В системе традиционных ценностей русского купечества семья занимала исключительное место, играя важнейшую роль в процессе формирования личности купца и внутреннего содержания культуры купечества. Через семью транслировались ценности сословной культуры, закладывались мировоззренческие установки и стратегии поведения. Дом являлся не только жилищем, мерилом общественного положения, свидетельствовал о богатстве или бедности, но и олицетворял повседневную практику обыденной жизни его хозяев. Источники личного происхождения -воспоминания - дают богатейший материал для характеристики жизненного мира купечества, в том числе, индивидуальных переживаний членов семьи.

Воспоминания Федора Сергеевича Куприянова [4] - сына купца Сергея Григорьевича Куприянова, владевшего в конце XIX в. шелко-хлопчато-бархатной фабрикой в городе Богородске Московской губернии, славянофила по убеждениям, погружают читателя в мир повседневности большой дружной купеческой семьи Куприяновых. Почти все сыновья С.Г.Куприянова получили техническое образование в Комиссаровском техническом училище в Москве и, следуя семейной традиции, служили механиками на текстильных фабриках. Воспоминания Ф.С.Куприянова, уникальные по своей фактологической и эмоциональной насыщенности, посвящены периоду детства, юности и молодости автора. Написанные на склоне лет, они, несомненно, несут на себе следы определенной идеализации прошлого. Тем не менее, Ф.С.Куприянов, человек одаренный, склонный к образному мышлению, тонко чувствующий слово, ярко и эмоционально насыщенно передал жизненный мир и атмосферу своей семьи. Эти воспоминания хорошо дополняют воспоминания племянницы Ф.С.Куприянова Надежды Ивановны Якушевой [10], посвященные быту и нравам горожан в 1920-30 -е годы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Дом Куприяновых, несомненно, - центр всего повествования. Деревянный одноэтажный, с небольшим садом дом Куприяновых в Богородске был построен городским архитектором И.М.Васильевым, выпускником Строгановского училища, в русском духе, с васнецовскими наличниками, столь близкими славянофильским убеждениям С.Г.Куприянова. Это было целое владение на углу Нижней ул. (ныне ул. Рабочая, 47) и Тихвинского переулка (ранее условно назывался Куприяновским), где были сосредоточены «и производство, и жизнь». Дом и механическая фабрика располагались по диагонали друг от друга, разделенные забором, в центре находился сад. Жилые комнаты имели свое назначение и функцию - кабинет хозяина, зал-столовая в четыре окна, гостиная, комната хозяйки, детская. Комплекс хозяйственных построек включал кучерскую, прачечную, погреба, экипажи, стойло и др., а также закрытую беседку, где летом обедали и пили чай [4, С.5-6. Приложение. План дома Куприяновых в Богородске в конце XIX в.].

Купцы уделяли большое внимание внутренним интерьерам своих жилищ, оформлявшимся в соответствии со спецификой своего времени. Эта материальная среда - сфера, где осуществлялся синтез материальных и духовных элементов, поэтому не случайно так популярен

среди купечества был «русский стиль», проникнутый национальным духом и имевший глубокие социальные корни. Такую «уютную и светлую столовую с резным гарнитуром в русском стиле» увидел Ф.С.Куприянов в доме своего дяди по линии матери Ф.А.Елагина «с тетушкой Марией Федоровной», живших в своем доме в Москве на Старой Басманной. Куприянов пишет: «Хорош был и кабинет - дубовый, с диваном и креслами, обитый красным сафьяном. По стенам кабинета висели небольшие картины хороших мастеров. Одна кисти Поленова, мне очень нравилась и запомнилась. Она изображала хвост товарного поезда, уходящего в туман, с красным сигнальным огнем. Картина оставляла впечатление движения» [4, С. 105-106].

Купеческий дом - это определенный ритм жизни, окрашенный ритуалом, обрядовостью, упорядоченностью. Повседневная жизнь всегда символична, где строгий порядок и определенные правила диктуют поступки людей и стиль поведения. Воспроизведение различных ритуалов, их обязательная повторяемость - естественное явление повседневной жизни. Купечество славилось своим гостеприимством. Большой популярностью в этой среде пользовалось чаепитие. «Чай с разговорами», как и обед, и вообще всякая совместная трапеза, представляли собой целое явление в русской культуре, восполняющее функцию социального общения и укрепления социальных связей. Совместное чаепитие создавало атмосферу дружеского расположения, заинтересованности и непринужденности беседы. Как вспоминает Ф.С.Куприянов, в гостях у дядюшки Федора Анисимовича и тетушки Марии Федоровны «чай тянулся долго с разговорами. Тетя интересовалась всем: и родными, и учебой, и всякими новостями. В два часа был обильный и вкусный обед из четырех блюд, тоже с разговором» [4, С. 106.]

По словам Ю.М.Лотмана, символы являются важным механизмом памяти культуры, своеобразным конденсатором памяти, накапливающим и организующим вокруг себя новый опыт [4, С. 191-192.]. Символичным было не только действие, стереотипное поведение, но и отдельная деталь, вещь, предмет. Имея свой знаковый код, предметы обладают способностью создавать определенную культурную ауру. Символом чаепития и непременным его атрибутом был самовар. Куприянов вспоминает: «Стоял июнь. Вокруг все было зелено. Зацветал сад под ярким солнцем. Пришло много народу от праздничной обедни. Гуляли нарядные и веселые в саду в ожидании чая. Чайный стол, украшенный ватрушками и горами маленьких пирожков, был накрыт в саду на «площадке» и тоже ждал самовара. Наконец из кухонной двери появилась горничная Даша с самоваром... Самовар был громадный, ведерный; хорошо начищен, переливался и блестел золотом на солнце. Самовар поставили и все радостно уселись. Много утекло с тех пор времени, но самовар остался» [4, С. 45].

Определенным ритуалом и обрядовостью отличался пасхальный парадный стол. Этот торжественный ритуал содержал свои отличительные черты, связанные с ощущением праздника и его отличия от будней.

Все предметы и детали пасхального стола несли определенную семиотическую нагрузку. Как вспоминает Ф.С.Куприянов, стол накрывался скатертью, которая в обычное время не стелилась. «Ставился сервиз, тоже не всегдашний. Чашки голубые с картинками, изображавшими ветряные мельницы на закате. Чайные ложечки очень парадные, золоченые с чернью. На столе стояли

большие темные куличи, пасха, яйца, окорок, сыр. Много закусок не подавалось. После долгого поста все и так было очень вкусно. Стоял большой сверкающий самовар. Но по случаю праздника по первой чашке все пили кофе» [4, С. 28].

Мир вещей, окружающих человека, подчиняет его своему влиянию, диктует поступки и манеру поведения. Отдельный предмет скрывает за собой, говоря словами Ю.М.Лотмана, определенный культурный код и служит истолкователем бытового поведения [6, С. 249]. Например, как пишет Н.И.Якушева, бабушка (Н.А.Куприянова), никогда не повышавшая голоса, но державшая в доме железную дисциплину, тщательность уборки проверяла, обтирая мебель своим носовым платком. Если платок становился пыльным, она звонила горничной и молча отдавала ей платок для обмена на чистый [10, С. 78]. В данном случае платок и действие, совершаемое с ним, символизировали определенную устоявшуюся культуру быта, следования заведенному порядку и дисциплине.

Восприятие дома как сферы сугубо частной жизни заставляет обратить внимание на внутренний индивидуальный мир чувств и переживаний членов семьи. Эта эмоциональная составляющая, субъективное восприятие обыденности являются неотъемлемой частью повседневности. Например, ощущение дома проходит через все воспоминания Ф.С.Куприянова. В разные периоды его жизни эти чувства менялись. В детстве ощущение дома связано с теплом и уютом: « В детской тихо. Мы лежим в постельках... Тихо, тепло, уютно. А на дворе мороз. В углу перед образом горит лампадочка, нянюшка пьет чай с монпасье. Полусвет, полутьма. Дремлется» [4, С. 12].

Позже дом ассоциировался с простором и светом, особенно это было заметно при смене домашней обстановки. Во время приезда в Москву Ф. С. Куприянов с матерью остановились у родственников Усковых, живших в Мартыновском переулке: «Их московская квартира мне не понравилась. После нашего простора и света все казалось тесным и темным» [4, С. 41].

Дом - это, конечно, ожидание совместного чаепития, а непременный атрибут этого пиршества -самовар, о чем говорилось выше. Во время учебы в Комиссаровском училище Ф.С.Куприянов ощутил дом как место свободы: «...насидевшись в строгом общежитии, мы больше любили дом, который был для нас свободой» [4, С. 119]. Поэтому дом - это и ожидание встречи с родными после долгой разлуки, когда закончена учеба и можно ехать домой. Куприянов пишет: «Когда я вошел в дом, в зале было полное освещение, на ломберных столах стояли букеты цветов. У входа в зал стояла мама, Оля и Шура рядом на залавке. Так парадно, радостно и весело! Бросаюсь к маме, обнимаемся, целуемся. Ведь я опять дома, среди родных» [4, С. 91].

В основе этих разнообразных чувств, ощущений и переживаний, связанных с домом, лежала гармония семейного начала, основанная на целостном, нерасчлененном восприятии жизни - в сопричастности к своим корням, в согласии с православными нравственными ценностями, в единении с природными ритмами. Окружающее пространство, природа всегда были неотъемлемой частью среды обитания человека и воспринимались как повседневная реальность. В воспоминаниях Ф.С.Куприянова природа органически вписана в их контекст - скворцы на большой березе в саду («Как же они пели, когда на березах распускались первые почки, и воздух был наполнен сладкими ароматами весны») [4, С. 58]; соловьи, поющие в низине реки Шерны, их

можно было слушать до утра [4, С. 126]. В этих наблюдениях автора отразилась глубинная взаимосвязь с миром природы, который непосредственно связан с его жизненным укладом, образом жизни и деятельности. Это - «свое-родное», близкое ему самому и его семье [4, С. 67].

Сфера частной жизни рассматривается и как совокупность эмоциональных отношений и связей, возникаюших в повседневной жизни семьи. Пример семьи Куприяновых свидетельствует о существовании определенной внутрисемейной этики, которая определяла поведение домочадцев как внутри семейного круга, так и вне его. Главным правилом внутрисемейных отношений и принципом воспитательной системы были приветливость, отсутствие розни и ссор, уважение друг к другу. Н.И.Якушева пишет в воспоминаниях: «Одним из главных принципов воспитательной системы бабушки были: чтобы всегда все были веселы (хоть тебе и нехорошо) и приветливы. Угрюмое молчание, хандра, раздраженность, огорчение или слезы должны были остаться в спальне. В зале-столовой .или гостиной до них никому нет дела. Несмотря на кажущуюся условность этого правила, оно не только дисциплинировало членов семьи, но и сплачивало их до конца жизни, исключало самое возможность ссор и розни по пустякам, приучало ценить друг друга, советоваться. Никогда мелкие шипы в их отношениях не превращались в непроходимые заросли. Учащиеся и служащие, холостые и женатые, невзирая ни на какие заманчивые приглашения или трудности дороги, они всегда потом съезжались в родительский дом на Рождество, Пасху и семейный праздник - Тихвинскую» [10, С. 51].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Другим наиважнейшим принципом было поддержание внутренней дисциплины и порядка в семье, способствовавших сохранению привычного образа жизни и устойчивого обихода, которые давали ощущение опоры и уверенности в самых тяжелых жизненных обстоятельствах. Как пишет Н.И.Якушева, когда были национализированы завод и дом, Куприяновы занялись землей -распахали землю на двух небольших дачах, организовали хозяйство; огород обеспечивал семейство овощами. Даже в самые тяжелые годы неукоснительно поддерживался заведенный порядок вещей, позволявший не распуститься - стол накрывался скатертью, каждому давалась салфетка, обедали на глубоких и мелких тарелках [10, С. 130, 133].

Эти принципы сыграли свою позитивную роль в процессе адаптации членов семьи к новой реальности после крутых социальных перемен 1917 г. Здесь мы имеем дело с субъективным опытом переживания социально-исторического процесса; индивидуальная судьба каждого из членов семьи становится уникальным частным проявлением социально-типичного. Тесное межродственное общение, система личностных связей помогли членам семьи Куприяновых в 1920-х годах адекватно социализироваться и встроиться в новые советские структуры.

Несмотря на утрату состояния и социального статуса, младшее поколение Куприяновых сохранило свой культурный капитал и стиль повседневной жизни. Традиционные ценности в сочетании с полученными знаниями трансформировались в новых социальных условиях в профессионализм и ответственность, позволили занять высокие статусные позиции. Индивидуальный социальный опыт концентрировался в жизненные стратегии, основанные на системе ценностей, заложенной в семье.

Семья занимала исключительное место в системе жизненных ценностей купечества, представляя собой единое хозяйственное, социальное и психологическое пространство. Понятие дома как пространства частной жизни, основанного на устойчивости повседневности, давало каждому члену семьи ощущение опоры, стабильности, уверенности в себе и окружающем мире - тот фундамент, который имеет решающее значение в пространстве социальной жизни человека.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Араловец Н.А. Городская семья в России 1897 - 1926 гг.: Историко-демографический аспект. -М.: Вагриус, 2003. - 234 с.

[2] Гончаров Ю.М. Купеческая семья второй половины XIX - начала XX вв.: (По материалам компьютерной базы данных купеческих семей Западной Сибири) / Ю. М. Гончаров ; Рос. акад. наук, Ин-т этнологии и антропологии РАН, Алт. гос. ун-т - М.: ИЭА, 1998. - 243, [1] с. карта 20 см.

[3] Гончаров Ю.М. Городская семья Сибири второй половины XIX - начала XX в. - Барнаул: ИИ СО РАН - АГУ, 2002. - 384 с.

[4] Куприянов Ф.С. Воспоминания моей юности: (Детство и юность) / Фёдор Сергеевич Куприянов. — М. : Б.и., 2003. — 143 с.

[5] Лотман Ю.М. Символ в системе культуры // Лотман Ю. М. Избранные статьи. Т. 1. - Таллин. 1992.

[6] Лотман Ю.М. Поэтика бытового поведения в русской культуре XVIII века // Лотман Ю. М. Избранные статьи. Т. 1. - Таллин: Александра, 1992. - 478 с.

[7] Пономарева В.В., Хорошилова Л.Б. Мир русской женщины: семья, профессия, домашний уклад. XVIII - начало XX века. - М.: Новый хронограф, 2009. - 352 с.

[8] Российское предпринимательство. XVI - начало XX в.: К завершению исследовательского проекта Института российской истории РАН // Отечественная история. - 1998. - № 6.

[9] Семья в ракурсе социального знания : Сб. научных статей / под ред. Ю.М.Гончарова. - Барнаул, 2001.

[10] Якушева Н. И. Жили были москвичи / Надежда Ивановна Якушева. - М.: Изд-во МСXА, 2004. -424 с., 8 л. ил.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

© Зайцева А.А., 2015. Материал поступил в редакцию 02.04.2015.

Зайцева Анна Александровна,

кандидат исторических наук,

ведущий научный сотрудник, Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва), e-mail: a-zaitseva@mail.ru

Zaitseva A.

The concept of home in the system of traditional values of Russian merchants

Abstract. The article is based on the memories of Kupriyanov family members from Bogorodsk town (modern Noginsk, Moscow region). It investigates how important the concept of «home» as a space of privacy was for Russian merchants in their system of traditional values.

Keywords: everyday life, home, family, Russian merchants.

Zaitseva Anna Alexandrovna,

PhD in History,

Leading Researcher, D.S. Likhachev's Russian

Scientific Research Institute of Cultural and Natural Heritage (Moscow)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/3/28.html