Научная статья на тему 'Документы и материалы о депортации чеченского народа: общие проблемы и степень их изученности'

Документы и материалы о депортации чеченского народа: общие проблемы и степень их изученности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2123
202
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
фонд / источник / Документ / архив / репрессивный акт / чеченцы спецпереселенцы / восточные районы / документальная база / анализ / насильственное переселение / fund and source / Document / archive / repressive certificate / Chechens special settlers / east areas / documentary base / analysis / violent resettlement

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Цуцулаева Сапият Сайпуддиновна

Анализируются документальные свидетельства депортации чеченского и ингушского народов во время Великой Отечественной войны. Введены в научный оборот новые документы и материалы по этой теме. Выявлено, что основным их источником является фонд документов отдела спецпоселений НКВД МВД СССР, хранящийся в Государственном архиве Российской Федерации. Сделан вывод о необходимости дальнейшего изучения этих материалов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Analyzes the documentary evidence of the deportation of Chechen and Ingush peoples during World War II. Introduced in the scientific revolution new documents and materials on this topic. Revealed that their main source is the foundation documents of special settlements of the NKVD the USSR Interior Ministry, which is stored in the State Archives of the Russian Federation. The conclusion about the need for further study of these materials.

Текст научной работы на тему «Документы и материалы о депортации чеченского народа: общие проблемы и степень их изученности»

УДК 930.2

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ О ДЕПОРТАЦИИ ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И СТЕПЕНЬ ИХ ИЗУЧЕННОСТИ

©2011 г. С.С. Цуцулаева

Чеченский государственный университет, ул. Шерипова, 32, г. Грозный, 364907, mail@chesu. ru

Chechen State University, Sheripov St., 32, Grozny, 364907, mail@chesu. ru

Анализируются документальные свидетельства депортации чеченского и ингушского народов во время Великой Отечественной войны. Введены в научный оборот новые документы и материалы по этой теме. Выявлено, что основным их источником является фонд документов отдела спецпоселений НКВД - МВД СССР, хранящийся в Государственном архиве Российской Федерации. Сделан вывод о необходимости дальнейшего изучения этих материалов.

Ключевые слова: фонд, источник, документ, архив, репрессивный акт, чеченцы - спецпереселенцы, восточные районы, документальная база, анализ, насильственное переселение.

Analyzes the documentary evidence of the deportation of Chechen and Ingush peoples during World War II. Introduced in the scientific revolution new documents and materials on this topic. Revealed that their main source is the foundation documents of special settlements of the NKVD - the USSR Interior Ministry, which is stored in the State Archives of the Russian Federation. The conclusion about the need for further study of these materials.

Keywords: fund and source, document, archive, repressive certificate, Chechens - special settlers, east areas, documentary base, analysis, violent resettlement.

Тема депортации чеченского народа до недавнего времени была запретной и оставалась в нашей отечественной историографии «белым пятном». В конце 80-х гг. XX в. сложились благоприятные возможности для изучения этой трагической истории чеченского народа. Однако историография этой трагедии остается крайне противоречивой, в том числе в связи с неполным привлечением всего комплекса источников и их тенденциозной интерпретацией. Цель статьи - дать обзор основных типов источников по де-

портации чеченцев и показать современные подходы к их изучению.

Рассматриваемые нами события произошли 23 февраля 1944 г. в период Великой Отечественной войны, когда чаша весов склонилась в пользу победы Советского Союза и начались массовые изгнания немецких оккупантов с территории нашей страны.

14 ноября 1989 г. Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергав-

шихся насильственному переселению, и обеспечении их прав». Это позволило снять с законодательных актов СССР гриф «Секретно» и «Не для печати», с отмененных в 1991 г. постановлений бывшего Государственного Комитета обороны СССР, указов Президиума Верховного Совета СССР и решений Правительства СССР в отношении советских народов, подвергшихся репрессиям и насильственному переселению [1].

Репрессивный акт в отношении чеченцев, как и других народов подвергшихся переселению в восточные регионы бывшего СССР, был до мельчайших деталей задуман и осуществлен в высших эшелонах государственной власти. Поэтому в качестве документальной базы источников исследования имеются (или же могут иметься, если будут открыты в полной мере фонды спецхранов) указы Президиума Верховного Совета СССР, постановления СНК СССР, постановление ГКО, многочисленные приказы и инструкции наркомов, главным образом, НКВД - МВД, МГБ - КГБ СССР, крайисполкомов и крайкомов, служебные записки, отчеты, директивы, распоряжения, материалы и документы так называемых «особых папок Сталина» и т.д.

Основной комплекс официальных документов по депортации чеченского народа хранится в Центральных государственных архивах Российской Федерации. В частности, в Российском центре хранения современной документации (РЦХСД) и в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). В них сосредоточены партийные и правительственные постановления, указы, директивы высших органов государственной власти СССР по подготовке насильственного выселения чеченского народа, незаконной ликвидации Чечено-Ингушской АССР, о территориально-хозяйственном ее устройстве после выселения.

Основным источником по вопросам депортации является Фонд документов отдела спецпоселений НКВД - МВД СССР, хранящийся в Государственном архиве Российской Федерации (фонд 9479), где содержится 1269 дел. Комплексность и уникальность материалов НКВД - МВД СССР заключается в наличии в его составе копий и отпусков постановлений, распоряжений ЦК ВКП(б) и СНК СССР, указов Президиума Верховного Совета СССР по спецпереселенцам, постановлений ГКО, а также документов МВД -МГБ СССР по работе со спецпереселенцами.

Методы и условия проведения операций по выселению народов определялись приказами НКВД СССР. Однако анализ показывает, что постановления ГКО предшествовали приказам НКВД и указам Президиума Верховного Совета СССР о депортации народов. Так, 31 января 1944 г. было принято постановление ГКО о ликвидации Чечено-Ингушской АССР и переселении чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР. 21 февраля подписан приказ НКВД СССР по этому же вопросу, а 7 марта 1944 г. принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Чечено-Ингушской АССР и об административном устройстве ее территории». В апреле 1944 г. вопрос о переселении чеченцев и ингушей был решен уже на заседании Политбюро ЦК ВКП(б).

Подготовка к осуществлению актов депортации народов проводилась очень тщательно, сначала - в Наркомате внутренних дел СССР, далее - на расширенном совещании начальников УНКВД Алтайского и Красноярского краев, Омской и Новосибирской областей в ноябре 1943 г. Дальнейшее уточнение и детализация операции были проведены с привлечением правительства и партийных органов республики и оформлены решениями СНК и обкома ВКП(б) Чечено-Ингушской АССР [2].

Ход операций по переселению народов строго контролировался НКВД. Телеграммы за подписью Берии в адрес ГКО на имя Сталина подробно информировали о всех деталях операции. Так, в связи с выселением чеченцев с 17 февраля по 11 марта 1944 г. в его адрес было направленно семь телеграмм, в которых содержатся сведения о подготовке и проведении операций, мероприятиях по пресечению попыток к сопротивлению, а также информации, характеризующие участников выселения.

В документах Отдела спецпоселений НКВД МВД СССР хранится информация о том, как осуществлялось трудовое устройство спецпереселенцев. Это - документы наркоматов, Комитета по учету и распределению рабочей силы при совнаркоме СССР, информации о решениях ГКО и Совета Министров СССР по этому вопросу. Механизм определения спецпереселенцев в различные отрасли промышленности был достаточно отработан. Наркоматы принимали приказы и инструкции, определявшие использование рабочей силы из числа спецпереселенцев.

В ГАРФе сохранились собранные лично начальником секретариата НКВД СССР генералом С.С. Мамуловым (Мамулян) в так называемой «особой папке для Сталина» - указы Президиума Верховного Совета СССР, постановления ГКО и Совнаркома СССР, приказы, инструкции, докладные материалы различных ведомств на имя Сталина, а также директивы, распоряжения и приказы НКВД - МВД СССР и т.д. [3]. Характерно наличие в этих папках копий документов, адресованных Берии, с пометой Секретариата «по распоряжению... снята копия в Особую папку». Здесь сконцентрирована вся основная информация о подготовке и проведении выселения народов, участии в этих операциях внутренних войск, армейских формирований и чекистов, а также докладные записки Берии на имя Сталина о награждении работников НКВД по выполнению операций по депортации.

В документах Отдела спецпоселений НКВД - МВД СССР имеется свыше 120 дел, содержащих справки и статистические сведения о состоянии спецпоселений. В специальных тетрадках содержатся сведения о количестве расселенных спецпереселенцев, например, по состоянию на 1 октября 1949 г. с разбивкой по национальностям, и местности, из которой произведено выселение, а также по категориям спецпереселенцев. Кроме того, даны статсведения о количестве расселенных по республикам, краям и областям с разбивкой по национальностям, местам выселения и категориям. Здесь же имеются сведения о количестве трудоисполь-зуемых в исправительно-трудовых лагерях и спецстройках МВД; о занятости трудоспособных на работах по отраслям народного хозяйства, с разбивкой по национальностям и категориям; сведения о побегах и

задержании спецпереселенцев по местам проживания и по контингентам.

Особую ценность представляет тетрадь с перечнем контингентов спецпереселенцев с указанием оснований к их выселению, содержания на спецпоселении и численности по состоянию на 1 июля 1950 г.

Кроме перечисленных выше документов, в фонде НКВД - МВД СССР содержится большое число материалов по переписке с наркоматами и ведомствами о трудоустройстве спецпереселенцев [4]; докладные записки и справки НКВД союзных республик УНКВД краев, областей о состоянии трудпоселков [5]; докладные записки и донесения народных комиссаров внутренних дел республик и начальников УНКВД краев и областей о состоянии трудового и хозяйственного устройства спецпереселенцев, порядке их обслуживания, укрепления жилищно-бытовых условий и медицинской помощи [6]; заключения органов НКВД - МВД СССР на спецпереселенцев, освобождаемых из-под административного надзора, и о снятии ограничений по спецпоселению с различных категорий спецпереселенцев [7].

Многие из документов в связи со снятием грифа «секретности» все чаще вводятся в научный оборот. Но большой комплекс документов еще остается неизвестным для широкого круга исследователей. В нашем распоряжении сегодня имеется целый ряд учетных документов на спецпоселенцев. Из-за узкопрактического значения, эти документы являются источником самой разносторонней и чрезвычайно ценной информации о проведении выселений, об установлении и проведении правого режима спецпоселения, иначе говоря, о жизни спецпоселенцев в условиях полного бесправия.

Документы эти хранятся в государственных и ведомственных архивах и до сих пор малоизвестны. Между тем они представляют ценность не только для исследователей, но и, являясь документальными свидетельствами преступной акции, могут быть использованы и частично уже используются в практических целях.

Национальный архив Чеченской Республики содержал (до начала военных действий, т.е. на 1 декабря 1994 г.) два больших комплекса документов следующего характера: «Картотеку по учету спецконтингентов МВД Чечено-Ингушской АССР» и «Коллекцию документальных материалов по личному составу бывших спецпереселенцев». Картотека была составлена НКВД Чечено-Ингушская АССР при выселении чеченцев и ингушей в феврале 1944 г., и лишь в 1989 г. передана в республиканский архив. Картотека состояла из 103 073 карточек на семьи чеченцев и ингушей [8, с. 104], выселенных из районов республики, городов Грозного и Малгобека, из Ау-ховского, Бабаюртовского и Хасавюртовского районов Дагестанской АССР, г. Орджоникидзе (Владикавказ) Се-веро-Осетинской АССР.

Картотека является ярким свидетельством и подтверждением депортации чеченцев от мала до велика, включая новорожденных детей и глубоких стариков. В каждую карточку записана одна или две семьи, иногда один человек (одинокие или отставшие от семей люди из разных семей в тех случаях, когда их выселяли из больниц, училищ, техникумов).

Картотека отвечает на целый ряд вопросов. Прежде всего она позволяет представить в основном картину состава и расселения населения республики на 1944 г. В ней отражается такой вопрос, как участие чеченцев в Великой Отечественной войне. Так, по карточкам можно определить, какое количество представителей чеченского народа находилось во время выселения на фронтах Великой Отечественной войны. На многих карточках пометки «Погиб на фронте». Почти полное отсутствие сведений о бандах, якобы свирепствовавших в Чечено-Ингушской АССР и послуживших поводом для выселения, показывает несостоятельность этих обвинений. Например, по данным исследователя Л.М. Паровой, по Назрановскому району на 26 778 чел. населения только 5 чел., четверо из которых ингуши, а один - осетин, состояли в бандах [8, с. 105]. Следует также учесть и то, что к бандитам эти люди отнесены по классификации сталинских времен.

Графа «количество скота в хозяйстве» красноречиво говорит о бедности народа: как правило, в этой графе прочерк, иногда указана одна корова, крайне редко - две.

Картотека является огромным сводом трагедии многих тысяч семей чеченцев, осуществленной по заранее спланированному и тщательно подготовленному сценарию. На многих карточках пометки «Убит на площади». Так, по данным Паровой, в Ножайюртов-ском районе Дамаева Хава в 8 лет стала главой семьи, так как отца в день выселения дома не было, а мать убита на площади [8, с. 105]. Многих арестовывали в день выселения, что отмечалось в карточках. Картотека бесстрастно отражает проявление крайней жестокости к нетранспортабельным больным и престарелым. Так, в некоторых районах в списках отмечено «болен, оставлен дома». Судьба этих людей неизвестна.

Крупным собранием документов о жизни чеченцев и ингушей в ссылке является «Коллекция документальных материалов по личному составу бывших спецпереселенцев». Она состояла из личных дел, которые заводились в спецкомендатурах на каждого взрослого, начиная с 1944 г. Всего в Коллекции было 257 905 дел, переданных в бывший ЦГА Чечено-Ингушской АССР в 1967 г.

В личных делах содержались следующие документы: справка о выселении навечно на основании Указа Верховного Совета СССР от 26 ноября 1948 г., анкеты спецкомендатур, подписки об обязательстве выполнять установленные постановлением СНК СССР от 8 января 1945 г. обязанностей спецпоселенца о соблюдении режима; расписки об объявлении Указа от 26 ноября 1948 г. о том, что выселены навечно и за самовольный выезд (побег) подлежат уголовной ответственности и осуждению к 20 годам каторжных работ; контрольные листки явок на регистрацию лиц, состоящих под надзором органов НКВД - МВД СССР; расписки (август 1954 г.) о представлении права проживания в пределах Казахской и Киргизской ССР, и об обязанности регистрироваться в спецкомендатурах один раз в год; расписки (июль 1950 г.) об освобождении из спецпоселения.

Несомненно, данные документы и материалы являются бесценным сокровищем для нас, современников.

Как видим, значение учетных документов, содержащих богатейшую и разнохарактерную информацию о режиме спецпереселенцев, как и других документальных материалов, непреходяще. К сожалению, приходится констатировать, что после военных действий, которые происходили в республике с декабря 1994 г., Национальный архив Чеченской Республики почти полностью уничтожен. Уничтожены фонды, касающиеся вопросов депортации чеченского народа, картотека по учету спецкон-тингентов МВД Чечено-Ингушской АССР, которая состояла из 103 073 карточек, фонды районных комиссий по сбору скота, сельскохозяйственной продукции, имущества спецпереселенцев, документы фондов Чечено-Ингушского обкома КПСС и Совнаркома Чечено-Ингушской АССР, содержавшие сведения о социально-экономическом и политическом положении в республике накануне выселения, о подготовке выселения, об участии обкома в организации сбора и реализации имущества выселенных народов, о поселении в обезлюдевшие села чеченцев и ингушей переселенцев из России, Дагестана, Северной Осетии, о мероприятиях по приему и трудоустройству чеченцев и ингушей, об отношении к возвращающимся из депортации чеченцам и ингушам со стороны ряда местных руководителей, о шовинистическом выступлении в Грозном 24 - 28 августа 1958 г. отдельной части русскоязычного населения.

На сегодняшний день из личных дел спецпереселенцев сохранилось 121 831 дело (было 257 905), которые в настоящее время находятся на депозитарном хранении в г. Самаре в Российском Государственном архиве научно-технической документации (РГАНТД).

Очевидно, что эти документы и материалы бесследно утеряны для народа. Между тем лишь привлечение фондов местных архивов позволило бы полно ответить на вопросы о причинах выселения, осветить факты уничтожения целых селений во время депортации, расхищения государством имущества выселенных народов, о бесправной жизни спецпереселенцев, о трудностях возвращения.

Несомненно, нужно восстановить по мере возможности Национальный архив Чеченской республики, в том числе и фонды по депортации. Такая работа сотрудниками архива уже ведется, ими заключаются договоры с архивными организациями Российской Федерации для выявления и копирования документов и материалов, касающихся истории чеченского народа, несмотря на все трудности, которые возникают в ходе работы. Так, на неоднократные запросы документов по депортации в Государственном информационном центре МВД РФ вежливо отписывают: все документы, и материалы якобы по депортации чеченцев переданы были в республику. Конечно, здесь необходимо содействие и поддержка Президента и правительства республики.

Большой интерес представляют материалы, касающиеся правового положения каждого спецпереселенца, их жизни, быта, трудоустройства и трудовой деятельности, которые содержатся в архивах бывших республик Средней Азии и Казахстана, а также в архивах краевых и областных управлений МВД РФ. Между тем эти бесценные материалы лежат мертвым грузом в областях и крае-

вых архивохранилищах управлений МВД РФ и бывших республик Средней Азии и Казахстана, постепенно приходя в негодность. Необходимо договориться о передаче всех документов и материалов спецпереселенцев из архивов вышеназванных регионов в национальный архив Чеченской Республики. Они во многом проливают свет о пребывании спецпереселенцев чеченцев в бывших республиках Средней Азии и Казахстана, а также в краях и областях Сибири, их правовом положении, об установлении административного режима со стороны отделов спецпоселений ГУЛАГа НКВД СССР и т.д.

Необходимо отметить, что большинство выявленных в центральных госархивах официальных документов опубликовано в ряде сборников документов и материалов, вышедших в Москве, Грозном и Магасе.

В 1992 г. Институт этнологии и антропологии РАН опубликовал сборник источников «Депортация народов СССР (1930 - 1950 годы)» [9]. В сборнике представлен основной свод официальных документов по проблеме депортации народов СССР в 1930 - 1950-е гг., хранящихся в ГАРФе. Большинство документов вышло в свет впервые в результате большой работы по рассекречиванию в соответствии с постановлением Кабинета Министров СССР от 6 июня 1991 г. [9, с. 7]. Были отобраны важнейшие нормативные документы, касающиеся санкционирования депортации, ходы проведения операций по выселению репрессированных народов и т. д. Опубликованы также интересные документы, содержащие статистические сведения о состоянии спецпоселений на 1948, 1950 и 1953-й гг. В данном сборнике имеется ряд официальных документов, справок, статистических данных, касающихся депортации и правового положения чеченцев спецпереселенцев.

В том же году в Москве выходит следующий сборник документов и материалов «Их надо депортировать» [10]. В сборник включены ранее засекреченные материалы НКВД и НКГБ СССР, фиксировавшие наиболее драматические события в жизни нашей страны - выселения целых народов с мест их исконного проживания.

В 1994 г. в Москве был издан сборник документов и материалов «Репрессированные народы России: чеченцы и ингуши», составителем которого является Н.Ф. Бугай. В него вошли официальные документы и материалы, хранившиеся до начала 90-х гг. ХХ в. большей частью под грифом «секретно» и «сов. секретно» и потому недоступные исследователям. В сборник включено 240 документов из государственных архивов (ГАРФ, РЦХНДНИ), а также документы республиканских архивов Чечни, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии. Подавляющее большинство этих правовых документов публикуется впервые [11].

Документы сборника распределены по разделам: накануне депортации, выселение, сопротивление режиму власти, на спецпоселении (трудовая жизнь спецпереселенцев), реабилитация и письма-воспоминания спецпереселенцев. В основу сборника положен тематический принцип подачи материалов в сочетании с хронологическим и административно-территориальным. Основная масса публикуемых материалов, это - циркуляры НКВД СССР по организации выселения чеченцев, докладные

записки и отчеты руководителей местных органов НКВД о хозяйственном, трудовом, бытовом устройстве спецпереселенцев - чеченцев, об организации надзора за ними, отчеты НКВД СССР в высшие государственные органы страны. Опубликованные в одном из разделов сборника исторические источники раскрывают завершающий этап одной из драматических страниц истории чеченского народа XX в., т.е. восстановление автономии чеченского и ингушского народов.

Составителем сборника проведена кропотливая, трудоемкая работа по выявлению и отбору документальных материалов в архивах страны, как можно более точно воспроизведены выявленные документы, восстановлены в хронологической последовательности сами события. Документы публикуется без купюр, сохранены их заголовки или же при неполной подаче документа указано в заголовке, что это часть его; сохранены все подписи на документах, поддающиеся прочтению, сохранены указания на грифы секретности и на ограничения публикаций, «пометы» на документах как машинописные, так и рукописные.

Несмотря на то, что по содержанию опубликованные документы в данном сборнике являются весьма ценными, достаточно полными историческими источниками по изучению истории чеченского народа периода депортации, все же они требуют критического анализа, особенно идеологической, политической оценки событий выселения в решении национального вопроса, деятельности партийных органов и т.д. Не всегда автор критически относится к выявлению и осмысленно документов. Даже название одного из разделов сборника говорит об этом: «ледником меж горами та зима протекла ... : вынужденное переселение, судьба автономии». По сути автор оправдывает выселение чеченского и ингушского народов, сосредоточив основное внимание на гипотетических мотивах принятия неправовых решений.

К сожалению, некритическое осмысление документов НКВД широко продемонстрировано Н.Ф. Бугаем и в совместной монографии с А. Гоновым «Кавказ: народы в эшелонах (20 - 60-е годы)», опубликованной в 1998 г. Авторы убеждены, что архивные данные НКВД, касающиеся бандформирований, дезертирства, выступлений против советской власти, не могут быть сфальсифицированы [12]. Как известно, именно эти документы в дальнейшем и легли в основу публикации И. Пыхалова [13].

Некоторый материал имеется и в сборнике: «Ингуши: депортация, возвращение, реабилитация. 1944 -2004 гг.» [1]. Сборник документов основан на многих актах, ранее опубликованных в разных печатных изданиях. Есть и ряд неопубликованных документов. Всего в сборник включено 328 документов, которые распределены в семи разделах. Они свидетельствуют не только о депортации и годах в ссылке чеченского и

Поступила в редакцию

ингушского народов, но и компактно, в логической, хронологической и исторической последовательности об устранении документально не обоснованного обвинения, о реабилитации народа, восстановлении его государственности, национального суверенитета.

В воссоздании правдивой картины важное место занимают воспоминания из истории выселения чеченцев и ингушей. В 1991 г. было издано, безусловно, полезное исследование «Белая книга», составленная Л. Яхъяевым [14]. Устами своих собеседников автор развенчивает обвинения, выдвинутые в феврале 1944 г. руководством страны против чеченского народа, и показывает неистребимую силу его духа, благодаря которой народ, пройдя через неимоверные лишения, утраты и мучения, выстоял и вернулся на родину.

Таким образом, документальная база данной проблематики довольно обширна. Необходимо комплексное изучение имеющихся материалов, чтобы справедливо отобразить вопросы депортации и реабилитации чеченского народа. Правда, многие документы, к сожалению, до сих пор не известны исследователям, поэтому не представляется возможности их обнародовать.

Литература

1. Ингуши: депортация, возвращение, реабилита-ция.1944 - 2004 : документы, материалы, комментарии / сост. Я.С. Патиев. Магас, 2004. С. 474 - 476.

2. Бугай Н.Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов // Вопросы истории. 1990. № 7. С. 38 - 39.

3. ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1.Д. 641.

4. Там же. Д. 110 - 112, 145 - 148, 209 - 211 и др.

5. Там же. Д. 77 - 82, 108 - 109 и др.

6. Там же. Д. 131 - 133, 164 - 167, 290 - 295 и др.

7. Там же. Д. 197 - 198, 204 - 205, 306, 310 и др.

8. Парова Л.М. Учетные документы на спецпоселенцев -свидетельства бесправия вайнахов в ссылке // Репрессированные народы: история и современность : материалы II Всерос. науч. конф. Карачаевск, 1994.

9. Депортация народов СССР (1930 - 1950 гг.): в 2 ч. М., 1992. Ч. 1.

10. Иосиф Сталин - Лаврентию Берии: «Их надо депортировать». М., 1992.

11. «Репрессированные народы России: чеченцы и ингуши» / сост. Н.Ф. Бугай. М., 1994.

12. Бугай Н.Ф., Гонов А. Кавказ: народы в эшелонах (20 - 60-е годы). Нальчик, 1998.

13. Пыхалов И. «Кавказские орлы» третьего рейха // Отечество. 2002. № 4. С. 23 - 32.

14. Белая книга: Из истории выселения чеченцев и ингушей. 1944 - 1957 гг. / сост. Л. Яхъяев. Грозный; Алма-Ата, 1991.

30 ноября 2010 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.