Научная статья на тему 'Добросовестность при получении контроля в деле о банкротстве'

Добросовестность при получении контроля в деле о банкротстве Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
19
2
Поделиться
Ключевые слова
БАНКРОТСТВО / АРБИТРАЖНЫЙ СУД / АРБИТРАЖНЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ / КОНТРОЛЬ ПРОЦЕДУРЫ / НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ / ЦЕЛЬ ПРОЦЕДУРЫ / ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ / ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ / ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / БАЛАНС ИНТЕРЕСОВ / СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ ПРОЦЕССА / ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВОПРЕЕМСТВО / СУБРОГАЦИЯ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Иванов Александр Александрович, Митрахович Алла Сергеевна

Ключевой анализ в статье посвящен вопросу контроля в деле о банкротстве: каким образом он возникает и кто из участников дела, в соответствии с законодательством, им обладает. Проанализирован объем прав кредитора и должника по отношению друг к другу в ситуации наличия гражданско-правового спора по обязательству, а также при несостоятельности последнего.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Добросовестность при получении контроля в деле о банкротстве»

Список литературы

1. Бородавкина Н.М. Ограничения и запреты в гражданском праве // Вестник Оренбургского государственного университета. № 4, 2014. С. 236-239.

2. Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М.: Издательство НОРМА, 2001. 464 с.

3. Гражданское право: Учебник в 3-х т.Т. 1-6-е изд, перераб. и доп. / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ТК Велби, Из-во Проспект, 2003. 776 с.

4. Духно Н.А., Ивакин В.И. Понятие и виды юридической ответственности // Государство и право, 2000. № 6, С. 12-17.

5. Матанцев Д.А. Ограничение дееспособности как личная санкция в гражданском праве// Nauka-rastudent.ru, 2015. № 11 (23). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://nauka-rastudent.ru/23/3016/ (дата обращения: 24.03.2017).

6. Михеева Л.Ю. О совершенствовании института опеки и попечительства // Известия Алтайского государственного университета, 2002. № 2. С. 46-50.

7. Павлов А.В. Этимология врачебной (медицинской) тайны. Медицинское право, 2015. № 3. С. 48-51.

8. Прилуцкий А.М. Инвалидность и изменения в Гражданском кодексе Российской Федерации // Актуальные проблемы социально-гуманитарного и научно-технического знания, 2013. Части № 1-2 (1). С. 63-66.

9. Серова О.А. Актуальные вопросы изменения законодательства о дееспособности граждан // Вестник Тверского государственного университета. Серия «Право», 2013. Выпуск 36. С. 97-104.

10. Хватова М.А. Доктринальное понятие гражданской дееспособности физических лиц // Научно-теоретический журнал, 2013. № 6. С. 114-119.

ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ ПРИ ПОЛУЧЕНИИ КОНТРОЛЯ В ДЕЛЕ О

БАНКРОТСТВЕ Иванов А.А.1, Митрахович А.С.2

'Иванов Александр Александрович — судья,

Арбитражный суд города Москвы; 2Митрахович Алла Сергеевна — аспирант, кафедра гражданско-правовых дисциплин Московская академия экономики и права, г. Москва

Аннотация: ключевой анализ в статье посвящен вопросу контроля в деле о банкротстве: каким образом он возникает и кто из участников дела, в соответствии с законодательством, им обладает. Проанализирован объем прав кредитора и должника по отношению друг к другу в ситуации наличия гражданско-правового спора по обязательству, а также при несостоятельности последнего.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Ключевые слова: банкротство, арбитражный суд, арбитражный управляющий, контроль процедуры, несостоятельность, банкротство, цель процедуры, злоупотребление правом, добросовестность, предпринимательская деятельность, баланс интересов, состязательность процесса, процессуальное правопреемство, суброгация.

Предпринимательская деятельность в Российской Федерации, это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Среди субъектов предпринимательской деятельности существует множество различных законных способов взаимодействия. Движение товаров, работ и услуг, денежных средств, опосредуется через сделки или договоры. В Российской Федерации установлена свобода договора, что означает, что субъекты могут заключить договор, а могут не заключать, они могут использовать форму договора как предусмотренную законом, так и не предусмотренную (ст. 421 ГК РФ) [1].

Договор наделяет стороны, его заключившие, рядом прав и обязанностей по отношению друг к другу, которые если не содержатся в законе, то обязательно должны быть прописаны в тексте письменного договора. В любом случае, говоря о сделках, мы предполагаем обязательства, поскольку, сделка и есть основание возникновения прав и обязанностей.

27

Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

На случай неисполнения обязательства или ненадлежащего его исполнения, законодательством предусмотрен ряд механизмов, направленных на принудительное его исполнение. Соответственно, в данных случаях, мы говорим о том, что у другой стороны обязательства возникло право на обращение в компетентные органы за защитой своего права.

В обычных условиях, когда денежное обязательство не исполнено стороной обязательства по причине наличия спора, несогласия должника с суммой денежного требования, с качеством выполненных работ и оказанных услуг, сторона обращается с иском о взыскании денежных средств, другая сторона вправе, безусловно, заявить встречный иск, либо обоснованно возражать против иска о взыскании. Что означает юридический факт подачи такого иска в Арбитражный суд, а самое главное, какие права и обязанности возникают у сторон?

Конечно, у сторон возникают только лишь процессуальные права. А по результатам рассмотрения дела и вынесения решения также и право требовать принудительного исполнения судебного акта, что предполагает право на обращение в органы принудительного исполнения.

В ситуации же когда сторона обязательства не имеет возможности исполнить денежное обязательство в силу длительного отсутствия денежных средств, круг прав другой стороны может быть существенно расширен.

И причиной такого расширения прав служит законодательство о несостоятельности (банкротстве). Так, признаками неплатежеспособности Федеральный закон от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве, Закон) [4] называет прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств.

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные органы, а также работник, бывший работник должника, имеющие требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда.

Что касается работников, бывших работников, конкурсных кредиторов, кроме кредитных организаций, то такое право предоставлено им со дня вступления в силу судебного акта, подтверждающего наличие задолженности. Должник сам вправе подать на себя заявление о признании банкротом в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии будет исполнить денежные обязательства, требования о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок. Кредитной же организации достаточно наличие доказательств неисполнения обязательств должником при условии предварительного, не менее чем за пятнадцать календарных дней до обращения в арбитражный суд, опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц.

Возвращаясь к началу, следует отметить, что у субъекта правоотношений, который не получил исполнение по сделке, вследствие недостаточности денежных средств, возникает право вмешиваться в предпринимательскую деятельность субъекта, не исполнившего обязательство. В Российской Федерации система банкротства носит характер среднего между продолжниковской и прокредиторской, в зависимости опять же от процедуры, применяемой в деле. Тут мы согласимся с Эрлих М.Е., которая сделала вывод, что целью института несостоятельности (банкротства) является определение и обеспечение баланса интересов участников процедуры банкротства [5, 165]. Законодатель постарался защитить как должника, так и кредиторов, но на практике, с учетом нестабильности экономики, удельный вес должников уходит в процедуру конкурсного производства, где субъект лишен всех прав и баланс интересов определяется между кредиторами.

Так, право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом включает в себя право выбора арбитражного управляющего или саморегулируемой организации, из числа членов которой арбитражным судом утверждается временный (конкурсный, административный, внешний) управляющий.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Функции арбитражного управляющего в деле о банкротстве, в свою очередь, сложно переоценить. Зачастую, от компетенции и от уровня заинтересованности арбитражного управляющего в том или ином исходе дела о банкротстве, зависит то, насколько законные права кредиторов будут реализованы. От тех же параметров, собственно, зависит и судьба должника.

28

Безусловно, важнейшие решения принимает арбитражный суд, однако, суд, действуя в рамках закона от имени государства, выносит решения на основе тех доказательств, которые предоставляют ему стороны, а также на основе тех доказательств, которые суд истребует по ходатайству сторон. Влияние арбитражного суда на ход дела о банкротстве существенно ограничен как процессуальным законодательством, так и материальным. Инициатива арбитражного суда возможна лишь в некоторых, исключительных случаях. Более того, исходя из принятой законодателем конструкции регулирования банкротства, арбитражный суд фактически лишен полномочий контроля участников дела о банкротстве, в том числе и арбитражного управляющего. И любое действие в обход закона, либо прямо нарушающее нормативные предписания, становится предметом рассмотрения только при наличии жалобы, подкрепленной доказательствами.

К сожалению, зачастую, большинство кредиторов в делах о банкротстве, уполномоченные органы, а также органы контроля занимают весьма пассивную позицию контроля хода дела. Что, в свою очередь, дает арбитражному управляющему возможность не только злоупотреблять правами, предоставленными ему законодательством о банкротстве, но и напрямую нарушать предписанные ему нормы поведения, не исполнять возложенные на него обязанности.

Заметим, что сама процедура наблюдения, где имеется тот самый баланс интересов должника и кредиторов, призвана провести первое собрание кредиторов и определить дальнейшую процедуру, если ее имеет смысл вводить. Круг лиц, которые будут определять указанные вопросы, зависит от деятельности временного управляющего. Суд в деле о банкротстве делает выводы на основе тех доказательств, которые ему представлены и не может самостоятельно, например, провести экспертизу, если предположит, что документы, представленные в обоснование задолженности, сфальсифицированы.

Указанное, в свою очередь, и вызывает такой серьезный интерес заявителей по делу о банкротстве в утверждении временным (конкурсным, внешним, административным) управляющим такого арбитражного управляющего, который будет подконтролен именно данному заявителю.

Несмотря на то, что деятельность арбитражного управляющего признана профессиональной, на деле она обладает признаками предпринимательской. И арбитражный управляющий вынужден искать клиентов - кредиторов, которые предложат его для утверждения в деле о банкротстве, а в особенности в таком деле, где у должника есть реальное имущество, которое можно будет реализовать и получить с этого прибыль (вознаграждение) в виде процентов за процедуру. Конечно, арбитражному управляющему выгодно в определенных ситуациях обойти закон ради выгоды того или иного кредитора, который предложит его кандидатуру в деле о банкротстве повторно.

Так, в настоящее время повсеместно в Арбитражных судах появилась практика, когда в уже возбужденное дело о банкротстве по заявлению одного кредитора, поступает заявление о процессуальном правопреемстве другого кредитора, мотивированное тем, что последний погасил задолженность первого на основании ст. 313 ГК РФ. Такие заявители просят утвердить процессуальное правопреемство с целью быть первыми заявителями по делу, а соответственно, и получить контроль в виде утверждения подконтрольного арбитражного управляющего.

Так, Определением судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 16 июня 2016 года № 302-ЭС16-2049 сделан важный вывод для разрешения судами подобных ситуаций.

Высшая судебная инстанция сделала вывод, что в описанных действиях кредитора, погасившего основной долг заявителя по делу о банкротстве, прослеживаются явные признаки злоупотребления правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации). В результате таких действий первоначальный заявитель, будучи против своей воли лишен прав требования к должнику, утратил возможность влиять на ход процедуры несостоятельности, в связи с чем отказ кредитора в спорной ситуации от принятия предложенного третьим лицом исполнения должен считаться законным, а суброгация (переход права к третьему лицу) - несостоявшейся [2].

Вывод экономической коллегии сводится к тому, что важнейшим элементом при утверждении такого правопреемства является элемент добросовестности, отсутствия в действиях заявителя признаков злоупотребления правом, направленных на получение помимо прав кредитора в деле о банкротстве - права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом и как следствие получение контроля в деле.

Как установлено п. 3 ст. 10 ГК РФ [1], не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских

29

прав (злоупотребление правом). В случае выявления подобных действий, суд отказывает полностью или частично в защите права такого лица, или применяет иные меры. Если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, указанные последствия применяются постольку, поскольку не установлены иные.

Пленум Верховного суда Российской Федерации разъяснил порядок применения указанной нормы общей части ГК РФ в Постановлении № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [3]. В частности, Верховный суд РФ пояснил, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Многие, возможно, обратят внимание на абстрактность формулировки «следует исходить из ожидаемого поведения», указать, что в силу того же человеческого фактора, ожидания у разных субъектов могут быть различны. Тем не менее, по нашему мнению, это не так. В частности, при применении указанных норм и их разъяснений в делах о банкротстве, все довольно понятно. Поведение субъекта всегда оправдывается целями, которые он желает достичь.

Законодатель в ст. 2 Закона о банкротстве [4] определил, что цель введения процедур несостоятельности - это пропорциональное и соразмерное удовлетворение требований кредиторов несостоятельного должника (конкурсное производство), сохранение имущества должника и проведение первого собрания кредиторов, с целью определения дальнейшей процедуры, подлежащей применению (наблюдение), восстановление его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности (финансовое оздоровление, внешнее управление), прекращения производства по делу о банкротстве путем достижения соглашения между должником и кредиторами (мировое соглашение).

Таким образом, законодатель четко установил цели, которые преследует та или иная процедура банкротства, что в свою очередь предопределяет схему поведения того или иного лица, участвующего в деле, будь то кредитор, уполномоченный орган, должник или арбитражный управляющий. Это значит, что участник будет использовать законные способы, которые будут способствовать реализации не только его цели, но и той, которую преследуют большинство участников правоотношения. В то же время, определение этой общей цели возложено на собрание кредиторов, где меньшинство обязано подчиняться цели большинства.

Так, следует вывод, что в рамках дела о банкротстве законодатель устанавливает цели участников банкротных отношений. Отсюда тождество: законная цель - добросовестное поведение, и наоборот.

Таким образом, приведенный анализ норм, в совокупности с правовой позицией экономической коллегии Верховного суда Российской Федерации, позволяет сделать вывод, что получение контроля в процедуре банкротства путем лишения такого контроля другого субъекта, наделенного таким правом в силу закона, против его воли, не может являться добросовестной целью. Ввиду указанного, для погашения долга третьим лицом и, как следствие, процессуального правопреемства, в том числе по заявлению о признании должника банкротом, необходимо доказать добросовестность. Добросовестность будет означать наличие согласия заявителя в деле на погашение его требования и удовлетворение не только основного долга, но и штрафных санкций в полном объеме.

Список литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51 -ФЗ (ред. от 30.12.2015). Доступ из справ. -правовой системы КонсультантПлюс. Первоначальный текст документа опубликован в издании «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, № 32. Ст. 3301.

2. Определение Судебной коллегии по экономическим делам Верховного суда Российской Федерации от 16 июня 2016 года № 302-ЭС16-2049. [Электронный ресурс]. Доступ из Картотеки арбитражных дел. Опубликовано 17.06.2016 г. на сайте

http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/cab078cc-5fb8-4818-a9be-9cb2e78d5bf7/A33-20480-2014_20160616_0predelenie.pdf/ (дата обращения 20.01.2017 г.).

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс. Первоначальный текст документа опубликован в издании «Российская газета». № 140, 30.06.2015.

4. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» ред. от 03.07.2016 г. Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс. Первоначальный текст документа опубликован в издании «Собрание законодательства РФ», 28.10.2002. № 43. Ст. 4190.

5. Эрлих М.Е. Конфликт интересов в процессе несостоятельности (банкротстве): Правовые средства разрешения: монография. Москва: Проспект, 2015. 192 с.

СТРОИТЕЛЬНЫЕ КОНТРАКТЫ В РАЗЛИЧНЫХ ПРАВОВЫХ

СЕМЬЯХ Никитин В.В.

Никитин Владимир Валерьевич — адвокат, коллегия адвокатов «Мосюрцентр», кандидат политических наук, г. Москва

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Аннотация: статья рассматривает отдельные особенности регулирования строительных контактов в контексте господствующих в российской науке доктринальных представлений о различных правовых семьях. Для создания контекста проводится разграничение основных особенностей различных правовых семей, прежде всего романо-германской и семьи общего права. В этом контексте с использованием сравнительного правового метода исследования автором делаются выводы о дополнительном законодательном регулировании строительных контрактов, которые приносятся законодателем в странах общего права в деловой оборот. Отмечается, что законодательство развитых правопорядков стран романо-германской системы весьма скупо регулирует специфические моменты договоров строительного подряда. Ключевые слова: договор, договорное право, контракт, строительство, инжиниринг, строительное право, формулярное право, типовые договоры, проектирование, сравнительное право, общее право.

Многообразие правовых систем и уникальность каждой из них не исключают возможности выявления имеющихся в них не только отличительных признаков, но и общих, повторяющихся (хотя и с предопределённой национально -правовой спецификой конкретного государства) черт, группировки в этой связи схожих правовых систем государств. Предмет научных интересов автора связан со спецификой заключения контрактов на производство строительных и проектных (в том числе, изыскательских работ), контрактов, на которые содержание, заключение и исполнение которых влияет множество разных факторов, а к наиболее общим глобальным факторам относится принадлежность контракта к праву, которое входит в состав той или иной правовой семьи. В этой сфере в последние двадцать лет наметились интересные тенденции.

В соответствии с подходом, получившим признание в отечественной и зарубежной правовой науке [10], [27], [31], под термином «правовая семья» здесь нужно обозначить группы правовых систем, имеющих схожие признаки (круг источников права, основы его построения и функционирования, систему органов юстиции, суть и основное содержание правовых традиций). В свою очередь, правовая традиция, как обоснованно отмечается в специальной литературе [7, 13 - 14], является вспомогательной категорией, позволяющей подразделять правовые семьи по критерию правопонимания, лежащих в его основе идей. Представляется также обоснованным высказанное в зарубежной литературе суждение о том, что правовая традиция касается происхождения, исторического развития, взаимодействия права и культуры, роли права в обществе [47].

Определяющим фактором развития правовых систем и их групп (правовых семей) выступает развитие их на основе единых (общечеловеческих) начал, в направлении унификации и гармонизации правовых институтов и норм [2], [3], [21, 43 - 44]. Следует также иметь в виду, что правовые семьи и складывающиеся в них традиции, обладая свойством устойчивости, сохраняют основные типологически присущие им черты, и, тем не