Научная статья на тему 'Дискурсивно-тематическая направленность детского журнала XVIII-XX вв'

Дискурсивно-тематическая направленность детского журнала XVIII-XX вв Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
893
165
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДИСКУРС / ДИСКУРСИВНОЕ ПРОСТРАНСТВО / ДЕТСКИЙ ЖУРНАЛ / СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ / CHILDREN"S MAGAZINE / DISCOURSE / DISCURSIVE SPACE / SOCIO-CULTURAL SITUATION

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Маругина Надежда Ивановна

Обсуждаются вопросы основных коммуникативных ориентиров дискурса детского журнала в различные исторические периоды. Детский журнал рассматривается как многофункциональный социальный институт, сконструированный взрослыми и детьми. Доминантными коммуникативными ориентирами дискурса детского журнала выступают культурно-просветительский, идеологический, популяризаторский.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The main communicative guidelines of the childrens magazine discourse are dealt with. The childrens magazine is considered as a multifunctional social institution constructed by adults and children. The cultural and enlightening, ideological and popularizing guiding lines become dominant in the communicative space of the childrens magazine discourse.

Текст научной работы на тему «Дискурсивно-тематическая направленность детского журнала XVIII-XX вв»

ДИСКУРСИВНО-ТЕМАТИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ДЕТСКОГО ЖУРНАЛА ХУШ-ХХ вв.

Н.И. Маругина

Аннотация. Обсуждаются вопросы основных коммуникативных ориентиров дискурса детского журнала в различные исторические периоды. Детский журнал рассматривается как многофункциональный социальный институт, сконструированный взрослыми и детьми. Доминантными коммуникативными ориентирами дискурса детского журнала выступают культурнопросветительский, идеологический, популяризаторский.

Ключевые слова: дискурс; дискурсивное пространство; детский журнал; социокультурная ситуация.

Социокультурное состояние общества определяется теми знаниями, информационными потоками, которые непрерывно создаются средствами массовых коммуникаций. В широком смысле понятие «знание» «состоит из самых разных элементов: это и самые общие знания, разделяемые всеми членами общества или всем человечеством, и специализированные знания, являющиеся принадлежностью определенных социальных, профессиональных или демографических групп, а также субкультурные и даже эзотерические знания, представляющие собой строго оберегаемое достояние узких сообществ. Стержневым компонентом всех знаний является информация» [1. С. 17]. «Под информацией понимается содержательная сторона сообщения, передаваемая в процессе социокультурной коммуникации, которая осуществляется на нескольких уровнях: интерперсональном, институциональном, общественном, внутриличностном» [1. С. 27].

По мнению Т.Г. Добросклонской, доминирование текстов СМИ обусловливается тем, что в процессе своей эволюции общество создало масс-медийные структуры, которые независимо от желания и воли индивида формируют особую среду, насыщенную информационными потоками, продуцируемыми СМИ. Степень взаимодействия реципиентов с медиатекстами по сравнению с другими типами текстов оказывается высокой. «Приоритет текстов СМИ складывается из собственно функциональной нагрузки, состоящей в ориентации индивида в окружающей среде. Тексты СМИ являются источником значимой для индивида информации о природной и социальной реальности. Именно потребностью в социально значимой информации объясняется та частотность, с которой транслируются и воспринимаются медиа-тексты» [2. С. 22]. В процессе социокультурной коммуникации создается единое информационное дискурсивное пространство, представляющее картину мира определенного социума.

«В конце XX - начале XXI в. у отечественных исследователей с ан-тропосоциологическими ориентациями стал проявляться интерес к суждениям об институализации в российском дискурсивном пространстве новой на-

учной дисциплины - социологии детства. Появилась возможность рассматривать детство как социально сконструированную реальность, выстраивающуюся вокруг содержательного, смыслового и ценностного ядра, каковым являются сами дети. В моделировании этого конструкта, имеющего процессуальную природу и разворачивающегося одновременно в социальном пространстве и времени, участвуют и взрослые, и дети, обладающие существенно различающимися жизненными мирами и имеющие свои особенные социокультурные роли. Ребенок - это не слабая копия взрослого, его жизненный мир - не бледное подобие жизненного мира взрослого. Между миром детских мыслей, переживаний и поступков и миром взрослых нет и не может быть знака тождества» [3. С. 119]. Ребенок помещается в центр социокультурной коммуникации, «он постепенно принимает правила и нормы общественного поведения, его личность социализируется, институциализируется, включается в социум» [4. С. 134]. Взрослый выступает в роли «купола» социокультурной коммуникации, вырабатывая «многообразные адаптивные механизмы к динамичным моделям социума» [4. С. 134].

Детский журнал на протяжении трех веков развития русской журналистики является одним из главных средств социокультурной коммуникации. Детский журнал рассматривается как многофункциональный социальный институт, обладающий развлекательной, просветительской, воспитательной, социолизирующей, управляющей и другими функциями.

Дискурсивное пространство детского журнала отражает широкий спектр характеристик социально и культурно сконструированной взрослыми и детьми реальности. Дискурс детского журнала гипотетически может рассматриваться как сложное социально-коммуникативное явление, как способ мышления, интерперсонального и внутриличностного взаимодействия коммуникантов, осуществляющегося через единство отношений двух диалектически взаимосвязанных картин мира - взрослых и детей.

«М. Стаббс выделяет три основные характеристики дискурса: 1) в формальном отношении это - единица языка, превосходящая по объему предложение, 2) в содержательном плане дискурс связан с использованием языка в социальном контексте, 3) по своей организации дискурс интерактивен, т.е. диалогичен» [5. С. 189]. В работах Т. ван Дейка, Р. Фаулера, М. Бахтина, Т.В. Плехановой дискурс рассматривается как динамический процесс взаимодействия автора и читателя, с одной стороны, и языковых, социальных и культурных проявлений - с другой. «Такое взаимодействие создается в трех измерениях: лингвистическом - дискурс создается из языковых средств, структур, процессов и правил; межперсональном -дискурс ориентирован на другого, реального или потенциального; культурном - дискурс отражает виды деятельности и способы мышления, принятые в данной культуре» [6. С. 11].

Детские журналы, начиная с их зарождения в России, были обращены к детям состоятельных слоев общества. Читатель детского журнала в дореволюционной России был социально разобщенным, отгороженным

от жизненных проблем и невзгод [7. С. 5]. Дискурс детского журнала дореволюционного периода веков характеризуется культурно-просветительской направленностью. Начиная с первого русского детского журнала «Детское чтение для сердца и разума», основателем которого был великий русский просветитель Н.И. Новиков, издатели и редакторы ставили широкие просветительские задачи [7. С. 5]. По своему содержанию и оформлению детские журналы представляли собой книги для чтения, альманахи, на страницы которых не проникала информация политического характера. Создание детского журнала как средства социокультурной коммуникации было направлено на формирование и культивирование определенного положительного образа - ориентира для детей. Основным коммуникативным ориентиром дискурса детского журнала была его религиозная составляющая. Главный постулат педагогических догм монархических, дворянских, буржуазно-либеральных журналов «сводился к проповеди послушания, благотворительности, любви к богу» [8. С. 19].

В начале 20-х гг. ХХ в. происходит изменение читательского адресата: дискурс детского журнала направлен на создание нового образа-ориентира. «Появившиеся в первые месяцы советской власти детские журналы были обращены к принципиально новому читателю - пролетарскому и крестьянскому ребенку» [7. С. 11]. Это в значительной степени определило направление поисков в области тематики и проблематики, формы подачи материалов. «Мечта о создании “нового человека”, то есть человека принципиально нового, небывалого, “гостя из будущего”, о кардинальной переделке всего общества, общественного быта, культуры, языка и т.п., включая саму человеческую природу, выдавала гипотетический механизм построения прежде невиданного, справедливого, уравненного, изобильного, сплоченного, коллективистского общества трудящихся» [9. С. 154]. Объединенные в пионерские звенья, отряды, дружины дети представляли огромную силу, а детский журнал, в свою очередь, сближал два социума, приобщал детей к взрослой жизни. «Детство становилось в советской литературе 1920-1930-х гг. особым познавательным дискурсом, через призму которого удавалось увидеть, понять и показать многое такое, что было невозможно в рамках “серьезной”, “взрослой” литературы. Детский дискурс советской литературы представал как один из видов художественного приема “остраннения” (производного от эпитета “странный”), который открыл В. Шкловский, т.е. как способ увидеть в привычном непривычное, в известном - неизвестное, осмыслить окружающий мир как “странный”, удивительный, даже фантастический» [9. С. 155].

Радикальная перестройка в содержании, формах подачи материала, в структуре журнала началась в советский период и была обусловлена рядом причин.

Во-первых, детская журналистика явилась мощным идеологическим оружием, отражением проводимой языковой политики. Анализ дискурса детских журналов выявил центральную роль государства как клю-

чевого модератора социокультурной коммуникации. Основной стратегической целью языковой политики, проводимой советским государством в данный период, было установление диалога между разобщенными слоями советского социалистического общества, установление мира, гармонии и дружбы между разными национальностями. Диалог в данном случае упрощенно понимается как политика соглашательства и бесконфликтности. В то же время истинный диалог - это всегда напряженное противостояние между «я» и «другим»: другим мышлением, другим языком, другой языковой картиной мира.

Во-вторых, советская детская журналистика развивалась в тесной связи с коммунистическим движением в стране. Потребности пионерской и комсомольской организации во многом определяли характер и структуру детского журнала. К примеру, в первых номерах «Пионера» 19241928 гг. наблюдается некоторое оттеснение художественной составляющей журнала на второй план: развитие пионерского движения в стране предопределило агитационный тип контекстов, нередко с попыткой их беллетризации [7. С. 16].

К основным дискурсивно-диалогическим особенностям можно отнести идеологический, директивный, алгоритмичный характер журнала. Социально-прагматическая реализация социально-коммуникативных намерений представлена через широкое использование в дискурсе детского журнала лозунгов. Лозунговый, броский стиль диалога с юным читателем: программные заявления, письма самих пионеров, очерки заканчиваются известными лозунгами: Будь готов! Всегда готов! Пионер - всем ребятам пример! Пионер семечки не грызет! Пионер работу не разбирает! Все на борьбу с неграмотностью, пьянством, грязью и неряшливостью в личном и общественном быту! Дети деревни, будьте готовы к смычке с пионерами завода! «Лозунги и тезисы послереволюционного времени конструируются в соответствии с приемами ораторско-диалогической речи, но в коммуникативном отношении предполагают не диалог, а монолог. Пропагандистские лозунги, окружавшие советского человека всюду и везде, являются ярким примером ритуализованного фольклоризующего дискурса коммунистической идеологии» [10. С. 305].

Основным коммуникативным ориентиром дискурса детского журнала было утверждение, что главным социальным институтом, ответственным за воспитание детей в СССР, является детский коллектив. Установлению диалога с детским социумом способствовал тот язык, на котором говорила вся пионерия. В русский язык в данный период вошло множество морфологических новообразований и аббревиатур, отражающих основные пионерские реалии и жизнь Страны Советов в целом. Это был одновременно и общий словарь пионеров, и общенародный словарь, сохраняющийся на протяжении длительного исторического периода: юн-

кор, пикор, деткор, рабкор, школкор, домкор, сельпикор, селькор, смычка с деревенскими ребятами, детдвижение, агропоезд, культпоход, пионер-

лагерь, живгазы, нардом, фабзавуч, советчики и др. Наличие новой парадигмы лексических единиц, прочно вошедших в узус русского языка, способствовало созданию своего рода «когнитивного вакуума», в котором находились и два социума - взрослые и дети.

Разговорный стиль, подвижность слога позволяли автору журнала вести доверительную беседу с юным читателем, затрагивать различные темы. Разрабатывается новая концепция детства, попытка нарисовать «нового человека» реализуется через ритуализацию основных законов пионеров: Все знать, все уметь и любить работать для людей. В сталинскую эпоху религиозная составляющая дискурса детского журнала уступает антирелигиозной, длительно господствующей догме, которая характеризуется наличием жесткого политического давления, когда сказанное слово, относящееся к религиозной сфере, «обладало преступным означаемым, что было достаточным основанием для подозрения в том, что говорящий занимается антисоветской пропагандой» [11. С. 315].

Бурное развитие детской журналистики начинается в 30-е гг. ХХ в. Детские журналы увеличиваются в размерах: появляются статьи энциклопедического характера, рубрика «Советы Вожатого» предваряет каждый номер журнала «Пионер», создавая особую воспитательную тональность. «С середины до конца 30-х гг. советское общество стало свидетелем значительного идеологического поворота: угроза войны и необходимость массовой мобилизации явились причиной того, что партийная пропаганда и массовая культура обрели резко прагматическую направленность» [12. С. 7]. Данный переворот становится катализатором формирования массового национального самосознания и национальной идентичности. Детские журналы использовались в качестве агитационного средства, ратующего за «советского человека», «советский патриотизм» и «дружбу народов». В дискурсивное пространство детского журнала интегрируется популяризаторская составляющая, стиль пропаганды, используемый для мобилизации масс. Кроме того, происходит равноправное распределение ролей коммуникантов (взрослых и детей) - «советская детская журналистика в юном читателе увидела своего “главного корреспондента”, открыла в нем талант репортера. Участие детей в подготовке и выпуске периодического издания стало активнейшим фактором политического и социального воспитания подрастающего поколения» [8. С. 92].

В годы Великой Отечественной войны детская периодика переживала упадок. Дискурс многих детских журналов имеет в основном нарративную национальную направленность. К основным нарративным формам можно отнести: рассказы и очерки о подвигах известных героев, описания крупных военных сражений. В национальном нарративе не было выдумки, все события, которые описывались на страницах журналов, реалистично представляли ужасы войны. Детский социум выступает с двух коммуникативных позиций: как объект воспитательного воздействия и как субъект, обладающий собственной социальной активностью. Потреб-

ности детского социума в объединении с социумом взрослых с целью совместной активной деятельности основаны на идеях строительства коммунистического общества.

Строительство коммунизма, пора мирного строительства являются главными топикальными направлениями дискурса детского журнала в послевоенный период. На страницах детских журналов помещается информация о деятельности пионерского отряда, школьного класса, предоставляются новые ориентиры в воспитании идеалов коммунистического движения. Восстановление разрушенных городов - важная тема номеров журнальной периодики для детей. В этот период прослеживается развитие нарративно-публицистического направления журнала, «с еще большей полнотой и силой раскрылся величественный образ героя-труженика, многогранный и яркий характер советского человека - сознательного и убежденного строителя коммунизма, стойкого борца за мир, свободу и счастье всех народов мира» [13. С. 233].

В 60-70-е гг. ХХ в. началась послевоенная пора мирного строительства, страна постепенно погружалась в застой, что не могло не отразиться на детской периодике. Нарративное направление журнала сочетается в большей степени с идеологической составляющей дискурса детского журнала. На страницах журналов для детей публикуются материалы партийных съездов, конференций, пленумов, решений вождей государства, а также истории восхваления Героев Социалистического Труда - нового образа-ориентира, который объединяет деятельность двух социумов.

В парадигме средств массовой коммуникации должны присутствовать не только воспитательные цели, но и развелекательно-информа-ционные. Как исторический период обновления социализма отмечены 8090-е гг. ХХ в. Прорыв к открытости и свободе слова, идеологическое раскрепощение в корне изменили дискурс детского журнала. Исчезают из обихода слова, которые представляли целую языковую эпоху, и заменяются новыми современными. В дискурсе детского журнала советского периода присутствие воображаемого сводилось к нулю, чего нельзя сказать о журналах перестроечного периода. Для детского социума создаются новые медиальные условия, в которых воспитывается новое «экранное поколение» с искаженной картиной мира. Социально эффективными в дискурсивном пространстве детского журнала становятся новые медиальные средства общения - картинка, фотография.

Таким образом, детский журнал может рассматриваться как многофункциональный социальный институт, сконструированный взрослыми и детьми. Разноплановая дискурсивно-тематическая направленность является ведущей в образовании дискурса детского журнала XVIII-XX вв. Доминантными коммуникативными ориентирами выступают культурнопросветительский, идеологический, популяризаторский.

Литература

1. Черных А.И. Социология массовых коммуникаций: Учеб. пособие. М.: ИД ГУ ВШЭ, 2008. 451 с.

2. Добросклонская Т.Г. Медиалингвистика. Системный подход к изучению языка СМИ: Современная английская медиаречь: Учеб. пособие. М.: Флинта; Наука, 2008. 264 с.

3. Бачинин В.А Детство и детское ТВ в социальном контексте // Социологические исследования. 2009. № 10. С. 119-125.

4. Мальковская И.А. Детство: социально-культурная традиция. URL: http://www. ecsocman.edu.ru/data/511/862/12...

5. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. 477 с.

6. Плеханова Т.Ф. Дискурсивно-диалогическая концепция художественного текста: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Минск, 2005. 31 с.

7. Колесова Л.Н. Детские журналы Советской России 1917-1977: Учеб. пособие. Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. гос. ун-та, 1993. 143 с.

8. Холмов М.И. Становление советской журналистики для детей. Л.: Изд-во Ленинград. ун-та, 1983. 208 с.

9. Кондаков И.В. Культура. «Ничего тут не поймешь!» (Дискурс детства в поэзии Д. Хармса). С. 154-165. URL: http://www.ecsocman.edu.ru/data/2011/01/11...

10. Богданов К. Риторика ритуала. Советский социолект в этнолингвистическом отношении. Антропологический форум № 8. С. 300-337. URL: http://www.anthropolo-gie.kunstkamera.ru/index....

11. Хамфри К Опасные слова: табу, уклонение и молчание в Советской России. Материалы Оксфордского симпозиума. Антропологический форум № 3. С. 314-339. URL: http:// www.anthropologie.kunstkamera.ru/index..

12. Бранденберг Д. А. Национал-большевизм. Сталинская массовая культура и формирование русского национального самосознания (1931-1956 гг.) / Пер. с англ. Н. Алешиной и Л. Высоцкого. СПб.: Академический проект; Изд-во «ДНК», 2009. 416 с.

13. Николаев В. Советская литература для детей в послевоенные годы // Вопросы детской литературы. 1957 год. М.: Гос. изд-во дет. лит. Министерства Просвещения РСФСР, 1958. 253 с.

THE DISCURSIVE AND THEMATIC ORIENTATION OF THE CHILDREN’S MAGAZINE WITHIN THE PERIOND OF THE 18th - 20th CENTURIES Marugina N.I.

Summary. The main communicative guidelines of the children’s magazine discourse are dealt with. The children’s magazine is considered as a multifunctional social institution constructed by adults and children. The cultural and enlightening, ideological and popularizing guiding lines become dominant in the communicative space of the children’s magazine discourse.

Key words: discourse; discursive space; children’s magazine; socio-cultural situation.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.