Научная статья на тему 'Дискурсивизация ономастического пространства в современной поэзии (на материале поэтических текстов Веры Полозковой)'

Дискурсивизация ономастического пространства в современной поэзии (на материале поэтических текстов Веры Полозковой) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
296
107
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЭТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС / ИМЯ СОБСТВЕННОЕ / ОНИМ / АНТРОПОНИМ / ОНОМАСТИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО / ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ / ПРЕЦЕДЕНТНОЕ ИМЯ / . PRECEDENT NAME / POETIC DISCOURSE / PROPER NAME / ONYM / ANTHROPONYM / ONOMASTIC SPACE / LINGUISTIC PERSONALITY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Елистратова Ксения Александровна

В статье предпринимается попытка лингвокогнитивного анализа ономастического пространства поэтических текстов современного молодого поэта Веры Полозковой. Эта категория имен существительных с «гипертрофированной семантикой» становится важнейшим слагаемым ее поэтического дискурса.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DISCOURSIVIZATON OF ONOMASTIC SPACE IN CONTEMPORARY POETRY (ON THE MATERIAL OF VERA POLOZKOVA’S POETIC TEXTS)

An attempt at linguistic-cognitive analysis of onomastic space in Vera Polozkova’s poetical texts, a contemporary young poet is made in the article. This category of the nouns with “hypertrophied semantics" becomes the most important summand of her poetical discourse.

Текст научной работы на тему «Дискурсивизация ономастического пространства в современной поэзии (на материале поэтических текстов Веры Полозковой)»

УДК 811.161.1 Елистратова Ксения Александровна

аспирант кафедры отечественной филологии и прикладных коммуникаций Череповецкого государственного университета тел.: (921) 149-18-23

ДИСКУРСИВИЗАЦИЯ ОНОМАСТИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА В СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ ВЕРЫ ПОЛОЗКОВОЙ)

Elistratova Xenia Alexandrovna

post-graduate student of the chair of national philology and applied communications, Cherepovets State University tel.: (921) 149-18-23

DISCOURSIVIZATON OF ONOMASTIC SPACE IN CONTEMPORARY POETRY (ON THE MATERIAL OF VERA POLOZKOVA’S POETIC TEXTS)

Аннотация:

В статье предпринимается попытка лингвокогнитивного анализа ономастического пространства поэтических текстов современного молодого поэта Веры Полозковой. Эта категория имен существительных с «гипертрофированной семантикой» становится важнейшим слагаемым ее поэтического дискурса.

Ключевые слова:

поэтический дискурс, имя собственное, оним, антропоним, ономастическое пространство, языковая личность, прецедентное имя.

The summary:

An attempt at linguistic-cognitive analysis of onomastic space in Vera Polozkova’s poetical texts, a contemporary young poet is made in the article. This category of the nouns with “hypertrophied semantics" becomes the most important summand of her poetical discourse.

Keywords:

poetic discourse, proper name, onym, anthroponym, onomastic space, linguistic personality, . precedent name.

Онимы как «особый тип словесных знаков, предназначенный для выделения и идентификации единичных объектов» [1, 3] - концептуально значимые элементы в коммуникативной стратегии текстового развертывания любого художественного произведения. Однако в современной поэзии эта категория имен существительных с «гипертрофированной семантикой» [2, с. 72] все чаще становится предметом различных игровых авторских интенций.

Так, в текстах современного автора Веры Полозковой этот тип словесных знаков - важнейший слагаемый ее поэтического дискурса. Концентрация имен собственных в поэтическом дискурсе Веры Полозковой настолько высока, что позволяет говорить о так называемом «ономастическом пространстве», реализуемом в ее текстах: онимы как средство дискурсивизации (семантическая база большинства ее произведений - ономастическая ось, где онимы - каркас, выполняющий конструктивную роль в декодировании информации, заложенной в тексте).

При этом ономастическое пространство ее текстов представляет собой некую иерархическую совокупность имен собственных [3, с. 72], имеющую полевую структуру, внутри которой выделяется ядро и периферия. Онимы в поэзии Веры Полозковой представлены практически всеми известными разрядами (антропонимы, топонимы, прагматонимы, гидронимы и др.), однако антропонимическая лексика составляет доминанту ее художественных текстов. Далее остановимся более подробно именно на ней.

Все антропонимы в поэтических текстах Веры Полозковой условно делятся на две категории -так называемые «Персоналии» (реальные фигуры, олицетворяющие ту или иную культуру) и «Персонажи», актуализирующие два временных пласта: а) актуальный синхронный срез времени жизни поэта (настоящее время); б) диахронный срез времени (мировая культура в разные исторические периоды).

Актуальный синхронный срез категории «Персоналии» образуют собственные номинации из непосредственного бытового общения Веры Полозковой - члены семьи, друзья, коллеги по театру, участники эпизодических встреч и имя самой поэтессы. Их имена занимают разные текстовые позиции в стихотворениях (название, посвящение, событийная канва), причем большинство из них реализовано одночленной моделью - только имя: «И как Костя чудесно жмурится, хохоча...»; «Я на севере Гоа, Тим, тут такой бог, как у нас, но куда чуднее его дела» и пр.

Персоналии в диахронном срезе отражают активную память автора: «Солнце уходит, не доигравши кона. Вечер в отеле: тянет едой и хлоркой; Музыкой; Федерико Гарсиа Лоркой - «Если умру я, не закрывайте балкона»; «И Иосиф Бродский сидит у меня в купе, переводит дух / С яростного русского на английский».

Антропонимическое пространство поэтических текстов Веры Полозковой многомерно: выделяется группа «искусственных» имен, позволяющих отразить некий планетарный вымышленный мир с вполне земными проблемами. Таков цикл «коротких стихотворных новелл. на американ-

ском. литературном материале», являющий собой «пересказ русских драм под американскими топонимами и в гротескно-кинематографическом антураже» (12 текстов: «Это Гордон Марвел», «Полбутылки рома, два пистолета», «Грейс», «Черный квартал», «Миссис Корстон», «Тара Дьюли», «Джо Тодуа», «Джеффри Тейтум», «Пайпер Боул», «Говард Кнолл», «Бернард пишет Эстер», «Старый Хью жил недалеко от того утеса...»), где все используемые поэтом американские антропонимы выступают в своей первичной функции, являясь нетропеическим средством создания образности речи: иностранные имена репрезентируют определенный локус, который не важен с точки зрения описываемых событий.

Если система собственных имен языка первична, то литературные и кинематографические собственные имена являются вторичной семиотической системой, моделирующей первичную. Если основная функция реальных онимов - дифференцирующая, то у литературных онимов на первое место выдвигается стилистическая функция: «... научи меня быть сильнее, чем Лара Крофт...»; «Суть не в том, чтоб не лезть под поезд или знак «Не влезай - убьет». Просто ты ведь не Нео - то есть, не вопи потом, как койот» (сравнение с вымышленными персонажами, главными героями фильмов/мультфильмов/компьютерных игр передает стремление лирического героя к определенному качеству).

Категория «Персонажи» Полозковой представлена именами, связанными с определенными культурными сюжетами, которые помогают отразить авторское художественное мировидение: в абсолютном большинстве случаев - это литературно-кинематографические герои: Тереза Батиста, Лара Крофт, Иа-Иа, Джонатан Свифт, Маугли, Мастер и Маргарита, Санта, Кэрри Брэдшоу, Фантомас, Фауст, Касандра, Морфей, Маугли и пр.

Имена собственные в поэтическом тексте (иначе - поэтонимы [5]) в целом выполняют диффузную функцию: это а) средство описания референта - в том числе самого поэта / его душевного состояния; б) средство метоописания текстовой ситуации. Поэтоним выступает как знак, вызывающий определенные ассоциации: «В общем, мы тут неделю, мама, пятый город подряд / Происходит полный Джонатан Свифт...» (имя известного английского писателя в метонимической функции - как знак того сюжета, который принес ему известность - это своеобразный семантический центр, позволяющий поэту отразить всю прелесть путешествий по «чужим» странам, в данном случае - по Индии).

Следует обратить внимание на «преломление» общеизвестных имен в русском сознании (иными словами, как отражается устоявшийся символ имени в русской ментальности): персонажные прецедентные имена упоминаются и в большинстве случаев служат предметом сравнения с лирической героиней Полозковой и ее прототипическими действующими лицами: «Катя вспоминает, как это тесно, смешно и дико, когда ты кем-то любим. Вот же время было, теперь, гляди-ка, ты одинока, как Белый Бим».

Автор апеллирует подобным именам, чтобы лучше выразить свое отношение к себе и своим героям, дать им характеристику и кратко обозначить события, происходящие с героями. Основой метафорического употребления имени является фоновое знание (знание текстов культуры). Свойством имен-метафор является переплетение архетипической (исходной) символики, имеющихся коннотаций и индивидуально-творческой метафорической символики: «Я могу смириться и ждать, как Лис...» (Лис из известной сказки Экзюпери как символ верности).

В некоторых случаях речь может также идти случаях так называемых «полуантропонимов», иначе - имен, которые могут выступать и как собственные, и как нарицательные: «Мне сорок один, ей семнадцать, она ребенок, а я кащей»; «К пяти утра сонный айболит накладывает лангеты, рисует справку и ценные указания отдает». Эти примеры правомерно рассматривать в аспекте транспозиции имени собственного в имя нарицательное.

Как отмечает «Академическая грамматика», «имена существительные собственные переходят в разряд нарицательных, когда они служат для обозначения целого класса однородных предметов и явлений» [6, т. 1, с. 104]. В обоих случаях можно говорить только об окказиональном использовании имени собственного в значении имени нарицательного: акцентуация семантического множителя «возраст» (а не телосложение) в лексеме «кащей»; «айболит» как синоним «доктора».

В целом, именно ономастические единицы, которые являются важной составляющей прецедентных феноменов, представлены в текстах Полозковой наиболее частотно.

Прецедентные онимы олицетворяют сформировавшиеся в языковом и культурном сообществе типовые представления о некоторых ситуациях/качествах и служат для апелляции к различным культурным знаниям носителей языка: «Прости им это, Отче/Не ведают похоже, что творят»; «а я в али-баба-штанах за две сотни рупий.»; «Но Отче грустит над очередью к реке / В которую никого не пускает дважды»; «Я лгу тебе, милый Фауст / Но ты уже не спасешься.»; «Все, поставь на паузу, Мефистофель. Пусть вот так и будет в моем мирке».

В ее текстах имеют место онимы паремического происхождения: «Он и сам ходит где-то, куда Макар не гонял телят.» (ср.: «куда Макар телят не водил» - «очень далеко, в самые отдаленные (неприятные и опасные) места, в неизвестность [7]). Фразеологизм как «свернутый текст», как концентрация картины мира, как свернутая прецедентная ситуация также является свидетельством преобразования необработанной стихии народной речи в поэтический язык. В художественных текстах Веры Полозковой мы сталкиваемся с освоением языковых ресурсов на высшем, сверхсозна-

тельном уровне. Этот уровень характеризует художественное, личностное владение фразеологией, «когда и интеллектуальный уровень, и языковая компетенция позволяют трансформировать фразеологические единицы, опираясь на типовой образ, реализуя потенциальные возможности и семантики, и структуры фразеологизма» [8, с. 118].

Итак, антропонимы в художественном тексте кодирует социкультурную и прагматическую информацию. Имя собственное в художественном тексте реализует огромный коннотативно-экспрессивный потенциал, обусловленный способностью онимов к накоплению речеконтекстных и фоновых приращений интра- и интертекстуального характера.

В поэтическом дискурсе Веры Полозковой можно выделить онимы, которые относятся к ядру языковых средств, хранящих и транслирующих культурную информацию, играющих ведущую роль в формировании национального и, следовательно, языкового сознания, определяя шкалу ценностей и моделей поведения членов лингвокультурного общества (двуядерная зона: категории «Персонажи» / «Персоналии»). В Периферийную зону антропонимического пространства образуют «искусственные» онимы, а также немногочисленные случаи так называемых «полуантропонимов».

Употребление прецедентных имен собственных в поэтическом дискурсе представлено двумя видами тропов: метафорой и сравнением, базирующихся на транспозиции импликациональных признаков исходного значения имени собственного в область интенсионала производного значения. Метафорические и символические употребления прецедентных имен собственных, образные сравнения с этими именами формируют на основании культурного опыта категории, структурирующие мышление в виде концептов и оценочных стереотипов в рамках определенной лингвокультуры.

Ссылки:

1. Фонякова О.И. Имя собственное в художественном тексте. Л., 1990.

2. Есперсен О. Философия грамматики / пер. с англ. М., 1958.

3. Супрун В.И. Ономастическое поле русского языка и его художественно-эстетический потенциал: ав-тореф. ... д-ра филол. наук. Волгоград, 2000.

4. Быков Д. Немаленькая Вера // Газета. 2009. 22

сентября. URL: ІіНр:/Л№№м^.ги./соІитпМтіїгіі-

Ьуко^ 261641.html (дата обращения: 17.01.2012).

5. Зинин С.И. Введение в поэтическую ономастику. М., 1970.

6. Грамматика русского языка / под ред. В.В. Виноградова. М., 1952.

7. Справочник по фразеологии // Гумер: сетевая библиотека. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_ Викз/ипдиІБУзрга^І О.ріір.

8. Минакова Е.Е. Современная русская идиоматика. М., 2004.

References (transliterated):

1. Fonyakova O.I. Imya sobstvennoe v khudozhestven-nom tekste. L., 1990.

2. Espersen O. Filosofiya grammatiki / transl. from Engl. M., 1958.

3. Suprun V.I. Onomasticheskoe pole russkogo yazyka i ego khudozhestvenno-esteticheskiy potentsial: avtoref. ... d-ra filol. nauk. Volgograd, 2000.

4. Bykov D. Nemalen'kaya Vera // Gazeta. 2009. September 22. URL: http://www.gzt.ru./column/dmitrii-bykov/ 261641 .html (date of access: 17.01.2012).

5. Zinin S.I. Vvedenie v poeticheskuyu onomastiku. M., 1970.

6. Grammatika russkogo yazyka / ed. by V.V. Vinogradov. M., 1952.

7. Spravochnik po frazeologii // Gumer: setevaya bibli-

oteka. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/

Linguist/sprav/10.php.

8. Minakova E.E. Sovremennaya russkaya idiomatika. M., 2004.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.