Научная статья на тему 'Динамика взаимоотношений Российской федерации и республики Беларусь: социологический анализ'

Динамика взаимоотношений Российской федерации и республики Беларусь: социологический анализ Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
556
93
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БЕЛАРУСЬ / РОССИЯ / ВЗАИМООТНОШЕНИЯ / ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ / НЕЗАВИСИМОСТЬ / СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ОПРОСЫ / РЕЙТИНГИ / ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЛИДЕРЫ / ПЕРСПЕКТИВЫ

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Котляров И. В.

Показана динамика изменения общественного мнения о взаимоотношениях Беларуси и России, проанализированы факторы, влияющие на темпы и направленность изменений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DYNAMICS OF RELATIONSHIP BETWEEN THE RUSSIAN FEDERATION AND THE REPUBLIC OF BELARUS: SOCIOLOGICAL ANALYSES

Dynamics of changing public opinion about the relationship between the Russian Federation and the Republic of Belarus has shown, the factors impacting on the rates and directionality of changes have been analysed.

Текст научной работы на тему «Динамика взаимоотношений Российской федерации и республики Беларусь: социологический анализ»

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ

УДК 316:061.62(476)

И. В. КОТЛЯРОВ,

доктор социологических наук, профессор,

Институт социологии НАН Беларуси, г. Минск

динамика взаимоотношений российской федерации и республики Беларусь: социологический анализ

Показана динамика изменения общественного мнения о взаимоотношениях Беларуси и России, проанализированы факторы, влияющие на темпы и направленность изменений.

Ключевые слова: Беларусь, Россия, взаимоотношения, общественное мнение, независимость, социологические опросы, рейтинги, политические лидеры, перспективы.

Судьбой определено, чтобы Беларусь и Россия географически находились рядом. Они в силу исторических и культурных аспектов связаны крепкими связями и широким взаимодействием на уровне экономик и народов, солдат и политиков, полководцев и руководителей. На протяжении многих веков белорусский и российский народы считали себя братскими. В общем прошлом были проблемы, но было значительно больше светлого и радостного, были огромные успехи и достижения, победы и прорывы. Белорусы и русские всегда шли по жизни вместе и рядом. Вместе они противостояли полчищам иностранных захватчиков, вместе строили новую жизнь, вместе растили своих детей и возделывали хлебные нивы. Казалось, никто и ничто не способно разорвать те миллионы нитей, объединивших судьбы братских государств.

Затем наступила время приобретения Беларусью независимости, создания независимого национального государства. Все это прошло через сердца белорусов, через их умы и души, оставило огромное смятение и не зарубцевавшиеся рубцы. Это зафиксировали в своих исследованиях белорусские социологи.

Первый этап социологического мониторинга изучения социально-политической ситуации состоялся в октябре 1990 г. Это было время настоящей истерии, развязанной некоторыми политическими силами, юродствующими политиками и беснующимися средствами массовой информации против Советского союза. Бурлили соседние Литва, Латвия, Эстония. Несколько месяцев оставалось до кровавых событий в Вильнюсе. В Минске Зенон Позняк, используя проблемы Чернобыля и Куропат, популистские лозунги и обманутых обывателей, пытался вывести людей на улицы. В это сложное время только 12 % жителей республики высказались за выход Белорусской ССР из состава Советского Союза.

Примерно в то же время белорусский писатель Алесь Адамович назвал Беларусь «Вандеей», сравнив республику-партизанку с французской провинцией,

в свое время выступившей против глобальных преобразований. Да, действительно, толерантная Беларусь никогда не хотела потрясений и революций, границ и меж, разделительных линий и таможен, пограничных столбов между братскими белорусским и российским народами. Ее население всегда смотрело прежде всего на Восток, не поняло и не приняло «акт независимости России от Беларуси» и всегда выступало за теснейшую интеграцию братских государств. Однако об этом в 1991 г. мало кто из национальной элиты думал. Советский Союз из-за безответственных действий политиков распался.

Президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко в статье «О судьбах нашей интеграции» писал: «Никогда не скрывал своего мнения о том, что считаю развал Советского Союза глубочайшей, трагической ошибкой XX столетия. Его можно и нужно было совершенствовать, изменять, но не разрушать. Когда все цивилизованные страны десятилетиями шли трудными путями к объединительным процессам, мы одним махом уничтожили свое величайшее достояние - единство, общность, кооперацию. В угоду чьим-то амбициям и интересам» [6]. А что думали об этом простые люди?

Одним из первых социологических исследований, проведенных в новой стране после придания Верховным Советом Республики Беларуси Декларации о независимости статуса конституционного акта, стал опрос «Беларусь в поставгустовский период». Его провел в ноябре-декабре 1991 г. отдел социологии общественного мнения Института социологии АН Беларуси.

Это был сложный период в жизни не только белорусского общества. Мир в это время оказался в принципиально новой для себя ситуации, столкнулся со многими вызовами. В странах, где происходил переход от одного качественного состояния к другому, начался период накопления первоначального капитала. В такой период стал важен только капитал. Как результат, многие люди научились «покупаться» и «продаваться». И покупать, и продавать стали все, с чем имели дело. Международный терроризм, экологическая опасность, демографический и экономический кризисы, истощение материальных и духовных ресурсов, критические деформации культурного и информационного пространства, разрушение исторических, культурных, этических традиций, нравственная деградация общества стали волновать миллионы людей. В условиях наступления капитала стали девальвироваться такие важнейшие ценности, как долг и совесть, достоинство и честь, верность Отечеству и любовь к Родине. Международная жизнь стала полностью регулироваться «авторитетом». Для поддержки «авторитета» постоянно направлялись авианосцы, ракеты класса «Томагавк», отлично подготовленные и хорошо откормленные морские пехотинцы.

События, происходившие в Республике Беларусь после августа 1991 г., привели к глубочайшему кризису в стране, охватившему все сферы общественной жизни и перераставшему в национальную катастрофу. Падали объемы промышленного производства. Стояли фабрики и заводы. Происходило разрушение денежно-финансовой системы, наблюдалось отчуждение производи-

теля от средств производства. Продолжались растаскивание и дикая «при-хватизация» государственной собственности. Наблюдался рост безработицы. На первом месте среди проблем, особо беспокоивших людей, стал рост цен: только проезд в городском транспорте за перестроечные и постперестроечные годы вырос в сто тысяч раз. Разрушался агропромышленный комплекс. На грани истощения находилась земля, ее потенциал существенно уменьшился.

В социальной сфере усилились процессы расслоения общества на богатых и бедных. Социальная дифференциация населения Беларуси подошла к той черте, за которой социальные группы, создающие материальные блага, считали, что они живут хуже других. По объему потребления материальных благ Беларусь оказалась отброшенной на десятки лет назад. По данным социологических исследований, более четверти пенсионеров покупали мясо один раз в месяц [2-4].

В республике отчетливо наблюдался кризис власти, становым хребтом которой, ее несущей конструкцией всегда была Компартия Белоруссии. В августе 1991 г. она поддержала ГКЧП как возможный выход из политического тупика и потерпела сокрушительное поражение. 26 августа Премьер-министр страны Вячеслав Кебич и все руководство Совета Министров Белорусской ССР заявили о выходе из Коммунистической партии. На следующий день Верховный Совет принял решение о приостановке деятельности КПБ-КПСС и национализации ее имущества. Хотя на момент распада СССР численность КПБ составляла около 670 тыс. человек, коммунисты, а тем более широкие народные массы, не пошли защищать «руководящую и направляющую» партию. 86 % депутатов Верховного Совета Белорусской ССР, проголосовавших за запрет КПБ, носили партийные билеты КПБ. «Фракция коммунистов хотя и называлась по-другому, - возмущался В. Кебич, - но была такой по сути, обладала явным перевесом в голосах. Им ничего не стоило заблокировать проект решения, внесенного в повестку фракцией БНФ, насчитывавшей в тот момент всего 34 депутата. Но партийные лидеры, еще перед самым путчем державшиеся высокомерно, требовавшие от правительства решительных действий, вели себя, как бараны, которых гонят на убой. Было такое впечатление, что кто-то выключил их сознание, парализовал волю... За исключением первого секретаря ЦК, за приостановление деятельности компартии голосовали все ее лидеры - секретари обкомов, райкомов партии. Они запрещали не чью-то, а свою собственную деятельность! Это было странное зрелище» [1; с. 139-140, 141].

По всей стране начался массовый выход из партии. Особенно старались те, кто несколько дней назад, во время ГКЧП, публично заявляли о своей безграничной любви к КПСС и бежали платить членские взносы. «Наиболее ретивые чиновники партноменклатуры, - вспоминает бывший Премьер-министр страны, - перекрасившись за одну ночь в демократов и стараясь угодить БНФ, который с каждым днем наглел все больше, чинили свой суд над партией -срывали со стен портреты Ленина, громили ленинские уголки, публично рвали свои партийные билеты» [1; с. 142-143]. Власть была полностью парализована. Это негативно сказалось и на простых людях.

В это время и был проведен первый социологический опрос, касающийся социально-политической ситуации в стране в условиях независимости.

Первый блок вопросов касался событий 19-21 августа 1991 г. в Москве. По мнению почти трети опрошенных (31,9 %) - это был сговор Президента СССР и других руководящих лиц страны. Что это так - считал почти каждый третий опрошенный рабочий, военнослужащий, крестьянин, студент и учащийся, каждый второй пенсионер. В то же время пятая часть респондентов утверждали, что августовские события - это выступление одного должностного лица (вице-президента страны) против другого (президента). Таково мнение практически каждого второго опрошенного крестьянина и военнослужащего. Более четверти жителей республики (25,8 %) считали, что в августе произошел путч против существующего в СССР конституционного строя. Среди социальных групп данное мнение поддержали больше всех служащих (33,9 %) и меньше всех - военнослужащих (9,1 %). 13,9 % опрошенных или затруднились ответить (заявили, что информация о событиях в августе очень запутана и противоречива, поэтому трудно сделать выводы), или предложили свои варианты ответов. Например: «Это был фарс, комедия, которую блестяще сыграли демократы», «Это было наступление на демократию», «Люди пытались спасти страну», «Сговор М. Горбачева и Д. Буша» и т. д. [2; 4; 5].

Причем, как утверждали многие респонденты, по мере того как официальная пропаганда старалась убедить, что в августе был путч, все меньше людей верило в это. Особенно данная тенденция усилилась после того, как независимые издания сообщили, что в Москве в августовские дни погибли от 20 до 30 советских солдат, а официальные средства массовой информации не сказали об этом ни слова.

События, которые произошли вскоре после 19-21 августа на Съезде народных депутатов СССР, почти половина респондентов (49,9 %) считали конституционным переворотом. На съезде был официально закреплен поворот от социализма к капитализму. А вскоре начались преследования за политические убеждения, запрет некоторых средств массовой информации, роспуск Коммунистической партии Советского Союза и т. д. В то же время 12,9 % заявили, что переворота на съезде не было. Остальные опрошенные затруднились ответить, а точнее, как они утверждали, испугались - за себя, своих родных и близких [2; 4].

В условиях распада экономики, обнищания народных масс, девальвации рубля, тотального дефицита продуктов и товаров самые различные политические силы провозглашали различные политические лозунги. Популистские требования выдвинули и лидеры ГКЧП. Однако, как показал анализ результатов социологических исследований, эти требования поддержали многие жители Беларуси. Так, например, за безусловное выполнение Конституций СССР и республик высказались 68,7 % респондентов, повышение производственной дисциплины - 91,3 %, создание благоприятных условий для предпринимательской деятельности - 67,2 %, повышение заработной платы, пенсий, посо-

бий, выплаты компенсаций - 92,6 % опрошенных. Это как раз то, что, как считали жители различных регионов Беларуси, оказались не способны сделать Верховный Совет и Совет Министров Республики Беларусь [2; 4].

Августовские события существенно повлияли на жизнь Беларуси. Республика во весь голос заявила о своей независимости, появились новые государственные герб и флаг, прокатилась волна переименований улиц и площадей. Как отнеслись к происходящему люди? С развалом Союза в ноябре-декабре 1991 г. уже многие смирились даже в такой интернациональной республике, как Беларусь. Это подтвердили и данные исследования. Чуть больше половины жителей Республики Беларусь (55,1 %) в конце 1991 г. относились положительно к государственной независимости республики, весной их было только десятая часть. А вот другие изменения были восприняты людьми крайне неоднозначно. Так к новому названию - Республика Беларусь - положительно отнеслись лишь 49,2 % опрошенных, к новому государственному бело-краснобелому флагу - 41,6 %, к новому государственному гербу «Погоня» - 39,4 %, к предполагаемому переименованию Минска в Менск - 9,8 %, к демонтажу памятников Ленину и другим государственным деятелям - 16,6 %. Кстати, к переименованию Минска положительно отнеслись только 4,2 % опрошенных минчан [2; 4].

По мнению многих респондентов, введение и нового названия республики, и нового государственного флага, и герба удалось достичь только методом силового давления на испуганных поставгустовскими событиями депутатов. «Они испугались потерять свою кормушку», - написано в одной из социологических анкет.

Ничего хорошего не ждали жители Беларуси и в будущем. Три четверти (75,5 %) опрошенных считали, что благосостояние людей в ближайшее время не улучшится, 73,1 % - не увеличится количество продовольствия, 74,2 % -не увеличится количество промышленных товаров, 78,0 % - не улучшатся жилищные условия, 76,6 % - не улучшится медицинское обслуживание, 87,1 % -не уменьшится преступность. Особенно пессимистично были настроены пенсионеры и крестьяне [2; 4].

Многие респонденты спрашивали, кто спасет от нищеты пенсионеров, студентов, людей, живущих на зарплату, утверждали, что республика находится на краю пропасти, что нужны срочные меры белорусских парламента и правительства. По их мнению, распад Союза, либерализация цен, девальвация рубля, обострение межнациональных отношений принесут новые страдания простым людям.

Беловежские соглашения стали переломным пунктом в жизни всех народов многонационального советского государства. Политики, подписавшие в Вискулях документы, разрушившие Советский Союз, утверждали, что этого хотели народы. Трудно сказать, хотели ли этого жители России, Украины, Казахстана, других республик. В Беларуси этого точно не хотели. Это подтверждают и результаты социологических исследований. Только пятая часть насе-

ления Беларуси считала, что Беловежские соглашения необходимы. Значительно больше людей были убеждены, что все проблемы можно было решить совершенно другими методами, а в Беловежской пуще столкнули Беларусь в пропасть, сделали их нищими, а их детей лишили перспективы в жизни. Политики, которые подписали вискулевские документы, по убеждению многих респондентов, - государственные преступники, которые не приняли во внимание мнение жителей Советского Союза на референдуме в марте 1991 г.. нарушили Конституцию СССР, совершили измену и государственный переворот. В анкетах назывались и конкретные фамилии - Б. Ельцин, С. Шушкевич, Л. Кравчук, В. Кебич, люди, которые выросли на коммунистических идеалах, но предали своих стариков, их и свою память. Справедливости ради стоит отметить, что респонденты называли еще одного человека, виновного в развале Советского Союза, - Михаила Горбачева. «Юридически решение референдума - написано в одной из анкет, - гораздо выше, чем мнение нескольких не совсем трезвых людей в Беловежской пуще. На референдуме была выражена воля граждан великой страны, и любой более-менее уважаемый и уважающий себя и свой народ лидер должен был ее реализовать». М. Горбачев этого не сделал, и был проклят своим народом. Народ отверг его и презирал до такой степени, что через несколько лет, когда он вновь попытался подняться на высшую ступень государственной лестницы, лишь полпроцента жителей бывшей его страны, которые, по его словам, его любили, отдали ему голоса. Как результат, на протяжении многих лет мониторинговых исследований около четырех пятых населения Беларуси постоянно отмечали, что они искренне сожалеют о распаде Советского Союза, что они за восстановление теснейших, добрейших связей с братской Россией [2; 4].

С 1991 г. белорусские русофобы вели активную борьбу против сближения Беларуси и России. 1992 год стал годом ползучей «подковерной» борьбы. В Беларуси сложилась амбивалентная ситуация: народ занимал ярко выраженную пророссийскую позицию, а руководство высшего государственного органа - парламента - антироссийскую. Эта кампания достигла пика в 1993 г., когда в Верховном Совете XII созыва обсуждался Договор о коллективной безопасности.

Тогда в парламенте страны развернулись дебаты по внешнеполитическим проблемам. Политический анализ позволил выявить три основные точки зрения депутатов на важнейшие геополитические проблемы и место Беларуси в мире:

укрепление политического, экономического и военного сотрудничества с Россией и другими странами СНГ;

ориентация на западные страны;

Беларусь должна быть нейтральным государством, не выделяющим внешнеполитические приоритеты.

Социологи определили отношение жителей Беларуси к основным направлениям внешнеполитической деятельности правительства. Ориентацию республики на Запад поддержали 6,8 % населения. Народ Беларуси не верил,

что только с помощью западных государств можно решить все проблемы, он выбирал «восточный вектор». Это отметили 63,4 % опрошенных. За приватизацию иностранного капитала в народное хозяйство Беларуси как способ снижения социальной и политической напряженности тогда высказались только 12,1 % респондентов.

Нейтралитет республики по версии С. Шушкевича поддерживала лишь четверть (25,3 %) населения Беларуси. Подавляющее большинство жителей Беларуси были убеждены в том, что суверенитет, который они связали с распадом Советского Союза, стал основной причиной резкого снижения жизненного уровня населения. Это наложило определенный негативный отпечаток на бытовое понимание дефиниции «нейтралитет». Аналитики отмечали отсутствие углубленного анализа долгосрочных последствий ориентации на нейтралитет при новых политических реалиях.

Почти 80 % населения Беларуси считали, что главной задачей по выводу республики из кризиса является восстановление разорванных экономических, социальных, культурных связей с Россией и другими странами СНГ. Было отчетливо видно, что ни россияне, ни белорусы не могут и не хотят отгораживаться друг от друга «железным занавесом», но некоторые политики не желали этого видеть и понимать.

Ярко выраженную ориентацию Беларуси на Россию подтвердил и майский этап мониторинга 1994 года. Он показал, что 70,6 % жителей Беларуси поддерживают подписание Договора о единой рублевой зоне с Россией. 80,8 % респондентов были убеждены, что создание реального экономического союза с Россией и другими странами СНГ и даже восстановление Союза ССР снизят напряженность в белорусском обществе. Данную тенденцию полностью подтвердили и результаты социологических исследований, проведенных в 1995 и 1996 гг.

Результаты февральского (1996 г.) этапа мониторинга показали, что три четверти населения Беларуси искренне сожалеют о распаде бывшего Советского Союза. Следует отметить, что сожаление о распаде бывшего мощного союзного государства высказали 63,1 % жителей Брестской области, 87,8 % -Витебской, 76,0 % - Минской, 85,9 % - Могилевской, 77,8 % - Гомельской, 79,3 % - Гродненской, 61,5 % - г. Минска.

Представляют интерес и ответы респондентов на вопросы апрельского (1996 года) этапа социологического мониторинга. Только пятая часть населения Беларуси считала, что Беловежские соглашения были необходимы. Причем такой точки зрения придерживались 26,8 % опрошенных рабочих, 24,4 % -крестьян, 20,8 % - инженерно-технических работников и служащих, 12,6 % -пенсионеров, 36,0 % - предпринимателей и бизнесменов, 38,6 % - студентов и учащихся, 33,3 % - безработных, 23,1 % - жителей страны с высшим и незаконченным высшим образованием, 13,1 % - с начальным и неполным средним образованием, 23,5 % - жителей города, 21,1 % - жителей села, 24,8 % - мужчин, 20,8 % - женщин, 41,5 % - молодых людей в возрасте от 16 до 20 лет, 10,9 % -пожилых людей в возрасте свыше 60 лет.

В то же время значительно больше людей (54,7 %) считали, что Беловежские соглашения не были необходимы. Так утверждали 54,0 % опрошенных рабочих, 50,0 % - крестьян, 57,0 % - инженерно-технических работников и служащих, 62,6 % - пенсионеров, 44,0 % - предпринимателей и бизнесменов, 28,6 % - студентов и учащихся, 58,4 % - безработных, 55,9 % - жителей Беларуси с высшим и незаконченным высшим образованием, 63,9 % - с начальным и неполным средним образованием, 54,5 % - жителей города, 54,6 % -жителей села, 58,1 % - мужчин, 50,8 % - женщин, 24,5 % - молодых людей в возрасте до 20 лет, 67,8 % - пожилых старше 60 лет. Эти люди были убеждены в том, что именно Беловежские соглашения уничтожили ранее могучее государство - Советский Союз, столкнули Беларусь в пропасть, сделали их нищими, детей лишили перспективы в жизни.

Причем, как показывали результаты социологических исследований, более половины (57,4 %) жителей Беларуси на возможном референдуме высказались бы за восстановление Союза ССР. Такую же точку зрения поддерживали четыре пятых людей с начальным и неполным средним образованием, три четверти пенсионеров, две трети жителей со средним образованием, более половины опрошенных рабочих, крестьян, ИТР и служащих, жителей города и села в возрасте от 30 до 40 лет. Наиболее негативно к восстановлению Союза ССР относились предприниматели и бизнесмены. 72,0 % представителей данной социальной группы готовы проголосовать «против», 41,5 % молодых людей в возрасте от 16 до 20 лет также выступали против восстановления Союза ССР. А в целом на возможном референдуме против восстановления бывшего союзного государства была готова голосовать пятая часть жителей Беларуси [2-5].

Тогда же был поставлен вопрос: как должна происходить интеграция Беларуси и России? Половина жителей Беларуси выступила за тесное сближение наших народов, однако утверждали, что следует учитывать темпы политического, экономического и социального развития государств, социально-политическую ситуацию в белорусском и российском обществе. Четверть населения Беларуси выступила за быструю интеграцию наших стран.

Особый интерес представляли ответы на вопрос социологической анкеты: «Если бы сегодня избирался Президент СССР или СНГ, за кого из названных политиков Вы бы проголосовали?» Выбор жителей нашей республики был следующий:

1. А. Лукашенко - 37,4 %,

2. Б. Ельцин - 16,7 %,

3. Г. Зюганов - 7,9 %,

4. Г. Явлинский - 6,8 %,

5. Н. Назарбаев - 6,5 %,

6. В. Черномырдин - 6,1 %,

7. М. Горбачев - 4,1 %,

8. Е. Гайдар - 2,5 %,

9. Э. Шеварнадзе - 1,6 %,

10. Л. Кучма - 1,3 % [2-5].

В белорусском обществе сложились определенные стереотипы политических лидеров страны. Одних народ помнил и поддерживал, а других хотел бы забыть навсегда. Одни оставили в политике яркий след, а другие же - только грустные воспоминания. Одни руководители-политики подняли страну с колен, другие - столкнули ее в пропасть, третьи - разорвали на куски. Вот так ответили жители Беларуси на вопрос: «Какого типа политик мог бы сегодня вывести республики бывшего Союза из кризиса?»

1. Ю. Андропов - 30,4 %,

2. И. Сталин - 17,6 %,

3. Б. Ельцин - 12,7 %,

4. В. Ленин - 10,3 %,

5. М. Горбачев - 4,2 %,

6. Л. Брежнев - 3,9 %,

7. Н. Хрущев - 3,1 % [2-5].

Таким образом, мониторинговые социологические исследования постоянно показывали, что жители Беларуси хотят теснейшей интеграции Беларуси и России, восстановления разорванных экономических, социальных и других связей, создания союзного государства нового типа. Целый комплекс природногеографических и социально-исторических, геополитических и культурных, национально-этнических и торгово-экономических, социальных и научнотехнических, экологических и других факторов подтверждал необходимость интеграции России и Беларуси.

Во времена Советского Союза Белорусская ССР была своеобразным сборочным цехом всей страны, где была сконцентрирована мощная промышленность. Население Беларуси составляло 3,5 % населения СССР, но Беларусь производила 10 % металлорежущих станков, пятую часть тракторов, четверть машин для животноводства. На Белорусскую ССР приходилось около 60 % производства компьютеров и программного обеспечения в СССР. Это позволило создать в республике мощный научно-производственный потенциал. После распада Советского Союза Беларусь не только сохранила большинство отраслей национального производства, но и сумела обеспечить их экономический рост. Более глубокая интеграция России и Беларуси, считают многие респонденты, поддержит белорусскую экономику новыми заказами и рынками сбыта. Тем более что, по мнению многих жителей Беларуси, Россия - это рынки сбыта и источники сырья для белорусских предприятий, это газ, нефть и электроэнергия для нашей страны, это постоянная работа для многих жителей республики.

Беларусь - западный сосед России, через которого проходили и проходят важнейшие транспортные артерии. По транспортному коридору через Беларусь проходит около 70 % российского экспорта, что выгодно и белорусам, и россиянам.

Очень важный фактор, благоприятствующий созданию единой интеграционной структуры, - наука и образование как интеллектуальный потенциал будущего союзного государства. В составе СССР Беларусь имела высокий уровень науки и образования. Практически все это сохранилось и после рас-

пада Советского Союза. К сожалению, многие ученые и специалисты после распада Союза ССР стали уезжать на работу в западные государства. В Беларуси не создали необходимых условий для научной деятельности. Но, с другой стороны, это еще раз показывало высочайший уровень белорусских специалистов, раз они нужны США или ФРГ. Все надеялись, что с помощью российских коллег, финансов, технологий и т. д. можно будет решить многие проблемы белорусских ученых, а они будут эффективно работать на благо общего государства.

Еще один фактор - духовно-исторический - способствовал теснейшей интеграции Беларуси и России. Судьбы белорусского и российского народов исторически тесно связаны между собой. Они накопили большой интеграционный опыт, уходящий своими корнями в историю Российской Империи. В течение многовекового развития сложилась общность исторических судеб белорусского и российского народов, культур, уклада хозяйственной жизни, родственность менталитета. Вряд ли можно найти народ, более близкий народу России генетически и лингвистически, чем белорусский. В годы Второй мировой войны и Российская Федерация, и Беларусь понесли огромные потери. По данным социологических исследований, более трех четвертей жителей Беларуси имели родственников в России. Общей являлась и религия (православие), которую исповедовали в наших государствах большинство граждан. Русский язык, на котором в Беларуси разговаривает подавляющее большинство жителей, получил государственную поддержку. Кстати, за два государственных языка - русский и белорусский - постоянно высказываются более 80 % населения страны. Несмотря на все усилия оппозиции, в Беларуси нет антирусских настроений. Только 0,2 % жителей страны испытывали некоторую неприязнь к русским.

Очень важным был и военный фактор. В данном случае речь идет о совместном обеспечении национальной безопасности союзного государства. В конце прошлого столетия военная инфраструктура НАТО приблизилась непосредственно к западным границам Беларуси. После распада СССР под угрозой оказался единый военно-стратегический потенциал. И это в то время, когда в Беларуси хорошо оборудована западная граница, в которую практически не надо вкладывать новых огромных средств или строить новые оборонительные сооружения около Смоленска. У Беларуси сильная противовоздушная оборона. Она способна защитить территорию союзного государства от НАТОвских бомбардировщиков. Линия ПВО возле Смоленска в таком случае вообще теряла всякий смысл.

Это прекрасно понимали и противники интеграции Беларуси и России. Согласно учению шведского политолога, классика геополитики Рудольфа Челлена, тот, кто владеет центром Европы, полностью владеет ею всей. Не поэтому ли Беларусь долгие годы, века находилась в центре противостояния различных политических сил, ареной противодействия двух встречных движений - Германии и Франции на Восток и России на Запад? Длительные по-

пытки Польши создать в самом центре Европы мощное государство и целенаправленно влиять на весь континент не увенчались успехом. Речь Посполита рухнула под ударами различных геополитических сил, а притязания остались. Как результат, в свое время рядом политических сил различной направленности при поддержке прибалтийских, украинских и белорусских националистов был разработан план создания буферной зоны государств от Черного до Балтийского морей. Эта зона должна быть экономически независимой. В ней предусматривалось строительство нефтепровода с юга на север, снабженного соответствующими терминалами, а с севера на юг - газопровода для экспорта газа из Норвегии. Данная буферная зона должна была отделить Россию от стран Запада. Планировалось установить высокие пошлины на провоз товаров из России, предусмотреть в этой зоне квоты и коридоры для экспорта российских нефти и газа в Западную Европу, для движения железнодорожного, автомобильного и воздушного транспорта.

Поэтому нужно было немедленно принимать конкретные меры по теснейшему сближению российского и белорусского народа. Примером возможной и реальной интеграции общественных структур стало создание Союзного государства Беларуси и России. 2 апреля 1996 г. президенты России и Беларуси Борис Ельцин и Александр Лукашенко поставили свои подписи под документом, который ознаменовал рождение нового союза. Это государственное образование явилось одним из наиболее эффективных вариантов решения многочисленных проблем, появившихся после распада Советского Союза. Постепенно активизировались экономические, социальные, культурные, духовные связи между двумя государствами, народами, регионами и городами, хозяйствующими субъектами, рядовыми россиянами и белорусами, началось реальное наполнение интеграционных процессов. Люди стали отходить от шока, связанного с развалом СССР, разрушением всего того, что объединяло братские народы.

С появлением Союзного государства, пишет Александр Лукашенко, «сформулирован и апробирован принцип разноскоростной и разноуровневой интеграции. Уже в течение полутора десятков лет Союзное государство - катализатор и своего рода масштабная лаборатория глубокой интеграции. Это предмет нашей особой гордости. Ведь мы смогли расширить рамки интеграции от экономики до социальных и даже отчасти политических вопросов. Нам удалось серьезно продвинуться в обеспечении равных прав граждан, унификации национальных законодательств, координации внешнеполитической деятельности. Реальным стало осуществление масштабных межгосударственных программ, в том числе в сфере научно-технического сотрудничества» [6].

Новая геополитическая структура, представляющая интеграционное сообщество, имела огромное социально-экономическое значение. Однако шло время, происходили различные политические, экономические, культурные события. И в начале текущего столетия социологи зафиксировали интересный общественный феномен. С одной стороны, отчетливо прослеживались тенденции и стремление белорусов и россиян быть вместе, жить вместе, ездить друг к другу

в гости, совместно решать многочисленные проблемы, вместе радоваться и противостоять невзгодам. Но, с другой стороны, Республика Беларусь состоялась как сильное независимое самодостаточное государство, с которым считаются во всем мире, которое уважают и без которого уже нельзя представить Европу и все мировое сообщество, суверенитет которого является высшей ценностью. Оказалось, что возврата к Советскому Союзу нет и уже не будет никогда. Необходимо было учиться работать в принципиально новых геополитических условиях, в том числе в рамках Союзного государства Беларуси и России.

Однако это была сложная и трудная наука, которой так и не смогли полностью овладеть в наших странах. Но самое страшное, что идеи Рудольфа Челле-на овладели умами некоторых российских политиков, причем в извращенной форме. Отдельные из них стали усиленно проводить идею, что возрожденная Россия способна взять под крыло бывшие союзные республики, а белорусская «Вандея» может быть первой. Президент Белоруссии А. Лукашенко неоднократно заявлял, что готов строить с Российской Федерацией добрые, тесные отношения в рамках Союза, но только на равноправной основе. Мы готовы идти настолько далеко и глубоко в строительстве союзных отношений, насколько сегодня к этому готово руководство России, однако Беларусь всегда будет независимым государством. Председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Анатолий Рубинов отмечал: «И на Западе, и на Востоке должны ясно понимать, что за прошедшее время Беларусь развилась в самостоятельное суверенное государство, которое ни при каких условиях не войдет в состав другого государства и не пожертвует даже частичкой своего суверенитета. Беларусь - самостоятельная страна, она не имеет никаких имперских или мировых политических амбиций» [8, с. 8].

В Беларуси позицию Президента страны поддерживают очень многие, практически все. В нашей стране, как показывают результаты социологических исследований, только около трех процентов населения выступают за идею вхождения Беларуси в состав Российской Федерации. Причем число людей с «Интернационалом» в голове с каждым годом становится все меньше.

Как показывают социологические исследования, большинство и белорусских, и российских политиков прекрасно понимает, что мы должны быть рядом и вместе: по политическим, экономическим, социальным, культурным и просто человеческим причинам. Данное положение подтверждается и конкретными действиями. В июле 2012 г. Дмитрий Медведев особо подчеркнул, что Беларусь и Россия успешно решают различные вопросы интеграции двустороннего сотрудничества. Выступая на заседании Совета Министров Союзного государства в Минске, премьер-министр России отметил, что «у нас сейчас период концентрации наших усилий, укрепления нашего стратегического партнерства, поэтому и в рамках Союзного государства, и в рамках Таможенного союза, и в рамках Единого экономического пространства происходит углубление интеграционных процессов. Наши отношения на подъеме,

свидетельством этого является самый большой за всю историю российско-белорусского экономического сотрудничества торговый оборот, - подчеркнул Д. Медведев. - Это результат и двусторонней работы, и создания нового интеграционного объединения - Единого экономического пространства [7, с. 36].

Будущее - это опрокинутое в настоящее прошлое. Надо хорошо знать и помнить свою историю. Беларусь и Россия - это страны-сестры, белорусы и россияне - братья. Мать-природа поместила эти страны рядом, история связала теснейшим образом вместе их судьбы. Мы всегда были вместе и рядом. Союзное государство - это пример самой тесной интеграции на постсоветском пространстве. Именно его строительство дало импульс созданию Таможенного союза. Несмотря на все происки врагов, никто никогда не разорвет, не разрушит белорусско-российское братство, не разорвет тесные братские связи. Об этом говорят и опросы общественного мнения.

Литература

1. Кебич, В. Искушение властью. Из жизни премьер-министра / В. Кебич. - Минск: Парадокс, 2008. - 480 с.

2. Котляров, И. В. Отношения Беларуси и России: взгляд изнутри / И. В. Котляров, А. М. Грищенко. - Минск: Белинформпрогноз. - 1996. - 14 с.

3. Котляров, И. В. Политическая социология: теория, история, методология, методика / И. В. Котляров // Минск: МИУ, 2004. - Т. 1. - 286 с. Т. 2. - 284 с.

4. Котляров, И. В. Суверенитет Беларуси: достижения и проблемы на весах социологии / И. В. Котляров. - Минск: Академия наук Беларуси. Научно-исследовательский центр «Парадигма». - 1993. - 30 с.

5. Котляров, И. В. Трудный путь к суверенитету / И. В. Котляров. - Минск: Проблемы суверенитета в мировой историографии: традиции политической мысли Востока и Запада / под ред. ректора ИПП А. В. Горелика. - Минск: Ин-т парламентаризма и предпринимательства, 2012. - С. 2-16.

6. Лукашенко, А. Г. О судьбах нашей интеграции / А. Г. Лукашенко // Известия. - 2011. - 17 окт.

7. Михайлов, В. Союз набирает обороты / В. Михайлов // Российская Федерация сегодня. -2012. - № 14. - С. 36.

8. Рубинов, А. Белорусская модель. Некоторые вопросы политики на современном этапе / А. Рубинов // Беларус. думка. - 2010. - № 3. - С. 3-9.

I. V. kotliaroy

dynamics of relationship between the Russian federation AND the republic of BELARus: sociological ANALYses

summary

Dynamics of changing public opinion about the relationship between the Russian Federation and the Republic of Belarus has shown, the factors impacting on the rates and directionality of changes have been analysed.

Key words: Belarus, Russia, relations, public opinion, independence, surveys, ratings, political leaders, and prospects.

Поступила 29.10.2012 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.