Научная статья на тему 'Динамика численности большого пёстрого дятла Dendrocopos major в 2005-2014 годах в окрестностях деревни Красницы (Гатчинский район Ленинградской области)'

Динамика численности большого пёстрого дятла Dendrocopos major в 2005-2014 годах в окрестностях деревни Красницы (Гатчинский район Ленинградской области) Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
120
37
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Динамика численности большого пёстрого дятла Dendrocopos major в 2005-2014 годах в окрестностях деревни Красницы (Гатчинский район Ленинградской области)»

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 975: 685-692

Динамика численности большого пёстрого дятла Dendrocopos major в 2005-2014 годах в окрестностях деревни Красницы (Гатчинский район Ленинградской области)

В.И.Головань

Владимир Иванович Головань. Кафедра зоологии позвоночных, биологический факультет, Санкт-Петербургский государственный университет, Университетская набережная, 7/9, Санкт-Петербург, 193034, Россия. E-mail: golovanv@gmail.com

Поступила в редакцию 3 марта 2014

В окрестностях деревни Красницы на берегах реки Суйды (Гатчинский район Ленинградской области) регулярные орнитологические исследования ведутся с 2000 года. Общая характеристика участка наблюдений и список встречающихся здесь птиц представлены в отдельной работе (Головань 2012). Предварительные результаты изучения дятлов (по наблюдениям до 2005 года) уже были опубликованы (Головань 2006). В данном сообщении представлены материалы мониторинга населения большого пёстрого дятла Dendrocopos major в 2005-2014 годах. В весенне-летний период учёты дятлов проводились с периодичностью раз в 3-5 дней, а с сентября до апреля каждый месяц выполнялось от 2 до 5 учётов. Маршруты были проложены с учётом особенностей расположения лесов разного типа на модельном участке (рис. 1). Во время маршрутных учётов с помощью навигатора определяли координаты нахождения птиц и места расположения «кузниц», на которых большие пёстрые дятлы раздалбливали шишки.

Наблюдения проводились в лесу на левом берегу реки Суйда. Маршруты пролегали в сплошном лесном массиве от опушки до 500 м вглубь леса (рис. 1). На модельном участке доминируют приспевающие ельники черничные, сфагновые и кисличные; перемежаемые небольшими участками посадок ели. По южной границе Кауштинского болота расположены небольшие участки пушицево-сфагновых сосняков, а ближе к реке — травяно-сфагновые сосняки с густым подростом ели и сфагновые и черничные ельники (рис. 2-3). Опушечная зона от Симкиного ручья до просеки 139/149 кв. Сусанинского лесничества занята преимущественно смешанными лесами с преобладанием осины и берёзы (рис. 4). Между ранее существовавшей узкоколейной дорогой и болотом простирается обширная гарь (пожар 2002 года). Ныне гарь зарастает берёзой пушистой, серой ольхой и ивняками (рис. 5). В восточной части под пологом мелколиственных пород идёт возобновление сосны и в меньшей мере ели.

Результаты наших наблюдений выявили существенные флуктуации численности большого пёстрого дятла в осенне-весенние периоды и выраженное биотопическое перераспределение птиц в зависимости

Рис. 1. Окрестности деревни Красницы (Гатчинский район, Ленинградская область). Границы участка наблюдений в 2005-2014 годах обозначены жёлтым цветом. Числа соответствуют номерам рисунков — фотографий стаций.

от урожая семян ели Picea abies и сосны Pinus sylvestris. В годы плодоношения ели большие пёстрые дятлы встречаются на всей территории, в то время как в годы неурожая еловых семян птицы приурочены преимущественно к тем участкам леса, где преобладает сосна (рис. 6). С декабря 2005 до апреля 2006 года, когда был неурожай и сосны и ели, больших пёстрых дятлов вообще ни разу не удалось отметить. Сходная ситуация сложилась и зимой 2013/14 года, когда на маршрутах регистрировалось не более 2 особей в лесу южнее Кауштинского болота, где доминирует сосна. Последний раз 2 птицы держались на этом участке 15 января, а 20 января 2014 здесь встречена лишь 1 особь. Позднее (25 и 31 января и 6 февраля) дятлы не встречались. Лишь 24 и 27 февраля снова 1 и 2 особи были отмечены в первом случае в 700 м юго-восточнее места регистрации птиц, наблюдавшихся в середине января, а во втором — на значительном удалении (рис. 6).

Рис. 3. Пушицево-сфагновый сосновый лес. 16 мая 2007. Фото автора Рус. орнитол. журн. 2014. Том 23. Экспресс-выпуск № 975

Рис. 4. Таволговый осиново-берёзовый лес с подростом ели. 7 июня 2006. Фото автора.

Рис. 5. Пушицево-сфагновый сосновый лес у южной границы Кауштинского болота, где в 2002 году прошел низовой пожар. 31 мая 2008. Фото автора.

Рис. 6. Распределение большого пёстрого дятла Dendrocopos major во время учётов 11 ноября 2012 (жёлтые точки), 18 января 2013 (красные точки) и в январе-феврале 2014 года (синие точки).

В 2007 и 2012 годах, когда обильно плодоносила ель, плотность населения большого пёстрого дятла существенно возрастала (рис. 7). Максимальная численность дятлов на модельном участке наблюдалась в осенне-зимний период 2012/13 года. В первой декаде ноября на 1 км маршрута отмечалось 2.1 особи, а в течение февраля — 2.7. В эти сезоны высокая плотность населения зарегистрирована и в еловых лесах заповедника «Кивач»: 2.75 особи на 1 км маршрута в 2007 и 2.61 особи на 1 км - в 2013 году (Соколов и др. 2014).

Значительное увеличение плотности населения в 2012 году происходило в сентябре-октябре. В это время большие пёстрые дятлы вели себя весьма демонстративно, активно взаимодействовали друг с другом (полёты-преследования с частыми криками; иногда к «паре» птиц присоединялась третья особь). В первой декаде ноября плотность достигла максимального значения, после чего произошло небольшое снижение числа регистрируемых особей. Численность оставалась на достигнутом уровне до конца января 2013 года. В конце января было учтено минимальное число птиц, а в феврале вновь отмечен значительный подъём (самое высокое значение встречаемости особей за весь осенне-зимний период). В марте численность большого пёстрого дятла снизилась почти в 1.5 раза и примерно на таком уровне оставалась до начала гнездового сезона (рис. 8).

Рис. 7. Динамика численности большого пёстрого дятла ^ешйтеороз, на модельном участке в окрестностях Красниц в осенне-зимние периоды 2005-2014 годов.

&

о.

3

й>

ю

о

о

о

о

ш

U

ф

3"

г

=.

о

ІС

-В*

1

А р г" .... ■""Г

ОІ fsi <41

— (VJ о —

N (SI C\J lNrJ(\lfVf\jr\Jf\JNf\|C\|(NJ

T^T^<S4rsj<Nicsjr4«^fO-t--r-f--T

— — cNl

N IM ЛІ

Даты учетов

Рис. 8. Частота встречаемости большого пёстрого дятла Dendrocopos major на модельном участке в окрестностях Красниц с октября 2012 до мая 2013 года.

Несмотря на значительные различия по годам численности большого пёстрого дятла в осенне-зимнее время на модельном участке на правом берегу реки Суйды, плотность его населения в гнездовой период не претерпевала здесь существенных колебаний (гнездовая плотность варьировала от 1.6 до 2.0 пар на 1 км2). Сходная плотность населения наблюдалась и в других местах Ленинградской области. Так, в конце июня 2013 года в ельниках Подпорожского района на километр маршрута мною отмечалось в среднем 2 выводка. В заповеднике «Ки-

вач» в ельниках и сосняках плотность гнездования этого вида может достигать 10 ос./км2, тогда как в осенне-зимний период она колеблется по годам от 4 до 24.2 ос./км2 (Ивантер 1962; Зимин и др. 1993; Захарова 1991; Яковлева 20007, 2011). По данным М.В.Яковлевой (Соколов и др. 2014), в ельниках Кивача с 2000 по 2013 год плотность населения в гнездовое время колебалась от 0 в 2010 и 2011 годах до 7.89 пар/км2 в 2001, а высокой плотности в гнездовой период предшествовала высокая плотность осенью и зимой. В 1990-1994 годах в Нижнесвирском заповеднике, расположенном на границе с Карелией, плотность гнездования этого вида варьировала от 0 до 2.6 пар/км2 (Иванчев, Ковалев 1999). В нашем случае плотность населения в гнездовой период не претерпевала существенных изменений в зависимости от численности большого пёстрого дятла в осенне-зимнее время.

В окрестностях Красниц перемещения дятлов незаметны. О них можно судить лишь по изменению численности птиц. На южном берегу Финского залива пролёт больших пёстрых дятлов был ярко выражен, но здесь мы проводили наблюдения не регулярно. В утренние часы 4 августа 2013 около устья реки Чёрной (посёлок Большая Ижора) за 1 ч в восточном направлении перемещалось до 30 особей. Птицы летели преимущественно поодиночке, либо по две особи.

Интенсивные перемещения больших пёстрых дятлов отмечаются и весной. По данным Д.Н.Нанкинова (Мальчевский, Пукинский 1983), в марте 1970 года в окрестностях Старого Петергофа вдоль берега Финского залива за 0.5 ч пролетало до 25 особей. Иногда дятлы бывают вынуждены покидать участки обитания даже в середине зимы. Так, в 1975 году большие пёстрые дятлы держались в сосновом бору на берегу Свирской губы до середины января, а позднее они здесь не отмечались до весны.

Сезонные перемещения у большого пёстрого дятла наблюдаются практически ежегодно, но в некоторые годы их интенсивность существенно возрастает. Например, в августе и сентябре 1976 года на берегу Свирской губы ежедневно регистрировали от нескольких десятков до 250 перемещающихся дятлов (Носков и др. 1981). На Северо-Западе России инвазии большого пёстрого дятла наблюдаются, как правило, с периодичностью в 4-6 лет (Мальчевский, Пукинский 1983; Носков и др. 1981; Соколов и др. 2014). Во время этих перемещений дятлы способны преодолевать значительные расстояния. Одна из особей, помеченная в Гумбарицах, была отловлена на удалении в 1000 км от места мечения (Ковалев, Смирнов 1995).

Литер атур а

Головань В.И. 2006. Территориальное распределение и численность дятлов на двух модельных площадках на юго-западе Ленинградской области // Рус. орнитол. журн. 15 (306): 19-23.

Головань В.И. 2012. Птицы окрестностей деревни Красницы (Гатчинский район Ленинградской области) // Рус. орнитол. журн. 21 (750): 899-927.

Захарова Л.С. 1991. Численность зимующих птиц в заповеднике «Кивач» // Экология наземных позвоночных. Петрозаводск: 64-74.

Зимин И.Б., Сазонов С.В., Лапшин Н.В., Хохлова Т.Ю., Артемьев А.В., Анненков В.Г., Яковлева М.В. 1993. Орнитофауна Карелии. Петрозаводск: 1-220.

Ивантер Э.В. 1962. Птицы заповедника «Кивач» // Орнитология 5: 68-85.

Иванчев В.П., Ковалёв В.А. 1999. Сравнительная характеристика некоторых популяционных параметров большого пёстрого дятла Dendrocopos major в Центральном и Северо-Западном регионах России // Рус. орнитол. журн. 8 (83): 3-8.

Мальчевский А.С., Пукинский Ю.Б. 1983. Птицы Ленинградской области и сопредельных территорий: история, биология, охрана. Л., 1: 1-480.

Носков Г.А., Зимин В.Б., Резвый С.П., Рымкевич Т.А, Лапшин Н.В., Головань В.И. 1981. Птицы Ладожского орнитологического стационара и его окрестностей // Экология птиц Приладожья. Л.: 3-86.

Ковалев В.А., Смирнов О.П. 1995. Большой пёстрый дятел (Dendrocopos major L.) // Атлас миграций птиц Ленинградской области по данным кольцевания. СПб.: 107-108. Соколов Л.В., Шаповал А.П., Яковлева М.В. 2014. Многолетний мониторинг инвазий большого пёстрого дятла Dendrocopos major в Прибалтике и Карелии // Рус. орнитол. журн. 23 (969): 467-494.

Яковлева М.В. 2007. Динамика численности зимующих видов птиц в заповеднике «Кивач» //Динамика численности птиц в наземных ландшафтах. М.: 83-92.

Яковлева М.В. 2011. Многолетняя динамика численности птиц в лесах заповедника «Кивач» // Тр. Заповедника «Кивач» 5: 185-198.

ю ^

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2014, Том 23, Экспресс-выпуск 975: 692-695

Линька маховых у некоторых видов Sylviidae и Turdidae на западе Полтавской области

А.П.Шаповал

Анатолий Петрович Шаповал. Биологическая станция «Рыбачий», Зоологический институт РАН, посёлок Рыбачий, Калининградская область, 238535, Россия. E-mail: apshap@mail.ru

Поступила в редакцию 21 февраля 2014

В 1990-1997 годах автор проводил отлов, коллектирование и сбор сбитых автотранспортом птиц в окрестностях села Лазорки Оржицкого района Полтавской области. В предыдущих сообщениях представлены данные о ходе линьки маховых у трёх видов Picidae (Шаповал 2013) и некоторых видов Fringillidae (Шаповал 2014). В настоящем сообщении приводятся данные о линьке нескольких видов славковых Sylviidae и дроздовых Turdidae. Протоколы линьки обследованных особей приведены в таблице. Порядок и названия видов приняты по последнему полевому определителю птиц Украины (Фесенко, Бокотей 2002).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.