Научная статья на тему 'Динамика антиамериканских настроений в постсоветской России и основные характеристики антиамериканизма на сегодняшний день'

Динамика антиамериканских настроений в постсоветской России и основные характеристики антиамериканизма на сегодняшний день Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
775
160
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The dynamic of anti-american sentiment in postsoviet Russia and the main characteristics of current anti-americanism

The author analyses the 25-year dynamics of the anti-American sentiment in the post-Soviet Russia on the basis of the longitudinal surveys of Levada-Center. He goes beyond the questions of overall attitudes towards the US, and shows that there are several layers of attitudes towards this country in Russian public and elite opinion. While the overall attitudes were rather positive right up to the present confrontation, the negative image of the US and its role in the world was formed already by the end of 1990s. The particular characteristics of current antiAmericanism are shown on the materials of surveys and 28 focus groups conducted in 2014-2016.

Текст научной работы на тему «Динамика антиамериканских настроений в постсоветской России и основные характеристики антиамериканизма на сегодняшний день»

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ, ПОЛИТИКА И ИДЕОЛОГИЯ

Денис ВОЛКОВ

Динамика антиамериканских настроений в постсоветской России и основные характеристики антиамериканизма на сегодняшний день

В основу этого исследования легли данные регулярных репрезентативных опросов общественного мнения о различных аспектах отношения к США и Западу, проводимых среди взрослого населения России. Опросы проводились исследовательским коллективом Левада-Центра (до 2003 года — ВЦИОМ). Для содержательного анализа образа США и Запада использованы материалы двадцати восьми групповых дискуссий, проведенных Левада-Центром в 2014—2016 годах1. Работа ставит целью обобщить имеющиеся количественные и качественные результаты исследования отношений россиян к США и Западу, накопленные за 25 лет. Главные вопросы, которые встают перед аналитиком, могут быть сформулированы следующим образом: какие исторические этапы можно выделить в общественном мнении в этом плане? какие события и даты можно считать определяющими в этом процессе, как связаны между собой представления массы и элиты? каковы основные контуры этих представлений на сегодняшний день2?

1 Фокус-группы проводились в трех возрастных группах жителей Москвы: молодежь (18-25 лет), средний возраст (26-45 лет), старшее поколение (46 и старше). В первой возрастной группе проведено тринадцать дискуссий, в двух других семь и восемь соответственно. Дискуссии проводились по ряду тем, в том числе обсуждались текущие события на Украине, в Турции, Сирии, вопросы санкций и т.д. Тема антиамериканизма затрагивалась в контексте обсуждения общих тем, часто респонденты сами заводили разговор о своем отношении к Америке и ее роли в происходящем.

2 В этой части работы хотелось бы уточнить некоторые положения недавней статьи Льва Гудкова, опубликованной в одном из предыдущих номеров Вестника: См. Гудков Л. Структура и функции российского антиамериканизма: фаза мобилизации 2012-2015 годов // Вестник общественного мнения. 2015. № 3-4. С. 15-44.

В методологическом плане первая часть работы продолжает линии, намеченные такими исследователями российско-американских отношений, как Г. Дилигенский3 и З. Кузина4, которые в свое время постарались осветить схожие вопросы с помощью имеющихся в их распоряжении открытых данных социологических опросов. Отличительной чертой настоящей работы является то, что в ней учитываются данные ранних опросов, которые прежде не публиковались или публиковались не полностью. Во второй части работы речь идет о содержании основных представлений россиян об американской угрозе, которые были получены в результате обсуждения этих вопросов на групповых дискуссиях с москвичами. Материалы фокус-групп дополнены результатами опросов общественного мнения, дающими представление о распространенности тех или иных мнений среди населения.

Вначале необходимо отметить несколько базовых характеристик существующих представлений россиян о США и Западе. Так, для подавляющего большинства населения образ западных стран практически полностью определяется телевизионными трансляциями. На март 2016 года лишь немногие имели опыт прямого контакта с западной культурой. За последние пять лет в США побывали менее 1% россиян, во всех европейских странах вме-

3 Дилигенский Г.Г. «Запад» в российском общественном сознании // Общественные науки и современность. 2000. № 5. С. 5-19.

4 Кузина З.Н. Внешнеполитические проблемы в зеркале общественного мнения в России (2000-е годы) // Мировая экономика и международные отношения. 2010. № 10.

сте взятых — менее 10%. У такого же количества людей есть друзья и знакомые на Западе. В целом не более 15% населения1 активно проявляет интерес к происходящему за пределами России. Большинство имеет лишь самые общие представления о происходящем за границей и о том, как устроен современный мир, содержательное обсуждение этих тем на групповых дискуссиях вызвало затруднение2. Пришлось еще раз убедиться, что в общественном сознании в этих вопросах доминируют наиболее простые и шаблонные представления3.

В глазах большинства россиян Запад пусть и не тождественен США, но находится под политическим и экономическим контролем Америки (табл. 1). Считается, что именно США определяют политику не только НАТО, но и Европейского Союза. В марте 2016 года в отношении НАТО так считали 67% населения, в отношении ЕС — относительное большинство (37%), о лидирующей роли Германии (вторая по упоминанию страна в этом вопросе) говорили 24%. Тогда же 85% россиян полагали, что евро-

пейские страны принимали решение о наложении санкций на Россию под давлением США, и лишь 6% утверждали, что Европа в этом вопросе действовала самостоятельно. Таким образом, сегодняшний конфликт между Россией и Западом представляется прежде всего как российско-американское противостояние. При этом одними из центральных составляющих образа Запада вообще и особенно образа США являются НАТО и милитаризм. Если отношение к Америке и Европе за прошедшие четверть века регулярных социологических наблюдений претерпело серьезные изменения, то образ НАТО всегда был скорее негативным и ассоциировался с военной угрозой для России.

Этапы формирования негативного образа США в массовом сознании

Начало 1990-х: надежда на союз с Америкой

Многие заслуживающие внимания исследователи антиамериканизма упускают из виду, что в начале 1990-х большинству российского населения США представлялись безоговороч-

Таблица 1

БАЗОВЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЗАПАДЕ. ЧТО СВЯЗЫВАЕТСЯ В ВАШЕМ ПРЕДСТАВЛЕНИИ СО СЛОВОМ «ЗАПАД»?

(открытый вопрос с предварительным кодированием, %, март 2016 г., ответы ранжированы, приведены ответы, набравшие более 10%)

Европа, ЕС, европейские страны США

НАТО, военные блоки/ союзы/ организации

Рынок, капитализм, развитая экономика, бизнес

Богатство, высокий уровень жизни

Мировые торговые марки, товары, бренды и проч.

Миграционный кризис, мигранты

Антироссийский заговор, стремление ослабить Россию

Международные организации: МВФ, Мировой банк, ООН и проч.

Лицемерие, двойные стандарты в политике

Фильмы, Голливуд

Сексуальные меньшинства

Прогресс, современность, развитие_

54 33 22 20 19 17 14 12 12 12 11 11 11

1 Эта цифра стабильно возникает в опросах на различные темы. Так, даже в разгар предвыборной гонки в США, которой уделяли много времени российские телеканалы, эта тема привлекла внимание тех же 15%. См.: Выборы президента США/Публикация на сайте levada. ru от 7 ноября 2016 года. URL: http://www.levada.ru/2016/11/07/vybory-prezidenta-ssha/. В марте 2016 года интерес к возможному выходу Великобритании из ЕС проявляли 12% населения. Лишь отдельные темы катастрофического характера (например, мигрантский кризис в Европе) способны ненадолго привлечь внимание россиян.

2 Проведенные групповые дискуссии показали, что даже среди учащихся и недавних выпускников ведущих московских вузов гуманитарных специальностей обсуждение текущих мировых событий и роли в них России вызывает затруднения.

3 Дилигенский Г. Указ. соч.

ным образцом для подражания, главным ориентиром во внешней политике. С позиций сегодняшнего дня, когда критика американской политики и западного образа жизни достигает вселенских масштабов, это кажется невероятным. Согласно результатам опросов 1990—1991 годов США вызывали у людей самый большой интерес среди всех стран мира — 39% против 27% в отношении Японии, 17% — Германии. Если опрашиваемым предлагали выбрать, с кем из стран Запада Россия должна сотрудничать в первую очередь, большинство отдавало без-

условное предпочтение Америке (74%). Германию, например, упоминали почти в два раза реже. США воспринимались как наиболее богатая и развитая страна Запада.

В этот недолгий период Америка не только служила ориентиром, но и считалась самым надежным партнером, на чью поддержку можно рассчитывать. Если от кого-то и ждали помощи, то в первую очередь со стороны США (37%). Для сравнения, помощи от Германии ждали всего 9%. При этом большинство (44%) было уверено в том, что Соединенные Штаты эту помощь обязательно окажут (не верили в это только 18%, остальные затруднялись с ответом или не искали такой помощи). В лице США видели дружественную страну (51%) или союзника (16%), враждебность к России со стороны Штатов усматривали не более 1—2%.

В 1992 году сотрудничество с США российским гражданам представлялось более приоритетным, чем сотрудничество даже с СНГ: 38% против 25%. В свете этих цифр внешняя политика Ельцина — Козырева, направленная Рисунок 1

ОБЩЕЕ ОТНОШЕНИЕ К США1

100

90 80 70 60 50

40

30

20

10

на сотрудничество с США, выглядит логичной. Однако уже в 1993 году ориентиры меняются: соотношение составляет уже 35% к 45% в пользу СНГ. Углубляющийся экономический кризис заставляет почувствовать, что уровня развития Америки в ближайшее время достичь не получится. Увлечение россиян США сменяется разочарованием, а вслед за этим следует и дисквалификация объекта нереализуемых желаний по принципу, который Юрий Левада во многих работах описывал словами из известной басни: «На взгляд-то он хорош, да зелен».

Середина 1990-х: охлаждение отношений

Ближе к середине 1990-х образ США в массовом сознании постепенно начинает меняться. Прежде всего ухудшаются оценки роли этой страны на мировой арене, все большему осуждению подвергаются конкретные шаги Америки на внешнеполитической арене, копится недовольство. При этом общее отношение к США остается позитивным (рис. 1), что до известной

233

566

899

223

Хорошо

Плохо

1 Вопрос задавался в следующей формулировке: «Как вы в целом относитесь сейчас к Соединенным Штатам Америки?». (На графике: последний учтенный замер - май 2016 года, не приведены значения графы «затрудняюсь ответить».) За все время социологических наблюдений было отмечено четыре резких всплеска негативного отношения к США: в 1998-м, 2003-м, 2008-м и 2014-м. Нетрудно догадаться, что они совпадали с разногласиями двух стран по поводу событий соответственно в Косово, Ираке, Грузии и на Украине. Слово «резкие» здесь указывает на то, что отношения менялись на противоположные в течение всего одного-двух месяцев и всякий раз (за исключением текущего момента) так же быстро возвращались в исходное «позитивное» состояние. Подробные данные см.: http://www.levada.ru/indikatory/ otnoshenie-k-stranam/ .

степени скрывало происходящие трансформации в общественном мнении. На этом этапе меняется не столько отношение к стране, сколько сам образ США и его содержание.

Одним из первых вызовов положительному отношению россиян к США стала американская военная кампания в Ираке в 1993 году. Тогда российское общественное мнение разделилось следующим образом: треть населения была готова поддержать действия США, но половина высказывалась против (при этом 26%

0

выступали за «решительное осуждение» бомбардировок). Сложно сказать, что тогда преобладало: неприятие войны или же недовольство тем, что такие решения теперь принимаются без учета мнения России.

Тем не менее в 1995—1996 годах действия Америки по отношению к России в целом большинство по-прежнему оценивало как дружеские. США еще не воспринимались как враг, такого мнения придерживались не более 7% — не сравнить с сегодняшним первым местом и 62%. В общем списке врагов Америка уже присутствовала, но была лишь на шестом месте после «мафии», «коррумпированных бюрократов», «чеченцев» и т.д., и совершенно точно эта страна перестала восприниматься как союзник. Так, в 1997 году половина населения считала Россию и Запад внешнепо-

Таблица 2

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О «ВРАГАХ РОССИИ» НА СЕГОДНЯШНИЙ

Отчетливый рост негативных установок по отношению к Западу наблюдается с середины 1990-х. Так, если в 1996 году только 6% готовы были назвать США врагом, в числе многих других, то с 1999-го эта страна уже входит в первую тройку (тогда так считали 19% респондентов) — после «международных террористов» и «чеченцев». Начиная с 2008 года США прочно занимают первое место среди врагов России с устойчивыми 35% респондентов. В 2014-м, на пике антиамериканизма, эта доля повышается до рекордных 65% населения. Сегодня эта цифра составляет 46%, и в списке врагов России США делят первое место с запрещенным в России ИГИЛ1. Уже в мае 1998 года около 75% полагали, что Америка стремится ослабить Россию и превратить ее в сырьевой придаток. Сегодня похожих взглядов придерживается около 80% (табл. 2).

ДЕНЬ2

Исламисты, сторонники фундаментального ислама, ИГИЛ США

Фашисты, бендеровцы

Международные террористические организации

НАТО

Украина

Чеченские боевики

«Пятая колонна», национал-предатели

Ведущие страны Европы (Германия, Великобритания и проч.)

Политические круги на Западе

Национал-патриоты, радикальные националисты

Масоны, мировая закулиса, тайные организации

Финансовые круги на Западе

Польша

Сепаратисты внутри России Российские олигархи Грузия Русофобы

Либералы-западники

Те, кто сегодня стоит у власти

Сионисты

Китай

Ватикан, Папа Римский

Коммунисты

Другие

Затрудняюсь ответить_

47 46 29 27 26 20 10 10 10 9 7 7 7 7 6 5 4 4 4

3 2 1 1 <1

4 2

литическими противниками, другого мнения придерживались 30%. И все-таки лишь треть населения была готова согласиться с тем, что США представляют угрозу мировой безопасности; спустя всего несколько лет эти цифры изменятся.

1 Сравнение этих вопросов выполнено приблизительно ввиду различий в методологии. Вопрос 2016 года был открытый с предварительным кодированием, в предыдущих случаях респондентам предлагалась карточка.

2 Вопрос задавался в следующей формулировке: «Кого бы вы назвали врагами России?» (открытый вопрос с предварительным кодированием, март 2016 года, приведены ответы населения страны в целом).

1998—1999 годы: надлом в отношениях

Определяющими в том, как в России относятся к США, стали события 1998—1999 годов. Чаще всего исследователи называют бомбардировки Косово силами НАТО главным событием, которое привело к резкому ухудшению отношения россиян к Америке1. Это справедливо, но лишь отчасти. Так как за указанные два года, помимо интервенции сил НАТО в Югославии, случились и военные действия США в Ираке, началась вторая чеченская война, повлекшая резкую критику России со стороны Запада, США объявили о выходе из договора по ПРО, произошло первое после распада СССР расширение НАТО на восток. Отношения россиян к Америки не выдержали столь сурового испытания на прочность.

Символом этого конфликта стали «разворот над Атлантикой» Евгения Примакова и марш-бросок российских военных на югославскую Приштину в пику силам НАТО. На политику Запада эти действия практически не повлияли: операция в Югославии продолжилась, еще через несколько лет пал режим Милошевича. Но внутри страны российская власть должна была почувствовать мобилизующий эффект антиамериканизма: за один месяц стабильный до тех пор рейтинг Примакова вырос с 56 до 64%, у населения, как и у российских элит, ощущался прилив оптимизма и собственной значимости2 (все это повторится в многократно усиленном виде в 2014 году). Игра на патриотических чувствах и использование внешней политики для поддержания легитимности власти станут излюбленным приемом уже при следующем президенте.

В том же 1999 году заявления США о выходе из договора по ПРО и расширении НАТО укрепили уверенность россиян в злокозненности Америки. Согласно опросам 55% посчитали, что позиция США по ПРО «идет вразрез с интересами России». Примерно столько же (50%) поддерживали мнение, что в ответ на расшире-

1 См., например: КузинаН. Внешнеполитические проблемы в зеркале общественного мнения в России (2000-е годы)

2 Как пишут авторы книги «Герои 90-х»: «реакция значительной части российского общества на генеральскую инициативу оказалась как нельзя более благоприятной, если не сказать восторженной... Косовский марш-бросок... стал легендой». См.: Башкирова В. Герои 90-х. Люди и деньги: история новейшего капитализма в России. М.: Альпина нон-фикшн, 2012. С. 301-302. Интересно, что авторы подчеркивают самодеятельный характер действий российских генералов, планировавших операцию российских войск в Косово. Политическое руководство было поставлено в известность лишь перед самым исполнением операции. То есть можно предположить, что в конце 1990-х подобные операции еще не планировались в политических целях для укрепления легитимности власти.

ние НАТО Россия должна укреплять безопасность и обороноспособность (еще 23% настаивали на развитии сотрудничества, 13% считали, что вообще никак не надо реагировать). Тогда же США впервые возглавили список стран, которые «представляют угрозу безопасности России» (в 1998 году так считали 23%, в 1999-м уже 35%). 75% россиян готовы были согласиться с утверждением, что «США используют трудности России, чтобы превратить ее во второстепенную страну»; еще 60% уже были уверены, что США хотели бы видеть нашу страну разделенной на несколько частей, хотя всерьез представить себе военный конфликт между двумя странами могли лишь 8—9%. Схожим образом, с 1999 года начинает нарастать общее отчуждение между Россией и западными странами в целом, которое хотя и достигло пиковых значений в 2014 году, но было высоко задолго до того (рис. 2).

Все сказанное позволяет заключить, что к моменту прихода Путина на пост президента в начале 2000 года образ США уже обрел знакомые очертания без помощи ежедневной телевизионной пропаганды, на которую сегодня мы готовы списать его возникновение.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Также во время событий 1998—1999 годов, по-видимому, впервые появляется формула для интерпретации всех последующих международных конфликтов с участием США. В каждом из них половина (или более) респондентов видели в действиях Америки исключительно желание установить контроль над соответствующей территорией, а не попытки добиться исполнения международных норм и наказания их нарушителей. Сопоставимое количество респондентов объясняли причины косовского, иракского и последующих конфликтов интересами самих США. Этот шаблон можно обнаружить в том, как в России воспринимали интервенции союзников в Афганистане и Ираке, события в Ливии и Сирии. Сходным образом во время российско-грузинской войны и участия России (в той или иной степени) в конфликте на юго-востоке Украины российское общественное мнение было убеждено, что настоящими зачинщиками этих конфликтов были западные страны во главе с США.

2000-е: США как главный соперник

Новая возможность изменить ситуацию появилась после терактов 11 сентября 2001 года. Тогда большинство населения испытало шок от произошедшего. Сотрудничество Путина и Буша воспринималось населением как при-

Рисунок 2

НАРАСТАНИЕ ОТЧУЖДЕНИЯ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ЗАПАДНЫМИ СТРАНАМИ1

100%

80%

60%

40%

20%

0%

Могут быть по-настоящему дружественными

Всегда будут строиться на недоверии

Затрудняюсь ответить

знак возрождения внешнеполитической роли России, а «совместная борьба с международным терроризмом» считалась главным, что сближало две страны (51% опрошенных в 2002 году). Однако построить новые отношения с США и завоевать признание в глазах западных партнеров и престиж на международной арене, которые затем можно было превратить в поддержку избирателей, не получилось. Вероятно, это был последний шанс на бесконфликтные отношения с Западом, и он оказался упущенным. Следующая перезагрузка, которая пришлась на президентство Дмитрия Медведева, не оказала серьезного влияния на представления россиян о США и их месте в мире, о чем свидетельствовали большинство показателей, которые измерял Левада-Центр.

Представление о США как о мировом гегемоне сформировалось у россиян к 2002 году. Тогда же главными причинами, отдаляющими Россию и Америку друг от друга, назывались следующие: «высокомерное отношение американцев к другим народам» (38%), «стремление американских властей к расширению своего могущества» (36%), их «нежелание считаться с интересами других стран» (32%). В том же году в образе США в российском общественном сознании уже сочетались противоречивые характеристики. Позитивные черты преобладали (61% опрошенных считал США богатой страной, 51% — сильной военной державой, представление о США как о демократической стране разделяло

1 Вопрос задавался в следующей формулировке: «Как вы думаете, отношения между Россией и Западом могут быть по-настоящему дружественными или всегда будут строиться на недоверии?».

около 18%), однако негативные составляющие образа были одинаково значимыми: 51% россиян считал, что США бесцеремонно вмешиваются в дела других стран, 40% считали, что они стремятся прибрать к рукам богатства мира. С тех пор баланс лишь немного изменился в сторону отрицательных характеристик (табл. 3).

Следующим переломным моментом после событий 1998—1999 годов, вероятно, можно считать период 2003—2004 годов, когда произошло вторжение сухопутных войск США в Ирак, череда «цветных революций», поддержанных на Западе и воспринятых российской элитой однозначно как заговор против России (интересно, что такую точку зрения на события тогда готова была разделить лишь пятая часть населения1, но уже к 2014 году «антироссийский заговор» стал главной объяснительной конструкцией происходящего), вторая волна расширения НАТО на восток. Тогда же российскому руководству окончательно стала понятна бесперспективность разговоров о вхождении России в евроатлантические структуры без-опасности2. В результате российская внешняя

1 Россияне об «оранжевой революции» // Публикация на сайте levada. ru от 24 ноября 2005 года. URL: http://www.levada.ru/old/24-11-2005/ rossiyane-ob-oranzhevoi-revolyutsii.

2 Дмитрий Тренин пишет по этому поводу: «Придя к власти в 2000 г., вскоре после войны в Косово, Путин стремился восстановить и улучшить отношения России с Западом... Однако с 2003 г. у Путина возникло и укреплялось ощущение, что Запад отвергает его предложения. Надежды Путина на альянс с Соединенными Штатами не оправдались». Тренин Д. Россия порвала с однополярной системой: побудительные мотивы политики Путина // Рабочие материалы Московского центра Карнеги, 19 марта 2015. URL: http://carnegie.ru/2015/03/19/ru-pub-59425.

Таблица 3

ДИНАМИКА ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О США В ОБЩЕСТВЕННОМ МНЕНИИ1

Окт. 2002 Апр. 2003 Март 2016

Богатая страна 61 48 32

Стремится прибрать к рукам все богатства мира 40 62 52

Сильная военная держава 51 43 34

Бесцеремонно вмешивается в дела других стран, навязывает им свои порядки

и ценности 51 61 55

Демократическая страна 19 10 7

Страна социального неравенства, эксплуатации 8 5 8

Лидер мирового научного и технического прогресса 17 11 10

Насаждает погоню за наживой, низменные вкусы, безнравственность 15 18 16

Союзник России в борьбе с угрозой мирового терроризма 17 10 3

Поддерживает реакционные режимы и терроризм в разных странах 4 5 19

Гарант мира на всей Земле 3 1 0

Злейший враг народов развивающихся (арабских, мусульманских, африкан-

ских, латиноамериканских) стран 11 15 18

Главный военный и политический противник России 18 17 27

Затрудняюсь ответить 2 1 3

политика постепенно разворачивалась в сторону конфронтации с Западом и США, а вместе с этим и российское общественное мнение плавно дрейфовало от сотрудничества к изоляции и противостоянию. Именно с этого времени общероссийские опросы начинают фиксировать усиливающийся тренд на отчуждение России от США и НАТО на фоне разговоров о своем «особом пути». Так, если в 2002 году половина населения страны выступала за сотрудничество с военным блоком, а четверть была против, то в

следующие десять лет ситуация изменилась на противоположную (рис. 3). В середине 2000-х США и НАТО заняли лидирующие позиции в числе «врагов России», а Соединенные Штаты — еще и в числе «наиболее недружественных по отношению к России» государств.

2008 год: конфликт с Западом по поводу Грузии

Следующим событием, которое вывело антизападные отношения в России на новые высоты, стала российско-грузинская война. Тогда

Рисунок 3

ДИНАМИКА ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СБЛИЖЕНИЯ РОССИИ И НАТО2

60 50 40 30 20 10

_ 49 4С 5

«Ц48 N>44 ■ 46 '■'42 —Я.45 ^

ЧзэЧ. _/

/7 зз 34 33

Ш23 5" 28 27 28 -Ф-23- ^ 29 27

20 18

0

♦ Соответствует интересам России —А— Затруднились ответить

1 Вопрос задавался в следующей формулировке: «Какие из определений, на ваш взгляд, в наибольшей степени подходят США?», общероссийская выборка взрослого населения страны.

Идет вразрез с интересами России

2 Вопрос задавался в следующей формулировке: «Как вы думаете, сближение России с НАТО соответствует в целом интересам России или идет вразрез с ее интересами?». (На графике: последний замер -март 2016 года.)

Таблица 4

ДИНАМИКА ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СТРАНАХ, НАИБОЛЕЕ НЕДРУЖЕСТВЕННЫХ ПО ОТНОШЕНИЮ К РОССИИ1

2006 2007 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016

США 37 35 45 26 33 35 38 69 73 72

Украина 27 23 41 13 20 15 11 30 37 48

Турция 1 1 1 1 1 1 2 1 1 29

Польша 7 20 10 14 20 8 8 12 22 24

Латвия 46 36 35 36 35 26 21 23 25 23

Литва 42 32 35 35 34 25 17 24 25 2 со

Германия 2 2 3 1 4 3 3 18 19 19

Великобритания 5 3 8 6 8 7 9 18 21 18

Эстония 2 со 60 30 2 со 30 2 со 16 21 19 16

Грузия 44 46 62 57 50 41 33 19 11 10

основную причину войны российское общественное мнение видело в стремлении «Соединенных Штатов распространить свое влияние на соседние с Россией страны» (так считала половина населения); на Грузию возлагали ответственность 32%, на Россию — 5%2. Под влиянием массированной пропагандистской кампании3 общее отношение к США в течение нескольких дней сменилось с положительного на резко отрицательное (см. рис. 1). Тогда же впервые было зафиксировано негативное отношение к Европейскому Союзу и Украине, руководство которых в российско-грузинском конфликте заняло сторону Грузии.

В это же время проявляется характерная особенность переживания распада СССР — отказ бывшим союзным республикам в субъ-ектности, нежелание признать, что для них западный путь развития может быть более привлекателен, чем следование российскому курсу. Этот шаблон можно наблюдать в отношении Грузии и особенно в отношении Украины4.

1 Вопрос задавался в следующей формулировке: «Какие пять стран вы назвали бы наиболее недружественно, враждебно настроенными по отношению к России?», общероссийская выборка взрослого населения страны. Приведены десять наиболее часто упоминавшихся стран; ответы ранжированы по последнему столбцу.

2 Мнение россиян о конфликте в Грузии // Публикация на сайте levada.ru от 20 августа 2008 года. URL: http://www.levada.ru/2008/08/20/ mnenie-rossiyan-o-konflikte-v-gruzii-opros-15-18-avgusta/.

3 В сентябре 2008 года Владимир Путин раскритиковал радиостанцию «Эхо Москвы», которая пыталась представлять в эфире позицию грузинской стороны, за «неправильное» освещение в Южной Осетии, в то время как все основные СМИ придерживались «правильной» версии. См.: Путину не понравилось // Lenta.ru от 16 сентября 2008 года. URL: https://lenta.ru/articles/2008/09/16/echo/.

4 Так, большинство россиян (64%) летом 2014 года были убеждены,

что основной причиной происходящего на юго-востоке Украины было «вмешательство Запада». При этом ответственность на украинское руководство возлагали лишь 20%, на ополченцев - 7%, на российское руководство - 3%. См.: Ситуация на юго-востоке Украины // Публикация на сайте levada.ru от 29 июня 2014 года. URL: http://www.levada. ru/2014/07/29/situatsiya-na-yugo-vostoke-ukrainy-2/.

Но если в результате российско-грузинской войны главным «врагом», «наиболее недружественной страной» в глазах россиян стала Грузия (так думали около 62%), а США в этом списке оставались на втором месте с 45%, то в 2014—2016 годах Америка прочно занимает место главного злодея, при этом Украина на первых порах и вовсе не воспринимается как противник5 (табл. 4).

В связи с приведенными данными о недружественных России странах необходимо заметить, что значительная часть населения (обычно 40—50%) чутко следует за официальной внешнеполитической риторикой и верно идентифицирует «противника», даже когда между Россией и другими странами открытого военного конфликта еще нет. Так, в середине 2000-х на роль главного врага претендовали страны Балтии, в конце 2000-х их сменила Грузия, но уже к 2013 году место главного российского противника заняли США. Интересно, что, как и в случае с Грузией во второй половине 2000-х годов, неприязненное отношение к Америке заметно выросло за два-три года до начала конфликта.

2014 год и далее: затяжная конфронтация

Итак, задолго до событий 2014 года в представлениях большинства населения сложился образ США как главной угрозы безопасности России, мирового жандарма и кукловода, который дергает за ниточки режимы в соседних с Россией странах и заставляет их проводить политику, недружественную по отношению к России. Однако сформировавшийся устойчи-

5 Характерно, что согласно другому опросу Левада-Центра лишь 2530% россиян в 2014-2015 годах говорили, что между Россией и Украиной идет война. В официальной риторике российских властей страна не являлась стороной конфликта, этой же удобной позиции предпочитало придерживаться большинство населения.

Рисунок 4

ДИНАМИКА МАССОВЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ОТНОШЕНИЯХ РОССИИ И США1

100% 90% 80% 70% 60% 50% 40% 30% 20% 10% 0%

I_I Затруднились ответить

Z Враждебные Напряженные

Прохладные

Нормальные, спокойные

Хорошие, добрососедские

Дружественные

вый негативный образ Соединенных Штатов был скрыт от большинства наблюдателей под шапкой в целом спокойного и позитивного отношения россиян к Америке. На самом деле, когда Америку объявили врагом № 1 по всем центральным телеканалам, долго убеждать общественное мнение в верности этого тезиса не потребовалось, оно было готово к такому повороту событий.

Особенностью нынешнего конфликта с США и другим западными странами является его острота и продолжительность. Общее неприязненное отношение к США практически непрерывно нарастало с конца 2012-го — начала 2013 года. Сразу после начала украинского конфликта отношение к США резко ухудшилось. С возникновения Евромайдана российские телеканалы успешно взяли на вооружение описанную формулу американского заговора против России. Как писала в июне 2014 года телекритик Арина Бородина, анализируя телеэфир 2013/2014, «все без исключения эфирные российские телеканалы, где выходят выпуски новостей... выступили единым фронтом с идеологической разнарядкой российской власти. Такого мощного залпа по зрительской аудитории еще не было ни у одной политической кампании: ни у выборов президента Путина, ни у съездов «Единой России», ни даже у войны с Грузией в 2008 году... подавляющая часть ежедневных выпусков новостей и итоговых про-

грамм трех главных федеральных телеканалов посвящена только теме Украины»2.

Поэтому неудивительно, что для половины российского населения главной силой, которая вывела протестующих на улицы Киева, стало «влияние Запада, стремящегося втянуть Украину в орбиту своих политических интересов». С течением времени убежденность в этом только росла (с 41% в декабре 2013 года до 54% в декабре 2014-го)3. До сих пор большинство (56%) объясняет продолжающийся конфликт на юго-востоке Украины тем, что он «выгоден руководству США и стран Запада», а вовсе не участием в нем России (так думают лишь 6%)4.

Соответственно, негативные чувства к Америке выросли с 44% в январе 2014 года до 71% в мае5 (см. рис. 1). Притом майские показатели превысили предыдущие всплески антиамериканизма (в сентябре 2008-го соответствующий показатель достигал 67%, в апреле 2003-го — 66%). Своего максимума негативное отношение к США достигло к началу 2015 года (81% в январском опросе). Затем напряжение стало ослабевать — на ноябрь 2016-го эта цифра состав-

1 Вопрос задавался в следующей формулировке: «Как бы вы оценили в целом нынешние отношения между Россией и США?».

2 Бородина А. Телевизор Олимпиады и Крыма // Forbes.ru. 3 июня 2014 года. URL: http://www.forbes.ru/mneniya-opinion/konkurentsiya/261539-televizor-olimpiady-i-ukrainy-rekordy-propagandy.

3 Майдан, Крым, санкции // Публикация на сайте levada.ru от 30 декабря 2014 года. URL: http://www.levada.ru/old/30-12-2014/maidan-krym-sanktsii.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 Украинский кризис // Публикация на сайте levada.ru от 5 мая 2015 года. URL: http://www.levada.ru/2015/05/05/ukrainskij-krizis/.

5 В феврале, марте и апреле 2014-го соответствующий вопрос не задавался.

ляла 56%, но быстрого возвращения «к норме» общего позитивного отношения к Америке, как это было во все предыдущие случаи конфликтов, не произошло1. Кроме того, в отличие от предыдущих конфликтов, в 2014—2015 годах также наблюдалось резкое обрушение массовых представлений о взаимоотношениях России и США: на всем протяжении 2000-х у населения постепенно нарастало понимание, что отношения между странами являются «прохладными». Но в 2014 году большинство определило эти отношения как «напряженные» и даже «враждебные». С тех пор напряжение спало лишь незначительно (рис. 4).

Соотношение массовых и элитных установок

Анализ представленных выше данных количественных опросов об отношении к США, роли этой страны в мире и понимании российско-американского конфликта по отдельным социально-демографическим группам показывает, что отношение к США и их роли в мире на сегодняшний день практически не зависит от информированности респондентов2, их опыта пребывания на Западе и общения с европейцами и американцами. Гораздо в большей степени мнение респондента относительно вопросов, связанных с США, зависит от его позиции по таким вопросам, как желаемая роль России в мире (иными словами, одобрение или неодобрение великодержавных амбиций собственной страны), удовлетворенность или неудовлетворенность ситуацией внутри России, поддержка или неодобрение деятельности российского руководства (а значит, в каком-то смысле предрасположенность к некритическому восприятию пропагандистских клише и шаблонов, которые представляет телевидение). То есть мнение респондента о США определяется не его информированностью или опытом, а идеологической позицией3.

1 Вероятно, это можно объяснить продолжающейся войной взаимных санкций и сохраняющейся (пусть и в ослабленном виде) антиамериканской риторикой российских телеканалов.

2 Например, по стране в целом доступ к альтернативным источникам информации имеют около 30%, в Москве и крупных городах эта цифра вдвое больше (около 60%). Альтернативная информация есть, но большинство даже среди самых информированных отказывается принимать ее в расчет. Подробнее о расчетах аудитории «независимых» и «патриотических» российских СМИ см.: Волков Д., Гончаров С. Российский медиаландшафт: телевидение, пресса, интернет // Публикация на сайте levada.ru от 8 июня 2014 года. URL: http://www.levada. ru/2014/07/08/rossijskij-media-landshaft-televidenie-pressa-internet-3/.

3 Сходная ситуация уже наблюдалась нами в вопросах отношения на-

селения к происходящему на Украине, когда большинство даже самых информированных граждан, которые следили за происходящем по нескольким независимым источникам, склонны были принимать точку

Сторонники российской власти склонны негативно оценивать США, критики власти склонны давать более позитивные оценки, но и здесь преобладают негативные установки (заметим, что похожую ситуацию мы наблюдали в отношении российской политики на Украине). Условно можно разделить антиамериканизм и антизападные настроения на «обывательские» (или «массовые») и «идеологические» (или «элитные»)4. Первые присущи широким слоям населения, которые по определению плохо разбираются в происходящем, потому что они либо вовсе не следят за событиями в мире, либо следят за событиями прежде всего по телевизору. Второй тип антиамериканизма характерен для тех, кто активно и с интересом следит за текущей внутренней и внешнеполитической повесткой и поэтому хорошо информирован, но предпочитает придерживаться про-властной, или «патриотической», интерпретации событий.

В большинстве своем аудитория независимых СМИ оценивает действия США в мире негативно, поддерживает присоединение Крыма, не придает значения истории с гибелью псковских десантников, радуется запуску российских ракет с кораблей в Каспийском море. Взгляды этой части населения нельзя списать на неосведомленность или слепую веру официальной пропаганде, здесь требуется иное объяснение. Российская пропаганда рисует примитивную, но привлекательную картину мира, в которой Россия находится на стороне добра, мира и порядка, а все ее противники — на стороне зла, хаоса и насилия. Такое понимание происходящего позволяет среднестатистическому россиянину чувствовать себя благородным. С другой стороны, конфронтация с Западом предстает как доказательство возрождающегося величия России (об этом подробнее речь пойдет ниже). Это приносит удовлетворение, придает ощущение собственной значимости. Оказывается, ощущение сопричастности к сильной державе для просвещенной российской публики почти так же дорого, как и для рядового человека. Напротив, образ страны, очертания которого проступают в публикациях независимых СМИ, гораздо менее привлекателен: в них Россия предстает как агрессор, мировой шантажист. Гораздо призрения российской власти и российских СМИ по вопросам о присоединении Крыма, об отсутствии российских войск на юго-востоке Украины и т.д. Подробнее о восприятии россиянами официальной версии событий см.: Волков Д. Родина вне критики // Ведомости. № 4036. 18 марта 2016 года.

4 В этом случае идет речь об «информационной элите», то есть о той небольшой части населения, которая интересуется и следит за политическими событиями посредством различных источников информации.

ятнее закрыть на это глаза и присоединиться к официальной версии происходящего.

Другой взгляд на установки в отношении США и Запада представителей российской элиты (тех, кто имеет непосредственный доступ к принятию государственных решений) предоставляют данные опросов, проведенных в 1993—2016 годах под управлением Межуниверситетского консорциума политических и социальных исследований (ICPSR) при Мичиганском университете1. Здесь достаточно будет обрисовать лишь самые общие тенденции. На протяжении всего периода наблюдений мнение российских элит в отношении Запада почти полностью повторяет основные тренды в общественном мнении: 1) в начале 1990-х в отношении к Западу и США доминировали положительные настроения, после чего наблюдалось плавное ухудшение отношения; 2) сегодня преобладает резко негативное отношение, при этом предыдущие пики антиамериканизма (меньшие по масштабам) были зафиксированы в 1999 и 2008 годах, иными словами, на мнение элит во многом оказывали влияние те же факторы, которые формировали общественное мнение; 3) Америка практически однозначно воспринимается как недружественная страна, которая представляет угрозу для России. Однако в списке важнейших угроз для страны американская военная угроза занимает далеко не первое место. Иными словами, при всей подозрительности и неприязни к США в угрозу прямого военного столкновения элиты скорее не верят (далее будет показано, что такое сочетание представлений характерно и для массового сознания); 4) отношение к Европе среди элит гораздо позитивнее, чем к Америке. Одновременно с этим, если верить многим публичным высказываниям и высказываниям off-the-record, среди элит также распространено убеждение, что Европа находится в зависимости от США. По мнению Эдуарда Пона-рина, одного из авторов исследования мнения российских элит, дело вовсе не в том, что элиты принимают спускаемую сверху систему взглядов и сливаются с «линией партии». Наоборот, это взгляды людей, которые сами являются закономерным продуктом своего времени и ко-

1 Russian Elite 2006. Perspectives on Foreign and Domestic Policy, May 11, 2016. URL: https://www.hamilton.edu/news/polls/2016-russian-elite. Подробный анализ предыдущих волн этого исследования см.: Циммерман У., Инглхарт Р., Понарин Э. и др. Российская элита-2020. Аналитический доклад грантополучателей Международного дискуссионного клуба «Валдай», Москва, 2013. URL: https://publications.hse.ru/ books/101149290.

торые сегодня эту «линию партии» формируют. Их мировоззрение — результат разочарования в том, что Россия так и не стала полноправным членом мирового сообщества2.

Так как в этой работе не ставится задача проанализировать настроения российской элиты во всех подробностях, важно отметить следующее: совпадение мнений элитных и массовых представлений в отношении Запада говорит о том, что эти настроения вряд ли можно объяснять только пропагандой. Это результат накопившихся противоречий и конкретных шагов, которые предпринимали все стороны сегодняшнего конфликта3. И без хотя бы частичного снятия этих взаимных противоречий наладить диалог между Россией и Западом будет невозможно.

Характер американской угрозы в представлениях россиян на сегодняшний день

Итак, базовые представления об образе США в мире, об Америке как угрозе для России были сформированы еще в конце 1990-х — начале 2000-х, начало нынешнего конфликта уже не принесло серьезных изменений. Например, в апреле 2015 года 59% россиян верили в угрозу со стороны США (32% не верили), однако за восемь лет до того соотношение было не намного хуже: 47% против 42%. Можно сказать, что в 2016 году представления по данному вопросу практически вернулись к «норме» (53% против 40%). При этом, с точки зрения большинства, основная опасность со стороны Америки заключалась не в прямом военном вторжении (его называли порядка 12% россиян или 22% тех, что считает угрозу со стороны США реальной), а в действиях исподтишка: посредством «ослабления роли России в мире», «создания препятствий на пути развития», «навязывания чуждых идей и ценностей» (рис. 5).

2 Железнова М, Эппле Н. Элитный антиамериканизм // Ведомости. № 4078. 20 мая 2016 года. URL: http://www.vedomosti.ru/opinion/ articles/2016/05/20/641720-elitnii-antiamerikanizm.

3 Сегодня как в России, так и за рубежом появляется все больше работ, которые частично возлагают ответственность за ухудшение российско-американских отношений на другую сторону. См., например: А. Кортунов о неоправдавшихся надеждах на создание общеевропейской системы безопасности, которая включала бы Россию. Kortunov A. How not to talk with Russia // Эссе для сайта Европейского совета по международным делам от 1 апреля 2016 года. URL: http://www.ecfr.eu/ article/commentary_how_not_to_talk_with_russia_6053. Или И. Ицкович о том, что с самого начала главным риском расширения НАТО американские эксперты считали возможное ухудшение взаимоотношений России и США. ItzkowitzShifrinson J. Deal or No Deal: The End of the Cold War and the US Offer to Limit NATO Expansion // International Security. Spring 2016. Vol. 40. № 4. P. 7-44. URL: https://www.russiamatters.org/ analysis/deal-or-no-deal-end-cold-war-and-us-offer-limit-nato-expansion.

Рисунок 5

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ УГРОЗАХ СО СТОРОНЫ США1

Ослабление роли России в мире

Создание препятствий на пути развития России

Навязывание России чуждых идей и ценностей

Установление контроля над российскими природными ресурсами

Установление контроля над политическим курсом

страны

Расчленение России на несколько небольших государств

Возможность военного вторжения, оккупации

26

18

Анализ материалов групповых дискуссий позволяет углубить понимание того, как именно россияне видят исходящую от Америки угрозу, а кроме того, может обнаружить, какого рода страхи и желания связаны в сознании россиян с Соединенными Штатами (так как вслед за Львом Гудковым мы считаем, что антиамериканизм говорит гораздо больше о самих россиянах, чем об Америке)2.

Одно из главных убеждений, которое разделяли большинство участников групповых дискуссий, заключалось в том, что Запад и США одержимы идеей «унизить и ослабить Россию»; опросы общественного мнения, в свою очередь, говорят, что такие представления характерны для подавляющего большинства российского общества3. (Как показывают исследования общественного мнения на Западе, эти представления являются по большей части ошибочными и искажают действительность4.)

1 Вопрос задавался в следующей формулировке: «Какого рода угрозу России представляют сейчас Соединенные Штаты?». Приведены данные для населения России в целом. Вопрос задавался в марте 2016 года.

2 Лев Гудков пишет: «Отношение к «Америке» - это отношение населения в целом или отдельных групп к ведущим институтам общества, их функциям и характеру их реализации, к "самим себе"». См.: Гудков Л. Отношение к США в России и проблема антиамериканизма // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2002. № 2 (58). С. 32-48.

3 Основываясь на результатах фокус-групп, в марте 2016 года мы задали вопрос в массовом общероссийском опросе, согласны ли респонденты с тем, что Запад «всегда хотел ослабить и унизить Россию»; 85% россиян согласились с таким утверждением.

4 Опросы в США не подтверждают подобной одержимости американского общественного мнения идеей сдерживания России, хотя недовольство по отношению к России в последнее время растет. Так, Совместное исследование общественного мнения россиян и амери-

Что именно Соединенные Штаты хотят от России по мнению респондентов и зачем им это нужно? По словам опрашиваемых: «Запад ищет, видит любую возможность, чтобы ударить по нашей стране», «главная цель Америки — это развалить нас и иметь мировое могущество», «мы всегда им были как кость в горле».

В материалах групповых дискуссий просматриваются четыре версии того, как люди объясняют мотивы поведения США в отношении России: экономическая, историческая, геополитическая и откровенно конспирологи-ческая. Конечно, все эти мотивы тесно переплетены между собой, и конспирология (1) пронизывает все остальные объяснительные версии. Все они говорят именно о непонимании сути явлений и являются более или менее правдоподобными способами рационализации действительности, которая иначе бы просто не могла быть объяснена и усвоена. Поэтому в представлениях большинства наших респондентов в мире все взаимосвязано, все происходит по воле небольшой группы людей (или руководства Соединенных Штатов), все действуют согласно полученным инструкциям, исполнение глобального плана четко отслеживается. Но в предельных случаях, ко-

канцев, которое провели Левада-Центр и Chicago Council, показывает, что даже на фоне громкой избирательной кампании в Америке, в которой России уделялось гораздо меньше внимания, чем обычно, обеспокоенность действиями России в США почти в два раза ниже, чем обеспокоенность действиями США среди россиян. См.: Смэлц Д., Гончаров С., Войтович Л. США и Россия: отсутствие доверия и ощущение безопасности определяют отношения стран // Публикация на сайте levada.ru от 7 ноября 2016 года. URL: http://www.levada.ru/2016/11/07/ usa_russia_report_2016/.

торые все-таки относительно маргинальны1, речь напрямую идет о мировом заговоре, мировом правительстве, мировой закулисе, которой подчиняются западные элиты. Обама, Меркель и другие мировые лидеры — лишь пешки в этой игре. Очень часто такая версия приправлена элементами антисемитизма, в заговоре против России участвуют богатейшие семьи еврейского происхождения. Дополнительная рационализация в этом случае не требуется, сколь неправдоподобной ни выглядела бы такая версия. Это похоже на новое издание старого мифа о протоколах сионских мудрецов, деньги и иррациональная ненависть к России и русским представляются в этой версии главными движущими мотивами. Для наглядности приведем несколько типичных высказываний:

«Банк США, Федеральная резервная система принадлежит частному лицу. И Кеннеди как раз хотел... Из-за этого его, конечно, убрали в шестьдесят третьем... Там несколько семей, насколько мы знаем: Морганы, Ротшильды, Рокфеллеры и т.д.»

«Международный капитал. — Наверно, может быть, он стержень, а остальное — ответвления. — Военная угроза — она и есть военная угроза. Она главная. — Гонка вооружений подразумевает, конечно, финансовые потоки. Это связано».

«Сейчас между Ротшильдами и Рокфеллерами идет огромная война. Там ни Обама, никто... Не важно совершенно...»

Согласно «экономическому» объяснению (2) в мире «всё на деньги завязано», Россия представляется как: а) источник ресурсов, которые «заканчиваются по всему миру, а у нас в избытке», и поэтому США, у которых «мало что осталось», стремятся «разобрать наши природные ресурсы», «завладеть нашими ресурсами», «управлять нашими ресурсами» и в итоге выкачать «все соки из России»; б) рынок сбыта американских товаров: «Америка здесь будет строить Макдо-налдсы», «ножки Буша поставлять», а россияне будут «работать на них, не знаю, кто живыми останутся. Рабами будем» и работать на их заводах и фабриках; в) плодородные земли, «где можно сеять» и выращивать «экологически чистые огурчики» и другие продукты: «мы дразним их своими территориями», ведь на Западе «все загажено».

С этой версией тесно связано представление о России как об объекте чужой враждебной

1 Например, в марте 2016 года 7% россиян в числе других «врагов России» назвали масонов и мировую закулису (см. табл. 2).

политики, чужого вожделения. Она — жертва чужого насилия, обязательно невинная. Один их самых выразительных образов, который неоднократно возникал на групповых дискуссиях, это Россия как лакомый кусочек, центр мироздания, на который со всех сторон направлены вожделеющие взоры. Здесь есть все, чего нет в других странах, и они хотели бы это получить. И поэтому все «нацелены на Россию», «прутся сюда», хотят «съесть, проглотить», «Россия и Америка — это волк и заяц. Америка — волк, а мы — заяц». Оборотной стороной этого образа было подспудное ощущение слабости страны: ресурсы находятся в слабо освоенных регионах, используются неэффективно («себя прокормить не можем», приходится импортировать с того же Запада продукты, одежду, технику). Выходит, кроме природных ресурсов и неосвоенных территорий, России нечем заинтересовать Запад, в других областях россиянам похвастаться нечем.

Согласно «историческому» объяснению (3)

Западом (США, Англией, «карликовыми государствами» Балтии) движет «вековая ненависть» по отношению к России. Это ненависть обязательно иррациональна, у нее нет объяснимой причины, она никак не обусловлена действиями самой России, так было всегда: «Они русских просто ненавидят». В этой логике такие события, как распад СССР, майдан, цветные революции, «оранжевые войны», «арабская весна», война в Сирии представляются звеньями одной цепи, результатом происков западных стран, продолжением холодной войны. Однако корни вражды Запада по отношению к России уходят в далекое прошлое, так было «со времен Петра Великого», «со времен Московской Руси». Обостряется эта вражда, «особенно во время усиления России», не столько из-за той угрозы, которую страна начинает представлять для своих соседей, а потому, что им невыносима сама мысль о российском величии.

Некоторые респонденты, так как с этим согласны не все, объясняют злобу американцев по отношению к России тем, что «Америка слабеет», «еще сохраняют свой вес, но медленно уже начинают ослабевать», «теряет позицию мирового лидера, который всех под себя подминает», потому что «прошли те времена, когда Америка имела вес». Согласно представлениям респондентов ослабление США автоматически означает возрождение российского могущества: «возрождается наша Россия». И это один из ключевых

образов для понимания содержания и динамики сегодняшнего российско-американского конфликта. Во многом представления россиян

0 восстановлении великодержавного статуса страны легитимировало в глазах населения участие России в конфликтах на Украине, в Сирии, также это ощущение стало одной из основ новой легитимности российской власти1.

На фокус-группах люди с восторгом говорили: «Всего два дня — и Крым наш!», «Еслираньше Путин только говорил о величии страны, то сейчас он доказал это на деле». В целом согласно опросам общественного мнения присоединение Крыма стало доказательством того, что Россия вернула себе статус великой державы для 80% населения. И хотя радость от присоединения Крыма утихла уже к концу 2014 года (хотя 80% по-прежнему считают, что этот шаг был правильным и пойдет стране только на пользу), теперь доказательством значимости страны на международной арене является продолжающееся противостояние с Западом, взаимные санкции и обвинения. Нас не любят, боятся, пытаются ослабить, а значит, принимают всерьез.

Геополитические соображения (4) пронизывают рассуждения большинства участников групповых дискуссий о причинах конфликта России и Запада. В этом объяснении Россия выступает как главное препятствие для США на пути к мировому могуществу и господству, единственная страна, которая готова бросить вызов Америке. В этой версии российская внешняя политика обретает высший смысл и мировое значение: «Россия нужна миру как противовес Штатам», она — «камень преткновения» для американского империализма. Это тот эксклюзив, который страна может предложить миру помимо природных ресурсов. Как безапелляционно заявляют респонденты, «Америка всегда хотела править миром, это знали все», американцы «хотят быть первыми на земном шаре», «сильнее всех хотят быть, хотят всем странам давать советы, руководить, показать свою силу хотят». В этой логике Америка является «агрессором для всего мира», «угроза для всех», «мировой гегемон». Следующее объяснение является типичным: «Запад пытается пойти против России, навязать свое мнение... поскольку мы на новый уровень и военный, и политический восходим. Они боятся, что Россия станет первой в мире, а не Америка».

1 Подробнее о динамике рейтингов власти и их зависимости от представлений о величии страны см.: Волков Д. 86% Путина: верить или нет // Ведомости. № 3977. 9 декабря 2015 года.

Такой взгляд на Америку снимает с России всякую ответственность. Ее словно вынуждают на конфронтацию против воли: «Путину пришлось противостоять... у него не было выбора». Важно отметить, что представления россиян в этом, как и во многих других вопросах внешней политики, практически дословно повторяют высказывания представителей российской власти2. Вменением злого умысла противоположной стороне оправдывается любое действие России: от санкций до захвата Крыма российскими войсками. Готовность признать хотя бы частичную ответственность России за возникающие конфликты с соседями или странами Запада представляет собой маргинальную точку зрения и в общероссийских опросах, и на групповых дискуссиях. Рассмотрим подборку следующих цитат респондентов разных возрастов (различить их можно было бы только по голосу, молодые и пожилые участники дискуссий использовали практически одинаковые слова и речевые обороты). Вряд ли что-то, кроме телевизора, который сегодня является основным источником информации для большинства населения, могло снабдить одинаковыми объяснениями происходящего людей разных поколений:

«Мы никаких санкций, по большому счету, не делали Западу. Это они делают». «Украина против нас идет войной. Мы им газ даем в долг — все равно мы плохие, Европе даем газ — плохие... только они против нас санкции делают».

«Они вмешались еще до Крыма: организовали Майдан. Это сценарий Америки был. Их план: через Украину насолить России».

«Америке не нравится сама Россия, хоть с Крымом, хоть без Крыма, это никакого значения не имеет3. — Хочет обесточить. Они хотят, чтобы Россия была обессилена. Хотят разбить ее на мелкие государства. — Крым там ничего не меняет».

2 Здесь уместно вспомнить одно из высказываний Сергея Иванова в адрес западных стран, на тот момент руководителя Администрации президента РФ, в его нашумевшем ночном интервью телеканалу Russia Today: «Они недовольны происходящим на Украине, хотя подчеркну, что не мы это начали - мы лишь отреагировали на то, что начала другая сторона». См. Сергей Иванов: План западных СМИ с помощью клеветы очернить руководство России не сработает // Russia Today. 23 мая 2015 года. URL: https://russian.rt.com/article/93291.

3 Сходные тенденции зафиксировал общероссийский опрос в октябре 2016 года. На вопрос о том, к чему прежде всего стремятся страны Запада, продолжая санкции против России, из трех возможных подсказок - «Остановить войну, разрушения и гибель людей на востоке Украины», «Восстановить геополитическое равновесие, нарушенное присоединением Крыма к России», «Ослабить и унизить Россию» -последняя набрала 73%. В этой логике Крым - лишь предлог, и западные страны ввели бы санкции против России в любом случае.

«Была угроза третьей мировой войны, и мы захватили Крым, чтобы сдержать эту войну. Вот и все... А иначе стояли бы крейсеры натовские и летали бы самолеты». «Все школы там (в Крыму. — Д.В.) уже под казармы переделывали».

«После того как американцы, грубо говоря, вломились. Флот, Севастополь, Крым — всё стало наше. Там они могли бы свои базы (разместить. — Д.В.), а сейчас мы Крым присоединили, мы им перекрыли весь кислород. Могли они, могли.... А теперь всё!»

«Начали почему прогибать Россию — отдайте Крым. Путин сказал: «Нет, Крым будет наш, там базы не поставят свои, ракеты. Мы не дадим Россию разбить, мы не дадим Крым»1.

Сама Россия при этом предстает как осажденная крепость, которую «окружили со всех сторон», подобрались «поближе к нашим границам», замышляют «под нашим боком», «раскачивают со всех сторон», «хотят нас взять теплыми».

В целом в материалах дискуссий различимы четыре основные цели США в отношении России, какими они видятся респондентам: 1) полностью захватить российские территории; 2) расколоть Россию на малые части (чтобы «довлеть», «подчинить своей воле», «развалить полностью. чтобы России как сейчас не существовало», «чтобы мы как страна пропали», «не производили ничего», «чтобы убрать конкурента», «и в итоге не будет такой страны — России»); 3) контролировать страну через контроль за ее руководством: «поставить лояльное правительство, чтобы усилить свое влияние», «чтобы диктовать», чтобы «плясали под их дудку», «чтобы были как при Ельцине», по сути, здесь идет речь о превращении страны в колонию Запада; 4) оставить Россию независимой, но максимально ослабить: столкнуть Россию с другими странами, втянуть в гонку вооружений, «выбить из игры».

Однако большинство участников групповых дискуссий считали, что сегодня эти варианты не по силам Америке: «Не посмеет сунуться», — и поэтому большая война между странами маловероятна. Ведь если такая война начнется, в ней не может быть победителей — обе страны обладают ядерным оружием. Менее

1 Вероятно, цитируются слова Владимира Путина из фильма Андрея Кондрашова «Крым. Путь на родину», показанного в марте 2015 года по телеканалу «Россия 1». Частичную расшифровку его слов см.: Путин В. Чтобы защитить Крым, мы готовы были развернуть ядерное оружие // Комсомольская правда. 15 марта 2015 года. URL: http://www. kp.ru/daily/26354.7/3236171/.

распространена была версия, что начавшуюся войну выиграет Россия, опять же потому, что Америка слабеет, а Россия возрождается:

«Если Россия будет воевать с Америкой, мне кажется, конец света будет».

«У нас сильная армия, у нас возрождается наша Россия, я уверен на 100%, что никто никогда в жизни не посмеет пойти на нас, потому что конец будет для них предрешен, у нас ядерный щит мощный... Нахлобучим...»

«Там должны понимать, что наша мощь — ядерное оружие, сколько у нас есть, сколько у них есть. У нас идет гонка вооружений. Но, я думаю, люди, которые стоят у власти, должны соображать, что, если начнутся военные действия, выигравших и проигравших в этой войне не будет вообще».

«Американцы — прагматики. После Вьетнама воевать напрямую — у них такой вой будет!»

Ощущением невозможности большой войны между Россией и США были пронизаны и большинство проведенных групповых дискуссий. Широко распространенная уверенность в том, что «там должны понимать» и что там «не дураки сидят», показывает, что в открытое противостояние люди не верят. Даже слова Владимира Путина о возможности применения ядерного оружия по отношению к западным странам2 у большинства населения вызвали не страх, но одобрение, потому что воспринимались как игра: «другого они не понимают»3. Однако складывалось впечатление, что молодые люди хуже понимают силу ядерного оружия, для них идея его применения реже оказывается табуирован-ной, они гораздо легче рассуждают на эти темы.

В целом противостояние России и США в глазах населения носит комфортный и относительно безопасный характер. Социолог Борис Дубин сегодня наверняка определил бы такую установку как «(теле)зрительскую», а если следовать сегодняшней моде, ее стоит назвать «диванной» (что также отсылает к телесмотрению)4. Массовые опросы показывают, что опасаются

2 О готовности использовать ядерные силы Владимир Путин говорил в том же фильме «Крым. Путь на родину».

3 Словам президента о применении ядерного оружия тогда готово было поверить около трети населения. Большинство же понимало, что такая война невозможна, так как «в ней не может быть победителей». См.: Угроза для России со стороны США // Публикация на сайте levada. ru от 12 мая 2015 года. URL: http://www.levada.ru/2015/05/12/ugroza-dlya-rossii-so-storony-ssha/.

4 Действительно, для абсолютного большинства населения образ США - это продукт телесмотрения, о чем речь ниже. У Бориса Дубина см., например: Дубин Б. Телевизионная эпоха: жизнь после // Дубин Б. Интеллектуальные группы и символические формы: очерки социологии современной культуры. М.: Новое издательство, 2004. С. 185-208.

возможного военного конфликта между Россией и Западом около 40% россиян (и за последние пару лет эта обеспокоенность выросла), но считают такое развитие событий вероятным вдвое меньшее число граждан (около 18%)1.

Однако наряду с общей уверенностью в том, что большой войны удастся избежать, многие респонденты считают, что противостояние с США будет выливаться в постоянные локальные войны. Как уже говорилось, наиболее вероятным для россиян представляется, что Америка действует исподтишка, чужими руками, инициирует прокси-войны, гибридные и информационные войны, конфликты по периметру России. Некоторые отмечали, такая скрытая война «уже давно идет». В этом сценарии США обычно действуют через своих союзников-сателлитов, таких как Украина, Грузия, Прибалтика, Турция, страны ЕС и НАТО и др.:

«Насчет термоядерной войны сомневаюсь. Могут относительно масштабную войну американцы вести против России, но вести будут до последнего украинца, сами не будут».

«Америка будет с Россией воевать через Украину. — Я в принципе не верю, что Украина пойдет на нас войной. У них не хватит силенок. — А я верю. Я согласна с Александром».

«Америка не своими руками делает это, а руками соседних государств пытается, все наши границы уже обложили... думаю, что и Франция подтянется, если нужно будет. За деньги всё сделают».

«Эрдоган действовал по приказу финансовых кругов США2, был какой-то звонок, какие-то разговоры. — Это политика хаоса. — Я тоже присоединяюсь, США не любят своими руками делать. Они всегда через кого-то, всегда в обход. — Конечно».

Несмотря на многочисленные заверения респондентов о собственном миролюбии и на-

1 Оба вопроса задавались в марте 2016 года с сопоставимыми подсказками: «Опасаетесь ли вы, что нынешнее обострение отношений России с Западом по поводу Сирии может перерасти в третью мировую войну?» и «Как вы думаете, возможно ли, что нынешняя напряженность в отношениях между Россией и силами антиасадовской коалиции перерастет в военный конфликт между Россией и странами Запада?». Сравним это с результатами похожего опроса в отношении Украины, который проходил в том же месяце: «Как вы думаете, каким образом будут развиваться отношения между Россией и странами Запада после нынешнего конфликта вокруг Украины и Крыма?». Большинство (49%) посчитали, что «все постепенно будет спущено на тормозах и наши отношения постепенно вернутся к тем, которые были до этого инцидента», и лишь 32% ожидали «нарастания напряжения в отношениях, новый виток холодной войны».

2 Имеется в виду инцидент, когда турецкие военные сбили россий-

ский бомбардировщик в ноябре 2015 года.

вязанном противостоянии с США и Западом, на групповых дискуссиях неоднократно обнаруживалось, что желания респондентов выходят далеко за пределы оборонительной политики. После детального обсуждения оказывалось, что наиболее желательным для респондентов был сценарий, при котором Россия должна занять доминирующую позицию по отношению к остальным странам, а не просто дать отпор Соединенным Штатам. Обычно это обнаруживалось, когда респондентам предлагалось нарисовать сегодняшнее и желаемое положение страны на мировой арене (считается, что создание простых экспресс-рисунков и их последующая интерпретация самим автором позволяют лучше выявить и проговорить скрытые подсознательные реакции)3.

Слова респондентов разных возрастов опять-таки оказывались очень похожими. Речь шла не только о том, чтобы «поставить Америку на место», но и чтобы самим занять место мирового гегемона, «директора земного шара», чтобы по своему усмотрению менять режимы в соседних странах, «занимать более жесткую позицию» в отношениях с другими странами. Подразумевается, что Россия имеет право делать все то, что ставит в упрек США. И это вновь перекликается с темой возрождающегося величия страны. Нужно подчеркнуть, что это — мнение не всех респондентов, но оно, безусловно, доминировало во время групповых дискуссий. Несогласные с этой точкой зрения были почти на каждой группе, но в основном они оказывались в меньшинстве и поэтому предпочитали не вступать в спор и молчали. Приведем подборку самых характерных цитат:

«Я приветствую политику Лаврова, но в некоторых вопросах надо быть более жесткими».

«А я вот чего хочу: Россия сжирает всех и показывает Америке...»

«Да, вот это Россия сейчас — это супермаркет, небольшое здание. И вот Россия в будущем. Она расширилась, присоединила к себе какую-то часть, увеличила парковку, поставила ее на территории Америки. Я считаю, что она должна развиваться... должна только разрастаться, быть больше... Должен быть один начальник (в мире. — Д.В.). Не должно быть двух директоров».

«На первом рисунке у меня Россия на ступень ниже идет, чем весь мир, а на втором рисунке хо-

3 Подробнее о результатах проективной методики экспресс-рисунков на том же материале см.: ЛевинсонА., Гончаров С. Война вместо будущего - выход для аномического сознания // Вестник общественного мнения. 2015. № 3-4. С. 45-66.

телось бы, чтобы, наоборот, Россия была выше, чем весь мир».

«Я сделала так: большая Россия, и на нас охотятся США, Германия, Англия, но помогают нам Китай и Белоруссия... А то положение России в мире, которого мы хотим, — это мы уничтожим США, Германию и Англию и будем жить прекрасно. (Смешки.) — Хорошо жить будем, нам никто не будет угрожать...»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Америка не исчезнет (после удара России.

— Д.В.). Просто она войдет в правильное русло.

— В состав России. — Да, в состав России... Экономическая мощь Америки постепенно угаснет, и будет обычная страна. Которая будет на той стороне планеты, о которой рано или поздно все забудут. — Может, даже развалится на что-то.

— Да, развалится».

(Если все сложится лучшим образом. — Д.В.) «Тогда мы станем, наверное, очень могучей державой. И США в конце концов будут нам подчиняться. — Навряд ли. — Если сложится все таким образом. Но вообще я считаю, что никто не имеет права никого бомбить».

«Мы станем великой державой. — Еще круче. Всех поставим... — На колени. — А что будет с Соединенными Штатами? — Не знаю, наверное, им придется все свои долги раздавать. — (Смеется.) Молодец. — Они вообще всему миру задолжали. — Нам морально задолжали. — Да».

«Какие есть альтернативные действия? — Сместить режим Эрдогана и поставить лояльного России человека».

«Мы Америку не завоюем, у нас нет такой цели — ее завоевать. Но мы устраним ее как конкурента. И как агрессора».

Как представляется, приведенные цитаты говорят не только о накопившейся агрессии по отношению к США и Западу, но и о той, которую раздувает государственная пропаганда. В словах респондентов можно разглядеть браваду. Люди храбрятся, преувеличивают возможности и силу своей страны. И, хотя они подспудно чувствуют, что Россия слабее, беднее, неустроеннее западных стран, «стоит на ступеньку ниже», они стараются убедить себя в обратном. Большинство приведенных цитат говорят «о благоприятном», «желаемом», «воображаемом» сценарии полной победы России над США. В реальности сил на это не хватит.

Подоплекой большинства разговоров, даже когда речь шла о столкновении двух стран, все-таки была не экспансионистская, а изоляционистская риторика. О чем постоянно говорили

люди, так это о «праве на независимость», самостоятельность, автономность. Россия должна не столько «захватить» или «уничтожить», сколько «показать» и «доказать» (Америке, Европе, всему миру, себе самим), «поставить на место», «вернуть причитающееся» (место на мировой арене, уважение). Другое дело, что по мере развития дискуссий аппетиты имели обыкновение расти; несколько раз заходила речь о том, что «после Крыма» и Аляску пора «вернуть». Как тут не вспомнить недавнюю шутку Владимира Путина о том, что «российская граница нигде не заканчивается»1.

«Победит Россия... мы отстоим свое право на независимость».

«Россия — такая страна, которую в принципе невозможно контролировать — ни Америке, никому».

«Мы не будем зависимы от других стран, которые нам навязывают свою идеологию».

«Я считаю самым страшным капитуляцию перед Западом».

«Мы проиграем, но не прогнемся».

«Мы сильная держава, и с нами не надо разговаривать языком ультиматумов... — Конкретно, американцы должны возвратиться к себе. — К себе домой. И не совать свой нос сюда... пусть каждый знает свое место. — Да. — Мы уж как-нибудь без вас».

«Россия хотела бы, чтобы на нее не давила Америка и все, больше ничего».

«Мне хочется видеть такой результат, чтобы Россия стала автономной и ни от кого не зависела».

За избыточной фиксацией на независимости, необходимостью постоянно доказывать ее себе и остальным, вероятно, скрывается комплекс неполноценности, ощущение собственной слабости и уязвимости перед Западом, неуверенность в себе, в своей безопасности, чувство униженности и потери собственного достоинства. Сегодняшняя великодержавная риторика власти играет как раз на этих настроениях (попутно усиливая и раздувая эти чувства). Важной составляющей взаимоотношений с противоположной стороной конфликта являются представления россиян о том, что думают о России в Америке и Европе. Как представляется респондентам, на Западе считают, что Россия слабее, и не прочь этим воспользоваться, отказывают стране в разговоре «на равных». Это должно

1 Рудяк А. Путин заявил о бесконечности границ России // РБК от 24 ноября 2016 года. URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/5836d7259a7947 b8990e36eb/.

подкреплять одержимость собственной независимостью и желание уважения и признания в глазах западных стран любой ценой. Но, если не уважают, так пусть хотя бы боятся.

«Мы хотим честных отношений. — Да, хотя бы честных. — Без оглядки на Америку... — Да. — Уважительное отношение с их стороны».

«Другие страны, которые против нас, мне кажется, они нас не уважают».

«Уважать, они нас никогда не уважали, они плевать на нас хотели. — [Но сейчас они поняли, что] на Россию лучше не наступать, можно вляпаться».

«Что лучше, чтобы нас любили или боялись?

— Чтоб уважали. — Пусть боятся. — Любить не обязательно, но уважать нужно. — Пусть боятся. — Боятся пусть лучше. — И так боятся. — Пусть боятся. — Нет. Страх — это ужасное чувство. — Лучше, чтобы боялись, конечно. — Пусть боятся. — Больше уважения. А мы Америки боимся? — Да. — Нет. Нет. — Еще как боимся. — Да.

— Боимся. — Боимся. — И НАТО боимся, и Америки боимся. — И себя боимся. — Если б мы боялись, Путин бы не выступал против них».

Вместе с тем чувство собственной ущем-ленности и потребность повышения собственной значимости (в чужих глазах, а через это и в своих собственных), которые лежат в основе сегодняшнего негативного отношения большей части российского населения к США и Западу, объясняют парадоксальное одновременное присутствие в массовом сознании противоположной установки на сотрудничество с Западом. Например, в ноябре 2016 года ажиотаж в СМИ вызвала публикация данных о том, что около 70% россиян поддерживает «расширение экономических, политических, культурных связей со странами Запада». Однако даже в период острого противостояния с США в 2014—2015 годах эта цифра не опускалась ниже 50%, в «мирное время» достигая 76%. То есть установку на сотрудничество можно считать нормой1.

Однако такое сотрудничество становится возможным лишь при условии, что США и Запад признают в России равновеликого партнера, снимут санкции, признают российские внешнеполитические амбиции. Но, поскольку этого в скором времени не произойдет (во всяком случае, таковы массовые представления), этот аспект взаимоотношений с западными странами можно охарактеризовать следующей формулой, которая опять же перекладывает

1 См.: Россия и Запад // Публикация на сайте levada.ru от 29 ноября 2016 года. URL: http://www.levada.ru/2016/11/29/rossiya-i-zapad-2/.

всю ответственность на соперника: «мы-то хотели бы сотрудничать, они не хотят».

Основные результаты

Отношение россиян к Западу в целом определяется их отношением к США. Сегодняшнее негативное отношение к Америке (а возможно, и сам конфликт России и США) во многом было предопределено сложившимися негативными представлениями об образе США и роли этой страны на мировой арене. Опросы показывают, что эти представления в общих чертах сложились к началу 2000-х, то есть еще до прихода Владимира Путина к власти. Эти настроения во многом были сформированы действиями самих Соединенных Штатов и реакциями на них российских элит и массового сознания. Уже после того, как эти установки были сформированы, в середине 2000-х власть научилась осознанно использовать доминирующие антиамериканские настроения для поддержания собственной легитимности. То есть эти установки усвоены намного глубже, нежели может показаться, как элитами, так и массами. Конфликт с США, по сути, становится определяющим для российской идентичности. Кроме всего прочего, это означает, что выйти из состояния конфликта может быть непростой задачей.

Для большинства населения, которое не имеет личного опыта пребывания на Западе, общения с иностранцами и не проявляет особого интереса к происходящему за рубежом, представления о Западе являются заимствованными, прежде всего из СМИ. В разговорах о США и Западе респонденты часто буквально повторяют чужие слова из телевизора (президента, официальных лиц, пропагандистов). В некоторых вопросах (например, в вопросе о сотрудничестве с НАТО) общественное мнение тоже вроде бы следует за решениями властей. Подняться над уровнем конспирологиче-ских представлений о Западе (и об устройстве мира в целом) большинству россиян довольно сложно.

Однако практически синхронная динамика установок элит и массы населения в отношении к Западу, которая прослеживается с первой половины 1990-х, позволяет усомниться в простом объяснении, что население в этом вопросе просто следует за государственной пропагандой. Скорее сама пропаганда использует (усиливает или, наоборот, подавляет) шаблоны, которые уже имеются в сознании и элит, и населения (многие, хотя и не все, высказывания

высших должностных лиц, которые укладываются в эту логику, звучат вполне искренне).

Более того, в состоянии конфликта России и США мы можем наблюдать, что даже среди самых информированных граждан определяющим в их отношении к США оказываются их идеологические предпочтения, а не факты и полнота информация о происходящем. Отношение к США и их политике во многом зависит от отношения человека к собственному правительству, то есть является зеркальным по отношению к их оценкам внутриполитических событий в собственной страны.

Представления о США намного больше характеризуют самих россиян, их страхи, комплексы и желания, нежели имеют отношение к Америке (тем более что опросы показывают довольно высокую степень неадекватности представлений о том, что думают о России и русских сами американцы). Групповые дискуссии обнаруживают ряд несоответствий в представлениях о том, какого рода угрозу представляют США для России и каким образом на эту угрозу стоит реагировать.

Например, бытующее убеждение в том, что российская политика по отношению к Америке является вынужденной, совмещается в общественном сознании с плохо подавляемым желанием вступить с США в открытое соперничество. При этом разговоры об угрозе и агрессии со стороны США уживаются с представлениями о том, что большой войны между двумя странами не будет и соперничество будет проходить в комфортных для России условиях. Неприязненное отношение к доминированию Америки на мировой арене оборачивается желанием самим командовать судьбами земного шара и по собственному усмотрению менять правительства соседних стран. Ощущение ущемленного положения России в мире, разговоры о необходимости обеспечения собственной независимости на сегодняшнем этапе хоть и свидетельствуют о неуверенности российского обывателя, но дальнейшее культивирование этих установок властью может быть использовано для оправдания реваншистской политики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.