Научная статья на тему 'Деятельность органов власти по обеспечению реэвакуированного населения Северо-Запада страны в условиях войны'

Деятельность органов власти по обеспечению реэвакуированного населения Северо-Запада страны в условиях войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
109
47
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Деятельность органов власти по обеспечению реэвакуированного населения Северо-Запада страны в условиях войны»

Л.Ф. Кучинский*

Деятельность органов власти по обеспечению реэвакуированного населения Северо-Запада страны в условиях войны

Великолукская, Новгородская и Псковская области Северо-Западного региона относятся к числу тех, которым в годы Великой Отечественной войны был нанесен наибольший урон. Новгородская область находилась в оккупации 2,5 года1 , Псковская — 3 года, Великолукская — 1,5 года. Но Великие Луки после освобождения 17 января 1943 г. до августа 1944 г. был прифронтовым городом

— линия фронта проходила в 15-20 км от него.

Изгнание немецко-фашистских захватчиков из областей Северо-Западного региона началось 14 января 1944 г. В результате Ленинградско-Новгородской операции 20 января 1944 г. был освобожден Новгород, советские войска вышли на подступы к латвийской границе. Великие Луки были освобождены от вражеской оккупации 17 января 1943 г. в ходе Великолукской операции, но только в ходе Режецко-Двинской операции в июле-августе 1944 г. фронт был отодвинут от города далеко на запад, Великолукская область была полностью освобождена от вражеской оккупации. Псков был освобожден от оккупации 23 июля 1944 г. в результате Псковско-Островской операции2.

Ужасными были последствия хозяйничанья немецко-фашистских захватчиков на оккупированных территориях. Вся инфраструктура жизнеобеспечения была превращена в руины и развалины. Великие Луки были разрушены полностью, почти полностью разрушены города Пустошка, Идрица, Белый и старинный город Холм3. В Новгороде из 2346 жилых домов сохранилось только 404. В Пскове разрушено 90% жилого фонда5. В Великих Луках из 3391 дома не осталось ни одного мало-мальски пригодного для жилья, 2800 домов были снесены до основания. Материальный ущерб, причиненный городу, исчислялся суммой, превышающей 500 млн. рублей (в ценах 1940 года)6.

Уничтожение советских городов не было результатом только военной необходимости. Оно предусматривалось в приказах и директивах немецко-фашистского командования. Так, в приказе Германского военного командования от 7 октября 1941 г., подписанного Йодлем, говорилось: «Для всех городов должно действовать правило, что перед их занятием они должны быть превращены в развалины огнем и воздушными налетами»7.

Разрушениям подверглись не только города, но и сельские населенные пункты. Только на территории Новгородской области были лишены крова свыше 440 тыс. жителей8. Особенно пострадали Белебелковский, Демянский, Залучский, Лычковский, Полавский, Середкинский, Старорусский и другие районы, которые оккупанты по сути дела превратили в зону пустыни. В Залучском районе, например, после изгнания захватчиков из 110 населенных пунктов только в десяти частично уцелели постройки9, в Середкинском районе из 154 деревень 134 были сожжены полностью и 12 частично, в Уторгошском районе было сожжено 106 селений из 11710. Всего в Новгородской области было разрушено 2227 населенных пунктов11.

На территории Великолукской области в дни оккупации гитлеровцы разрушили и разграбили сотни промышленных предприятий, уничтожили 137 электростанций и подстанций, свыше тысячи школьных зданий, свыше 60 тыс. колхозных строений12.

В Псковской области более 80 тыс. хозяйственных и культурно-бытовых построек колхозов и 76 тыс. жилых домов колхозников было предано огню, взорвано и разрушено. Большинство населенных пунктов было совершенно стерто с лица земли. Только груды пепла, развалины да обгоревшие трубы напоминали о том, что когда-то здесь были благоустроенные колхозные села. Десятки тысяч семей, лишившись крова, вынуждены были поселиться в землянках и не приспособленных для жилья помещениях13.

Самым страшным последствием оккупации было резкое сокращение численности населения. Жертвами немецко-фашистских репрессий на оккупированных территориях Ленинградской, Новгородской и Псковской областей стали 737 тыс. мирных жителей и военнопленных, 766230 были

* Начальник кафедры Санкт-Петербургского высшего военного училища радиоэлектроники, кандидат исторических

наук.

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 2 (26) 2005

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 2 (26) 2005

К 60-летию Великой Победы

угнано на каторгу в Германию14. За 16 месяцев оккупации Великих Лук гитлеровцы уничтожили около 7000 мирных граждан и военнопленных, свыше 8000 граждан угнали в фашистское рабство15.

В результате многие города и районные центры региона обезлюдели. На территории районов Северо-Западного региона, освобожденных от оккупации к апрелю 1944 г., из 1,8 млн. проживавших там до войны жителей было зарегистрировано только 450 тыс.16 В Новгороде из 40 тыс. жителей, проживавших в городе до войны, сразу после освобождения оставалось только 30 человек17, во Пскове из 62 тыс. - 14318, в Старой Руссе из 37 тыс. довоенных жителей в марте 1944 г. не осталось ни одного19.

Для успешного осуществления возрождения освобожденных от вражеской оккупации территорий необходимо было прежде всего восстановить местные властные структуры, которые смогли бы мобилизовать население, изыскать местные ресурсы, придать восстановительным работам организованность и целеустремленность.

Эта задача решалась буквально в первые дни после освобождения, причем в условиях повальной разрухи и продолжающейся войны советские и партийные органы формировались без соблюдения каких-либо норм демократии. Создавались организационные комитеты, назначались секретари горкомов и райкомов, их члены кооптировались. Думается, что в условиях разрухи и войны это было вполне допустимо и отвечало объективным условиям.

В создании властных структур на местах большую помощь оказывали партийные и советские органы Ленинградской (Новгород, Псков) и Калининской (Великие Луки) областей. Серьезное участие в этом процессе приняли руководители партийного подполья и партизанских отрядов, действовавших на оккупированных территориях.

Так, в Великих Луках партийный орган воссоздал присланный из Калинина С.А. Щербаков, ставший первым секретарем горкома партии. Исполком горсовета возглавил бывший партизанский руководитель Т.И. Арбузов. Создание органов здравоохранения было поручено Л.Н. Ракитину и А.П. Плешакову. Главным врачом не существовавшей больницы была назначена молодой хирург М.И. Зубкова. Все это было проделано в последние дни января 1943 г. (Великие Луки были освобождены 17 января 1943 г.). А 8 февраля 1943 г. в землянке на окраине города состоялось первое после освобождения города партийное собрание. В его работе участвовали 38 коммунистов. Собрание обсудило первоочередные задачи восстановления городского хозяйства и оказания помощи фронту20.

Партийную организацию Пскова возглавил бывший руководитель Псковского подпольного межрайонного партийного центра В.Ф. Михайлов, исполком горсовета - бывший командир партизанского отряда В.П. Объедков. В Новгородской области процесс восстановления партийных и советских органов возглавил прибывший из Ленинграда секретарь Обкома Г.Х. Бумагин, ставший впоследствии первым секретарем Новгородского обкома партии21.

Вновь созданные партийные и советские органы власти немедленно приступили к решению задач возрождения освобожденных районов. При этом уделялось большое внимание изысканию и мобилизации местных ресурсов. В первую очередь принимались экстренные меры по предупреждению эпидемии тифа и других болезней.

Так, например, в Великих Луках, где восстановительные работы начались раньше, чем в Пскове и Новгороде, по решению исполкома горсовета были созданы специальные комиссии, которые взяли на учет все подвальные помещения, развалины домов, землянки, пригодные для жилья на первое время. Медицинские работники обследовали и дезинфицировали колодцы, водоемы, оборудовали санпропускники, провели санобработку всех находящихся в городе граждан. В деревне Токарево была открыта больница. Наркомат здравоохранения РСФСР отправил в город специальный поезд в составе 20 врачей и 50 медсестер. В городе был установлен строгий санитарно-гигиенический режим. Опасность эпидемии удалось ликвидировать22.

Новгородский горком ВКП (б) (первый секретарь М.Е. Павлов) и городской совет (председатель М.В. Юдин) буквально на следующий день после освобождения города приступили к разработке плана первоочередных работ по возрождению города. Этот план 19 февраля 1944 г. был принят на заседании бюро Новгородского ГК ВКП (б). Среди первоочередных задач он предусматривал открытие пекарни, столовой, магазина, восстановление железнодорожной связи с Ленинградом.

Большое значение для обеспечения восстановления освобожденных от оккупации областей Северо-Западного региона имело образование Новгородской (июль 1944 г.), Псковской и Великолукской (август 1944 г.) областей, придание Новгороду, Пскову, Великим Лукам статуса областных городов. СНК СССР принял ряд специальных постановлений по каждой из этих областей. В них предусматривались широкие и разнообразные программы помощи в обеспечении, организации и проведении восстановительных работ.

В таких тяжелейших условиях местным органам власти освобожденных от немецкой оккупации районов приходилось решать проблемы реэвакуированного населения.

Процесс реэвакуации населения в освобожденные районы Северо-Западного региона начался сразу же после их освобождения. Новгородский облисполком и ОК ВКП (б) 3 сентября 1944 г. приняли постановление «О реэвакуации населения Новгородской области». Всего в область должно было прибыть по реэвакуации 98325 человек, из них до 1 декабря 1944 г. - 77597, и в марте-апреле 1945 г.

- 20738 человек. Уже к 1 октября 1944 г. из тыла страны и из бывшей оккупированной зоны в область прибыл 30931 человек23.

В результате проведения частичной реэвакуации и репатриации численность населения на освобожденных территориях региона заметно возросла. На 1 января 1945 г. она по сравнению с 1940 г. уже составила по Псковской области 58%, по Новгородской — 38%24.

Но по мере нарастания реэвакуационного потока в связи с трудностями с обеспечением жильем, продовольствием, промышленными товарами повседневного спроса вновь возникли проблемы санитарной безопасности региона.

Целый ряд архивных документов свидетельствует, что эти проблемы в Новгородской, Псковской и Великолукской областях встали с большой остротой, причем местными партийными и советскими органами они решались не всегда оперативно.

Так, например, в начале сентября 1944 г. в записке на имя А.И. Микояна секретарь Новгородского обкома ВКП (б) Н.И. Баскаков сообщал, что в связи с резким увеличением населения Новгорода за счет возвращающихся из других областей и незначительностью фондов промышленных товаров, полученных областью, «создается совершенно нетерпимое положение с обеспечением населения бельем, постельными принадлежностями, обувью и т.д., что может привести в недалеком будущем к крайне нежелательным последствиям». В записке поставлен вопрос о немедленной высылке в Новгород промтоваров, хотя бы на 10 тыс. человек25.

Несмотря на то, что вопрос об обустройстве реэвакуированных был обсужден на исполкоме облсовета и обкома ВКП (б) Новгородской области 3 сентября 1944 г., должных организационных мер принято не было, местные органы власти оказались не готовыми к приему возвращающихся из эвакуации людей. В результате на вокзалах Новгорода и Старой Руссы скопилось большое количество людей с малолетними детьми и скарбом. Они вынуждены были разместиться в разрушенных домах. Некоторые семьи находились в таком положении по два месяца. В этих условиях были нередки случаи заболеваний и смертности. Районные власти никаких мер по перевозке их к постоянному месту жительства не принимали.

Эти факты приведены в докладных записках прокурора Новгородской области от 9 октября 1944 г. и начальника отдела хозяйства эвакуированного населения Новгородского облисполкома26.

7 октября 1944 г. исполком Новгородского областного Совета принял специальное постановление по вопросу «Продвижение к постоянному месту жительства реэвакуированного населения со станций Старая Русса и Новгород». Постановление обязывало начальника автотранспортного управления выделить две полуторатонные автомашины, а председателей ряда райисполкомов - по 5 лошадей для доставки реэвакуированных к постоянному месту жительства. Председатели городских и районных Советов обязывались принимать немедленные меры к размещению и хозяйственному устройству прибывающего населения27.

О постоянном внимании к решению проблем реэвакуированного и репатриированного населения, их сложности свидетельствует тот факт, что, например, исполком Новгородского районного Совета депутатов трудящихся был вынужден дважды - 16 октября и 28 декабря 1944 г.- обсуждать вопрос об обустройстве реэвакуированного населения. В принятых решениях исполкомы сельских Советов обязывались вести тщательный учет всех прибывших по реэвакуации, давать сведения о не имеющих работы в плановый отдел райисполкома, принять меры к их трудоустройству. Особое внимание заведующего райздравотделом обращалось на неудовлетворительное санитарное обслуживание прибывающего по реэвакуации населения, на необходимость принятия срочных мер по ликвидации заболеваний сыпным тифом28.

Тем не менее принятые меры оказались недостаточными, положение реэвакуированных в Новгородской области продолжало оставаться тяжелым. В докладной записке начальника отдела хозяйственного устройства эвако населения Новгородского облисполкома от 24 октября 1944 г. отмечалось, что реэвакуированные остро нуждаются в обуви и одежде, им в месте остановок не отоваривают продовольственные карточки. Положение с размещением реэвакуированных в Новгороде и Старой Руссе стало настолько катастрофическим, что на привокзальных площадях этих городов пришлось установить палатки-общежития с печами29.

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 2 (26) 2005

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 2 (26) 2005

К 60-летию Великой Победы

В IV квартале 1944 г., а затем в январе-феврале 1945 г. в восьми районах Новгородской области вспыхнула эпидемия сыпного тифа. По состоянию на 22 февраля 1945 г. в них было зафиксировано 205 случаев заболеваний сыпным тифом30. Положение осложнялось тем, что в ряде освобожденных населенных пунктов имела место большая скученность населения. В порядке реэвакуации сюда продолжали прибывать люди из областей, пораженных сыпным тифом. В ряде районов наблюдалась большая завшивленность. Районы не были подготовлены к санитарной обработке прибывающего населения.

Местные органы власти приняли экстренные меры по ликвидации вспышки сыпного тифа. В пять районов области было направлено 11 эпидемотрядов в составе 48 человек, в том числе 6 врачей. Была возобновлена работа чрезвычайных противоэпидемических комиссий. К борьбе с эпидемией был привлечен весь состав актива восстановленной организации Красного Креста, организованы санпропускники. На всех железнодорожных станциях были созданы санпосты31. В результате вспышку эпидемии удалось ликвидировать в относительно короткие сроки.

В августе 1944 г. были отмечены случаи инфекционных заболеваний среди реэвакуированного населения г. Пскова. 30 августа 1944 г. исполком Псковского горсовета принял решение об экстренных профилактических мерах по предотвращению эпидемии. Была обеспечена регулярная работа бань, санпропускников, дезкамер, развернуты санпосты на всех шоссейных и железных дорогах, прекращен въезд в город из сыпнотифозных очагов.

До 15 сентября в городе были проведены противоскарлатинные и противодифтерийные прививки среди детей, прививки против дизентерии и оспы среди взрослых32.

В августе же 1944 г. в ряде районов Псковской области произошла вспышка заболеваний малярией. В пяти районах области было выявлено 644 случая, в том числе три со смертельным исходом. По решению исполкома областного Совета в неблагополучных районах была создана сеть противомалярийных учреждений, организован тщательный учет больных, проведена массовая хинизация населения33.

Эти факты свидетельствуют о том, что местные органы власти не имели достаточных материальных возможностей для решения проблем обустройства реэвакуированных, а центральные властные структуры этому вопросу должного внимания не уделяли.

1 В оккупации находились 18 из 27 районов Новгородской области.

2 См.: Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. М., 1985. С. 123, 490, 593.

3 См.: Великолукская областная больница: Сборник научно-практических работ. Псков, 1958. С 3.

4 См.: Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков.

М., 1946. С. 430.

5 См.: Белов И.И. Поднятые из руин. М., 1966. С. 21.

6 См.: Великие Луки: Исторические очерки. Л., 1976. С. 270.

7 Нюрнбергский процесс над главными военными немецкими преступниками: Сборник материалов. Т. 1. М., 1957. С.

280-281.

8 См.: Государственный архив Новгородской области (ГАНО). Ф. Р-3645. Оп.1. Д. 1. Л. 1.

9 См.: Государственный архив новейшей политической истории Новгородской области (ГАНПИНО). Ф. 260. Оп. 2. Д. 3. Л. 276.

10 См.: Похилюк А.В. Война, власть, народ. СПб., 1998. С. 166.

11 См.: ГАНПИНО. Ф. 260. Оп. 2. Д. 3. Л. 276.

12 См.: Великолукская правда. 1945. 27 января.

13 См.: Псковская область к выборам в местные советы депутатов трудящихся. Псков, 1947. С. 48.

14 См.: Кондакова Н.И. Идейно-политическая работа Коммунистической партии в освобожденных районах РСФСР (1941-1945). Воронеж, 1971. С. 27.

15 См.: Великие Луки... С. 270.

16 См.: Похилюк А.В. Указ. соч. С. 167.

17 См.: Сборник сообщений Чрезвычайной государственной комиссии... С. 202.

18 См.: Псковский край в истории СССР: Очерки истории. Л., 1970. С. 424.

19 См.: Похилюк А.В. Указ. соч. С. 167.

20 См.: Государственный архив новейшей истории Псковской области (ГАНИПО). Ф. 5475. Оп. 1. Д. 9. Л. 4-6.

21 См.: Новгородская правда. 1945. 4 апреля.

22 См.: Великие Луки... С. 273.

23 См.: ГАНО. Ф. Р-3686. Оп. 1. Ед. хр. 91. Л. 11.

24 См.: Абрамова М.А. На освобожденной земле. Деятельность Коммунистической партии по возрождению освобожденных от немецко-фашистской оккупации районов северо-западных областей СССР Л., 1981. С. 19.

25 См.: ГАНПИНО. Ф. 260. Оп. 1. Ед. хр. 34. Л. 130.

26 См.: ГАНО. Ф. Р-3686. Оп. 1. Ед. хр. 91. Л. 1.

27 См. там же. Л. 9.

28 См. там же. Л. 11, 19.

29 См. там же. Л. 12.

30 См.: ГАНПИНО. Ф. 260. Оп. 2. Ед. хр. 140. Л. 33.

31 См. там же. Л. 34, 35.

32 См.: Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. Р-2. Оп. 3. Д. 2. Л. 3.

33 См. там же. Ф. Р-903. Оп. 1. Д. 29. Л. 7.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.