Научная статья на тему '"Девятнадцать предложений" и требования английского парламента о контроле над исполнительной властью (июнь 1642 г. )'

"Девятнадцать предложений" и требования английского парламента о контроле над исполнительной властью (июнь 1642 г. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
5284
517
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АНГЛИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVII В. / ПАРЛАМЕНТ / КАРЛ I / «ДЕВЯТНАДЦАТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЙ» / ДУАЛИСТИЧЕСКАЯ МОНАРХИЯ / ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Александрова Светлана Петровна

Статья посвящена анализу положений документа, который получил название «Девятнадцать предложений» или «Протестации» от 2 июня 1642 г. Положения данного документа направлены на ограничение исполнительной власти, принадлежащей короне, а дата его принятия характеризует начало становления в Англии дуалистической монархии в период английской буржуазной революции XVII в.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «"Девятнадцать предложений" и требования английского парламента о контроле над исполнительной властью (июнь 1642 г. )»

С.П. АЛЕКСАНДРОВА S.P. ALEXANDROVA

«ДЕВЯТНАДЦАТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЙ»

И ТРЕБОВАНИЯ АНГЛИЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА О КОНТРОЛЕ НАД ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТЬЮ

(ИЮНЬ 1642 Г.)

«NINETEEN PROPOSITIONS» AND THE REQUIREMENTS OF THE BRITISH PARLIAMENT ON THE CONTROL OF THE EXECUTIVE POWER (JUNE 1642)

Ключевые слова:

английская революция XVII в., парламент, Карл I, «Девятнадцать предложений», дуалистическая монархия, исполнительная власть

Статья посвящена анализу положений документа, который получил название «Девятнадцать предложений» или «Протеста-ции» от 2 июня 1642 г. Положения данного документа направлены на ограничение исполнительной власти, принадлежащей короне, а дата его принятия характеризует начало становления в Англии дуалистической монархии в период английской буржуазной революции XVII в.

В период мирного развития английской буржуазной революции XVII в., продолжавшегося с 3 ноября 1640 г. по август 1642 г., парламент до принятия «Девятнадцати предложений», дважды пытался ограничить полномочия короны в сфере исполнительной власти. Первой попыткой было принятие парламентом в июне 1641 г. документа, который получил название «Десять предложений» [5, Cols. 847—

Key words:

English revolution of the XVII century, Parliament, Charles I, «19propositions», dual monarchy, executive power

The article analyzes the provisions of the document, which was named «19 propositions» or «Protestations» from June 2, 1642. The provisions of this document are aimed at limiting the executive power of the crown, and the date of its adoption characterizes the beginning of the formation of a dual monarchy of England during the English bourgeois Revolution of the XVII century.

850], второй — принятие в ноябре

1641 г. «Великой Ремонстрации» [9, р. 317].

«Девятнадцать предложений», или, как еще называют этот документ, «Протестация», от 2 июня

1642 г. является документом, суммирующим все требования, предъявленные парламентом королю с января по июнь 1642 г.

В преамбуле этого правового акта лорды и общины называют

Александрова С.П. «Девятнадцать предложений» и требования английского парламента о контроле...

История и культура

себя «покорными и верными подданными Его Величества». В документе говорилось о том, что, ссылаясь, как обычно, на те несчастья и опасности, которым подвергается народ и король, члены парламента «после серьезного обсуждения причин этих бед, со всем смирением и искренностью представляют Вашему Величеству преисполненную сознанием долга петицию и совет». При этом парламент выражает надежду на «королевскую мудрость для установления собственной чести и безопасности, и милостивую заботу о благополучии и безопасности Ваших подданных и доминионов». Парламент также надеется, что принятые им меры «с Божьего благословения устранят подозрительность и разногласия» между королем и народом, так «несчастливо порожденные законом, и обеспечат как Вашему Величеству, так и им постоянный курс чести, мира и счастья» [8, р. 249—250].

Каждое из девятнадцати предложений было направлено в той или иной степени на ограничение исполнительной власти, принадлежащей только королю. Эти предложения можно сгруппировать, основываясь на том, в чем они ограничивали исполнительную власть.

При этом следует выделить предложения, устанавливающие контроль парламента над назначением тайных советников, министров короны и воспитателей детей

короля (1, 3, 4, 11 и 12 предложения).

В первом предложении парламент предлагает королю, чтобы члены Тайного совета короля были удалены из него, а «другие высшие должностные лица и министры государства, как внутри королевства, так и за границей», были «отстранены от должностей и службы, если не получат одобрения обеих палат парламента. Лица, которые будут назначены на освободившиеся должности и службы, должны быть одобрены обеими палатами парламента. А члены Тайного совета должны приносить клятву, в том, что они будут добросовестно выполнять свои обязанности, в такой форме, как будет одобрено обеими палата парламента» [8, р. 250].

Следовательно, в данном предложении содержаться три положения. Во-первых, если члены Тайного совета короля, а также другие высшие должностные лица и министры государства, как внутри королевства, так и за границей, не получат одобрения обеих палат парламента, то они должны быть удалены из Тайного совета короля и отстранены от должностей и службы. Во-вторых, лица, которые будут назначены на освободившиеся должности и службы, должны быть одобрены обеими палатами парламента. В-третьих, «члены Тайного совета должны приносить клятву в том, что они будут добросовестно

выполнять свои обязанности, в такой форме, как будет одобрено обеими палата парламента».

Требование о назначении должностных лиц короны только с одобрения обеих палат парламента не впервые выдвигалось парламентом. Такое требование появилось уже летом 1641 г. в «Десяти предложениях». Причем парламент в третьем и четвертом предложениях требовал своего согласия не только на назначение высших должностных лиц короны, но и назначение лиц, входящих в окружение королевы [5, Cols. 847-848].

В ст. 197 «Великой Ремонстрации» также содержится требование парламента о назначении должностных лиц короны с согласия обеих палат парламента, которое сопровождается угрозой отказать королю в парламентских ассигнованиях [8, р. 231].

В развернутом виде данное требование парламента было зафиксировано в решении Палаты общин от 15 февраля 1642 г. Палата общин решила:

— «что все тайные советники и другие высшие должностные лица могут быть отстранены от тех должностей, которые они занимают, за исключением тех, которые они занимают в силу рождения;

— чтобы Ваше Величество изволил признавать только таких советников и высших должностных

лиц государства, которые будут рекомендованы по скромному совету обеих палат парламента;

— что такие из упомянутых советников и высших должностных лиц, чьи имена будут названы обеими палатами парламента, не должны иметь доступа к личности или двору короля и королевы;

— что полезно удалить камергера мр. У. Муррея от личности и двора короля и королевы, как одного из тех, кто давал опасные советы» [5, Col. 1091].

В отличие от решения палаты общин от 15 февраля 1642 г., в «Девятнадцати предложениях» не упоминается о том, что не требуется одобрения парламента при назначении на должности, передаваемые по наследству.

Если в первом предложении содержалось общее требование об одобрении парламентом кандидатур, как тайных советников, так и других высших должностных лиц, то в третьем предложении парламент конкретно называет должно-сти1, назначение на которые требует

1 Это должности: лорда председателя суда пэров Англии, лорда коннетабля, лорда хранителя государственной печати, лорда хранителя малой печати, графа церемониймейстера, лорда адмирал-губернатора группы портовых городов в юго-восточной части Англии,наместника Ирландии, канцлера казначейства, председателя Суда опеки, государственного секретаря, двух председателей суда и главного судьи Суда казначейства. [8, р. 251].

Александрова С.П. «Девятнадцать предложений» и требования английского парламента о контроле...

История и культура

согласия парламента. А в интервале между заседаниями парламента назначение на эти должности требовало согласия большей части Совета, так же, как это было предусмотрено при выборе советников [8, р. 251].

В четвертом предложении парламент предлагал Карлу I поручить воспитание и образование детей короля, лицам, которые «должны быть одобрены обеими палатами парламента», а в перерыве между заседаниями парламента «они должны получить согласие большей части Совета, так же, как это предусмотрено при выборе советников».

Кроме того, парламент потребовал, чтобы «все слуги, которые сейчас находятся при них, и в отношении которых обе палаты будут иметь любое справедливое возражение», были бы удалены [8, р. 251].

В одиннадцатом предложении парламент обязывал всех членов Тайного совета и судей «приносить клятву, форма которой будет согласована и установлена актом парламента, для поддержания положений “Петиции о праве” и некоторых статутов парламента, которые будут определены обеими палатами парламента».

После этого нарушение «указанных законов может служить основанием для обвинения лица. Данное обвинение может быть представлено в любое время судьям Суда королевской скамьи, судьям Ассиз (вы-

ездной сессии суда присяжных) в период их объезда и мировым судьям в период сессии, на основании чего лицо может быть наказано в соответствии с законом» [8, р. 253].

В двенадцатом предложении было повторено и, тем самым, вновь подтверждено положение о том, что «все судьи и все другие должностные лица, занимающие свои должности с одобрения парламента, должны их занимать до тех пор, пока ведут себя хорошо» [8, р. 253].

Впервые данное положение было закреплено в Резолюции парламента в январе 1641 г. [5, Col. 702].

Кроме того, можно выделить предложения, связанные с принятием решений исполнительной властью (2, 5, 14, 17 предложения).

Второе предложение содержит несколько требований парламента относительно того, как и с кем король должен решать вопросы управления государством.

Во-первых, как требовал парламент, «важнейшие дела королевства не могут быть решены и совершены по совету частных лиц или никому не известных лиц, или советников, не принесших присягу. Но такие дела, которые касаются народа и присущи Высокому Суду парламента, являющемуся великим и высшим советником короля, должны обсуждаться, решаться и совершаться только в парламенте и ни где-нибудь еще. И тот, кто осмелится сделать что-либо вопре-

ки этому, должен быть осужден и наказан парламентом» [8, р. 250].

Во-вторых, те государственные дела, которые входят в компетенцию Тайного совета короля, «должны обсуждаться и решаться такими знатными титулованными особами и другими лицами, которые будут избираться в Тайный совет с одобрения обеих палат парламента» [8, р. 251]. Таким образом, парламент пожелал влиять и на состав Тайного совета короля.

В-третьих, «ни один публичный акт, касающийся дел королевства и входящий в компетенцию Тайного совета, не мог рассматриваться как исходящий от короля, если он не совершался по совету и с согласия короля или части его Совета, подтвержденного собственноручно» [8, р. 251].

В этом случае можно говорить о первом упоминании принципа контрассигнации, когда принятое решение подписывалось не только королем, но и теми, кто участвовал в его принятии.

В-четвертых, Совет короля, по мнению парламента, «должен быть ограничен в количестве. Количество участников не могло быть более 25 и менее 15. И, если кто-либо из советников покинет свое место в период между заседаниями парламента, оно не должно быть занято без согласия большей части Совета, чей выбор должен быть утвержден на следующем заседании парламента или отменен» [8, р. 251].

Пятое предложение требовало согласия парламента на «брак или подготовку договора о заключении брака любого из детей короля с любым иностранным принцем, или с каким-либо другим лицом, за границей или дома». Нарушение этого требования влекло за собой наказание «за посягательство на власть короля и его правительство. И лицо могло быть помиловано или освобождено от такого наказания только с согласия обеих палат парламента» [8, р. 251—252].

На основании четырнадцатого предложения «амнистия, предлагаемая Его Величеством, могла быть дарована с такими изъятиями, как посоветуют обе палаты парламента» [8, р. 253].

В семнадцатом предложении парламент советовал королю «войти в более тесный альянс с Объединенными провинциями и другими соседними государствами протестантской религии для ее поддержания и защиты, против всех замыслов и попыток Папы Римского и его приверженцев подавить и покорить ее». И это, как полагал парламент, будет содействовать как укреплению позиций короля в мире, так и его репутации. Кроме того, за проведение внешней политики, угодной парламенту, королю была обещана помощь в поддержании достоинства и восстановлении владений, принадлежащих сестре короля и ее потомка, «и освобождения

Александрова С.П. «Девятнадцать предложений» и требования английского парламента о контроле...

История и культура

других протестантских принцев, которые страдают от того же» [8, р. 253-254].

В-третьих, 10, 13, 18 и 19 предложения касались непосредственно парламента.

Парламент также потребовал от Карла I:

— в десятом предложении, чтобы члены парламента, лишенные в течение действия парламента 1640 г. должности или службы, «были бы восстановлены на этой должности и службе или другим образом получили удовлетворение за это на основании петиции той из палат парламента, чьими членами они являются» [8, р. 252];

— в восемнадцатом предложении, чтобы король выразил готовность «на основании Акта парламента оправдать лорда Ким-больтона и пятерых членов палаты общин таким образом, чтобы будущие парламенты были ограждены от последствий этого вредного прецедента» [8, р. 254];

— в тринадцатом предложении, чтобы правосудие парламента «было распространено на всех преступников, независимо от того, находятся ли они в королевстве или бежали из него. И чтобы все лица, вызванные любой из палат парламента, должны явиться и ждать осуждения парламента» [8, р. 253].

В девятнадцатом предложении парламент пожелал, чтобы король «изъявил желание дать согласие на билль, подготовленный впоследствии, которым пэры будут лишены права заседать и голосовать в парламенте, если они не будут допущены до этого с согласия обеих палат парламента» [8, р. 254].

В предложениях 9, 15 и 16 парламент выразил намерение поставить под свой контроль вооруженные силы страны.

Прежде всего, в девятом предложении парламент потребовал, чтобы король согласился «с порядком, который лорды и общины избрали для распоряжения ополчением, до тех пор, пока это не будет в будущем закреплено биллем». При этом королю предлагалось отозвать его «декларации и прокламации против ордонанса лордов и общин» [8, р. 252].

На основании пятнадцатого предложения форты и замки королевства должны были перейти «под командование и попечение лиц, которые будут назначены Его Величеством с одобрения обеих палат парламента». А в интервале между заседаниями парламента такие лица должны были назначаться «с одобрения части Совета так же, как это предусмотрено при выборе советников» [8, р. 253].

Шестнадцатое предложение лишало короля его чрезвычайной охраны и военных сил, которые со-

провождали его, т. к. они «должны быть устранены и демобилизованы». Кроме того, в будущем король располагал правом иметь такую чрезвычайную охрану и силы «только в соответствии с законом и в случае действительной угрозы восстания или нашествия» [8, р. 253].

Предложения 6, 7 и 8 касались религиозных вопросов.

Шестое предложение определяло меры борьбы с католиками. Парламент потребовал, чтобы «действующие законы против иезуитов, католических священников и католических нонконформистов строго выполнялись без какой-либо терпимости и снисхождения». Парламент также закрепил за собой возможность определения более эффективных направлений борьбы с католиками, «чтобы лишить их возможности устраивать беспорядки в государстве или затемнять законы посредством веры или другим образом» [8, р. 252].

Седьмое предложение дополняет те меры, на которые готов пойти парламент в целях борьбы с католическим влиянием в стране. В седьмом предложении парламент, во-первых, потребовал от короля «согласиться с таким биллем, который будет разработан для воспитания детей католиков в духе протестантской религии» [8, р. 252]. Во-вторых, по мнению парламента, «лорды-католики могут быть лишены права голоса в Палате пэров до тех пор,

пока они будут оставаться католиками» [8, р. 252].

Восьмое предложение касается реформы церкви и содержит два пожелания парламента. Прежде всего, парламент предлагает королю согласиться с теми реформами в церковном управлении и ритуалах церковной службы, которые посоветуют обе палаты парламента, проведя консультации с богословами. И, кроме того, надеется на то, что содействие короля «будет наилучшей помощью для получения достаточной поддержки для проверки священников во всем королевстве» [8, р. 252].

Кроме того, парламент также предлагает королю «согласиться с законами, направленными на устранение нововведений и религиозных предрассудков, возможности священников обслуживать несколько приходов и против скандальных священников» [8, р. 252].

Заканчиваются «Девятнадцать предложений» тем, что парламент в обмен на то, что король согласится утвердить данный документ, обещает Карлу I следующее. Прежде всего, «направить свое внимание на урегулирование дохода короля наилучшим для него образом и, более того, установить резерв и возможность для его увеличения выше того размера, который предусматривался ранее, с тем чтобы он был достаточным для поддержания королевского достоинства и чести» [8, р. 254].

Александрова С.П. «Девятнадцать предложений» и требования английского парламента о контроле...

История и культура

Кроме того, парламент обещал передать город Гуль, где находятся склады вооружения, «в руки тех лиц, которые будут назначены Его Величеством с согласия парламента» [8, р. 254].

Парламент также выразил намерение оправдать свои действия, поскольку он превысил свои полномочия, и приложить все усилия, чтобы раскрыть «их исполненную долгом и преданностью привязанность к сохранению и поддержанию королевской чести, величия и безопасности Его Величества и его процветания» [8, р. 254].

21 июня 1642 г. парламент получил ответ короля на «Девятнадцать предложений» [5, Col. 1389]. Король назвал требования парламента неблагоразумными и произнес формулу отказа в утверждении акта («Nolumens leges Anglia mutari»), но при этом король напомнил парламенту о своем обещании пунктуально и строго соблюдать установленные законы [5, Cols. 1389—1394].

По сути дела, если бы Карл I утвердил «Девятнадцать предложений», то за ним, как справедливо указывали Е.А. Косминский и А.Я. Левицкий, осталась бы весьма призрачная «конституционная власть первого сановника в государстве, напоминавшая власть голландского штатгальтера или венецианского дожа» [2, с. 160].

В связи с этим, оценивая значение этого документа с точки зрения

борьбы парламента с короной, Е.А. Косминский и А.Я. Левицкий писали: «По-существу это был ультиматум парламента к королю, непринятие которого королем вело непосредственно к взрыву гражданской войны» [2, с. 162].

Совершенно иная, даже противоположная оценка «Девятнадцати предложений» дана известными советскими историками В.М. Лавровским и М.А. Баргом. Указанные авторы рассматривают положения данного документа как серьезные уступки Карлу I. Они писали, что «пресвитерианские лидеры стремились предотвратить гражданскую войну, хотя бы ценой больших уступок. Таков был смысл посланных Карлу I парламентом “Девятнадцати предложений”» [1, с. 222]. Аналогичной точки зрения придерживается и советский историк Т.А. Павлова [3, с. 114].

Развернутая оценка «Девятнадцати предложений» дана С.Р. Гардинером. Он писал, что «они содержали все конституционные изменения, требуемые превалирующей партией в Вестминстере. Они просто устанавливали правление лиц, назначенных парламентом, вместо правления короля, и могли поэтому четко указать на одобрение большинством палаты общин идеи о том, что королевская власть должна быть не просто ослаблена, но практически оставлена без внимания (аннулирована). Против пред-

ложенной системы выступил не только Карл I, но и те лица, которые испытывали отвращение к церковной и гражданской политике палат. Другими словами, возник вопрос о том, будет ли неограниченная власть палат таким же деспотическим раздражителем, каким была неограниченная власть короля, и связано ли решение вопроса об уменьшении сферы деятельности правительства с расширением сферы индивидуальных прав» [8, р. ХХХУІІ-ХХХУІІІ].

Г. Галлам полагал, что «Девятнадцать предложений» «уничтожали дух существующей конституции и, по правде говоря, влекли за собой такие последствия, что не стоило и предполагать, что король даст на них согласие» [7, р. 124—125].

Таким образом, С.Р. Гардинер и Г. Галлам сходятся в том, что «Девятнадцать предложений» содержат столь обширные конституционные изменения, что получить на них согласие Карла І не представлялось возможным. Мнение данных авторов относительно этого документа совпадает с позицией Е.А. Космин-ского и А.Я. Левицкого и находится в противоречии с выводами, сделанными по данному вопросу М.А. Баргом и В.М. Лавровским.

Следует обратить внимание на мнение С.Р. Гардинера и относительно того, что «Девятнадцать предложений» вели не просто к ослаблению королевской власти,

а к тому, что она утрачивала политическое влияние и могла быть «практически оставлена без внимания».

С точки зрения перспектив развития английской государственности «Девятнадцать предложений» зарубежными исследователями оцениваются как основа последующей конституции.

Так, С.Р. Гардинер писал: «Невозможно отрицать, что эти предложения вели к отмене существующей конституции, однако за исключением статей, направленных против нонконформистов, и тех, которые касались дел временного значения, в них нет слова, которое бы не соответствовало духу конституции настоящего дня. Что мы делаем не прямо в отношении кабинета, то есть в отношении того, что дает ему власть только в случае, если он находит поддержку палаты общин, наши предки предложили делать путем немедленного голосования обеих палат» [6, р. 197].

Г.Б. Адамс полагал, что если «Девятнадцать предложений» «и не могут быть полной конституцией, то являются основанием, на котором она легко может быть построена» [4, р. 318].

Исходя из смысла каждой статьи «Девятнадцать предложений», можно сказать, что положения данного акта были направлены на ограничение исполнительной власти, полностью принадлежащей короне.

Александрова С.П. «Девятнадцать предложений» и требования английского парламента о контроле...

История и культура

Утверждение Карлом І «Девятнадцати предложений» поставило бы исполнительную власть под контроль парламента, и именно это обусловило отрицательное отношение короля к данному документу. В связи с этим точка зрения Е.А. Косминского и А.Я. Левицкого на данный документ как на политический ультиматум парламента королю представляется более справедливой, чем точка зрения М.А. Барга и В.М. Лавровского.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если бы «Девятнадцать предложений» получили королевское утверждение, то вместе с теми ограничениями власти короля, которые были достигнуты в предшествующий период английской буржуазной революции, можно было бы говорить не только о переходе в этот период времени от абсолютной монархии к дуалистической монархии, но и о начале установления парламентской монархии.

1. Барг М.А.,Лавровский В.М. Английская буржуазная революция XVII века. М., 1958.

2. Косминский Е.А.,Левицкий А.Я. Английская буржуазная революция XVII века. М., 1954. Т. 1.

3. Павлова Т.А. «Королевское звание в этой земле бесполезно...» // Вопросы истории. 1980. № 8.

4. Adams G.B. The Constitutional History of England. N.Y., 1927.

5. Cobbett's Parliamentary History of England from the Norman Conquest in 1066 to the year 1803. Vol. 2. L., 1807.

6. Gardiner S.R. History of England from the accession of James I to the outbreak of the civil war. Vol. 10. L., 1904.

7. Hallam H. Constitutional History of England. Henry VII to George II. Vol. 2. L., 1828.

8. The Constitutional Documents of the Puritan Revolution / Ed. by S.R. Gardiner. Oxford, 1968

9. The Debates on the Grand Remonstrance, Nov. and Dec. 1641 / Ed. by J. Forster. L., 1860.

References

1. Barg M.A., Lavrovskiy V.M. Angliyskaya burzhuaznaya revolyutsiya XVII veka. M., 1958.

2. Kosminskiy E.A., LevitskiyA.Ya. Angliyskaya burzhuaznaya revolyutsiya XVII veka. M., 1954. T. 1.

3. Pavlova T.A. «Korolevskoe zvanie v etoy zemle bespolezno...» // Voprosy istorii. 1980. № 8.

4. Adams G.B. The Constitutional History of England. N.Y., 1927.

5. Cobbett's Parliamentary History of England from the Norman Conquest in 1066 to the year 1803. Vol. 2. L., 1807.

6. Gardiner S.R. History of England from the accession of James I to the outbreak of the civil war.

Vol. 10. L., 1904.

7. Hallam H. Constitutional History of England. Henry VII to George II. Vol. 2. L., 1828.

8. The Constitutional Documents of the Puritan Revolution / Ed. by S.R. Gardiner. Oxford, 1968

9. The Debates on the Grand Remonstrance, Nov. and Dec. 1641 / Ed. by J. Forster. L., 1860.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.