Научная статья на тему 'Девальвация международного права. Статья вторая: цивилизационные, формационные и геополитические факторы кризиса международного права'

Девальвация международного права. Статья вторая: цивилизационные, формационные и геополитические факторы кризиса международного права Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
380
74
Поделиться
Ключевые слова
КРИЗИС МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА / ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ ПРИНЦИПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА / ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ / ПРАВОВОЙ НИГИЛИЗМ / ДЕВАЛЬВАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА / МИРОВАЯ ИНЕРЦИЯ / ЦВЕТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ / ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС / ПРАВО СИЛЫ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Мусаелян Лева Асканазович

В статье продолжен анализ кризиса международного права, который, по мнению автора, является важным аспектом кризиса современной цивилизации. В предыдущей статье рассматривались доктриналь-ные факторы кризиса, в данной цивилизационные, формационные и геополитические. Они играют определяющую роль в разрушении международного права. Согласно автору, особенности становления и развития капитализма в США, а также статус этого государства в современном мире способствовали формированию политического и правового мышления американцев, отличного от народов континентальной Европы. В условиях биполярного мира склонность политической элиты США решать сложные проблемы простыми силовыми методами сдерживалась Советским Союзом. Развал СССР имел негативные последствия для международного права. Правовой нигилизм, практика двойных стандартов стали обычным явлением в условиях монополярного мира. Неравномерность исторического процесса способствует смещению центра мир-истории с Нового Света в Азию. Этот процесс породил геополитческий кризис. США, невзирая на международные институты и международное право, пытаются всеми доступными средствами блокировать центробежные тенденции и вернуть человечество к монополярному миру. Подобная активность ведет к разрушению цивилизации права и возврату человечества к пещерному праву силы.

THE DEVALUATION OF INTERNATIONAL LAW. THE SECOND PAPER: CIVILIZATION, FORMATIONAL AND GEOPOLITICAL FACTORS OF INTERNATIONAL LAW CRISIS

The article examines the philosophical theories of reference in the context of cultural semantics and linguistics. The authors analyze the content of the metaphysical theory of meaning, which goes back to Aristotle, and semantic study of language, G. Frege, B. Russell, S. Kripke, D. Davidson, M. Black, K. Donnelan, D. Kaplan. The authors conclude about the constitutive role of metaphors in the language of philosophy. A metaphor is a mode of meaning formation and the formation of concepts in a philosophical text.

Текст научной работы на тему «Девальвация международного права. Статья вторая: цивилизационные, формационные и геополитические факторы кризиса международного права»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2015 Философия. Психология. Социология Выпуск 1 (21)

УДК 1.316:341.1

ДЕВАЛЬВАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА. СТАТЬЯ ВТОРАЯ: ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ, ФОРМАЦИОННЫЕ И ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ КРИЗИСА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Мусаелян Лева Асканазович,

доктор философских наук, доцент, профессор кафедры философии

Пермский государственный национальный исследовательский университет, 614990, Пермь, ул. Букирева, 15; e-mail: lmusaelyan@yandex.ru

В статье продолжен анализ кризиса международного права, который, по мнению автора, является важным аспектом кризиса современной цивилизации. В предыдущей статье рассматривались доктриналь-ные факторы кризиса, в данной — цивилизационные, формационные и геополитические. Они играют определяющую роль в разрушении международного права. Согласно автору, особенности становления и развития капитализма в США, а также статус этого государства в современном мире способствовали формированию политического и правового мышления американцев, отличного от народов континентальной Европы. В условиях биполярного мира склонность политической элиты США решать сложные проблемы простыми силовыми методами сдерживалась Советским Союзом. Развал СССР имел негативные последствия для международного права. Правовой нигилизм, практика двойных стандартов стали обычным явлением в условиях монополярного мира.

Неравномерность исторического процесса способствует смещению центра мир-истории с Нового Света в Азию. Этот процесс породил геополитческий кризис. США, невзирая на международные институты и международное право, пытаются всеми доступными средствами блокировать центробежные тенденции и вернуть человечество к монополярному миру. Подобная активность ведет к разрушению цивилизации права и возврату человечества к пещерному праву силы.

Ключевые слова: кризис международного права; общепризнанные принципы международного права; государственный суверенитет; правовой нигилизм; девальвация международного права; мировая инерция; цветные революции; геополитический кризис; право силы.

Рассмотренные в предыдущей статье [15] доктри-нальные факторы девальвации международного права сами по себе не вызывают в обязательном порядке правовой нигилизм, двойные стандарты и другие феномены антиправовой культуры, но формируются условия, при которых происходит сознательное или неосознанное нарушение норм международного права. Поэтому эти факторы можно условно отнести к кондициональным. Для минимизации их негативного влияния на международные отношения необходимо совершенствовать международное право. Международное право, как и любое национальное право, тесно связано с изменяющейся социальной реальностью и предполагает постоянное развитие [12]. В этой связи предложение В. Зорькина о необходимости

созыва Всемирного совещания по международному праву, на котором ученые-юристы разработали и приняли бы новые нормы для конкретной реализации общепризнанных принципов международного права; преодоление его пробельности и других изъянов, является, безусловно, своевременной и конструктивной задачей [7]. Совершенствование и развитие международного права есть непременное условие существования цивилизации права.

Помимо доктринальных необходимо выделить еще цивилизационные и геополитические факторы кризиса международного права. Они являются наиболее опасными вызовами существованию современной цивилизации права. Поэтому есть все основания относить их к каузальным факторам

О Мусаелян Л.А., 2015

кризиса международного права. Угроза разрушения цивилизации права является, на наш взгляд, новой глобальной проблемой и для ее устранения требуются коллективные усилия всего человечества.

Анализ каузальных факторов кризиса международного права начнем с их цивилизационной компоненты. Правовые системы различных народов и эпох, отмечал Энгельс, представляют собой отражение соответствующих экономических отношений [23, с. 274]. В этой связи американская правовая система и правовое мышление заметно отличаются от права и правового сознания стран континентальной Европы, несмотря на их общие теоретические истоки [16]. Это различие обусловлено особенностями развития капитализма в США. Свой первый шаг за пределы континентальной Европы буржуазная цивилизация сделала на Британские острова. Переход через Ла-Манш сопровождался заметным уменьшением ее культурно-гуманистического потенциала. Капитал приобретает более высокую эффективность там, где отсутствуют всякие сдерживающие факторы его эффективной деятельности. Капитализм здесь получает второе дыхание, а сама Великобритания превращается в XIX в. в ведущую державу мира. Но этот экономический и политический прогресс в немалой степени был достигнут за счет нравственного и гуманистического регресса. Чем выше прибыль, тем меньше влияние морали и права на деятельность капитала. Об этом свидетельствует известный английский публицист XIX в. Т.Дж. Даннинг. «Капитал, — писал Даннинг, — боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживленным, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы. Если шум и брань приносят прибыль, капитал станет способствовать тому и другому» [24, с. 770]. К сказанному следует добавить, что именно Англии принадлежит «ноу-хау» в создании и использовании на оккупированных территориях концентрационных лагерей.

Свой второй шаг буржуазная цивилизация сделала в Америку на территорию, где напрочь отсутствовали культурные традиции Европы, сдерживающие гиперактивность капитала. Для соверше-

ния этого прыжка капитализм еще раз «сбросил вес», оставив на материке «левые» теории, принципы, традиции, заточенные на идею справедливости и сыгравшие немалую роль в формировании европейской политико-правовой системы. О том, что в Америку буржуазная цивилизация ворвалась «налегке», без весомого гуманистического потенциала, свидетельствует судьба коренного населения этого континента, а также то, что потомки американских переселенцев первыми в мире применили атомное оружие. «В Северную Америку пришла не Европа со своей культурой, — пишет В. Пернацкий, — а Великобритания, принесшая к тому же только ту часть своей и европейской культуры, которая была востребована открывающимся Новым Светом. Этой частью был в первую очередь рационализм, оторванный от европейского гуманизма. Позже этот рационализм, пересаженный на американскую почву, мутирует в прагматизм — философский эквивалент американского менталитета» [19, с. 126].

Капитализм, освобожденный от «гуманистических пут», развивался в Америке, по свидетельству Маркса, исполинскими шагами [13, с. 783]. Порождением этого капитализма и его интеллектуальным выражением стала философия прагматизма (Ч. Пирс, У. Джемс, Дж. Дьюи), которая, на наш взгляд, является теоретической основой американской политико-правовой системы. Прагматизм не рассматривает содержание знаний в их отношении к объективной реальности. Характер знаний представители этой философии определяют по их значению для субъекта. Знания истинны, если они полезны для решения данной проблемы в конкретной жизненной ситуации [4, с. 19]. Стало быть, если истина — это то, что полезно, то неполезное не есть истина. Отождествление истины с успехом, пользой, выгодой не может не сказаться на понимании права, законности, справедливости [9, 22]. Согласно распространенным в Америке теориям юридического реализма (М. Каплан, К. Ллевелин, Дж. Фрэнк) и политически объективированному подходу (М. Макдугал и др.) право не есть система абстрактных общеобязательных норм, а процесс принятия судебных и властных решений, принимаемых в конкретных ситуациях [8, 15]. При принятии решений определяющее значение имеет социальный контекст проблемы, а в международном праве — экономические и политические интересы США, а не общепризнанные правовые нормы. Анализируя основополагающие принципы внешнеполитического курса Америки,

Дж. Сорос пишет: «...Международные отношения строятся на основе силы, а не закона: сила доминирует, а закон признает то, что доминирует ... Международное законодательство придает легитимность достигнутому с помощью силы» [22, с. 18, 66]. Отождествление истины с пользой, выгодой фактически означает элиминацию института объективной истины из права. И это далеко не случайность. В общественной жизни Америки и ее международной политике кроется глубокий конфликт между интересами ее политической элиты и объективной истиной. «...Расхождение между представлениями и реальным состоянием дел ненормально углубилось, — признает один из ярких представителей американской элиты Дж. Сорос. — Такое может произойти в результате самоуглубляющегося процесса, который набирает силу годами» [22, с. 172]. Это противоречие, о котором мировая общественность узнает post factum после организации очередной цветной революции или военного вторжения в ту или иную страну с целью свержения законной власти, свидетельствует о том, что в иерархии социальных ценностей США объективная истина если и присутствует, то имеет очень низкий статус. Это признает известный американский публицист Патрик Смит. Анализируя подход США к событиям на Украине, Смит характеризует его как «иррациональность, облачившаяся в одежды высококлассной рациональности. А иррациональные умы, — заключает публицист, — не обладают способностью выносить суждения» [21]. Неспособность адекватного отражения социальной реальности определяет неспособность адекватной правовой квалификации происходящих событий.

В странах континентальной Европы, где придерживаются романо-германской семьи правовых систем, отношение к истинным знаниям, к истине юридического факта, насколько нам известно, другое. В немалой степени это вызвано тем, что здесь философия прагматизма не имеет такого влияния, как в Англии и США. Однако в оценке международных событий и их правовой квалификации и в странах континентальной Европы произошли изменения. Это вызвано не столько сближением англосаксонской и романо-германской правовых систем, сколько глобализацией, принявшей форму американизации.

Значительным фактором аберрации политического и правового мышления американской элиты является ее предельная идеологизированность. В основе этой идеологии лежат две идеи — мирового лидерства США и рыночного фундаментализ-

ма. После крушения СССР и возникновения монополярного мира эта идеология «социального дарвинизма» (Дж. Сорос) усилиями неоконсерваторов превратилась в новую религию американского истеблишмента. Согласно ей международные отношения — это борьба за существование государств, в которой выживает сильнейший. Лидерство Америки в экономике, финансах и других сферах общественной истории может обеспечиваться ее бесспорным военным превосходством над всеми другими странами. Иначе говоря, мощь «Магдональд-Дуглас» — определяющий фактор экономической экспансии «МакДоналдс» в мире. Смысл указанной идеологии «социального дарвинизма» раскрывает Дж. Сорос: «Раз мы сильнее других, то, значит, умнее их, а право всегда на нашей стороне» [22, с. 25]. Поэтому США, пользуясь правом сильного, обязаны блокировать любые потенциальные угрозы своему лидерству и военному превосходству. Отсюда их особое отношение к международному праву и международным отношениям. США присваивают себе право нанесения превентивных ударов по странам, чья политика с их точки зрения таит угрозу американским национальным интересам, что квалифицируется как угроза международному миру и стабильности.

Очевидно, что нанесение упреждающих ударов, практикуемое США, противоречит общепризнанным принципам: неприменения силы, суверенитета, невмешательства и другим нормам международного права. Разъясняя американскую позицию относительно указанного противоречия, Сорос отмечает, что для США существуют две разновидности суверенитета: один их собственный, имеющий приоритет перед международными договорами и обязательствами, другой — для всех остальных стран, которым, добавим мы, можно в случае необходимости пренебречь [22]. Финансист критикует администрацию Дж. Буша-младшего за подобное отношение к международному праву и чрезмерное применение военной силы при решении международных проблем. Однако считать, что правовой нигилизм, двойные стандарты, злоупотребление своим военным превосходством есть исключительно стиль политики 43-го президента США, на наш взгляд, явная передержка. Послужной список 44-го президента-демократа по части нарушений общепризнанных принципов и норм международного права ничуть не меньше его предшественника-республиканца. Это и применение силы, угроза ее применения, демонстративное вмешательство во внутренние

дела государств, организация государственных переворотов и введение различных санкций против стран, рискнувших проводить самостоятельную внешнюю политику. Парадоксальность ситуации заключается в том, что за нынешним резким обострением международных отношений и фактическим возобновлением холодной войны, чреватой перерастанием в горячую, стоит президент США — лауреат Нобелевской премии мира. Вот уж действительно оруэлловская реальность: мир — это война, правда — это ложь. Заметим, что первый чернокожий президент США, считавшийся до своего избрания юристом-интеллектуалом, нарушил и внутреннее законодательство, предоставив финансовую и техническую помощь новым властям Украины. Однако инициации процедуры импичмента президента со стороны республиканцев не последовала. Это и понятно: в выборе между истиной и пользой, правом и политической целесообразностью у американской элиты существует консенсус. Конечно, нельзя отрицать наличие персональных особенностей в стиле управления американских президентов или различия между республиканцами и демократами во внутренней политике, но во внешней политике, в их отношении к международному праву и международным соглашениям больше сходств, нежели различий. Поэтому Дж. Сорос, критикуя стиль правления Дж. Буша-младшего, фактически изобличает изъяны американской внешней политики, рельефно проявившиеся в эпоху монополярного мира.

Многолетнее американское превосходство над другими странами и возникновение монополярного мира способствовали укоренению в общественном сознании американцев негативного отношения к международным институтам и соглашениям, ибо они мешают США использовать свою силу — определяющий инструмент внешней политики. «Администрация Буша, — отмечает Дж. Сорос, — признает лишь одну форму сотрудничества, при которой США принимают решения, а остальные подчиняются им» [22, с. 86]. Заметим, что такой подход был характерен отнюдь не только для Буша-младшего, но и для Б. Клинтона, Дж. Буша-старшего. Наблюдая за тем, с какой поспешностью страны ЕС выполняют директивы, поступающие из Вашингтона, и принимают экономические санкции против России в ущерб собственным интересам, создается впечатление, что это не суверенные государства, а протекторат США. Между тем любые санкции, если они принимаются в обход СБ ООН, противоправны. Если

даже в этих санкциях вынужденно принимают участие более двух десятков стран, они не теряют свой антиправовой характер. Данное обстоятельство означает лишь то, что правовой нигилизм благодаря усилиям США превращается в международное явление. В результате почти три наиболее развитых континента земного шара выпадают из правового пространства, что и дает основание В. Зорькину писать о разрушении «цивилизации права». Глобализация в ее американской форме проявления имеет, таким образом, еще один недостаточно исследованный аспект: превращение правового нигилизма и практики двойных стандартов в глобальное мировое явление. Цивилизация, основывающаяся на силе права, постепенно опускается до варварства, опирающееся на пещерное право силы. Чрезмерная податливость канцлера Германии диктату президента США может, конечно, удивить, если не учитывать, что в этой стране размещено более 300 военных баз США. А с военными базами приходит политическое и экономическое влияние, отмечает американский публицист Чалмерс Джонсон [6]. Еще в начале «нулевых» годов США имели более 730 баз в 130 странах в стратегически важных точках земного шара с числом военнослужащих более 250 тыс. чел. [6]. Глобальное военное присутствие является основой политической, экономической, финансовой, культурной гегемонии Америки в мире. Глобализация, как представляется, есть современная форма тоталитаризма, которая еще слабо изучена. Глобализированный по образу и подобию США мир несет в себе все основные признаки тоталитарного общества. Это претензия на монополию одного политического, экономического, финансового, технологического центра, одной идеологии (основанной на идее превосходства военной силы и рыночного фундаментализма), превращенной в религию, предельная милитаризация страны, преследование и уничтожение политических оппонентов («плохих парней»), тотальный контроль населения. В прошлом ни одно государство не имело такой возможности контролировать подданных, какую сегодня имеют США. К тому же если раньше тоталитарные государства осуществляли контроль собственных подданных, то США не удовлетворяются этим, они контролируют миллиарды людей по всему миру, тем самым грубо и демонстративно нарушая права человека во всем мире. Разумеется, чтобы преследовать и уничтожать политических оппонентов («плохих парней»), право является помехой. Тоталитарная власть не нуждается в праве, а если и

опирается в редких случаях на право, то исключительно в своих интересах — как на инструмент устрашения и устранения своих политических оппонентов (пример тому Гаагский трибунал). Как стало известно, в последнее время среди тех, кого спецслужбы США прослушивают и контролируют, — руководители государств-союзников США по НАТО, поддерживающих Америку в ее силовых операциях и организуемых ею экономических санкциях. Как представляется, сам факт подобной прослушки не является случайностью. Он вполне укладывается в национальные традиции США, а именно в их отношения к другим государствам и подписанным с ними соглашениям. Для пояснения своей мысли обратимся снова к Дж. Соросу. «В международных отношениях участвуют суверенные государства, действующие исходя из собственных интересов. Можно ли доверять им свою безопасность? — вопрошает он. — Ни одно международное соглашение не является абсолютно надежным. Всегда есть вероятность того, что один из участников не выполнит его положения... Опасность обмана усугубляется тем, что другие участники менее демократичны и не так открыты как мы. Перед лицом подобной опасности мы также вынуждены идти на обман» [22, с. 164]. Итак, поскольку бастиону свободы и демократии приходится иметь дело с ущербными, варварскими народами и странами, которым нельзя доверять по определению, США имеют право на обман, на отказ от подписанных соглашений, тем более что эти соглашения ограничивают их свободу действий. Поскольку США в глазах самих американцев и многих их союзников являются образцом демократии, достойным подражания, то такое поведение тиражируется в политике многих других государств, порождая новый феномен «недоговороспособности», о котором в последнее время не раз говорил министр иностранных дел России С. Лавров. В качестве примера можно привести судьбу подписанного 21 февраля 2014 г. в Киеве соглашения о путях мирного разрешения политического кризиса на Украине. Если тогдашний президент страны выполнил требования оппозиции и вывел силовые структуры из столицы, то оппозиция, управляемая США и поддерживаемая Западом, грубо нарушила взятые на себя обязательства и, воспользовавшись ситуацией, перешла к силовому захвату власти. Министры иностранных дел «веймарской тройки», подписавшие этот документ со стороны Евросоюза как гаранты выполнения оппозицией взятых на себя обязательств (создание

правительства народного доверия, разоружение боевиков, реформа конституции и т.д.), фактически поддержали действия путчистов по свержению законно избранного президента. Такая же участь постигла и Женевские договоренности. Активное подключение стран Евросоюза к санкциям против России свидетельствует не только о несамостоятельности этих стран, но и о безответственности, ненадежности их как партнеров, нарушивших подписанные соглашения о научно-техническом, экономическом, торговом сотрудничестве со своим восточным соседом. Феномен «недоговороспособности», демонстрируемый многими западными странами, можно характеризовать как нарушение одной из базовых норм международного права — принципа добросовестного выполнения международных обязательств — pacta sunt servanda («договоры должны соблюдаться»), Это один из основных общепризнанных принципов международного права, без соблюдения которого невозможны предсказуемые цивилизованные отношения между народами. Он зафиксирован в уставе ООН, Венской конвенции о праве международных договоров и ряде других документов, являющихся источниками международного права. «Каждый действующий договор, — указывается в ст. 26 Венской конвенции о праве международных договоров (1969 г.), — обязателен для его участников и должен ими добровольно выполняться» [5].

«Недоговороспособность» есть характеристика субъектов права, перманентно нарушающих указанное требование. Поэтому «недоговороспособность» есть разновидность правового нигилизма, причем не менее опасного, чем иные открытые его формы. Договорная реальность есть важная форма бытия права, где абстрактные правовые нормы наполняются конкретным содержанием, придавая определенность, устойчивость, предсказуемость международным отношениям [11]. Правовой нигилизм в этой сфере сдерживает развитие социума и международного права, усиливает подозрительность, конфликтогенность, напряженность в мире, ведет к деградации современной цивилизации права. Возникает вопрос, почему Европа — колыбель правовой цивилизации — оказывает содействие США в разрушении цивилизации права. Ответ на этот вопрос кроется в особенностях военно-политической архитектоники мира и Европы, являющейся результатом глобальной стратегии США по установлению своей гегемонии в Европе и в мире. Эта стратегия активно проводилась в жизнь сразу после Второй мировой войны и осо-

бенно усилилась после распада Советского Союза. Как создавалась существующая архитектоника мира, описывает один из мэтров американской политики 3. Бжезинский: «Поскольку подражание американскому пути развития постепенно пронизывает весь мир, это создает более благоприятные условия косвенной и на вид консенсуальной американской гегемонии. Как и в случае с внутренней американской системой, эта гегемония влечет за собой комплексную структуру взаимосвязанных институтов и процедур, предназначенных для выработки консенсуса и незаметной асимметрии власти и влияния. Американское глобальное превосходство, таким образом, подкрепляется сложной системой союзов и коалиций, которые буквально окутывают весь мир» [2, с. 39-40]. Институт, через который США осуществляет свою гегемонию в Европе (и уже не только в Европе), это военно-политический союз НАТО. Не находя должного понимания в ООН, США не раз предпринимали попытки (особенно во времена Дж. Буша-младшего) подменить эту международную организацию Североатлантическим союзом, сфера действия которого после развала Варшавского договора и СССР вышла далеко за границы, установленные уставом этой организации. Идея превосходства силы над правом является определяющим принципом внешней политики созданного США военно-политического союза. НАТО для Запада и, особенно, США — инструмент силовой политики. События в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии, а сегодня и в Украине свидетельствуют о том, что этот реликт «холодной войны» является значимым фактором разрушения цивилизации права.

Несмотря на то что западноевропейская властная политическая элита в своей основной массе вынуждена подчиняться гегемонии США, тем не менее политико-правовой менталитет европейцев и американцев существенно отличаются друг от друга. Как замечает один из известных американских неоконсерваторов Роберт Каган, европейцы предпочитают сотрудничество, а американцы — силовые операции. «Американцы представляют Марс, а европейцы — Венеру» [25, с. 85]. Несмотря на то что северная Америка и Европа относятся к одной западной цивилизации, указанные различия можно условно отнести к межциви-лизационным особенностям Европы и Америки. Как было уже показано, развитие капитализма в Новом Свете имело свою специфику, что и определило особенности мировоззрения и правового мышления американцев.

Немалое значение в формировании особенностей политико-правовой ментальности любой страны имеет уровень исторической фундаментальности ее культуры. По сравнению с Китаем, Индией или Италией, США не имеют продолжительной истории. Это, как отмечает известный исследователь американской истории Макс Лер-нер, накладывает отпечаток на национальный характер американцев. «...В отличие от народов Европы и Азии, где каждый камень дышит историей, американцы — это вообще народ без прошлого. Жить без истории — значит первым делом обходиться без традиций и преданий, без сложных мотивировок и тонких нюансов духа» [10]. Отсюда и проявляющаяся во внешней политике США демонстративная агрессивность, правовой нигилизм и цинизм, селективное отношение к международному праву и обычаю. Принято считать, что мораль редко присутствует в политике. США чаще других государств дают основания для подобного вывода.

Кризис международного права способствует нарастанию кризиса цивилизации. Однако существует и обратная связь. Кризис цивилизации в свою очередь вызывает рост правового нигилизма и распространение практики двойных стандартов. Особенность кризиса современной цивилизации заключается в том, что он является наложением глобального геополитического кризиса на кризис формационный. От разрешения этого кризиса, конечно, зависит будущее человечества, но в еще большей степени судьба Америки, ибо оба эти кризиса центрированы на ней — мировой империи и наиболее развитой стране капитализма.

Как уже отмечалось, капитализм, совершив прыжок из Европы в Америку, получил в своем развитии второе дыхание. В результате США в начале XX в. вошли в число великих держав, а к концу столетия превратились в мирового лидера и центр глобализации. В конце нулевых годов стало очевидно, глобализация капитализма в ее американской форме наткнулась на географические границы. Внешние источники развития капитализма оказались практически исчерпаны. Это означает, что сработал закон Монтескье, согласно которому имперские экспансии имеют свои географические пределы, достигнув которые ядро империи начинает слабеть [14]. Ослабление ядра мир-капитализма стало происходить потому, что были исчерпаны также и внутренние ресурсы развития, основанные на искусственном стимулировании спроса (потребления). Политика рыночного фундаментализма, которую США как новую

религию усиленно навязывали по всему миру, обернулась для ядра мир-капитализма критическим государственным долгом, растущим дефицитом торгового баланса с экономическим и политическим конкурентом, ставшим крупнейшим кредитором, ростом социального неравенства и безработицы. Отсюда и критика этой политики даже со стороны такого адепта американского гегемонизма, как Дж. Сорос. Согласно экспертным оценкам грубое вмешательство США во внутренние дела Украины, организация там государственного переворота и создание в центре Европы очага кризиса было продиктовано стремлением экономической и политической элиты Америки вывести свою страну из кризиса, привязав рынки европейских стран к своей экономике [20]. Это — план Маршалла наоборот, поскольку европейские страны и Украина в ущерб себе вынуждены вытаскивать из кризиса американскую экономику.

Анализируя проявление глобального кризиса в Америке, 3. Бжезинский выделяет шесть поводов для беспокойства относительно сохранения лидирующей роли США в мире. Во-первых, это растущий из года в год государственный долг, грозящий стать непосильным для экономики. Во-вторых, это устаревшая финансовая система, которая может привести к финансовому краху, подобного тем, какие погубили великие державы прошлого (Древний Рим, Великобритания XIX в.). В-третьих, усиление социального неравенства. США, согласно автору, являются самой несправедливой из крупных развитых стран. В-четвертых, упадок национальной инфраструктуры. В-пятых, очень слабые знания американцев об остальном мире. Не только американские обыватели, но и лица, принимающие серьезные решения, плохо знают географию, мировую историю, слабо разбираются в актуальных мировых событиях. Налицо кризис американской системы образования. В-шестых, буксующая политическая система, ее сильная зависимость от денежных мешков [3]. По мнению 3. Бжезинского, если США не пересмотрят концепцию глобальной роли «Богом избранного гегемона в мировой политике», то их ждет такой же системный кризис, который погубил СССР.

Системный кризис капитализма и неравномерность исторического процесса способствуют смещению центра мир-истории. Изменение мировой архитектоники в свою очередь вызывает геополитический кризис современной цивилизации. Этот кризис оказался еще одним фактором, усилившим разрушительные тенденции в области междуна-

родного права. После Второй мировой войны США превратились в ведущую экономическую и военную державу мира. Однако СССР и созданный им в противовес НАТО Варшавский договор существенно сдерживали реализацию глобальной стратегии США силовыми методами. В этой связи развал СССР помимо всего прочего имел негативные юридические последствия для международного права. С возникновением монополярного мира предпринимаются попытки ревизии Вестфальских соглашений и элиминации из международного права принципа национального суверенитета. «Принципы суверенитета необходимо пересмотреть», — пишет Дж. Сорос. Установив, что суверенитет принадлежит народу, «мы можем вмешаться в национальное государство и защитить права людей» [22, с. 103]. Как защищают права людей США и их союзники, хорошо уяснили сербы, население Ирака, Ливии, Сирии, Афганистана и многих других стран. Параллельно с попытками устранения принципа суверенитета из международного права предпринята «атака» на понятие «нация» с целью его устранения из политической и научной лексики [17]. Это и понятно: невозможно отрицание суверенитета без отрицания нации. В начале XXI в. все более очевидными становятся признаки очередного смещения центра мир-истории с Нового Света в регион Азии. Это сопровождается изменением сложившейся в годы «холодной войны» и, особенно, монополярного мира финансовой, экономической, промышленной, политической архитектоники мира, порождающей очаги напряженности и локальных конфликтов. «В мире, — отмечает 3. Бжезинский, — идет процесс децентрализации. Мощь, сила, влияние неотвратимо смещаются с Запада на Восток» [1]. Автор глубоко сожалеет о том, что Америка не воспользовалась уникальной возможностью, возникшей после развала Советского Союза, «начать переделывать мир, а в результате получилась ситуация куда более неспокойная и сложная, чем была до этого» [1]. На наш взгляд, 3. Бжезинский явно лукавит, когда говорит о том, что США не воспользовались возможностью переделки мира. Доктрины «Нового мирового порядка» Дж. Буша, продолженная его сыном, и «Расчистка площадей» Б. Клинтона как раз были нацелены на радикальную перестройку мироустройства. В результате и возник глобальный монополярный мир. Но в начале нулевых годов стали появляться признаки действия закона Монтескье. Сформировавшаяся в конце XX в. мировая империя медленно, нехотя, сопротивляясь, стала сдавать свои позиции. Череда «цветных ре-

волюций», происшедших в арабских странах, государственный переворот в Украине — это попытка США переформатировать складывающуюся новую архитектонику мира, блокировать всеми доступными средствами тенденции, ведущие к постамериканской эпохе. Противодействовать объективным историческим процессам неимоверно сложно. Отсюда, с одной стороны, неизбежное нарушение норм международного права, призванного обеспечить стабильность мира и развитие социума, с другой, поиск союзников среди различных маргинальных движений, обладающих мощной энергетикой, способной радикально изменить политическую и социально-экономическую ситуацию в отдельных странах и регионах. Такая возможность используется США для блокирования центробежных тенденций, разваливающих монополярный мир. Инструментализация Америкой националистических, откровенно фашистских, ре-лигиозно-экстремистских организаций для своих геополитических целей тоже имеет свои юридические последствия. Целые страны и регионы вырываются из правового пространства и погружаются в варварство, где господствует право силы. Понятно, что там, где перестает действовать право, останавливается развитие. Эти страны и регионы отбрасываются на десятки лет назад. Но то же можно сказать относительно человечества в целом. Деградация, разрушение цивилизации права могут отбросить человечество к стадии варварства. Для современной цивилизации это будет катастрофа. И здесь не важно, под каким флагом это будет проводиться — под звездно-полосатым США или черным знаменем исламских джихадистов.

Список литературы

1. Бжезинсшй 3. Америка потеряла чувство меры во внешней политике. URL: http://www.kp.ru/daily/25829/2805033/ (дата обращения: 20.02.2012).

2. Бжезинсшй 3. Великая шахматная доска. М.: Междунар. отношения, 2009. 280 с.

3. Бжезинсшй 3. Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис. М.: ACT: Астрель, 2013. 288 с. URL: http://mexalib.com/view/69169 (дата обращения: 10.09.2014).

4. Богомолов A.C. Буржуазная философия США XX века. М.: Мысль, 1974. 343 с.

5. Венская конвенция о праве международных договоров 23 мая 1969 г. URL:

http : //www. un. org/ru/documents/decl_conv/conven tions/law_treaties.shtml (дата обращения: 27.09.2014).

6. Джонсон Ч. Американская империя военных

баз во всем мире «Норт Стар Компас». URL: http: //www. anti-nato. com/lib/amerikanskay a-imperiya-voennyh-baz-vo-vsem-mire.html (дата обращения: 27.09.2014).

7. Зорькин В. Кризис международного права: современный контекст // Рос. газ. 2014. 20 июня.

8. История политических и правовых учений / под ред. д. юрид. н., проф. О.Э. Лейста. М., 1999. URL:

http ://www. kursach. com/biblio/0030006/000. htm (дата обращения: 10.09.2014).

9. Калинина ЕЮ. Легитимация насилия: истина и справедливость в праве // Вестник Московского института государственного управления и права. 2013. №3. С. 43-48.

10. Лернер М. Развитие цивилизации в Америке. Образ жизни и мыслей в Соединенных штатах сегодня: в 2 т. М., 1992. Т. 1. URL: http://www.twirpx.com/file/238480/ (дата обращения: 18.09.2014).

11. Лихачев В. Парламент России и международные договоры // Стратегия России. 2014. № 4(124). С. 31-46.

12. ЛукашукИИ. Международное право. Общая часть: учебник. М.: Волтерс Клувер, 2010. 432 с.

13. Маркс К. Капитал. Т. 1 // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. 907 с.

14. Мигранян А. Конец России // Свободная мысль. 2012. №7-8. С. 155-165.

15. Мусаелян Л.А. Девальвация международного права. Статья первая: Феноменология и доктри-нальные факторы возникновения правового нигилизма и двойных стандартов в международных отношениях // Вестник Пермского университета. Философия. Социология. Психология. 2014. Вып. 4(20). С. 5-13.

16. Мусаелян Л А. К проблеме введения в уголовное производство института установления объективной истины по делу // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2014. №2(24). С. 218-228.

17. Мусаелян Л.А. Национальный вопрос в России: опыт прошлого и некоторые аспекты его современного политико-правового решения // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2010. Вып. 4(10). С. 32-48.

18. Мусаелян Л.А. Юридическая правда: содержание и сущность концепта // Философия и общество. 2011. №2. С. 77-104

19. Пернацкий В.И. Философия политики и права: учеб. пособие. М.: Инфра-М, 2013. 224 с.

20. Примаков Е. Украина: тяжелое сегодня и сложное завтра // Рос. газ. 2014. 8 сент.

21. Смит П. Россия как темная сторона луны URL: http://inosmi.ru/world/20140519/220397309.html (дата обращения: 01.09.2014).

22. Сорос Дж. Мыльный пузырь американского превосходства. На что следует направить американскую мощь. М.: Koob, 2014. 192 с.

23. Энгельс Ф. К жилищному вопросу // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. М.: Госполитиздат, 1961. Т. 18. С. 203-284.

24. Dunning T.J. Trades Unions and Strikes. London. 1860. P. 35-36 (цит. по: Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23).

25. Kagan R. Of paradise and Power: America and Ev-rope in the new world Order. N. Y., 2003 (цит. no: Сорос Дж. Мыльный пузырь американского превосходства...).

Получено 19.01.2015

References

1. Bzhezinskiy Z. Amerika poteryala chuvstvo mery vo vneshnej politike [America has lost a sense of proportion in the external policy]. Available at: http://www.kp.ru/daily/25829/2805033/ (accessed 20.02.2012). (In Russian).

2. Bzhezinskiy Z. Velikaya shahmatnaya doska [The great chessboard]. Moscow, Mezhdunarodnye ot-nosheniya Publ., 2009. 280 p. (In Russian).

3. Bzhezinskiy Z. StrategicheskiJ vzglyad: Amerika i global'nyjkrizis [Strategic view: America and the global crisis], Moscow, AST, Astrel' Publ., 2013, 280 p. Available at: http://mexalib.com/view/69169 (accessed 19.10.2014). (In Russian).

4. Bogoolov A.S. Burzhuaznaya filosofiya SSHA XX veka [Bourgeois philosophy of the USA of the XXth century], Moscow, My si' Publ., 1974, 343 p. (In Russian).

5. Venskaya konventsiya о prave mezhdunarodnyh dogovorov 23 maya 1969 [Viennese convention on the international treaties law of May 23, 1969]. Available at:

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conven tions/law_treaties.shtml (accessed 27.09.2014).

6. Jonson Ch. Amerikanskaya iperiya voennyh baz vo vsyom mire «Nort Star Kompas» [American empire of military installations in the whole world «North Star Compas»]. Available at: http://www.anti-nato.com/lib/amerikanskaya-imperiya-voennyh-baz-vo-vsem-mire.html (accessed 27.09.2014).

7. Zor'kin V. [Crisis of international law: modern context]. Rossijskaya gazeta [Russian gazette]. 2014, 20 June. (In Russian).

8. Istoriya politicheskih ipravovyh uchenij [History of political and legal doctrines]. Moscow, 1999. Available at:

http ://www. kursach. com/biblio/0030006/000. htm (accessed 10.09.2014).

9. Kalinina E. Yu. [Legitimation of violence: truth and

fairness in the law]. Vestnik Moskovskogo instituta gosudarstvennogo upravleniya iprava [Moscow State Institute of Public Administration and Law Bulletin], 2013, no 3, pp. 43^48. (In Russian).

10. Lerner M. Razvitie tsivilizatsii v Amerike. Obraz zhizni i myslej v Soedinyonnyh Shtatah segodnya: v 2t. T. 1. [Civilization development in America. Way of life and thinking in the USA today: in 2 vol. Vol. 1]. Moscow, 1962. Available at: http://www.twirpx.com/file/238480/ (accessed 18.09.2014). (In Russian).

11. Likhachev V. [Parliament in Russia and international treaties]. Strategiya Rossii [Russian strategy]. 2014, no 4(124), pp. 31-46. (In Russian).

12. Lukashukl.I. Mezhdunarodnoe pravo. Obschaya chast': uchebnik [International law. General part. Textbook], Moscow, Volters KluverPubl., 2010, 432 p. (In Russian).

13. MarxK. [Capital. Vol. 1]. MarksK., Engel'sF. Sobr. soch. T. 23 [Marx K., Engels F. Oeuvre. Vol. 23]. 907 p. (In Russian).

14. MigranyanA. [The end of Russia]. Svobodnaya my si' [The free thought], 2012, no 7-8, pp. 155-165. (In Russian).

15. Musayelyan L.A. [The devaluation of international law. The first paper: Phenomenology and doctrinal factors of legal nihilism and double standards within the sphere of international relations]. Vestnik Permskogo universiteta. Filosofiya. Psihologiya. Sotsiologiya [Perm University Bulletin. Series «Philosophy. Psychology. Sociology»]. 2014,

no. 4(20), pp. 5-13. (In Russian).

16. Musayelyan L.A. [Revisited the problem of the introduction of the institute of the establishing objective truth on the case in the criminal proceedings]. Vestnik Permskogo universiteta. Yuridicheskie nauki [Perm University Bulletin. Juridical sciences], 2014, no 2(24), pp. 218-228.

17. Musayelyan L.A. [National issue in Russia: experience of the past and some aspects of its modern political and legal determination], Vestnik Permskogo universiteta. Yuridicheskie nauki [Perm University Bulletin. Juridical sciences]. 2010, no 4(10),

pp. 32-48.

18. Musayelyan L.A. [Juridical truth: the content and the essence of the concept]. Filosofiya i obschestvo [Philosophy and society]. 2011, no 2, pp. 77-104. (In Russian).

19. Pernatskij P.I. Filosofiya politiki iprava: ucheb. posobie [Philosophy of politics and law: a study guide], Moscow, INFRA-M Publ., 2013, 224 p. (In Russian).

20. Primakov E. [Ukraine: the hard today and the difficult tomorrow]. Rossijskaya gazeta [Russian gazette]. 2014, 8 September. (In Russian).

21. Smith P. Rossiaya kak tnaya storona luny [Russia

as the dark side of the moon]. Available at: http://inosmi.ru/world/20140519/220397309.html (accessed 01.09.2014). (In Russian).

22. Soros G. Myl'nyjpuzyr' amerikanskogoprevoshod-stva [The bubble of American supremacy]. Moscow, Koob Publ., 2008, 192 p. (In Russian).

23. EngelsF. [The housing question], Marks K, Engel's F. Sobr. soch. T. 18 [Marx K., Engels F. Oeuvre. Vol. 18]. Moscow, Gospolitizdat Publ., 1961, pp. 203-284. (In Russian).

24. Dunning T.J. Trades Unions and Strikes. London.

1860. P. 35-36. Cited by: MarxK. [Capital. Vol. 1]. MarksK., Engel'sF. Sochineniya. T. 23 [Marx K., Engels F. Oeuvre. Vol. 23]. 25. Kagan R. Of paradise and Power: America and Ev-rope in the new world Order. New York, 2003. Cited by: Soros G. Myl'nyj puzyr' amerikanskogo prevoshodstva [The bubble of American supremacy].

The date of the manuscript receipt 19.01.2015

THE DEVALUATION OF INTERNATIONAL LAW.

THE SECOND PAPER:

CIVILIZATION, FORMATIONAL AND GEOPOLITICAL FACTORS

OF INTERNATIONAL LAW CRISIS Lyeva A. Musayelyan

Perm State University; 15, Bukirev str., Perm, 614990, Russia

The article examines the philosophical theories of reference in the context of cultural semantics and linguistics. The authors analyze the content of the metaphysical theory of meaning, which goes back to Aristotle, and semantic study of language, G. Frege, B. Russell, S. Kripke, D. Davidson, M. Black, K. Donnelan, D. Kaplan. The authors conclude about the constitutive role of metaphors in the language of philosophy. A metaphor is a mode of meaning formation and the formation of concepts in a philosophical text. Key words: reference; metaphor; culture; philosophy; text; structure; meaning; concept; language.

Просьба ссылаться на эту статью в русскоязычных источниках следующим образом:

Мусаелян Л А. Девальвация международного права. Статья вторая: Цивилизационные, формационные и геополитические факторы кризиса международного права // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. 2015. Вып. 1(21). С. 16-25.

Please cite this article in English as:

Musayelyan L.A. The devaluation of international law. The second paper: Civilization, formational and geopolitical factors of international law crisis // Perm University Bulletin. Series «Philosophy. Psychology. Sociology». 2015. Iss. 1(21). P. 16-25.