Научная статья на тему 'Деревенская семья и домохозяйство в Республике Бурятия'

Деревенская семья и домохозяйство в Республике Бурятия Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
208
58
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СЕЛО / СЕМЬЯ / СЕМЕЙНАЯ ЭКОНОМИКА / ДОМОХОЗЯЙСТВО / ЛИЧНОЕ ПОДСОБНОЕ ХОЗЯЙСТВО

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Чойропов Цырен Цыдыпович, Дашамолонова Ирина Очировна

Представлен широкий спектр исследований, проведенных по современным проблемам семейной экономики на селе. Авторы работы использовали экономико-социологический подход в изучении ин- ститута личного подсобного хозяйства (на матери- алах Республики Бурятия). Обосновано положение о том, что особенностью адаптации сельской семьи к рыночным условиям является развитие личных под- собных хозяйств. Установлено, что при упадке госу- дарственной экономики, включение в неформаль- ную экономику для большинства населения на селе является единственной стратегией самозащиты. До- казано, что сегодня сельские домохозяйства нужно рассматривать уже не столько как потребительскую, а в основном как производственную единицу, функ- ционирующую по законам неформальной семейной экономики

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Деревенская семья и домохозяйство в Республике Бурятия»

УДК 316

Чойропов Цырен Цыдыпович Tsyren Choyropov

Дашамолонова Ирина Очировна Irina Dashamolonova

ДЕРЕВЕНСКАЯ СЕМЬЯ И ДОМОХОЗЯЙСТВО В РЕСПУБЛИКЕ БУРЯТИЯ

RURAL FAMILY AND HOUSEHOLD IN THE REPUBLIC OF BURYATIYA

Представлен широкий спектр исследований, проведенных по современным проблемам семейной экономики на селе. Авторы работы использовали экономико-социологический подход в изучении института личного подсобного хозяйства (на материалах Республики Бурятия). Обосновано положение о том, что особенностью адаптации сельской семьи к рыночным условиям является развитие личных подсобных хозяйств. Установлено, что при упадке государственной экономики, включение в неформальную экономику для большинства населения на селе является единственной стратегией самозащиты. Доказано, что сегодня сельские домохозяйства нужно рассматривать уже не столько как потребительскую, а в основном как производственную единицу, функционирующую по законам неформальной семейной экономики

Ключевые слова: село, семья, семейная экономика, домохозяйство, личное подсобное хозяйство

The wide spectrum of researches spent on the modern problems of family economics in village is presented in this article. The authors used an economic-sociological approach in research of personal part-time farm institute (on the materials of Republic Buryatiya). The authors assert that feature adaptation of rural families to market conditions is the development of personal subsidiary farms. It is established that with the decline of state economy the inclusion in the informal economy for much of the population in rural areas is the only strategy of self-defense. It is proved that today rural households should be considered not only as consuming, but mainly as a productive units which operate according to the laws of informal family economics

Key words: village, family, family economy, household, personal part-time farm

Сельские жители имеют одно неоспоримое преимущество перед горожанами — земельный участок и подворье, или, как говорят, личное подсобное хозяйство.

Одной из целей нашей работы в рамках выполнения грантовой темы было изучение современных направлений развития личного подворья или домохозяйства. В качестве объекта исследования послужили личные подсобные и крестьянские хозяйс-

тва различных районов Республики Бурятия [1, 11].

Личные подсобные хозяйства — непредпринимательская деятельность гражданина и членов его семьи по производству и переработке сельскохозяйственной продукции на (приобретенном) участке земли, как правило, в сельской местности, для удовлетворения собственных нужд в продуктах питания [2].

После распада коллективных хозяйств в начале 1990-х гг. сельчане сохранили за собой личное подворье. В период реформ в нашей стране личное подворье граждан приобрело юридический статус с принятием закона «О личном подсобном хозяйстве» № 112-ФЗ от 7 июля 2003 г. [3].

М.Б. Тленкопачев, исследуя личное подворье как институт социально-политических отношений, отмечает: «В процессе рыночного реформирования экономики страны на протяжении 90-х гг. XX в. произошла постепенная трансформация личного подсобного хозяйства в крестьянское подворье, в истинно семейное хозяйство со всеми его основными родовыми признаками, сформировавшимися в течение столетий» [4, С. 15].

Фактически речь идет о превращении личных подсобных хозяйств в сельских семьях в формы хозяйствования на земле, приближающиеся к фермерским хозяйствам. Крестьянское подворье становится неким зародышем рыночного образа жизни и деятельности на селе, а в центре его находится современная семья, сохраняющая свою целостность и первородные традиции крестьянского образа жизни.

Следует отметить, что в специальной литературе иногда исходят из различных определений элементарных единиц сельского сообщества. Это, например, обращение к крестьянскому двору как особому социальному институту. Крестьянское хозяйство рассматривается как относительно устойчивая форма семейного хозяйства. В результате семья получала необходимые для своего существования средства [5, 12].

Статистика, рассматривая домохозяйство в качестве переписной единицы, считает, что домохозяйство — «это группа людей, проживающих в одном жилом помещении или части его, совместно обеспечивающих себя пищей и всем необходимым для жизни, то есть полностью или частично объединяющих и расходующих свои средства. Эти люди могут быть связаны отношениями родства или отношениями, вытекающими из брака, либо быть не родственниками, либо и теми и другими» [6, С. 446].

Любое домохозяйство предполагает наличие недвижимого имущества и, как минимум, выполнения взаимных обязательств его членов по обеспечению во времени благоприятных условий функционирования их совместного «дела». Иными словами, домохозяйство, с одной стороны, производит и потребляет различные рыночные блага (товары и услуги), а с другой, — в нем идет постоянный процесс производства и потребления нерыночных благ ( забота о доме и близких, воспитание и опекание детей, поддержка престарелых родителей, любовь, внимание, взаимопонимание и др.) [7, С. 46-48].

Скрепляющая все эти процессы система взаимных обязательств и привязанностей, общих целей и путей их достижения тем прочнее и прозрачнее, чем интенсивнее домохозяйство реализует свою миссию, связанную с производством рыночных и нерыночных благ.

Очевидно, что домохозяйство — это такая социально-экономическая единица, которая постоянно требует огромных личных и общественных затрат, прежде всего материальных, финансовых, психофизиологических и временных.

Как отмечает А.В. Заикин, главной особенностью крестьянского двора является то, что он тесным образом интегрирован в общину. Его институциональные элементы и функции — экономическая, политическая, социальная, функция воспроизводства. Экономическая функция обеспечивает создание и распространение материальных благ, организацию труда, оборот денежных средств. Политическая функция крестьянского двора заключается в регулировании поведения людей в процессе их взаимодействия. Социальная функция означает, во-первых, объединение людей в артели, общины, во-вторых, реализацию властных отношений — старостатов, мирских сходов и т.д. Воспроизводственная функция проявляется в регуляции рождаемости, восполнении последующими поколениями предыдущих [8, С. 182].

Прав А. В. Заикин, утверждая, что в крестьянском дворе проявляется специфи-

ка домашнего хозяйства, где производственное переплетается с личным, а экономическое — с социальным. Фактически семья выступает в качестве субъекта производства, ведущего собственное хозяйство. При этом крестьянский двор органически принадлежал к крестьянской общине. Его имущество входило в общую собственность артельного типа, а распоряжение им осуществлялось с согласия всех членов семьи. Руководил всем владелец и хозяин двора, назначаемый всей артелью [8, С. 182].

Эволюция сельской семьи сначала от крестьянского двора и родовой общины к коллективному хозяйству, а затем снова к личному подсобному хозяйству и хозяйству фермерскому есть фактически возвращение назад, способ воссоединения интересов отдельных членов семьи и всей семейной группы в целом. В результате социальных реформ экономическое положение жителей села ухудшилось, но вместе с тем они были вынуждены обратиться к новой форме семейного хозяйствования, которая фактически оказалась известной и апробированной, но модернизированной в соответствии с изменившимися условиями.

В современных условиях личные подсобные хозяйства, в зависимости от степени их участия в поставках для реализации производимой продукции, уровню специализации можно разделить на три категории.

Нетоварные — производят продукцию только для собственного потребления и продают ее только при случайном появлении излишков (очень урожайный год) или экстренной потребности в денежных средствах.

Низкотоварные — производят продукцию для собственного потребления и реализации излишков, не имеют выраженной специализации.

Высокотоварные — производят продукцию, прежде всего для реализации и частично собственного потребления, имеют специализацию.

Деревенская семья и домохозяйство с их патриархальными традициями становятся тем фундаментом, на котором строится переходное общество, поскольку яв-

ляется в какой-то мере демографическим компонентом человеческого потенциала страны. Поэтому в настоящее время государственная политика ориентирована на укрепление института семьи и домохозяйства, в первую очередь, в сельской местности.

Одним из механизмов адаптации сельской семьи Бурятии к рыночным условиям является развитие личных подсобных хозяйств. Поскольку денежные поступления из официальных источников (доля заработной платы, социальные выплаты) составляют все меньшую и меньшую часть в совокупных располагаемых доходах сельской семьи, а поддержание достойного уровня жизни зависит в основном от экономической активности ее взрослых членов, сельские домохозяйства Бурятии все больше уходят в сферу неформальных отношений и неформальной семейной экономики. В настоящее время их можно рассматривать уже не столько как потребительскую, а в основном как производственную единицу, функционирующую по законам семейной экономики. Для такого хозяйства характерна не погоня за прибылью, а поддержание жизнедеятельности семьи, использование при этом всех доступных ресурсов, которые делают ее независимой от нестабильной внешней экономической среды, помогают сохранить материальный и социальный статус.

Так как оценка эффективности домашних хозяйств измеряется не столько производством и получением прибыли, сколько созданием условий для возможности выживания, т.е. получением необходимых товаров и услуг для поддержания жизнедеятельности семьи, а эти процессы трудно измерить и оценить традиционными методами, требуется проведение специального исследования, обращение к методам опросной статистики.

По результатам нашего исследования установлено, что при упадке государственной экономики, включение в неформальную экономику для большинства населения Республики Бурятия, особенно на селе, является единственной стратегией самоза-

щиты. Значительное место в ней занимает семейная экономика, основными чертами которой являются:

— желание обеспечить себе хоть какую-то занятость;

— трудоемкие работы на нерегулируемых рынках с высокой степенью риска;

— семейный труд (а не наемный);

— взаимная поддержка и кредитование [9, С. 114].

Выявлено, что личное подсобное хозяйство в настоящее время остается значимым сегментом в экономике Республики Бурятия. По данным официальной статистики, в РБ насчитывается 149,4 тыс. личных подсобных хозяйств. Доля производимой ими продукции в объеме сельскохозяйственного производства РБ составляет 81,4 %. Как и во всей стране, сельские домохозяйства в Республике Бурятия дают более 90 % картофеля и около 80 % овощей, но их доля в производстве продукции животноводства (85 % мяса и молока) на 2/3 выше средней по Российской Федерации.

На базе материалов нашего обследования зафиксировано, что 91,1 % сельских семей в центральной и северной (сельскохозяйственных) и 86,9 % семей в пригородной, западной и восточной (промышленных) зонах Республики Бурятия в настоящий момент имеют личное подсобное хозяйство.

Выявлено, что тяга к земле остается важнейшим стимулом хозяйствования на селе. Имеют земельные наделы 87,1 % сельского населения. Средний размер земельной площади в личном пользовании составляет 65 соток.

Только 10 % респондентов, не имеющих ЛПХ, заявили о том, что они не нуждаются в нем. Чаще всего среди причин, по которым у жителя сельской местности нет подсобного хозяйства, отмечают отсутствие средств для покупки скота, кормов, удобрений (47,5 %), самих помещений (21 %) и отсутствие свободной земли (24 %).

В сельской местности бедными ( по факту) остаются те, кто не может по тем или иным причинам (прежде всего, в связи

с низким уровнем человеческого капитала) увеличить производство продукции личного подворья как для целей натурального потребления, так и на продажу. Такие домохозяйства полностью зависят от государства: уровня оплаты труда, размера пенсий, пособий и льгот. По нашим оценкам, в сельской местности их удельный вес составляет 35...45 %. По классификации Ф.А. Иль-дархановой, это — «проблемная семья» и «ущербная семья» [10, С. 40]. Члены этих семей относятся к наименее защищенным социальным группам населения. Сложнее всего пришлось этим семьям в наблюдаемый период. Эта большая группа риска неоднородна и может быть разбита на две названные — неравные по численности и перспективам изменения социального положения — подгруппы.

Одна из них, в которую входят 15.20 % домохозяйств, представляет социальную группу, которую условно можно назвать хронически бедные. С точки зрения Ф.А. Ильдархановой, это «ущербная семья», которая функционирует на уровне ниже социально приемлемого, деградировавшая в результате негативного влияния социальной среды. К таким семьям, по Ф.А. Ильдархановой, можно отнести семьи алкоголиков, наркоманов, вернувшихся из мест заключения и т.п. В эту группу крайних форм бедности, включая и абсолютную, на наш взгляд, попадают одинокие старики в преклонном возрасте, а также домохозяйства с опустившимися и фактически утратившими мотивацию на труд маргинальными и люмпенизированными лицами.

В другую подгруппу входят 20.25 % домохозяйств, постоянно балансирующие на грани бедности — «проблемные семьи». Как отмечает Ф.А. Ильдарханова, «проблемная семья» отличается признаком дискомфортности для ее членов, хотя свои социальные функции она выполняет. Это могут быть, с ее точки зрения, многодетные, неполные семьи, семьи с детьми-инвалидами и т.д. Сюда относятся также нуклеарные семьи с малолетними детьми, а также домохозяйства с работниками сельхозпредприятий, которые, по тем или иным причинам, от-

казываются от ведения личного хозяйства в расчете на заработную плату. Хорошо известно, что нужно навести порядок в оплате труда работников сельского хозяйства. В настоящее время практически на всех уровнях власти отсутствует какая-либо заинтересованность в решении указанной проблемы.

По данным региональной статистики, иерархия различных источников дохода в семьях работников агропредприятий выглядит следующим образом:

— доходы от ЛПХ — 1-е место;

— зарплата — 2-е место;

— пенсии, пособия, стипендии — 3-е место;

— предпринимательская деятельность

— 4-е место;

— случайные заработки — 5-е место.

Несмотря на то, что основными источниками дохода являются ЛПХ и заработная плата, подавляющее большинство опрошенных подтвердили необходимость дополнительных заработков. В основном это работа по совместительству, домашние промыслы, охота и рыболовство, сбор грибов, ягод, различные услуги односельчанам, сезонные работы, подработка на производстве или у фермеров и частных предпринимателей.

В условиях неполной занятости в личном подсобном хозяйстве, по крайней мере, одного члена сельской семьи ( самого респондента) наиболее экономически оправдано разведение крупного рогатого скота. Из обозначенных видов животных

— это единственный вид, наличие которого в сельских домохозяйствах подтверждено абсолютным большинством опрошенных. Достаточно представительна доля респондентов, которых даже можно отнести по этому показателю к категории «зажиточных» — около трети опрошенных имеют на своем подворье свыше четырех коров и молодняка.

Ответы респондентов на вопрос «Какое значение имеет для Вас личное подсобное хозяйство?», выглядят следующим образом: «источник получения продуктов питания для семьи» — 59,0 %, «источник

дополнительных денежных доходов для семьи» — 19,3 %, «возможность оказания материальной помощи родственникам (детям и др.), живущим в городе» — 16,8 %, «ЛПХ — единственный источник дохода для нашей семьи» — 4,0 %.

В результате исследования установлена доля продуктов натурального хозяйства, произведенных за счет ЛПХ, в структуре питания сельской семьи: основная часть — 39,7 % опрошенных сельских семей; половина — 31,4 %; одна треть — 14,3 %; меньше одной третьи — 7,7 %; нисколько — 7,0 %.

На фоне представленной информации трудно не согласиться с тем, что на современном этапе крестьянская экономика не утратила статуса основного поставщика продуктов питания в сельских семьях.

По всем основным продуктам питания есть излишки, но возможность повысить семейный доход за счет их реализации имеют лишь немногие домохозяйства сельских семей. Таким образом, в нынешнем виде личные подсобные хозяйства респондентов ориентированы не на рынок, а на внутрисемейное потребление. Размеры ЛПХ таковы, что применяемые в них технологии и системы ведения хозяйства не позволяют покрыть потребность в традиционно крестьянских продуктах питания абсолютному большинству (86 %) опрошенных. Можно сказать, что слово «подсобное» в терминах ЛПХ точно передает современное состояние сельских домохозяйств.

Получена информация о том, кому сельские семьи продают излишки сельхозпродукции ЛПХ. Известно, что 40 % респондентов не реализует нигде продукцию своего ЛПХ. Зафиксировано, что остальные опрошенные предпочитают заниматься лично реализацией продукции ЛПХ или продавать ее оптом частным скупщикам за наличные деньги. Все прочие варианты оказываются малоэффективными, неудобными и на практике применяются редко.

В Бурятии была проведена работа по внедрению пилотного проекта по стимулированию перевода личных подсобных хозяйств в категорию индивидуальных предпринимателей. В ходе исследования было

установлено, что в сельских семьях имеют желание официально зарегистрировать личное подсобное хозяйство 31,4 % респондентов. Размышляют на эту тему 8,8 % селян, 40,8 % не задумывались, 19,0 % респондентов затруднились ответить.

Небезызвестно, что юридическое закрепление сложившейся практики ведения хозяйственной деятельности дает возможность для расширения своих прав для получения социальных гарантий за свой труд. В связи с отмеченным утверждением в ходе опроса в сельских семьях был задан вопрос «Нужно ли юридически оформлять ЛПХ?». Были получены следующие ответы: «да» — считают 36,9 % респондентов, «скорее да, чем нет» — 13,6 %, «скорее нет, чем да» — 10,1 %, «нет» — 13,6 %, затруднились ответить 25,8 % респондентов. Те сельские жители, которые ответили отрицательно, мотивировали свои опасения следующими доводами: крестьян «задушат» налогами — 21,4 %, контроль за ведением ЛПХ значительно ужесточится — 4,1 %, будет много бумажной волокиты — 13,3 %, без юридического оформления заниматься мелким сельхозпроизводством проще — 29,6 % и т.п.

Таким образом, данные официальной статистики и итоги наших социологических исследований говорят о том, что в настоящее время в качестве одного из важнейших субъектов аграрной экономики являются семейные хозяйства. Личные подсобные хозяйства нацелены на производство продукции для личного потребления и в то же время поставляют часть производимой продукции на рынок. В них наработаны приемы комбинирования различных ресурсов для обеспечения производства на семейных подворьях.

В настоящее время менее 10 % крестьянских семей реализуют на рынке свою продукцию, на товарное производство ориентированы в основном дворы фермерского типа.

Научной разработке подлежат вопросы создания кооперативных формирований агросервисного производственного обслуживания с участием ЛПХ, а также обоснование оптимального объема и структуры производства в личных хозяйствах населения.

Кооперирование и интеграционный механизм взаимодействия личных подсобных хозяйств с коллективной формой производства является важнейшим условием эффективного развития и сочетания различных видов сельскохозяйственных предприятий, гармонизации многообразия форм собственности и хозяйствования.

Приобщение к основам кооперирования обеспечивало бы включение всех типов крестьянских дворов в освоение рыночных отношений (объединение крестьянских дворов по производству, переработке и сбыту продукции своего хозяйства, сюда можно отнести и межфермерскую кооперацию и другие формы взаимодействия).

Для достижения этих целей необходимо повышение активности со стороны семейного крестьянского хозяйства, целесообразно культивировать удачные образцы позитивного взаимодействия различных сельскохозяйственных субъектов рыночных отношений. В этих условиях должна быть более значимой роль государства в обеспечении условий успешной социальной адаптации крестьянских дворов нового типа к рыночным отношениям.

Литература_

1. Чойропов Ц.Ц. Личное подсобное хозяйство как важный фактор адаптации сельских семей в изменяющемся обществе / / Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия: материалы 3-го Всерос. социол. конгресса. М.: Альфа-М, 2008. С. 93-94.

2. Личное подсобное хозяйство // Большой юридический словарь. М.: Юридическая литература, 2001.

3. Федеральный закон от 07.07.2003 № 112-ФЗ «О личном подсобном хозяйстве».

4. Тленкопачев М.Б. Институт личного подсобного хозяйства в социально-политической системе общества: автореф. дис. ... д-ра полит. наук. Саратов, 2002.

5. Калугина З.И. Личное подсобное хозяйство в СССР: социальные регуляторы и результаты развития. Новосибирск: Наука, 1991.

6. Число и состав домохозяйств. Итоги Всероссийской переписи 2002 г. Т. 6. М.: ФСГС, 2005.

7. Пациорковский В.В. Сельско-городская Россия. М.: ИСЭПН РАН, 2010.

8. Заикин А.В. Социальная адаптация крестьянских дворов к условиям рыночного хозяйствования: дис. ... канд. социол. наук. Саратов, 2001.

9. Шанин Т. Неформальная экономика // Вопросы философии. 1990. № 8.

10. Ильдарханова Ф.А. Формирование и развитие государственной семейной политики в трансформирующемся обществе: региональный аспект: автореф. дис. ... д-ра социол. наук. Казань, 2004.

11. Институт личного подсобного хозяйства как фактор устойчивости современной сельской семьи // Конкурентоспособность региона в условиях экологических и демографических ограничений: материалы межрег. науч.-практ. конф. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2009 . С. 74-84.

12. Семья в новых социально-экономических условиях: материалы междунар. науч.-практ. конф. В 2 т. / под ред. проф. З.Х. Саралиевой. Н. Новгород, 1998. Т. 1. 409 с.

_References

1. Choyropov Ts.Ts. Sotsiologiya i obshhestvo: problemy i puti vzaimodeystviya (Science and society: problems and ways of interaction): Proceedings of the 3rd All-Russia. Social. Congress. Moscow: Publishing House of Alpha-M, 2008. Pp. 93-94.

2. Lichnoe podsobnoe hozyaystvo [Private farming] Large Law Dictionary. Moscow: Publishing House of the «Legal Literature», 2001.

3. Federalny zakon ot 07.07.2003 № 112-FZ «O lichnom podsobnom hozyaystve» [Federal Law of 07.07.2003 № 112-FZ «On the personal subsidiary farming»].

4. Tlenkopachev M.B. Institute of private farming in the socio- political system of society [Institut lich-nogo podsobnogo hozyaystva v sotsialno-politicheskoy sisteme obshhestva]: abstract. dis. dr. ... political sciences. Saratov, 2002.

5. Kalugina Z.I. Lichnoe podsobnoe hozyaystvo v SSSR: sotsialnye regulyatory i rezultaty razvitiya [Private farming in the Soviet Union: social controls and development results]. Novosibirsk: Nauka, 1991.

6. Chislo i sostav domohozyaystv. Itogi Vserossi-yskoy perepisi 2002 g. [The number and composition of households . Results of census 2002]. Vol. 6. M.: FSGS, 2005.

7. Patsiorkovskiy V.V. Selsko-gorodskaya Ros-siya [Rural-urban Russia]. M. ISESP RAS, 2010.

8. Zaikin A.V. Social adaptation of peasant households to the conditions of the market economy [Sotsialnaya adaptatsiya krestiyanskih dvorov k uslovi-yam rynochnogo hozyaystvovaniya]: dis. ... cand. social sciences. Saratov, 2001.

9. Shanin T. Voprosy filosofii (Problems of Philosophy). 1990. No. 8.

10. Ildarhanova F.A. Formation and development of the state family policy in a transformed society: regional perspective [Formirovanie i razvitie gosudarst-vennoy semeynoy politiki v transformiruyushhemsya obshhestve: regionalny aspekt]: abstract. dis. dr. ... social. sciences. Kazan, 2004.

11. Institut lichnogo podsobnogo hozyaystva kak faktor ustoychivosti sovremennoy selskoy semi [Institute of private farming as a factor of stability of modern rural family]. Competitiveness of the region in terms of environmental and demographic constraints: Proceedings of the Inter. scientific-practical. conf. Ulan-Ude: Izd BSC SB RAS, 2009. Pp. 74-84.

12. Semiya v novyh sotsialno-ekonomicheskih usloviyah [Family in new socio-economic conditions]: Proceedings of International. scientific-practical. conf. Nizhny Novgorod, 1998. Vol. 1. 409 p.

Коротко об авторах_

Чойропов Ц.Ц., д-р социол. наук, профессор, профессор каф. «Социология и политология», Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления, г. Улан-Удэ, Россия ciren@mail.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Научные интересы: социология управления, социальная сфера, социальные институты и процессы

Дашамолонова И.О., аспирант, каф. «Социология и политология», Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления, г. Улан-Удэ, Россия ira-tol@mail.ru

Научные интересы: социология управления, социальная сфера, социальные институты и процессы

_Briefly about the authors

Ts. Choyropov, doctor of sociological sciences, professor, Sociology and Political sciences department, East Siberian State University of the Technology and Management, Ulan-Ude, Russia

Scientific interests: sociology of management, social sphere, social institutions and processes

I. Dashamolonova, postgraduate, Sociology and Political Sciences department, East Siberian State University of the Technology and Management, Ulan-Ude, Russia

Scientific interests: sociology of management, social sphere, social institutions and processes

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.