Научная статья на тему 'Денежная реформа просвещенного века. К 240-летию бумажно-денежного обращения в России'

Денежная реформа просвещенного века. К 240-летию бумажно-денежного обращения в России Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
553
64
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДЕНЕЖНАЯ РЕФОРМА / CURRENCY REFORM / ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ / MONETARY CIRCULATION / ЕКАТЕРИНА II / CATHERINE II

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Мартынов А.Г., Чуднов И.А.

Авторы считают, что преобразования по введению и стабилизации бумажно-денежного обращения (1769-1786) можно назвать «денежной реформой Екатерины II». Анализ реформы дан в контексте теории и практики российских (советских) денежных реформ.I

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

t is suggested to regard transformations on introduction and stabilizing of paper-money circulation (1769-1786) by «money reform of Catherine II», which was not used in certificate and educational literature before. Analysis of reform is given in the context of theory and practice of Russian (Soviet) money reforms.

Текст научной работы на тему «Денежная реформа просвещенного века. К 240-летию бумажно-денежного обращения в России»

Авторы считают, что преобразования по введению и стабилизации бумажно-денежного обращения (1769-1786) можно назвать «денежной реформой Екатерины II». Анализ реформы дан в контексте теории и практики российских (советских) денежных реформ.

Ключевые слова: денежная реформа, денежное обращение, Екатерина II

Денежная реформа просвещенного века

К 240-летию бумажно-денежного обращения в России

А. Г. МАРТЫНОВ,

НОУ «Кузбасский институт экономики и права»,

E-mail: martynov_aleksei@inbox.ru

И. А. ЧУДНОВ,

доктор экономических наук,

E-mail: chudnov.kem@mail.ru

Кемерово

Вопрос о возможности и методах стабилизации рубля принадлежит к числу труднейших вопросов, труднейших не столько для теории, сколько для практики его разрешения

Н. Д. Кондратьев1

Что такое «денежная реформа»?

В учебниках по экономической истории России давно утвердился исчерпывающий перечень отечественных денежных реформ. Первой традиционно называют преобразования Елены Глинской в 1535-1538 гг. Событие, безусловно, эпохальное, но вряд ли реформаторское, так как шло создание, а не преобразование денежной системы централизованного государства. Вторым номером (конфузы Алексея Михайловича -не в счет) идет денежная реформа Петра I, с чем трудно

1 Кондратьев Н. Д. Особое мнение: избр. произв. - М.: Наука, 1993. Т. 1. -С. 136.

© ЭКО 2010 г.

СТРАНИЦЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ tf ™"ИИ РОССИИ .

Sk SI

6*

163

а

поспорить. Попытка реализации «Плана финансов» М. М. Сперанского в 1810-1812 гг. считается неудавшейся. На третьей позиции, с большим временным отрывом, - вынужденные (как теперь выясняется) преобразования графа Е. Ф. Канкрина2 в первой половине XIX в.

В ХХ в. от традиции «именных» реформ решили отказаться. Г. Ф. Шершеневич применительно к праву хорошо подметил, что «истинный автор закона также малоуловим в парламентских дебатах, как и в министерских канцеляриях. Для применяющих нормы права закон - анонимное произведение. Впрочем, вопрос этот в высшей степени спорный»3. Особенно это касается финансовой сферы. Подготовка денежных реформ ведется коллективом, обычно не афишируется, но вызывает неоднозначную реакцию в обществе, которое хочет знать, кто все это придумал.

Что же такое денежная реформа и кто «присваивает» этот статус? К денежным реформам традиционно относят замену ставшей неполноценной и обесцененной монеты полноценной; изменения в системе эмиссии денег; стабилизацию валюты или частичные меры по упорядочению денежного обращения; образование новой денежной системы в связи с государственным переустройством. Как показывает практика, статус «денежной реформы» может быть присвоен:

- высшим политическим руководством, если об этом заявлено в инициирующем реформу документе (например, в 1947 г.);

- прессой (преобразования 1990-х годов);

- научным сообществом (реформа Е. Глинской).

В этом смысле идеологи и творцы денежных реформ в России «права голоса» не имеют и должны оставаться в тени. В ЦК КПСС предпочитали видеть в финансистах «бойцов невидимого фронта». Творцов денежной реформы 1922-1924 гг. Г. Я. Сокольникова, Н. Н. Кутлера, Л. Н. Юровского репрессировали. Подготовку реформы 1947 г. министр

2 Автор реформы был одновременно и её противником. Подробнее об этом: Дубянский А. Н. Проблема параллельных денег в Российской империи. -СПб: Изд-во СПбГУ, 2004.

3 Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. - Тула: Автограф, 2001. -С. 63-64.

финансов А. Г. Зверев фактически приписывает себе, но уже задним числом - в 1973 г. в воспоминаниях. Авторы финансовых экспериментов 1990-х годов сами предпочитают не вспоминать о них. Таким образом, последней «именной» была денежная реформа С. Ю. Витте. Его лавры советским финансистам не достались.

Но мало кто знает, что эта традиция однажды нарушалась. По окончании деноминации 8 мая 1961 г. министр финансов СССР В. Ф. Гарбузов и председатель правления Госбанка А. К. Коровушкин направили в ЦК КПСС и Совет министров СССР записку на 40 страниц с предложением проведенные мероприятия по обмену денег, изменению масштаба цен и повышению золотого содержания рубля «разрешить именовать впредь... денежной реформой 1961 г.»4.

С «реформой» в ЦК не согласились, посчитав, что проведенные преобразования «до сих пор в нашей печати» так не именовались. В мероприятиях 1961 г. явно не просматривалось ничего реформаторского. Деноминация и не планировалась как реформа, хотя обладала важным её признаком - заменой денежных средств в обращении.

Ориентироваться на средства массовой информации в определении экономических категорий - вещь неблагодарная. Само понятие «реформа» по частоте употребления в научной и публицистической литературе 1990-х начала 2000-х годов, а тем более - сегодня, может сравниться лишь с бесспорным лидером упоминаний в СМИ и Интернете - пресловутым «кризисом». Сегодня реформой именуется любое преобразование (или его симуляция), независимо от масштабов, целей и, самое главное, результатов, по известному лозунгу - «есть у революции начало.». В последние два десятилетия реформы превратились в перманентный процесс. «Реформаторы», стремясь «углубить», хаотично действовали в разных направлениях, наслаивая одну «реформу» на другую, что привело к полному выхолащиванию первоначального смысла некогда понятного термина.

Мы определим «экономическую реформу» как научно-обоснованное, организационно подготовленное

4 РГАНИ. Ф. 5. Оп. 20. Д. 208. Л. 37-78.

преобразование, меняющее основные или наиболее значимые принципы функционирования экономической системы в сторону повышения её эффективности.

Реформа проводится с обязательным учетом специфики (страны, отрасли и т. п.) и сложившихся традиций, как правило, в рамках существующего политического строя, мирным эволюционным путем. Нам трудно согласиться с Г. А. Явлинским в том, что «успешные реформы возможны только в условиях пусть не очень впечатляющего, но роста экономики и благоприятной общей конъюнктуры. В условиях кризиса государству на самом деле не до реформ; оно, как правило, озабочено (или, во всяком случае, должно быть озабочено) другой проблемой -проблемой выживания»5. Все сколько-нибудь успешные реформы проводились именно в период кризиса, а иногда и просто финансовой катастрофы - и именно с целью их преодоления. В особенности это касается денежного обращения.

Приведенное выше определение применимо и к денежной реформе. Как правило, она не носит чисто технический характер, а связана с преобразованием денежной системы (введение или отмена золотого стандарта, бумажно-денежного обращения, замена нескольких обращающихся валют на одну и т. п.). Денежные реформы обычно проводятся при восстановлении денежной системы после её полного разрушения или глубокого кризиса (гиперинфляции, вынужденной натурализации хозяйственных связей и др.), а также в связи с коренным изменением принципов денежного обращения.

Исходя из обозначенных критериев, мы считаем, что необходимо «вернуть» в российскую экономическую историю ещё одну полноправную, третью по счету денежную реформу -преобразования Екатерины II в 1769-1786 гг.6

5 Явлинский Г. А. Социально-экономическая система России и проблема ее модернизации: дис. докт. экон. наук. - М.: ЦЭМИ РАН, 2005. - С.185.

6 Подробнее см.: Назарова И. А. Развитие взглядов отечественных экономистов на проблемы денежной системы в России (XVI - начало XIX в.): дис. канд. экон. наук. - М., 2001. - С.36-51,58-61; Андриевская В. Денежная реформа в России в царствование Екатерины II // Экономические стратегии. - 1999. - № 1. - С. 60-62.; Левичева И. Н. Особенности эволюции денежной системы и проведения денежных реформ в России // Вестник Банка России. - 2005. - 19 января № 2 (800).

Денежная реформа Екатерины II

К середине XVIII в. в Российской империи рост территории, населения, городов и торговли создавали предпосылки для адекватной времени денежной системы. На Западе уже был опыт бумажно-денежного обращения. Неоднократно с проектами «замены противу медных денег в одинаком счёте, легкостию веса лучше» выступали российские государственные деятели и предприниматели, но не находили поддержки при дворе.

Видный государственный деятель петровской эпохи В. Н. Татищев, рассматривая денежное обращение с позиций товарно-металлистического подхода, считал прибыльной для казны лишь монетную регалию, видя в выпуске бумажных денег признак банкротства государства. С ним соглашалось большинство сановников первой половины XVIII в. Однако уже на том уровне развития производительных сил исключительно металлическое (монетное) обращение себя изживало. С ростом производства и товарной массы оно требовало дополнительной эмиссии, постоянного притока драгоценных металлов. Металлические деньги не были портативны и не давали государству той прибыли, которую могла дать эмиссия бумажных денег.

Указом Петра III от 25 мая 1762 г. через конторы в Санкт-Петербурге и Москве предполагалось выпустить в обращение 5 млн билетов Государственного банка, которые были призваны «за наличную монету» ходить и «во все Наши казенные сборы» поступать «не исключая из того таможенных». После переворота указ был отменен Екатериной II, что не устраняло причин, породивших необходимость введения бумажноденежного обращения. Варианты его продолжали обсуждаться.

Идея и авторы

Замысел реформы не рождался в пылу научных дискуссий или под пером ученых-теоретиков; считается, что таковых в России просто не было. Учебник ведет начало русской финансовой мысли только с XIX в.7 Здесь важно разграничить

7 Пушкарева В. М. История финансовой мысли и политики налогов. -М.,1996. - С. 18.

экономическую теорию (политическую экономию) и экономическое мышление приближенных Екатерины II, определявшее подготовку и принятие важнейших решений.

Безусловно, образованные и даже талантливые сановники не использовали теоретические посылки, их экономическое мышление в основном формировал практический опыт, преломленный через военное (реже - европейское) образование. В целом под влиянием идеологии просвещенной монархии, расширения и усиления государства, развития национального рынка и внешнеторговых связей статус государственной теории денег удерживал номинализм.

Свои проекты перехода на бумажное обращение вносили приближенные императрицы, в основном, военные. Граф К. Е. Сиверс предлагал учредить государственный банк - эмитент «цеттелей», денежных знаков, разменных на звонкую монету и обеспеченных медью, для финансирования дефицита бюджета8. Генерал-прокурор Сената князь А. А. Вяземский предлагал выпустить ассигнации для покрытия главным образом военных расходов.

Идеология намечавшихся преобразований хорошо просматривается из Манифеста Екатерины II от 29 декабря 1768 г., где названы три недостатка существовавшей системы денежного обращения:

1) тягость медной монеты, одобряющая её собственную цену, отягощает её же и обращение;

2) дальний перевоз всякой монеты многим неудобствам подвержен;

3) нет ещё в России, по примеру разных европейских областей, таких учрежденных мест, которые бы чинили надлежащие обороты денег и переводили бы всюду частных людей капиталы без малейшего затруднения и согласно с пользою каждого9.

Екатерина ссылалась на опыт зарубежных стран, где «печатные с подписанием обязательства разных именований,

8 Впоследствии на фабрике в Красном Селе, принадлежащей Сиверсу, изготавливали и поставляли правительству бумагу для ассигнаций.

9 Манифест об учреждении в Санкт-Петербурге и Москве государственных банков для вымена ассигнаций от 29 декабря 1768 г. // Законодательство Екатерины II. - Т. 2. - М., 1998. - С. 790.

посредством их кредита, добровольно между народа употребляются так, как наличная монета, не имея, однако сопряженных с ней тяжестей...». Опыт не копировался слепо, изложенные выше обстоятельства императрица «соображала. с пространством России», после чего «с удовольствием приступила к учреждению в империи нашей променных банков»10. Согласно ст. 3 Манифеста учрежденный банк подчинялся непосредственно императрице. Государственные ассигнационные банки, не имея банковских функций, фактически выполняли функцию разменных касс и именовались «променными банками».

Манифест в содержательной части практически повторял Указ Петра III, за исключением обеспечения новых бумажных денег. Петр III предполагал обеспечивать их медью и серебром, Екатерина II ничего определенного на этот счет не указывала, так как серебра для размена не было (размен его на ассигнации был прекращен еще в 1770 г.). В остальном документ был лишь отредактирован в соответствии с духом эпохи просвещенного абсолютизма и попечения монарха об «общем благе».

Роль бумажных денег

В отсутствии банков и портативности монет императрица видела стеснение экономической деятельности, причем не государства, а прежде всего - «каждого». Новые бумажные деньги несли с собой не только облегчение перевозки крупных сумм и торговых оборотов, но и новую для России степень экономической свободы. Документ не вводил сословных ограничений на пользование банками и размен ассигнаций. «Члены банков должны со всеми приходящими людьми, какого бы они звания не были (выделено авт.), обходиться вежливо и никогда презрения или грубости не оказывать, ибо от доброго поведения членов (банка. - авт.) много зависимо благосостояние банков»11.

10 Соловьев С. М. История России с древнейших времен. - Т. 28. - М.: Голос, 1993.

11 Малышев А. И., Таранков В. И., Смиренный И. Н. Бумажные денежные знаки России и СССР. - М.: Финансы и статистика, 1991. - С. 18-19.

Государство впервые дало «частным людям» некоторые свободы, уже хорошо известные на Западе. Банк был «повинен прилагать крайнее старание, чтобы не задерживать приносителя (ассигнаций. - авт.) ни мало, но приняв от него, сколько он принес ассигнаций, должен отдать немедленно написанное в них число денег, не делая никаких определений и не токмо не требуя расписки, но и не спрашивая, кто он таков, откуда получил ассигнацию...» (ст. 28 Манифеста).

Эти условия, гарантированные монархом, - уже реформа. В полицейском государстве, где все строилось на том, чтобы «не пущать» и «сообщать куда надо», был узаконен «частный человек», которого не имели права спрашивать об источнике происхождения его средств. При этом задача государственного банка состояла в том, чтобы «удовольствовать каждого и принимать наличныя деньги без малейшего замедления, ибо уста-новя банки единственно для блага общего, чтобы каждый человек мог ту пользу восчуствовать» (ст. 31 Манифеста).

Из документа следовало, что введение ассигнаций имело целью лишь облегчение и ускорение денежного оборота, что объективно должно было способствовать развитию торговли и товарно-денежных отношений в целом. Ассигнации не имели принудительного курса и становились дополнительными средствами обращения, выпущенными для его облегчения.

Длительность реформы

Реформа, как и положено настоящей реформе, не была и не могла быть одномоментной. Сразу ввести и закрепить новые принципы денежного обращения в такой стране, как Россия, было невозможно. Правительство 17 лет расширяло и сокращало сеть променных банков, боролось с подделками, регулировало эмиссию и пропорции внесения податей ассигнациями. Эти 1769-1786 гг. М. И. Сперанский называл «временем равенства»12. «Полное покрытие» ассигнаций металлом обеспечивалось до тех пор, пока бумажные деньги обеспечивали лишь удобство оборота. Далее, за исчерпанием

12 Два других периода - «время падения» и «время повышения».

возможностей займов и налогов, надо было решать проблему дефицита государственного бюджета.

Здесь обозначились две позиции. П. А. Шувалов предлагал для этой цели фактически неограниченную эмиссию ассигнаций, выдав их в виде кредита под 8% на 20 лет помещикам и городам. А. А. Вяземский, категорически возражая, указывал на то, что дворяне на эти средства приобретут импортные предметы роскоши, стимулируя зарубежного производителя, деньги промотают, и долгов традиционно платить не будут. Более того, они переложат тяжесть процентов на крепостных.

Решение вопроса было поручено специальной комиссии, принявшей фантастическую аргументацию П. А. Шувалова о производительном использовании помещиками полученных ссуд. Дело было не только в корыстном дворянском интересе. Инфляционный характер ассигнаций первое время никто не анализировал, последствия их эмиссии не прогнозировал. В окружении императрицы были лишь финансисты-практики, в основном из военных, не имевшие необходимого опыта и знаний. К теоретическому обобщению заставила прибегнуть жизнь.

Реализация проекта Шувалова стала завершающим этапом реформы. Помещикам было рекомендовано «обратить нашу щедроту в сущую свою пользу, радея вящее о земледелии, об умножении произрастаний нужных к пропитанию и для торговли, и, средством сим вспомогаем, возвысить всякое благоустройство своего хозяйства, заплатить долги, отягощающие имение его, и не употребить к умножению вредной роскоши или инако во зло благой от нас помощи.»13.

И что в итоге?

Надеждам екатерининского правительства не суждено было сбыться, что не является феодальной или российской спецификой. Как показывает опыт государственной помощи крупному бизнесу, в период финансового кризиса 2008-2009 гг. Эта помощь сначала шла на бонусы топ-менеджменту, а затем уже - на «благоустройство своего хозяйства».

13 Полн. собр. законов Российской империи. Собр. 1-е. - Т. 22. - № 16. 407, № 16. 481. - 622.

Тем не менее в 1786 г. в России была предпринята первая попытка стимулирования «реального сектора» за счет бумажно-денежной эмиссии. Причины неудачи нет смысла анализировать, они ярко и образно описаны в любом советском учебнике истории.

Завершение денежной реформы Екатерины II мы относим к 1786 г. Первые шаги здесь были традиционно направлены против подделок. Указом от 16 марта 1786 г. вводились новые ассигнации со степенями защиты. Обмен не вызвал ни недовольства в обществе, ни колебаний курса, что вдохновило правительство на «подкреплении средств казначейства» за счет ограниченной эмиссии. Заключительным этапом реформы стал указ от 28 июня 1786 г. «Обещанием святостию Нашего слова» было заявлено, что «число банковых ассигнаций никогда и ни в каком случае не долженствует простираться в Нашем государстве свыше ста миллионов рублей»14. Обещание это продержалось два года.

Манифест провозгласил эмиссию в 60 млн руб. (в том числе 22 млн руб. - на ссуды дворянам, 11 млн руб. - городам). Кроме того, в обращение вводились «в облегчение хождению и оборотам денег» новые номиналы в 10 и 5 руб.; кои печатались (до 1991 г.!) разными образцами на красной (10 руб.) и синей (5 руб.) бумаге.

И. Н. Левичева охарактеризовала мероприятия 1786 г. как первую денежную реформу эпохи бумажных денег15. Действительно, в обращение были выпущены новые номерные денежные знаки и принудительно изъяты старые, изменились эмиссионный орган и принципы эмиссии. Теперь ассигнации разменивались только на медь. Манифестом 1786 г. был создан эмиссионный институт - объединенный Государственный ассигнационный банк. Функция размена ассигнаций сосредоточилась в Государственном заемном банке. Проведенные мероприятия, на наш взгляд, нельзя выделять отдельно,

14 Широков А. Ассигнации в России //Советский коллекционер. - 1932. -№ 3. - С. 75.

15 Левичева И. Н. Особенности эволюции денежной системы и проведения денежных реформ в России //Вестник Банка России. - 2005. - 19 января №2 (800).

а следует считать продолжением, корректировкой или завершением мероприятий 1769 г., которые вместе образуют «денежную реформу Екатерины II (1769-1786 гг.)».

В научной и учебной литературе, ссылаясь на хроническую инфляцию, колебания курса и др., принято критически относиться к ассигнационному обращению. М. И. Туган-Барановский называл ассигнации «денежным эмбрионом, а не зрелыми деньгами». Суровой критике подверглась денежная политика Екатерины II со стороны малочисленной тогда оппозиции. Неудачи и провалы экономической политики правительства традиционно больнее всего ощущает народ, а использует (или пытается использовать) в интересах того же народа - оппозиция.

«Прилив денег бумажных, - писал известный критик абсолютизма и крепостничества А. Н. Радищев, - поток плотины разорвавшейся покроет все торговое обращение, земледелие и рукоделие будет томиться, и число монеты бумажной возрастет до того, что цена её будет меньше, нежели лист бумаги на неё употребляемый». Революционер пришел к объективной оценке ассигнаций как эмиссионного налога на население: «бумажные деньги - суть гидры народные». Вывод из этого делался откровенно крамольный: «Государь, который деньги делает, есть вор общественной, если не вор, то насильствователь»16. За изготовление листа ассигнаций любого номинала правительство платило 2 коп., получая впечатляющий эмиссионный доход.

В год смерти Екатерины II (1796 г.) за ассигнационный рубль давали немногим менее 80 коп. серебром. За 27 лет рубль «похудел» на 20 коп. Результат был далеко не таким плачевным, как его предвидел А. Н. Радищев. Россия имела сильнейшую в континентальной Европе армию; по образному выражению канцлера А. А. Безбородко, в Европе ни одна пушка не могла выстрелить без нашего разрешения.

«Богатый опыт обращения бумажных денег, - справедливо отмечает А. Н. Дубянский, - в частности, ассигнаций в России в XVIII-XIX вв. имел не только негативные, но

16 Радищев А. Н. Записка о податях Петербургской губернии //Радищев А. Н. Полн. Собр. Соч. в 3 т. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952. - Т. 3. - С. 113.

и позитивные последствия, способствовавшие экономическому росту»17. К ним мы можем отнести облегчение денежного и торгового оборота, вовлечение в него большего количества людей разных сословий.

В литературе также отмечалось, что с проведением денежной реформы «в руках дворянства стали скапливаться деньги»18. Они могли бы скапливаться, если бы не известное свойство русских помещиков накапливать исключительно долги. Кроме того, и сосредоточение средств у дворянства вряд ли могло что-то дать российской экономике. Правительство не ждало от дворян инвестиций и никогда не обращалось за советом к ним по финансовым вопросам, лишь инициаторы иногда сами подавали свои проекты.

Значительно более компетентным было мнение предпринимателей, у которых в 1794 г. правительство поинтересовалось о причинах «унизившегося курса» и «средствах к возвышению и содержанию оного соответственно достоинства российской монеты». Купцы указали, что «оная уменьшилась в государственном обращении чрез вывоз за границу», и предложили не только чисто монетарные, как это видели сановники, а общеэкономические меры для поддержания национальной валюты: стимулирование отечественного производителя, активизацию восточной торговли, введение валютного контроля, запрет иностранцам «распоряжаться курсом по прихоти»19.

Что касается «народных гидр» - ассигнаций, то до 1843 г. они были основным средством обращения и платежа; с трудом, но выдержали несколько войн, в том числе Отечественную войну 1812 г., финансирование заграничного похода. Избыточная военная эмиссия, вражеские подделки и спекуляция не подвигли тогда правительство на денежную реформу, в отличие от 1947 г., после которого денежная реформа конфискационного

17 Дубянский А. Н. Проблема параллельных денег в Российской империи. -СПб: Изд-во СПбГУ, 2004. С. 5.

18 Андриевская В. Денежная реформа в России в царствование Екатерины II //Экономические стратегии. - 1999. - № 1. - С. 62.

19 Комиссаренко А. И. К вопросу о состоянии финансовой системы России в конце XVIII - начале XIX вв. //Денежные реформы в России: История и современность: сб. статей. - М.: Древлехранилище, 2004. - С. 52.

типа считалась у нас классическим и необходимым рецептом оздоровления послевоенного денежного обращения.

Эпоха ассигнаций активно обсуждалась и анализировалась русской финансовой наукой. Российские экономисты разделились на два направления. Большинство, включая Н. Х. Бунге, И. И. Кауфмана, Л. В. Федоровича, считали устойчивыми лишь металлические деньги, основанные на золоте или серебре. Бумажно-денежное обращение положительно оценивали С. Ф. Шарапов, А. П. Шипов, А. Я. Антонович. Проблема оценки статуса проведенных преобразований отдельно не затрагивалась и начала обсуждаться только во второй половине XX в.

***

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Преобразования второй половины XVIII в., несмотря на «просвещенную» форму, имели в целом чисто российскую специфику, были традиционны и легко вписываются в перечень российских денежных реформ. Общеизвестно, что денежная реформа, даже самая удачная (в плане техники проведения), не может рассматриваться как единственное и достаточное средство борьбы с инфляцией. Однако в российской практике она, за редким исключением, рассматривалась именно в этом ключе. Не была исключением и денежная реформа Екатерины II, которую мы тем не менее предлагаем поставить в ряд с другими «именными» преобразованиями российской денежной системы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.