Научная статья на тему 'Денежная мультипликация и регулирование монетарных факторов инфляции'

Денежная мультипликация и регулирование монетарных факторов инфляции Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
79
12
Поделиться
Журнал
Финансы и кредит
ВАК
Область наук

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Бабичева Ю.А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Денежная мультипликация и регулирование монетарных факторов инфляции»

МОНЕТАРНЫЕ ФАКТОРЫ

ИНФЛЯЦИИ

ДЕНЕЖНАЯ МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЕ МОНЕТАРНЫХ ФАКТОРОВ ИНФЛЯЦИИ

Ю.А. БАБИЧЕВА, кандидат экономических наук, доцент, заместитель генерального директора ООО «Банк'с-Аудит-Сервис»

Изучение и анализ всех ключевых элементов инфляционного процесса с учетом его монетарной составляющей являются одним из важнейших условий эффективной борьбы с инфляцией без ущерба для экономического роста. С развитием корпоративно-интеграционных, а также глобали-зационных процессов еще больше повышается роль и значимость своевременного купирования инфляционных последствий операций банков и эффекта денежной мультипликации, что обусловливает необходимость их текущего анализа и на этой основе внедрения эффективных систем регулирования, совершенствования инструментария денежно-кредитной политики. Значение своевременного решения указанных вопросов повышается по мере развития и расширения практики экономико-математического моделирования и таргетирования базовых монетарных параметров.

Развитие теории инфляции и анализ практики антиинфляционной денежно-кредитной политики с учетом новых явлений имеют важное значение для разработки мер антиинфляционного регулирования и стратегии экономического роста. Несмотря на успехи, достигнутые в развитии теории инфляции, в том числе и анализе инфляционных последствий банковских операций, здесь имеются и нерешенные проблемы, различия в трактовке ряда вопросов. Между тем проблемы денежно-кредитной политики с учетом инфляционных аспектов операций банков обычно рассматриваются в научных работах попутно при анализе экономики или монетарного сектора в

целом и различных сегментов рыночного хозяйства. Это определяет необходимость исследования, посвященного изучению и оценке одного из важнейших моментов — вопросов действия эффекта денежной мультипликации и инфляционных последствий банковских операций в условиях кредитной природы денег, а также их влияния на выбор оптимальных инструментов при проведении денежно-кредитной политики в зависимости от механизма реализации мероприятий денежно-кредитного регулирования в операциях банков.

Традиционно в экономической теории эффект мультипликации, или преумножения денежных средств, характеризуется преумножением базовых денег в результате наличия многочисленных механизмов и процессов мультипликации средств: денежного; кредитно-депозитного (посредством трансформации кредитов в депозиты и наоборот); депозитного; технического (путем специальных манипуляций для «поддержания» баланса и выполнения нормативных требований); учетного (за счет наличия квазисчетов) характера. Для каждого из указанных механизмов мультипликации может быть рассчитан соответствующий коэффициент мультипликации денежных средств (мультипликатор). Однако на практике неадекватность и низкий уровень развития отдельных инструментов и составляющих системы безналичных расчетов, в том числе и среди физических лиц, является серьезнейшим недостатком современного состояния предложения денег. Наряду с концентрацией зна-

чительной доли платежей в рамках структур Банка России и отсутствием повседневного обращения кредитных инструментов обращения в форме, обязательств коммерческих банков, а также чеков, векселей, сертификатов и т.д., это приводит к тому, что ни денежный, ни кредитный мультипликатор не имеют реальной возможности для проявления своих положительных функций содействия росту делового оборота, и указанный эффект мультипликации в России не действует. Соответственно его реальное значение фактически стремится к нулю. Это означает, что в России, когда только деньги Банка России выполняют все денежные функции, совокупное предложение денег нельзя рассматривать как результат многократной мультипликации базовых денег или денег Центрального банка РФ (ЦБ РФ), поскольку многократной мультипликации не происходит.

Анализ основных тенденций и специфики российского платежного оборота свидетельствует, что в России практически все 100 % платежного (безналичного, т. е. якобы мультиплицированного) оборота составляют платежи, прямо или косвенно проходящие через систему корреспондентских счетов в Центральном банке и представляющие собой операции с базовыми деньгами или денежными обязательствами Центрального банка РФ. Это означает, что весь платежный оборот обслуживается базовыми деньгами и представлен только деньгами Банка России. Естественно, что ни о какой мультипликации базовых денег при их обороте речи идти не может, поскольку практически весь оборот представлен только указанными базовыми деньгами и именно из них почти весь и состоит. В частности, обосновывается, что согласно официальной статистике только немногим менее 80 % безналичных платежей в России осуществляется через систему корреспондентских счетов Центрального банка РФ. Оставшиеся 20 % оборота, поданным ЦБ РФ, распределяются следующим образом: порядка 9 % оборота приходится на межбанковские расчеты (МБР) через корреспондентские счета банков, открытые в других коммерческих банках, и 12 % — расчеты между филиалами одного банка1. Указанные цифры подтверждают наш тезис, так

1 Платежные системы в России. Подготовлено Комитетом по платежным и расчетным системам центральных банков стран Группы 10. Опубликовано Банком Международных расчетов в сентябре 2003 г. Текст на русском языке опубликован на сайте Банка России http://www.cbr.ru. С. 14.

2 Или почти 100%, т. е. 80+20 %. Указанные цифры характеризуют оборот «приблизительно», так как некоторые неточности возникают из-за округления.

как это означает, что более 99 %2 безналичного оборота страны осуществляется через систему ЦБ РФ. Данное обстоятельство связано с тем, что внутрибанковские (12 %) и межбанковские (9 %) расчеты выделяются в статистике по достаточно формальному критерию — названию балансового (или лицевого) счета, по которому отражается в бухгалтерском учете движение данных денежных средств в процессе платежей. В то же время, если рассмотреть механизм платежа и порядок, а также характер движения средств по счетам в процессе осуществления операции, а не способ его отражения в бухгалтерском учете, то основная масса внутрибанковских и межбанковских платежей происходит при участии и задействовании средств на счетах в ЦБ РФ.

Так, при межфилиальных (внутрибанковских) и межбанковских расчетах через корреспондентские счета в других банках осуществление расчетов по поручению клиентов, минуя остаток средств на корреспондентском счете в Банке России, возможно только в одном случае — когда все контрагенты сделки (платежа) имеют счета внутри данного банка, т. е. являются его клиентами. Тогда расчеты между различными контрагентами могут быть осуществлены путем внутрибанковской операции в виде записей по счетам, а средства, находящиеся на корреспондентских счетах этих банков в ЦБ РФ, не будут задействованы. В этом случае банк списывает денежные средства со счета одного своего клиента и зачисляет их на счет другого. При этом базовые деньги не выходят за пределы одного банка, а лишь перераспределяются между его различными клиентами. Аналогичная ситуация возникает и при движении денег между филиалами внутри одного банка. Поскольку многие филиалы не имеют собственного корреспондентского счета или субсчета в ЦБ РФ, то внешние расчеты с прочими банками по поручению своих клиентов они вынуждены вести через корреспондентский счет одного из крупных филиалов или головного банка, открытый, в Банке России. В результате действия подобной системы практически все, без исключения, межбанковские и внутрибанковские расчеты, если в них задействовано хотя бы одно лицо, не имеющее счета в данном коммерческом банке, происходят с использованием средств на корреспондентских счетах в ЦБ РФ. В итоге для действия стандартного эффекта мультипликации средств не остается никакого экономического пространства в рамках обслуживаемого оборота, поскольку долю в размере менее 1 % платежного

оборота страны нельзя рассматривать в качестве существенной или достаточно значимой.

Иными словами, если в условиях адекватно функционирующей двухуровневой банковской системы совокупное предложение денег можно с определенными оговорками рассматривать как результат многократной мультипликации базовых денег или денег Центрального банка, то в России, когда только деньги Банка России выполняют денежные функции, подобный механизм не действует, и никакой многократной мультипликации в принципе происходить не может. В подобных условиях денежные средства на текущих или расчетных счетах в коммерческих банках, представляющие их денежные обязательства перед реальным сектором экономики, не могут рассматриваться в качестве адекватного показателя размеров денежной массы в обращении. Реальный объем денежной массы в стране не может в сколько-нибудь существенных объемах превышать величину денежных обязательств Центрального банка. Фактически ввиду специфики организации безналичного платежного оборота размеры денежной массы в России адекватно характеризуются и представлены только базовыми деньгами.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

На практике это означает, во-первых, наличие серьезного дефицита денежной массы в экономике по двум существенным причинам, прежде всего, методологического свойства: существование серьезных ограничений безналичного обращения (не практикуемых в экономиках западного типа); «омертвление» части безналичных денежных средств (до 1/3 их совокупного объема, по оценкам автора) за счет «налогового» режима использования основных инструментов денежно-кредитного регулирования — обязательных резервов и нормативов ликвидности. Во-вторых, это означает необходимость корректировки действующей практики использования и методики расчетов российских показателей денежной массы с учетом отечественной специфики денежного обращения; разработки методологии расчета и классификации показателей денежной массы не в соответствии с формальными и учетными признаками, а исходя из реального экономического содержания ее структурных элементов, проявления и выполнения денежных функций, а также степени «денежности»; обеспечения их более тесной увязки с условиями национального денежного обращения. В-третьих, соответствующую модификацию и адаптацию всех применяемых систем монетарного таргети-рования.

Особо необходимо подчеркнуть роль и значение валютного фактора, и в первую очередь, роста золотовалютных резервов в ущерб задачам экономического роста и стабилизации банковской системы страны, который (наряду с действием прочих факторов) также предопределил недостаточность денежной массы страны и послужил одним из катализаторов неадекватности действия денежного мультипликатора. Это произошло вследствие усугубления перекосов и усиления диспропорциональности платежно-расчетного оборота страны из-за нараставших тенденций долларизации и неразвитости безналичного оборота, равно как и установления жестких ориентиров и ограничений предложения денег. Анализ вышеперечисленных факторов позволяет сделать вывод о катастрофическом дефиците денежной массы в национальной экономике (являющемся в том числе и прямым следствием отсутствия действия эффекта денежной мультипликации) и невозможности использования коэффициента денежной мультипликации в прогнозных целях для экономики России.

Сочетание относительной устойчивости валютного курса рубля и резкое увеличение золотовалютных резервов (более чем в 4 раза с 2000 г.) свидетельствуют не об эффективности валютной и денежно-кредитной политики Банка России, а о недооценке кризисного состояния национальной экономики и ориентации указанной политики исключительно на текущую ситуацию. Необходимо проведение Банком России самостоятельной ответственной денежно-кредитной политики, которая невозможна в случае привязки курса рубля к иностранной валюте или группе валют, адинамики денежной массы — к размерам золотовалютных резервов Банка России. При таком подходе за иностранной валютой закрепляется та роль, которую в свое время играло золото, и рубль всегда будет иметь более слабый статус, чем доллар или евро. При этом национальная банковская система будет находиться в кризисном или предкризисном состоянии, а экономика страны развиваться исходя исключительно из интересов и потребностей социально-экономического развития зарубежных стран, и полноправной интеграции России в структуры развитых стран мира не произойдет. Всего этого невозможно добиться при сохранении за национальными деньгами статуса суррогата иностранной валюты. Полная конвертируемость рубля означает возможность исполнения им функции мировых денег наряду с другими резервными валютами современной международной валютной системы. В

начале XX в. российский рубль являлся активным участником системы международных расчетов. Однако достоинство «золотого рубля» в то время было обусловлено тем, что золото еще продолжало выполнять денежные функции. Россия как золотодобывающая страна получала от этого дополнительные преимущества, и поэтому «достоинство» российского рубля на международной арене могло сохраняться даже при условии неэффективной деятельности государственного (центрального) банка внутри страны. С потерей золотом своихденежных функций позиционирование национальной валюты за рубежом во многом определяется ее статусом внутри страны, и центр тяжести в итоге перенесен в область идентичности национальной валюты, степени выполнения национальной валютой всех денежных функций.

Исторически политика неуклонного роста валютных резервов Банка России сформировалась под влиянием административно-командной системы, когда национальные деньги практически не выполняли никаких денежных функций, а иностранная валюта приравнивалась к золоту. Это проявляется и в том, что вывоз, а не ввоз наличной иностранной валюты в страну рассматривается как экспорт капитала. Хотя в действительности все обстоит наоборот, с чем связано еще одно важное негативное воздействие, которое имеет привязка денежно-кредитной эмиссии Центрального банка к размерам его золотовалютных резервов. В этом случае роль базовых денег, которую в свое время играло золото, переходит не к денежным обязательствам национальной банковской системы, а к иностранной валюте, которая в настоящее время представляет не золото, а денежные обязательства коммерческих банков соответствующих государств. В итоге жесткая привязка и искусственное поддержание Банком России курса рубля к иностранной валюте или валютам на деле означает, что он не имеет и не проводит самостоятельной денежно-кредитной политики в интересах развития национальной экономики.

Временное поддержание валютного курса рубля, как и любая другая форма административного контроля над ценами на товары и услуги, действительно может оказать антиинфляционный эффект на определенное время при значительных объемах импортных закупок. Однако, как и любое другое администрирование цен, оно ведет к неэффективному использованию экономических ресурсов, нарастанию инфляционного потенциала и деформациям функций денег. Вне сомнения,

Банк России обязан противодействовать резкому спекулятивному давлению на изменение валютного курса рубля в ту или иную сторону в кризисной ситуации во избежание паники на валютном, денежном и финансовом рынке, крупномасштабных махинаций, неадекватного перераспределения структуры доходов в обществе. Однако проводимая ныне Банком России денежно-кредитная и валютная политика этому противодействовать не в состоянии, а наоборот, создает предпосылки для осуществления крупномасштабных спекулятивных операций с валютным курсом рубля в периоды изменения мировой экономической конъюнктуры.

Анализ основных монетарных факторов инфляционной составляющей банковских операций, действующих со стороны количественных и качественных характеристик предложения денег, позволяет выделить его валютно-денежный компонент, и прежде всего — несоответствие количества денег в национальной и иностранной валюте и структуры денежной массы потребностям экономического развития, масштабам делового оборота реального сектора экономики. Немаловажная роль с точки зрения инфляционных процессов принадлежит и чисто техническим моментам, возникающим в связи со спецификой российской системы бухгалтерского учета и финансовой отчетности, определяющим информационно-прогностические свойства отдельных монетарных показателей. Так, действующая система бухгалтерского учета предусматривает наличие определенного количества вспомогательных, транзитных, накопительных и прочих квазисчетов, приводит к возникновению повторного или двойного счета и существенному завышению оборотов, а в определенных ситуациях и остатков по банковским счетам. Данное обстоятельство диктует необходимость применения системы коэффициентов и корректировок, позволяющих оценить масштабы операций, подвергшихся двойному счету, поскольку возможности прямого учета и вычленения указанных сумм весьма ограничены. На практике это означает, что при определении основных ориентиров денежно-кредитной политики, в том числе и по контролю за денежной массой, необходимо принимать во внимание, что статистика показателей денежных агрегатов существенно завышена и, по оценкам автора, согласно разработанной методике в среднем может достигать 30 %.

В целом практиковавшийся в России в последние 10-15 лет подход к организации контроля и регулирования предложения денег принципиально

характеризуется, как чрезмерно жесткий и по своей сути и принципам лишь формально отличается от используемого ранее в административной экономике: по-прежнему доминировала переоценка возможностей государства обеспечивать устойчивость национальной валюты и сбалансированность спроса и предложения как на денежном, так и на товарном рынках путем жестких ограничений денежной массы независимо от реальных потребностей экономики в денежных средствах. Неизбежным итогом проведения подобного курса явились серьезная деформация структуры и качества денежной массы по ее основным элементам и секторам экономики, неадекватность механизмов кредитной эмиссии на уровне центрального и коммерческих банков; дефицит ликвидности и денежной массы; закрепление низкого уровня монетизации экономики; налоговый режим действующей практики использования инструментария регулирования операций российских коммерческих банков, проявившийся по многим аспектам. И прежде всего, экономически необоснованный алгоритм и жесткость резервных требований, обусловившие существенное «перерезервирование» по сравнению с объективно допустимым уровнем.

Все вышеперечисленное позволяет говорить о нарастании процессов накопления инфляционного потенциала (или отложенной инфляции) и необходимости поиска путей формирования более результативной модели денежно-кредитной политики, основными показателями которой должны быть укрепление доверия предприятий и населения к банковской системе страны и ее эффективное функционирование, развитие и укрепление, повышение качества предоставляемых услуг, равно как расширение и диверсификация активных и пассивных операций банков, содействующих наращиванию темпов экономического роста. Это предполагает серьезную коррекцию денежно-кредитной политики и деятельности Банка России, выявление ее недостатков и ошибок, которые способствовали появлению и нарастанию банковских кризисов, обесценению рубля, внутренняя покупательная способность которого падает даже тогда, когда его валютный курс демонстрирует тренд стабильности или подъема. Отсутствие экономически обоснованной денежно-кредитной политики, базирующейся, в частности, на некорректных трактовках реалий и возможностей денежно-кредитной мультипликации в сложившихся российских условиях (а точнее — их отсутствии) и установлении экономически необоснованных обязательных резервов

для коммерческих банков, не способствует восстановлению устойчивой и эффективно функционирующей банковской системы. Вместе с тем, только при наличии таковой можно будет говорить о проведении Банком России денежно-кредитной политики, которая отвечает интересам социально-экономического развития страны.

Современная денежно-кредитной политика ЦБ РФ породила ряд негативных особенностей состояния и тенденций развития банковского сектора, равно как и специфику действия отдельных факторов развития инфляционной составляющей операций банков и денежной мультипликации, алгоритма применения основных инструментов денежно-кредитного регулирования. Для современного состояния банковского сектора России характерно вытеснение мелкого и среднего банковского бизнеса. Во многом это связано с тем, что предпринятые и предпринимаемые меры по реструктуризации банковского сектора практически не затронули его верхний, государственный уровень, представленный Банком России. Практически в три раза сократилось число коммерческих банков, по-прежнему чрезвычайно низким остается реальный уровень монетизации экономики и капитализации большинства российских банков и банковского сектора в целом, нарастают процессы декредитования реального сектора экономики, а практикуемая кредитная деятельность банков мало диверсифицирована, нередко кредиты предоставляются за счет временно свободных средств самих заемщиков. Это происходит в целях оптимизации прибыли и сумм уплачиваемых налогов в рамках холдинга, а также финансовых потоков с учетом интересов конкретных политизированных структур. Продолжается процесс вытеснения национальных банков иностранным капиталом, усиливается степень «долларизации» экономики. Низкий уровень капитализации банковской системы приводит к существенному ограничению возможностей российской банковской системы по обеспечению экономики страны кредитами, а способность коммерческих банков по кредитованию национальной экономики оказывается значительно ниже, чем у иностранных коллег. В свою очередь, роль банковского сектора в поддержании экономического роста ограничивается относительной слабостью самих банков.

Вместе с тем, даже при проведении экономически обоснованной кредитной политики Центрального банка увеличение размеров денежной массы за счет кредитов коммерческих банков

может обслуживать механизм внеэкономического перераспределения доходов в обществе, который создают различные монополистические образования. В результате расширяются их возможности в получении дополнительных доходов от продажи товаров или предоставления услуг посредством установления завышенных цен и ограничения конкуренции. При этом сумма кредитов, которые банки могут предоставлять добросовестным и перспективным заемщикам, может включать в себя определенную часть, которую они будут вынуждены направить на приобретение товаров и услуг монополистов по завышенным ценам. Соответственно увеличивается и цена товаров и услуг, созданных заемщиком в результате полученного кредита. В результате предоставленные банками кредиты, которые увеличивают размер денежной массы, могут обслуживать инфляционный рост цен. Указанный рост цен в этом случае не имеет прямого отношения к недостаткам в организации банковской деятельности. Причем, если в такой ситуации Центральный банк принимает меры по ограничению размеров банковского кредитования, то может произойти лишь падение экономического роста, сохранение структурных диспропорций при увеличении инфляционного потенциала и возможном возникновении дефицита денег. Таким образом, эффективное проведение антиинфляционной политики невозможно без активной роли государства в противодействии различным формам монополизации и ограничения конкуренции. Эффективность государственного вмешательства в экономические процессы с помощью финансовой и денежно-кредитной политики в подобной ситуации можно обеспечить только при наличии действенных демократических рычагов контроля над деятельностью государства со стороны общества.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Что касается специфики проявления монетарных факторов развития инфляционного потенциала, то для денежно-кредитной сферы России наиболее характерным является недостаточный уровень капитализации банковского сектора, выражающийся в неадекватном объеме как собственного капитала, так и совокупных активов банковской системы, масштабности и степени диверсификации операций банков; неадекватность ресурсной базы. Положение усугубляется не только малыми размерами последней, но и неэффективным использованием. При этом явно просматривается следующая закономерность: чем крупнее банк, тем лучше используется ресурсная база. Так, по-

казатель, характеризующий количество выданных кредитов на единицу работающих пассивов (т. е. кредитных ресурсов) для крупных банков составлял в 2001-2003 гг. в среднем 0,5, а для мелких банков — 2,0, вто время как в целом для российских банков он чрезвычайно неудовлетворителен и достигает 1,4 (в идеале он должен стремиться к единице). Это означает, что все свободные ресурсы могут быть вложены в кредиты, как самый высокодоходный вид активов. Для крупных банков значение коэффициента в размере 0,5 говорит о том, что ровно половина свободных кредитных ресурсов вложена в кредиты. Значение этих коэффициентов на уровне 1,4 и 2 показывает, что банки выдали кредитов на большую сумму, чем фактически имелось неистраченных кредитных ресурсов, т. е. что их большая часть реально отвлечена на иные цели. Соответственно большая часть й кредитов (активов), и пассивов (собственных средств) «нарисованы» в балансе и имеют чисто «технический», прикрывающий иные операции характер.

Аналогичные неблагоприятные тенденции отмечаются в динамике не только кредитных вложений, но и в целом активов, приносящих доход. Так, коэффициент доходных активов на единицу кредитных ресурсов в среднем по России снизился за последние три года с 4,6 до 1,4. Указанное падение реального уровня доходных вложений произошло за счет их резкого сокращения в банках, относящихся к категории мелких и средних. В то время как в крупных банковских структурах объем доходных активов на единицу реальных кредитных ресурсов (ресурсной базы) демонстрировал стабильность и сохранялся на уровне 0,7. Это означает, что 70 из 100 единиц фактических (неистраченных) кредитных ресурсов вкладываются в доходные активы. В то время как мелкие банки (исходя из официальных балансовых данных) из 100 имеющихся фактически единиц кредитных ресурсов вложили в доходные активы 800. Тем самым напрашивается вывод о том, что 700 единиц актива, балансов мелких банков могут иметь чисто «технический», обслуживающий нормативные требования характер. Данное обстоятельство, кроме всего прочего, позволяет сделать вывод о завышении целого ряда показателей, номинально отраженных в банковском балансе.

Основные показатели, позволяющие характеризовать состояние активов и пассивов среднестатистического банка с точки зрения их качества по итогам анализа данных банковских балансов за 2003 г., приведены в таблице.

Состояние основных видов активов и пассивов коммерческих банков

Наименование показателя Данные за 2003 год

Собственные средства, тыс. руб. (СС) 425 757,80

Уставный капитал, тыс. руб. (УК) 260 401,70

Фонды, тыс. руб. (Ф) 91 949,05

Прибыль, тыс. руб. (П) 19 328,40

Фонд обязательного резервирования, тыс. руб. (ФОР) 64 876,85

Пассивные квазисчета, тыс. руб. (КвазиП) 16810,15

Привлеченные средства, тыс. руб. (ПС) 1 105 589,00

Иммобилизованные средства, тыс. руб. (ИС) 33 833,40

Доходные активы, тыс. руб. (ДА) 1 016 997,00

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ссудная задолженность, тыс. руб. (СЗ) 999 399,90

Резерв на возможные потери по ссудам, тыс. руб. (РВПС) 37 799,80

ПС/СС 3,577

л н ж КвазиП/СС 0,063

ИС/СС 0,096

и к П/СС 0,053

я к Привлеченные ресурсы, тыс. руб. (ПР=ПС—ФОР-15%ПС) 874 873,588

•в* ■е Собственные ресурсы, тыс. руб. (СР=СС—ИС) 391 924,400

о и Чистые ресурсы, тыс. руб. (ЧР=ПР+СР) 1 266 797,988

ДА/ЧР 0,776

РВПС/СЗ 0,043

Источник: «Вестник Банка России» за 2004 г.

Заслуживает внимания динамика показателя размеров расходов банка на единицу кредитных ресурсов. В идеале значение коэффициента расходов на единицу кредитных ресурсов должно быть меньше единицы. Это означает, что ресурсы, которыми реально располагает банк, должны стоить дешевле, чем расходы по их приобретению и эксплуатации. А именно, величина ресурсной базы должна быть намного больше суммы расходов или хотя бы чуть меньше. Но эти величины никак не должны быть равными, а уж тем более стоимость эксплуатации (расходы) не могут быть намного больше, чем привлеченная ресурсная база. Иначе это не имеет никакого экономического смысла. Однако в российских банках это именно так: в мелких банках значение этого показателя может достигать и превышать единицу. Это говорит о том, что стоимость реально привлеченных ресурсов намного превышает их объем для этой категории банков.

Согласно расчетам автора, реальный уровень монетизации российской экономики находится на гораздо более низком уровне, чем свидетельствует официальная статистика. Во-первых, это также связано со спецификой российского учета: по причине двойного учета сумм денежных средств, возникающего вследствие особенностей использования системы квазисчетов в бухгалтерском учете в РФ. Во-вторых, из-за существенного «перерезервирования» российского банковского сектора по сравнению с мировыми стандартами.

Данное обстоятельство возникает в связи с необоснованно применяемой ЦБ РФ методикой расчета обязательных резервов, что приводит к их многократному фактическому завышению, а соответственно — скрытому чрезмерному ограничению предложения денег и, как следствие,— проведению беспрецедентной по степени жесткости денежно-кредитной политики. Ситуация усугубляется еще и тем, что отсутствует единая методика и продолжаются дискуссии о порядке расчета и самих показателей денежной массы, что существенно занижает информационно-прогностические свойства указанных показателей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В качестве одного из наиболее важных направлений реформирования действующей модели денежно-кредитной политики автор предлагает программу восстановления действия эффекта мультипликации денежных средств, состоящую в следующем. Во-первых, в подрыве монопольных позиций базовых денег в стране и налаживании, наряду с оборотом базовых денег, так называемого вторичного круга обращения в форме кредитных инструментов (чеков, векселей, сертификатов) и обязательств коммерческих банков. Эффект денежной мультипликации начнет действовать только в случае, если денежные обязательства коммерческих банков по текущим и расчетным счетам физических и юридических лиц, возросшие в результате их кредитной эмиссии, действительно могут быть использованы представителями реального сектора

экономики в качестве средства расчетов и платежей. А именно, необходимо не только наличие кредитной эмиссии как таковой, но и налаженного оборота и механизмов обращения отдельных инструментов этой кредитной эмиссии. Например, при расчетах клиентов банка друг с другом чеками средства банков на корреспондентских счетах в ЦБ РФ не будут задействованы, а платежный оборот будет обслуживаться кредитными инструментами, имеющими свои закономерности обращения.

Во-вторых, механизм денежной мультипликации начнет действовать автоматически, если Банк России возьмет на себя исполнение функций гаранта безусловности обязательств коммерческих банков с точки зрения выполнения ими денежных функций. В частности, обязательности и безусловности обращения и платежности не только базовых денег, но и всех денежных обязательств банков, т. е. по существу выступит гарантом обращаемости и надежности кредитных инструментов или всех денежных средств банковской системы. Для этого даже в рамках действующей системы платежей с использованием в основном средств на корреспондентских счетах в ЦБ РФ, Банку России достаточно обеспечить гарантию использования обязательств коммерческих банков по текущим и расчетным счетам клиентов путем предоставления расчетных кредитов и изменения существующей практики рефинансирования коммерческих банков. В этом случае, однако, необходимо будет поэтапно отменить обязательное резервирование, поскольку оно потеряет всяческий экономический смысл, что, собственно, и происходит уже в отдельных про-мышленно развитых странах в последнее время.

Анализируемый перечень параметров, характеризующих инфляционный потенциал в двух важнейших аспектах — монетарно-мультиплика-ционном и немонетарном — нельзя считать исчерпывающим, но он необходим, так как без этого достаточно сложно получить адекватную оценку структуры инфляционных процессов в стране. Дан-

ное обстоятельство является наиболее существенным с точки зрения повышения информационно-прогностических свойств монетарных показателей и используемых макроэкономических моделей для выбора и обоснования соответствующих целевых установок или таргетов, а также для текущего анализа инфляции, по итогам которого должны приниматься оперативные решения, имеющие целью корректировку условий формирования ценовой динамики или инфляционных и денежно-кредитных таргетов. Несмотря на наблюдаемый в настоящее время процесс стабилизации и даже некоторого укрепления внутреннего валютного курса рубля по отношению к американскому доллару, сдвигов в экономике России, которые позволили бы говорить об уменьшении инфляционного потенциала в стране, не происходит. Потенциал инфляционного роста далеко не исчерпан, о чем свидетельствует значительный рост цен в топливно-энергетическом секторе экономики и превышение намеченных на 2004 г. ориентиров инфляции: 11,7-12% вместо установленных 10 %. Необходима радикальная переориентация политики Банка России на конкретные действия по укреплению национальной валюты, а не просто внутреннего валютного курса рубля.

Литература

1. Банк России. Институциональные аспекты развития банковского сектора, 2003. http: //www.cbr.ru.

2. Вестник Банка России за 1998-2004 гг.

3. Отчет о развитии банковского сектора и банковского надзора в 2004 г. http://www.cbr.ru.

4. Платежные системы в России. Подготовлено Комитетом по платежным и расчетным системам центральных банков стран Группы 10. Опубликовано Банком международных расчетов в сентябре 2003 г. Текст на русском языке опубликован на сайте Банка России http://www.cbr.ru.

5. Социально-экономическое положение России. Госкомстат России. 1998—2004 гг.