Научная статья на тему '\ день победы \ деньги на войне'

\ день победы \ деньги на войне Текст научной статьи по специальности «История и археология»

232
110
Поделиться

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кротов Николай

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «\ день победы \ деньги на войне»

Николай

кротов

Деньги на войне

Армия — большое хозяйство. Чтобы на войне солдаты были сыты и одеты, чтобы стреляли пушки и летали самолеты, нужны деньги. И банки тоже становятся «под ружье». Так было и в Великую Отечественную войну. Но эту тему до сих пор не слишком освещали. Перед вами подборка материалов о деятельности Госбанка и Гострудсберкасс и подвигах их сотрудников в годы войны.

Банки на фронтах

Полевые банки играли важную роль в структуре военного хозяйства. Они были связующим элементом системы военно-экономического обеспечения действующей армии.

До начала Второй мировой войны финансовое обеспечение Красной армии осуществлялось через полевые кассы Наркомата финансов. В 1939 году они были переданы в систему Госбанка и стали называться «Полевые кассы Госбанка СССР», участвуя в военных действиях Красной армии в 1939-1940 годах.

С первых дней Великой Отечественной войны, уже 23 июня 1941-го, начали работу полевые кассы Юго-Западного, Западного и Ленинградского фронтов. А до декабря 1941 года было открыто 598 полевых учреждений Госбанка. 22 августа создано специальное Управление полевых учреждений (УПУ) Госбанка, первым его начальником был назначен бывший заместитель председателя Правления Госбанка СССР Георгий Васильевич Перов.

УПУ должно было заниматься организацией кассового хозяйства полевых учреждений, образованием денежных фондов при них и контролем над сохранностью ценностей. Надо было своевременно обеспечивать полевые банки денежной наличностью, следить за кассовым исполнением государственного бюджета по смете Народного комиссариата обороны. Были и другие функции: организация учетно-операционной работы в полевых банках, взаимных расчетов между полевыми и стационарными учреждениями банка, кредитно-расчетное обслуживание во-

Снайпер Присевко Надежда Алексеевна в форме Гострудсберкасс. Ветеран Краснодарского отделения банка.

енторгов в действующей армии, перевозка денег и других ценностей, инспектирование и ревизия полевых банков, их перемещение и ликвидация.

Организационная система полевых банков строилась по аналогии со структурой действующей армии. При фронтах создавали полевые конторы Госбанка, при армиях — полевые отделения Госбанка, при дивизиях — полевые кассы Госбанка. В административном плане конторы, отделения и кассы подчинялись командующим или командирам воинских соединений, а по вопросам банковской деятельности — начальникам вышестоящих полевых учреждений Госбанка.

В действующей армии деньги выдавали по чекам финансовых отделов подразделений с их бюджетных счетов в полевых банках. Такой порядок сокращал количество документов, подтверждающих право распоряжаться счетом. Подавляющая часть наличности (95%) шла на оплату денежного довольствия военнослужащих. Чтобы сократить потери денежных средств и улучшить денежное обращение в прифронтовой зоне, надо было расчеты переводить в безналичную форму, а деньги офицеров и солдат привлекать во вклады. Но создавать на фронтах громоздкую систему сберегательных касс было невозможно. Поэтому правительство СССР в октябре 1941 года утвердило «Положение о вкладных операциях в полевых учреждениях

Регулировщица Порядина Анастасия Васильевна. Ветеран Краснодарского отделения Сбербанка.

Госбанка СССР». Уже в июле 1942 года 53,8% выплачиваемого на фронтах денежного довольствия зачисляли во вклады, а к концу года этот показатель достиг 74%.

С конца 1942 года значительное развитие получили операции полевых банков по обслуживанию фронтовой торговли. Полевые банки представляли военторгам ссуды на оплату товаров для текущей деятельности, под расчетные документы в пути или на потребности, возникающие при временных затруднениях в торговле, на сезонное накопление товаров и тары. Наряду с расчетно-кассовым обслуживанием войск полевые банки проводили большую работу по реализации облигаций государственных займов и приему взносов от военнослужащих в Фонд обороны.

Когда в 1943 году Советская армия перешла в наступление, полевые банки не всегда успевали за войсками. Поэтому родилась новая форма работы. Создавали оперативные группы из двух-трех человек, они выезжали в части с запасом вкладных книжек и бланков банковских документов. Принимали наличные деньги во вклады, оформляли почтовые переводы, иногда доставляли и выплачивали наличные деньги, оформляли безналичные расчеты и другие банковские операции.

В 1944 году с выходом Красной армии на территорию других государств у полевых банков прибавилось работы.

Теперь надо было обеспечивать войска инвалютой, организовывать расчеты с поставщиками в стране дислокации соединений и частей. А когда войска переходили из одной страны в другую, полевые банки должны были изымать остатки одной валюты и обменивать их на новую. На освобожденных Красной армией территориях полевые банки принимали, хранили и отправляли в СССР ценности, драгоценные металлы и советские деньги.

в Фонд обороны

Сберегательные кассы в годы войны продолжали свою деятельность. Но теперь они работали на Победу, направляя средства населения на постройку танков, самолетов и другой военной техники.

Потребность в деньгах особенно в первый период войны была очень высокой, правительство всеми силами старалось избежать чрезмерной эмиссии. Поэтому и появилось постановление СНК СССР о новом порядке выдачи наличных денег с вкладов населения в сберегательных кассах. С 23 июня 1941 года выдача наличных денег в сберкассах ограничивалась 200 руб. в месяц. Такой порядок действовал до 1 января 1944 года.

В первый месяц войны была введена карточная система реализации хлеба и других продуктовых товаров. Продажа одежды, обуви и некоторых товаров повседневного спроса производилась по талонам. Причем цены на основные потребительские товары не повышали. Поэтому значительное увеличение количества денег в обращении вследствие массового изъятия вкладов из сберегательных касс не могло оказать влияния на товарные цены. По карточкам удовлетворяли минимальные потребности человека. Поэтому повышение весьма скромной нормы потребления можно было осуществить только путем обращения к колхозному рынку, где цены на товары устанавливали на основе спроса и предложения. Следовательно, хлынувший на колхозный рынок поток денег привел бы к резкому и необратимому скачку цен и стихийному перераспределению денежных доходов населения между социальными группами.

Был установлен новый порядок компенсации трудящимся за неиспользованный отпуск (во время войны отпуск не предоставляли, а деньги за него перечисляли в сберегательную кассу). Использовать отпускные можно было только после окончания войны.

С первых дней войны был организован сбор средств в Фонд обороны и теплых вещей для бойцов Красной армии. На сберегательные кассы была возложена задача по приему и учету поступающих от предприятий, общественных организаций и населения денежных средств и ценностей, инвалюты, иностранных фондовых ценностей, облигаций госзаймов и проведению других операций. Все средства, поступавшие на балансовый счет №14 «Фонд обороны страны», подлежали зачислению исключительно в союзный бюджет, их направляли целевым порядком только на оборону. Наряду с этим проводили широкую пропаганду добровольного сбора денежных средств сначала в Фонд обороны страны, а затем — на постройку самолетов и танков.

В циркулярном письме Правления банка СССР от 10 февраля 1943 года «Об организации работы по приему вкладов от населения» внимание управляющих отделений обращали на необходимость развернуть широкую разъяс-

Всего за четыре года непосредственно от населения в государственный бюджет поступило около 1/3 всей суммы доходов.

ФОТОСОЮЗ

ИТАР-ТАСС

нительную и организационную работу по привлечению денежных сбережений населения в кассы Госбанка. «Работу по привлечению вкладов в Госбанк необходимо поставить таким образом, чтобы внесение вкладов... и наличие вкладной книжки Госбанка стало почетным делом».

Всего за четыре года непосредственно от населения в государственный бюджет поступило около 1/3 всей суммы доходов государства. За эти годы было выпущено четыре военных займа на 72 млрд руб. За счет поступлений по займам было покрыто 15% всех военных расходов страны. Были проведены четыре денежно-вещевых лотереи, которые принесли государству свыше 13 млрд руб. Всего платежи населения составили почти половину прямых военных расходов, в том числе примерно пятую часть составили добровольные взносы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мужество банкира

В 1942 году Магомет Цавкаев служил и.о. управляющего Чиколинским отделением Госбанка Северо-Осетинской АССР. Когда пришли немцы, он, рискуя жизнью, спас банковские ценности и документы. А дело было так.

26 октября 1942 года самолеты с паучьей свастикой на бортах, как воронье, налетели на мирное осетинское село. Разрывы бомб заглушили крики и стоны раненых, плач детей и причитания женщин. Страх за свою семью терзал и душу Магомета Цавкаева. Тянуло домой, к родным. Кажется, так бы сейчас и побежал, невзирая на то, что на улице рвутся бомбы. Но сильнее страха за семью был страх за судьбу государственного имущества. В сейфах банка скопилось много денег и ценных бумаг. Немецкие войска подступали вплотную к Чиколе.

А как быть с деньгами?

— Город! Город! Дайте мне республиканскую контору Госбанка. Госбанк? Управляющий? Говорит управляющий Чиколинским отделением Госбанка Цавкаев. У нас бомбежка. Здание Госбанка повреждено. Войска оставляют село. Как быть дальше?

— Продолжайте работать. Обеспечьте охрану отделения, — донесся голос издалека. Приказ об эвакуации получите, если возникнет такая необходимость.

А она уже витала в воздухе.

Второй секретарь райкома партии Фидаров, к которому обратился за советом Магомет, посоветовал: «Оставаться здесь больше нельзя. Забирай все и выезжай в лес. Потом встретимся и решим, что делать дальше. Действуй».

Легко сказать: действуй. Это не свою зарплату унести, которая в любом кармане поместится так, что никто и знать не будет, что в нем лежит. В отделении Госбанка не пачка, а мешки денег. Их надо опечатать, погрузить, отвезти. Причем отвезти незаметно. С кем это сделать? Главный бухгалтер отделения как будто нарочно заболел, остальные работники, в большинстве своем женщины, разбежались по домам. Оставался на месте только кассир Омар Гуцунаев.

Весь день и весь вечер 26 октября Цавкаев и Гуцунаев провозились с подготовкой к эвакуации. А ночью, когда село окутала осенняя мгла, тихо и скрытно, стараясь никому не попадаться на глаза, государственные ценности вывезли в лес.

Закопать их сразу не решились. Думали — удастся пробиться в город и сдать деньги в республиканскую контору Госбанка. Магомет отправился обратно в Чиколу, надеясь связаться по телефону с городом. Город ответил,

но все телефоны конторы Госбанка молчат. Да и некому было снимать трубку: Госбанк к этому времени был эвакуирован. Но Магомет об этом не знал.

С тяжелым сердцем возвращался он в лес, где оставил для охраны ценностей Гуцунаева.

— Будем пытаться пробраться в город, — сказал Цав-каев кассиру.

Но попытка не удалась. Чиколу захватили немцы. Дороги оказались перекрытыми. Везти деньги и документы даже лесом было опасно. Они могли попасть в руки врага.

Оставалась одна дорога — в ущелье, к партизанам. Тем более что избранный в эти дни первый секретарь райкома партии Койбаев говорил об этом пути как запасном в случае неудачи попытки пробраться в город.

Магомет отправился на поиски партизан. В условленном месте встречи их не оказалось. Дальнейшие поиски также не увенчались успехом. До Махческа уже было не дойти. Передовые моторизованные отряды немцев уже проскочили по шоссе до Ахсарисара. Кольцо замкнулось.

Оставалось действовать по инструкции, в которой на случай возникновения такой ситуации предписывалось действовать по собственному усмотрению, но ни в коем случае не допускать возможности, чтобы деньги и документация попали в руки врага.

Магомет Цавкаев после безуспешных попыток разыскать партизанский отряд вернулся снова в лес и задумался. Сжечь всю документацию, деньги, а самому налегке пробраться к партизанам? А потом, когда немцев прогонят, а их обязательно прогонят, что ты ответишь тем, кто тебе доверил такие ценности? Нет, все надо сохранить. Закопать и уничтожить следы.

Магомет долго оглядывал чуть приметный холмик — не блестит ли где свежая земля, не слишком ли густо он усыпал место, куда опустил деньги и документы, ветками и пожухлыми листьями. Найдет ли он потом дорогу назад? Но рано или поздно уходить надо. Захватят здесь — найдут и спрятанное, думал Магомет, а попадусь в другом месте — тайник не выдам.

Цавкаев не смог пробраться к партизанам. Ему пришлось вернуться в село. Здесь уже хозяйничали немцы. И его тотчас привели в комендатуру.

— Где деньги, где документы Госбанка?! — насели на него оккупанты.

— Эвакуированы в город, как предусматривалось инструкцией.

Не поверить немцы не могли. По их мнению, только сумасшедший мог в такую горячую пору с риском для жизни возиться с имуществом, лично ему не принадлежавшим. Это и спасло жизнь Цавкаеву. Его арестовали и этапировали в станицу Прохладная.

Недолго пришлось фашистам любоваться отрогами Кавказских гор. Под натиском Красной армии они вынуждены были отступить, и так поспешно, что в суматохе Магомету Цавкаеву удалось вырваться из плена и, перебравшись через линию фронта, снова вернуться в родную Чиколу, уже освобожденную от немецких оккупантов.

Работники эвакуированных сберкасс старались сохранить деньги вкладчиков.

Жизнь потихоньку входила в свое русло. Заработали советские учреждения, колхозники прикидывали, как они справятся с посевной. А бывший исполняющий обязанности управляющего отделением Госбанка Магомет Цавкаев, теперь уже не скрываясь, открыто отправился к тайнику, где хранились деньги и документы, и доставил их в Госбанк.

Все до копейки было возвращено государству. Получая первую зарплату после освобождения Чиколы от фашистов, люди не знали, что эти немного помятые рубли попали им в руки не просто из сейфов Госбанка, они прошли через руки честного человека, были сохранены благодаря его мужеству и стойкости. Эти деньги стоили больше, чем было обозначено на их купюрах.

Магомет Цавкаев продолжал работу в Госбанке, управлял тем же Чиколинским отделением Госбанка до ухода на пенсию в 1979 году. Отличник Госбанка награжден медалью «За трудовую доблесть».

в осажденном Сталинграде

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Двести дней и ночей длилась оборона Сталинграда. Таких жесточайших атак против мирного населения история еще не знала: бомбовые удары наносили по городу, в котором оставались сотни тысяч человек.

Не прекращала свою работу в осажденном городе и Сталинградская областная контора Государственного банка. Ее управляющим в этот период был Александр Григорьевич Горбунов. Четкая работа Госбанка необходима была для финансирования оборонных работ, обеспечения безопасности людей, формирования частей и соединений, идущих в бой.

Работавшая в годы войны в городском управлении Сталинградской областной конторы Госбанка старшим бухгалтером-контролером Мария Михайловна Двинских вспоминала: «Когда весь аппарат счетных работников уходил на строительство баррикад, мне приходилось еще с одним бухгалтером и кассиром обслуживать всех клиентов. Работали до 12 часов ночи без перерывов. Однажды, уже поздно вечером, при объявлении очередной тревоги к нам в отдел поднялся управляющий конторой Горбунов и предложил спуститься в бомбоубежище. Уйти без учетного материала мы не имели права, а вдвоем снести в подвал 30 ящиков картотек с лицевыми счетами было невозможно. Мы отказались от бомбоубежища и попросили разрешения остаться на рабочем месте. В то время не думали о спасении своей жизни, дисциплина обязывала сохранить материал, а если суждено погибнуть, то вместе с ним».

На защиту города встали все, кто мог носить оружие. Около 400 мужчин — сотрудников областного Госбанка ушли воевать. А женщины, отказавшись от эвакуации, ценой неимоверных усилий не только обеспечивали работу банка, но и участвовали в строительстве оборонительных рубежей у стен Сталинграда, круглосуточно оказывали помощь госпиталю, делились своей кровью с ранеными. Вспоминает председатель Сталинградского областного комитета Красного Креста и Красного Полумесяца К.С. Козинцева: «Коллектив

работников облконторы и горуправ-ления был одним из лучших шефов над госпиталями в работе санитарных дружин. Любая просьба областного комитета в вопросе обслуживания раненых выполнялась с большим энтузиазмом и безотказно».

Женщины работали инкассаторами. А.П. Колесникова, т.т. Фо-нова, Е.К. Карева, А.П. Царева, о.Н. тягнибеда и многие другие ежедневно в вечернее время, в одиночку, без транспорта, собирали по городу торговую выручку магазинов и доставляли ее в банк. Контора Госбанка работала даже тогда, когда фронт приблизился к Волге и центр города стал передним краем обороны, — до последней минуты, когда в августовские дни страшных бомбар дировок было разрушено здание Госбанка. При эвакуа ции ценностей погиб управляющий областной конторой Александр Григорьевич Горбунов.

Михаил Александрович воробьев после окончания Орловского финансово-экономического техникума в 1938 году работал кредитным инспектором в Гмелин-ском отделении Госбанка (бывшая Республика немцев Поволжья). В сентябре 1941 года стал управляющим этим отделением.

Из воспоминаний Михаила Александровича: «Летом 1942 года фашистская авиация начала систематические бомбежки железнодорожной станции Гмелинская, через которую шли составы с живой силой и вооружением для защитников Сталинграда. Особенно запомнилась первая бомбежка. Помещение Госбанка находилось в 200 м от железнодорожной станции. Мы были на работе и вдруг услышали сильный гул вражеских самолетов, а вскоре взрывы бомб, сброшенных на железнодорожные составы. В помещении Госбанка взрывной волной были выбиты окна и сорваны двери, документы разлетелись по помещению. Все работники моментально выбежали на улицу. Кругом рвались бомбы. Стонали и ползли раненые солдаты, мужчины и женщины, дети, были убитые. Самолеты, сделав несколько заходов и сбросив смертоносный груз, улетели. Все работники отделения разбежались, и собрать их было невозможно. Горели составы, в вагонах рвались снаряды, от взрывов гудела земля. В нескольких местах загорелись здания, огонь угрожал помещению Госбанка. Надо было спасать деньги, ценности, документы. Все это в мешке я вынес в сарай, находившийся рядом с банковским домом, где я жил, в полукилометре от станции. На охрану поставил своего отца, вооружив его. Затем побежал тушить горящие строения, прилегающие к зданию Госбанка. Здание было спасено.

Налеты продолжались почти ежедневно. Мы вырыли траншеи, где укрывались при очередных налетах. Работали в такой обстановке до конца года, когда в результате мощного контрнаступления наших войск активность вражеской авиации была парализована».

Анатолий Николаевич Мешков в годы войны работал инкассатором, был начальником группы перевозки ценностей, принимал участие в эвакуации денежных фондов

За счет поступлений по займам было покрыто 15% всех военных расходов страны.

Подготовлено по материалам департамента полевых учреждений Банка России, областных управлений Госбанка СССР, газеты «Ленинец» Северо-Осетинской АССР (1970 г.) и другим источникам.

из горящего Сталинграда. Он вспоминает: «23 августа 1942 года фашисты начали бомбить кварталы и центр города. Сталинград горел. Одна из бомб попала в соседнее с банком здание Дома книги, где стояла зенитная установка. От взрывной волны в банке вылетели стекла, рамы и двери. Рядом загорелась лютеранская церковь. В эти минуты управляющий областной конторой Госбанка Александр Григорьевич Горбунов принял решение отправить ценности на базу эвакуации за Волгу. В погрузке трех грузовых автомашин приняли участие все, кто был в этот воскресный день в конторе. Едва автомашины покинули двор, как начался очередной налет, от прямого попадания бомбы здание банка рухнуло. Под его руинами погиб А.Г. Горбунов. А мы тогда чудом остались живы и еле выбрались из рухнувшего здания.

Машины двинулись в сторону переправы. А дорога эта из-за постоянных налетов была смертельно опасной. Весь путь к центральной переправе был забит транспортом, перед спуском к берегу проверялись пропуска на погрузку вне очереди. Старший инкассатор Ф.И. Бойко, хорошо знавший дорогу, направил автомашину в другое место для спуска к Волге. Сопровождающим пришлось укладывать шпалы через глубокую канаву, чтобы потом вдоль берега, прямо по воде, добраться до причала.

Автомашины были погружены на паром, и, едва катер отошел от берега, причал был разбит налетевшими бомбардировщиками. Но паром благополучно достиг левого берега, и ценности были доставлены на базу.

В другой раз, в октябре, надо было доставить из Камышина 13 мешков денег Еланскому и три мешка Урюпин-скому отделениям Госбанка. Эта операция была поручена мне и инкассаторам О. Тягнибеда и А. Егоровой. Деньги мы доставили на окраину города, рассчитывая довезти на попутном транспорте. Но внезапно началась пурга, пошел сильный снег. Мы переночевали в поселке, утром на подводах доехали до ближайшей станции. Но она была разрушена, даже негде обогреться. Ночью погрузились в попутный товарняк и только через день доехали до Елани. Дальнейший путь до Урюпинска через Балашов длился около недели. Пришлось делать самодельные сани, добираться до станции и снова ехать в холодном товарном вагоне. На эту операцию ушло более двух недель. Более месяца потребовалось, чтобы доставить к нам ценности в товарном вагоне из Москвы в сопровождении выделенных Государственным банком пятерых бойцов охраны. Из-за отсутствия своего транспорта, а также пассажирского движения по железной дороге командировки были очень длительными и изнурительными. Часто мы были голодными и мерзли в суровые зимы».

К сожалению, невозможно установить имена всех сотрудников, принимавших участие в обороне Сталинграда. И с каждым годом в живых остается их все меньше. Тем ценнее сегодня каждое их слово, каждое воспоминание.