Научная статья на тему 'Демографические установки категорий населения г. Волгограда, ответственных за воспроизводство поколений'

Демографические установки категорий населения г. Волгограда, ответственных за воспроизводство поколений Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
167
53
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Logos et Praxis
ВАК
Ключевые слова
ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ / ВОСПРОИЗВОДСТВО НАСЕЛЕНИЯ / БРАК И СЕМЬЯ / ПРИКЛАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ / ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА / DEMOGRAPHIC AIMS / GENERATION REPRODUCTION / MARRIAGE AND FAMILY / APPLIED SOCIOLOGY

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Антонов Георгий Вячеславович, Лактюхина Елена Геннадьевна

В статье анализируются основные результаты измерения демографических установок населения г. Волгограда в возрастных группах 13-20 и 21-35 лет как отвечающих за воспроизводство поколений соответственно в ближайшем будущем и в настоящее время. Демографические установки рассматриваются в качестве основного объекта воздействия при реализации мер демографической политики.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DEMOGRAPHIC AIMS OF VOLGOGRAD POPULATION CATEGORIES RESPONSIBLE FOR GENERATION REPRODUCTION

In the article the main results of the measurement of demographic aims of Volgograd population among different age groups 13-20 and 21-35 which are responsible for the generation reproduction at present and in the nearest future are analysed.Demographic aims are considered as the main impact objectin execution of the demographic policymeasures.

Текст научной работы на тему «Демографические установки категорий населения г. Волгограда, ответственных за воспроизводство поколений»

© Антонов Г.В., Лактюхина Е.Г., 2012

®

УДК 316.36+314.1 ББК 60.5+60.7

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ КАТЕГОРИЙ НАСЕЛЕНИЯ г. ВОЛГОГРАДА, ОТВЕТСТВЕННЫХ ЗА ВОСПРОИЗВОДСТВО ПОКОЛЕНИЙ 1

Г.В. Антонов, Е.Г. Лактюхина

В статье анализируются основные результаты измерения демографических установок населения г. Волгограда в возрастных группах 13-20 и 21-35 лет как отвечающих за воспроизводство поколений соответственно в ближайшем будущем и в настоящее время. Демографические установки рассматриваются в качестве основного объекта воздействия при реализации мер демографической политики.

Ключевые слова: демографические установки, воспроизводство населения, брак и семья, прикладная социология, демографическая политика.

Под демографическими установками мы традиционно понимаем брачно-семейные, репродуктивные и самосохранительные установки [2, с. 213-217], выступающие внутренними регуляторами любых индивидуальных поведенческих актов, действий и отношений, прямо или косвенно связанных с воспроизводством новых поколений (демографическим воспроизводством). Изучение демографических установок становится актуальным в том случае, если в нормальных условиях развития и функционирования общества, то есть при отсутствии войн, эпидемий и других внешних факторов ограничения рождаемости и сокращения численности населения, наблюдается его суженное воспроизводство (численность последующих поколений меньше численности предыдущих).

Годовой отрицательный прирост населения (превышение числа умерших за год над числом родившихся) наблюдается в Российской Федерации с 1992 г., при этом суженное воспроизводство населения зафиксировано с середины - конца 60-х гг. прошлого века, что не приводило к его прямой убыли почти три десятилетия из-за накопленного положитель-

ного демографического потенциала (сокращение численности населения началось только когда многочисленные поколения, рожденные в конце 20-х - начале 30-х гг. прошлого столетия, вступили в послепенсионные возраста).

Еще одним фактором колебаний режимов воспроизводства населения в нашей стане стало Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 22 января 1981 г. N° 235 «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей». Данное постановление, помимо всего прочего, подразумевало существенные денежные выплаты и льготы семьям при рождении вторых и последующих детей [9, с. 70, 74-75]. Поэтому у многих семей того периода заметно ускорилась реализация их репродуктивных планов, другими словами, значительная доля вторых и третьих детей, которые и так бы родились, только несколько позже (появились бы на свет в середине и конце 80-х гг. ХХ в. вместо начала и середины 90-х). В результате те примерно 20 млн младенцев, которые родились бы на территории бывшего СССР в 1985-1995 гг., рождались в основном с 1981-го по 1991-й. Так как сами репродуктивные планы семей практически не менялись в сторону увеличения, а сдвигались только сроки их реализации, то в начале и середине 90-х гг. ХХ столетия число брачных пар, желающих обзавестись ребенком любой

очередности, существенно снизилось [5, с. 7173; 4, с. 114; 7, с. 74-76; 8, с. 99-102, 104]. Отсюда и обвальное снижение рождаемости в указанный период, которое во многом случайно совпало с политическим и социально-экономическим кризисом, вызванным распадом Советского Союза.

В конце 90-х и начале 2000-х в активный репродуктивный возраст вступило уже поколение, не затронутое мерами «демографической политики» 80-х, в результате чего демографическая ситуация несколько выравнилась. Неспециалисты поспешили объяснить колебания рождаемости экономическим спадом середины 90-х и последующим постепенным выходом из него, однако к экономике и политике все это не имеет почти никакого отношения. В середине и конце 2000-х в активный репродуктивный возраст вступило уже многочисленное поколение, рожденное в середине и конце 80-х годов прошлого столетия, что вызвало еще более заметное повышение числа родившихся. Обращаем особое внимание, что это именно временное увеличение числа родившихся, а не повышение рождаемости, и оно никак не связано ни с «материнским капиталом», ни с демографической политикой современного российского руководства. В настоящий момент просто больше, чем обычно, молодых пар (молодых мам), и большинство происходящих сейчас рождений - это первенцы, тогда как для преодоления депопуляции необходимо, чтобы рождалось много вторых и третьих детей. При этом даже сейчас количество ежегодно появляющихся младенцев на территории России все равно недостаточно, чтобы превысить число умерших, а всего лишь через несколько лет в активный репродуктивный возраст вступят малочисленные поколения начала и середины 90-х, что вызовет новый этап снижения грубых показателей рождаемости. Одновременно в возраста активной смертности вступит многочисленное послевоенное поколение, в результате чего естественная убыль населения достигнет 1,0—1,2 млн человек в год (без учета миграции).

Важно отметить, что все негативные демографические процессы на территории нашей страны за указанный период (с 60-х гг. прошлого века) происходили и происходят на фоне отсутствия каких-либо катастрофических внешних факторов ограничения рождаемости. Да, были

очень сложные в социально-экономическом плане 90-е (прежде всего их первая половина), но и тогда низкая рождаемость имела совсем другие причины. В действительности в современном обществе не существует вообще никаких внешних причин нежелания иметь крепкую семью, несколько детей, прикладывать постоянные усилия по поддержанию индивидуального здоровья и т. д., а есть только причины внутренние, то есть установки на брак и семью, дет-ность, здоровый образ жизни, которые мы и объединяем общем термином «демографические установки» [12]. Особенно распространенным заблуждением является тезис о возможности регулирования рождаемости чисто экономическими методами. Никаким повышением уровня жизни невозможно добиться сколько-нибудь значимого повышения детности семей. Подтверждением этому служит, в частности, так называемый парадокс обратной связи между уровнем и качеством жизни семей и числом детей в них. Проявляется он в том, что более обеспеченные и образованные слои населения имеют в среднем меньше детей, нежели все остальные. Но парадоксом эта зависимость кажется только людям, не знакомым с социологической теорией репродуктивного поведения, в рамках которой он давно уже объяснен.

Поэтому основным объектом изучения социологов и демографов, специализирующихся на брачно-семейном, репродуктивном и самосохранительном поведении, а также основным объектом воздействия при решении задачи приостановки депопуляции должны выступать демографические установки категорий населения, ответственных за воспроизводство поколений в настоящее время и в перспективе. Отсюда важность регулярного мониторинга брачно-семейных, репродуктивных и самосохранительных установок населения. В 2012 г. силами авторов настоящей статьи при финансовой поддержке РГНФ в рамках исследования «Социальные факторы формирования демографических установок населения» были сделаны основные замеры демографических установок жителей г. Волгограда, а конкретно - тех категорий населения, которые либо находятся в активном репродуктивном возрасте (21-35 лет), либо вступят в него через несколько лет (13-20 лет). Основной метод исследования - массовый анкет-

ный опрос, тип выборки - случайная многоступенчатая, предельная ошибка выборки не превышает 5 % [3].

Репродуктивные установки характеризуются системой показателей, которые в отечественной социологии семьи и демографии получили название «индексов предпочитаемых чисел детей» [1, с. 258-264; 6, с. 177]. В таблице 1 представлены основные статистические показатели распределения численных значений некоторых из указанных индексов для категории населения в возрасте 21-35 лет.

По столбцам представлены следующие статистические показатели: х - средняя арифметическая, Ме - медиана, Мо - мода, Мт - минимальное значение, Мах - максимальное значение, Q1 - нижний квартиль, Q3 -верхний квартиль, R - общий размах значений, QR - квартальный размах, 5 - стандартное отклонение, As - коэффициент асимметрии, Ех - эксцесс распределения. По строкам расположены следующие индексы предпочитаемых чисел детей: 1 - идеальное число детей в семье, 2 - сколько лучше всего сейчас иметь детей обычной российской семье, 3 -планируемое число детей в семье, 4 - сколько детей в среднем имеют окружающие люди. Приведенные в таблице 1 данные говорят о

том, ни при каком улучшении уровня и качества жизни в современной России депопуляция не может быть остановлена, более того, даже при самом лучшем сценарии социально-экономического развития рождаемость в нашей стране не увеличится сколько-нибудь существенно с случае сохранения текущих значений репродуктивных установок.

Несколько более оптимистичной на первый взгляд ситуация представляется при анализе аналогичных показателей, полученных при опросе групп населения в возрасте 13-20 лет. Таблица 2 отражает основные статистические показатели распределения численных значений индексов предпочитаемых чисел детей для указанной категории населения.

Обозначения столбцов и строк в таблице 2 соответствуют аналогичным в таблице 1. Из этих данных можно сделать вывод о том, что во-первых, разница в индексах предпочитаемых чисел детей у двух обследованных категорий населения не принципиальная, хотя рассмотренные индексы и имеют некоторую тенденцию к снижению с повышением возраста, а во-вторых, отмеченная разница не является прямым следствием возрастных различий, а, скорее, объясняется более идеализированными представлениями о жизни вооб-

Таблица 1

Базовые статистические показатели распределения численных значений индексов предпочитаемых чисел детей в возрастных группах 21-35 лет

Инд. x Ме Мо Міп Мах 01 0з R 0ч 5 As Ех

1 2,45 2,00 2,00 1,00 10,00 2,00 3,00 9,00 1,00 1,03 3,72 22,97

2 1,81 2,00 2,00 0,00 7,00 1,00 2,00 7,00 1,00 0,67 1,29 7,48

3 1,94 2,00 2,00 0,00 7,00 1,50 2,00 7,00 0,50 0,73 1,61 6,96

4 1,73 2,00 2,00 0,00 5,00 1,50 2,00 5,00 0,50 0,56 1,05 5,02

Таблица 2

Базовые статистические показатели распределения численных значений индексов предпочитаемых чисел детей в возрастных группах 13-20 лет

Инд. x Ме Мо Міп Мах 01 03 R 0л 5 As Ех

1 2,63 2,50 2,00 0,00 7,50 2,00 3,00 7,50 1,00 1,00 1,63 5,45

2 1,73 0 О, 2 0 О, 2 0,00 4,00 1,00 2,00 4,00 1,00 0,64 0,19 0,07

3 2,14 2,00 2,00 0,00 7,00 2,00 2.50 7,00 0,50 0,99 1,25 4,08

4 1,84 2,00 2,00 1,00 6,00 1,50 2,00 5,00 0,50 0,53 2,16 12,87

ще и о семье и детях в частности у подростков и молодежи по сравнению с представителями возрастных категорий 21-35 лет. Следовательно, в ближайшее десятилетие репродуктивные установки категорий населения, ответственных за воспроизводство поколений, не изменятся сколько-нибудь существенно, а соответственно, нет оснований и надеяться на реальное повышение рождаемости (а не временный подъем грубых показателей).

Общие брачно-семейные установки достаточно точно характеризует вопрос о том, считают ли респонденты развод катастрофой. В таблице 3 представлены распределения ответов на данный вопрос в возрастных группах 13-20 и 21-35 лет.

Все различия между возрастными группами 13-20 и 21-35 лет в ответах на рассматриваемый вопрос свидетельствуют только о большей в целом сформированности установок на брак и семью именно у второй группы по сравнению с первой, что вполне естественно. Но и у тех, и у других наблюдается одинаково низкая нацеленность на пожизненный легитимный брак, ценность которого в современном российском обществе, очевидно, невысока.

Также определенным образом характеризует установки на брак и семью такой показатель, как наиболее подходящий, по мнению респондентов, возраст вступления в первый брак (дифференцированно для мужчин и для женщин). В таблице 4 представлены средние арифметические значения таких возрастов по результатам опроса среди групп населения 13-20 и 21-35 лет.

Очевидно, что мнения о том, в каком возрасте лучше всего вступать в первый брак, совершенно не зависят от возраста опрашиваемых и почти не зависят от пола, о чем свидетельствуют данные, приведенные в таблице 5.

Заметно, что в обеих возрастных группах респонденты мужского пола хотят в первый раз «женить» как женщин, так и мужчин несколько раньше по сравнению с респондентами женского пола. Однако эти различия хотя и статистически значимые, но не существенные (все в пределах 1 года). В целом же данные, приведенные в таблицах 4 и 5, выглядят достаточно оптимистичными в том смысле, что оптимальные возраста вступления в первый брак относительно невысоки. Мы счита-

Таблица 3

Распределения ответов на вопрос «Считаете ли Вы развод катастрофой?»

Варианты ответов на вопрос Категории населения

13-20 лет (%) 21-35 лет (%)

Да 17,14 22,61

Нет 34,03 43,85

В зависимости от обстоятельств 39,48 22,61

Затрудняюсь ответить 8,83 8,19

Пропустили вопрос 0,52 2,73

Таблица 4

Оптимальный возраст вступления в первый брак для мужчин и женщин, по мнению представителей категорий населения 13-20 и 21-35 лет

По мнению респондентов, в возрастах... Оптимальный возраст вступления в первый брак, лет

для женщин для мужчин

13-20 лет 22,31 25,67

21-35 лет 22,29 25,64

Таблица 5

Распределение мнений об оптимальном возрасте вступления в первый брак для мужчин и женщин среди представителей категорий населения 13-20 и 21-35 лет

в зависимости от пола респондентов

По мнению респондентов, Оптимальный возраст вступления в первый брак, лет

в возрастах... для женщин для мужчин

13-20 лет мужчины 22,04 25,16

| женщины 22,41 25,88

21-35 лет мужчины 21,83 25,42

женщины 22,68 25,81

ем это положительным моментом, так как чем меньше возраста вступающих в брак, тем больше времени остается для рождения и воспитания детей. Тенденция к повышению возраста вступления в первый брак уже несколько десятилетий наблюдается в США и странах Западной Европы, в результате чего к настоящему моменту там существенно снижена брачность, а возраст вступления в первый брак устойчиво превышает 30 лет. Помимо практической невозможности в подобных условиях обзаведения несколькими детьми, существуют и факторы медико-биологического характера (для женщин прежде всего), связанные с первой беременностью и первыми родами в возрасте старше 35 лет. Подобная тенденция в современной России в столь выраженноми однозначном виде пока не прослеживается.

Приближенную оценку характера и направленности самосохранительных установок дают уже два простых вопроса: «Вы следите за своим здоровьем?» и «Если Вы следите за своим здоровьем, то в чем это выражается?». Первый вопрос позволяет рес-

пондентам оценить интенсивность собственных действий по поддержанию индивидуального здоровья, тогда как второй имеет целью выяснить, что именно опрашиваемые понимают под «поддержанием» своего здоровья и насколько эти меры действительно соответствуют современным научным представлениям о том, как можно здоровье сохранить. В таблице 6 представлены распределения ответов на вопрос об интенсивности поддержания респондентами индивидуального здоровья в группах 13-20 и 21-35 лет.

На первый взгляд, данные, приведенные в таблице 6, свидетельствуют об очень ответственном отношении жителей г. Волгограда к своему здоровью, причем независимо от возраста (в пределах исследуемых возрастных групп). Действительно, только менее 10 % респондентов (в обеих группах) выбрали варианты ответов «почти нет» и «нет». Проясняет ситуацию анализ ответов на контрольный вопрос «Если Вы следите за своим здоровьем, то в чем это выражает-

Таблица 6

Распределение ответов на вопрос «Вы следите за своим здоровьем?», %

Варианты ответа | Возрастная категория

13-20 лет | 21-35 лет

1. Да, постоянно 13,25 15,78

2. Практически постоянно 32,73 28,53

3. Не всегда получается 47,53 45,83

4. Почти нет 5,71 7,74

5. Нет 0,78 2,12

ся?». В отличие от основного вопроса, контрольный был открытым, а все ответы были сгруппированы в три категории в зависимости от характера тех действий и усилий, которые респондент прикладывает для поддержания своего здоровья:

- первая категория - данные действия носят выраженный пассивный характер (только посещение врача, обследования в больнице, прием лекарств и т. д.) - присвоен числовой код «0»;

- вторая категория - данные действия носят выраженный активный характер (регулярные значительные физические нагрузки, занятия спортом, постоянное закаливание, адекватное и сбалансированное питание и т. д., при этом не важно, выполняются ли действия, перечисленные в первой категории) -присвоен числовой код «1»;

- третья категория - данные действия носят смешанный характер (нерегулярные или недостаточно интенсивные действия, перечисленные во второй категории плюс действия любой интенсивности, перечисленные в первой категории) - присвоен числовой код «0,5».

Кроме того, значительная доля опрошенных в обеих группах вообще не смогла ничего ответить на этот вопрос, то есть за здоровьем следят, но как именно - сформулировать не в состоянии. В таблице 7 представлено распределение ответов на контрольный вопрос среди групп населения в возрастах 13-20 и 21-35 лет.

Представленные в таблице 7 данные говорят о недопустимо слабых устремлениях респондентов постоянно и активно направлять усилия на поддержку индивидуального здоро-

вья. Доля тех, кто занимается этим достаточно регулярно, исчезающе мала: чуть более 3 % среди населения в возрасте 13-20 лет и менее 0,5 % в возрасте 21-35 лет. Все остальные вместо реальных усилий по поддержанию здоровья предпочитают борьбу с симптомами уже проявившегося заболевания и/или перекладывают заботу о своем здоровье на систему здравоохранения. Между тем эксперты ВОЗ давно уже установили, что здоровье современного человека только на 10 % зависит от усилий врачей и медицины в целом, среди остальных факторов: наследственность - 20 %, экология - 20 % и образ жизни, куда как раз и входят режим питания, труда, сна, двигательной активности и т. д., - 50 %. Ошибочно полагать, что современный человек хочет быть здоровым. Он хочет хорошо себя чувствовать здесь и сейчас, а это далеко не одно и то же. Одно дело - постоянные усилия, упорный труд по поддержанию здоровья, жизненная активность, в том числе физическая и совсем другое - побыстрее выпить таблетку (желательно поэффективнее), если что-то болит.

Наконец, еще один показатель, достаточно тесно связанный с проблемой демографического воспроизводства и потому подлежащий измерению в рамках проводимого авторами настоящей статьи исследования, -это уровень религиозности респондентов. Под уровнем религиозности мы понимаем то, в какой степени, насколько сильно (выражен-но) базовые нормы и ценности любой из мировых религий регулируют повседневные практики, в том числе демографического поведения, современного человека, принад-

Таблица 7

Распределение ответов на вопрос «Если Вы следите за своим здоровьем, то в чем это выражается?», %

Числовой код ответа Возрастная категория

13-20 лет 21-35 лет

«0» 34,81 26,40

«0,5» 36,62 20,03

«1» 3,12 0,30

Не ответили на вопрос 25,45 53,26

лежащего к поколениям, ответственным за демографическое воспроизводство сейчас либо в недалеком будущем. Религия как социальный институт в большинстве известных типов обществ всегда выступала источником демографической социализации и мощным фактором формирования таких демографических установок, массовое следование которым приводило к высокой рождаемости, прочным бракам, недопустимости абортов и т. д., так как все мировые религии крайне негативно относятся к отказу от деторождения, разводам и другим деструктивным с демографической точки зрения социальным практикам [10, с. 11; 11].

Самым простым измерителем уровня религиозности может выступать вопрос о том, соблюдают ли респонденты религиозные обряды, обычаи и традиции в соответствии со своим вероисповеданием, включая посты. Последнее обстоятельство крайне важно, так как посты относятся к одному из самых жестких видов самоограничения, и если исполнение многих религиозных обычаев и обрядов является в современном обществе во многом данью моде, то соблюдение всех постов однозначно указывает на тот факт, что религиозные нормы и ценности выступают для данного респондента одним из важнейших регуляторов поведения (можно надеяться, что и в брачно-семейной сфере тоже). Косвенным, дополнительным индикатором уровня религиозности респондентов может выступать вопрос о том, планируют ли респонденты свой будущий (возможный, предстоящий) брак регистрировать

в соответствии со своей религиозной принадлежностью (в частности, для православных - это обряд венчания). Косвенным такой индикатор является потому, что здесь как раз с высокой долей вероятности может проявиться упомянутое уже следование моде. Этот вопрос был предложен только не состоящим в браке респондентам в возрасте 21-35 лет.

В таблице 8 представлено распределение ответов на вопрос о степени интенсивности соблюдения религиозных обычаев, обрядов и традиций в соответствии с вероисповеданием.

На наш взгляд, теми, для кого базовые религиозные нормы и ценности являются действительно значимыми внутренними регуляторами поведения (в том числе демографического), могут считаться только респонденты, выбравшие первый вариант ответа (соблюдение постов), а это считанные проценты. Но даже если сложить всех выбравших первый и второй варианты ответа, то и в этом случае набирается (в зависимости от возрастной категории) 15-20 %. Для остальных же религиозные нормы и ценности в лучшем случае представляются набором формальных обрядов и правил, необязательных для применения в повседневной практике.

В таблице 9 представлено распределение ответов не состоящих браке респондентов в возрасте 21-35 на вопрос о том, планируют ли они свой возможный брак регистрировать в соответствии со своей религиозной принадлежностью.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таблица 8

Распределение ответов на вопрос «Соблюдаете ли Вы религиозные обычаи, обряды и традиции в соответствии с Вашим вероисповеданием?»

Варианты ответа Возрастная категория

13-20 лет, % 21-35 лет, %

1. Да, постоянно (включая посты) 1,82 3,19

2. Как правило, соблюдаю 19,74 12,14

3. Когда как 31,17 31,11

4. Практически не соблюдаю 28,05 26,40

5. Нет 17,66 24,89

Не ответили на вопрос 1,56 2,28

Таблица 9

Распределение ответов не состоящих в браке респондентов в возрасте 21-35 лет на вопрос «Собираетесь ли Вы регистрировать свой брак в соответствии с Вашим вероисповеданием?»

| Варианты ответа Доля выбравших данный вариант, %

1. Да 23,52

2. Нет 51,14

3. Не знаю 25,34

Только менее четверти респондентов однозначно собираются регистрировать свой брак в соответствии со своим вероисповеданием. Для остальных факт такой регистрации не является чем-то обязательным и значимым. Кроме того, неизвестна мотивация на регистрацию брака в соответствии с вероисповеданием даже тех, кто однозначно намерен это сделать. Возможно, это следование моде, но данный вопрос авторами статьи специально не изучался.

Таким образом, из всех измеренных нами параметров демографических установок населения г. Волгограда в возрастах 1320 и 21-35 лет как категорий, ответственных за воспроизводство поколений в настоящее время и в недалеком будущем, только один можно считать положительно направленным, а именно - оптимальные, по мнению респондентов, возраста вступления в первый брак для мужчин и для женщин. Эти возраста оказались достаточно молодыми, что с демографической точки зрения очень хорошо, так как во-первых, по медицинским показаниям обзаведение первым ребенком в более молодых возрастах предпочтительнее (в 25 лет лучше, чем в 35), а во-вторых, чем моложе супруги, тем больше времени у них остается для рождения второго и последующих детей.

Все остальные значения демографических установок населения г. Волгограда мы оцениваем как отрицательные, так как массовое следование им будет приводить к дальнейшему ухудшению демографической ситуации и усугублению негативных демографических тенденций. В этой связи на следующем этапе исследования требуется всестороннее изучение основных источников и каналов распространения демографических ус-

тановок, агентов демографической социализации с тем, чтобы выявить наиболее значимые и влиятельные из них, которые, в свою очередь, необходимо проанализировать на предмет содержания - какие именно ценности, нормы и образцы демографического поведения они транслируют индивидам, находящимся в активном репродуктивном возрасте, и тем, кому предстоит вступить в него через несколько лет.

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках исследовательского проекта №912-13-34000 «Социальные факторы формирования демографических установок населения».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Антонов, А. И. Микросоциология семьи: Методология исследования структур и процессов / А. И. Антонов. - М. : Издательский дом «Nota Bene», 1998. - 359 с.

2. Антонов, А. И. Второй ребенок / А. И. Антонов, В. М. Медков. - М. : Мысль, 1987. - 299 с.

3. Антонов, Г. В.Особенности применения выборочного метода в прикладной социологии / Г. В. Антонов // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 7, Философия. Социология и социальные технологии. - 2005. - № 4. -С. 111-117.

4. Архангельский, В. Н. К вопросу о семейной политике и социальной поддержке семей в Российской Федерации / В. Н. Архангельский // Семья в России. - 1994. - №> 1. - С. 112-130.

5. Борисов, В. А. Деградация института семьи и пути ее преодоления / В. А. Борисов // Семья в России. - 1995. - №> 1-2. - С. 69-73.

6. Борисов, В. А. Перспективы рождаемости / В. А. Борисов. - М. : Статистика, 1976. - 248 с.

7. Дарский, Л. Е. Современная рождаемость: переход к однодетной семье или временный кризис двухдетной? / Л. Е. Дарский // Семья в России. -1995. - № 1-2. - С. 74-76.

8. Елизаров, В. В. Семейная политика в СССР и России / В. В. Елизаров // Семья в России. - 1995. -№ 1-2. - С. 94-105.

9. Захаров, С. В. Рождаемость и брачность в России / С. В. Захаров, Е. И. Иванова // Социологические исследования. - 1997. - № 7. - С. 70-80.

10. О христианском браке и об обязанностях мужа и жены : Учение Св. Иоанна Златоуста. - М. : Издательский дом «Покров», 2010. - 56 с.

11. Форсова, В. В. Православные семейные ценности / В. В. Форсова // Социологические исследования. - 1997. - N° 1. - С. 64-72.

12. Leibenstein, H. Beyond economics of man: Economic, politics and population problems / H. Leibenstein // Population and development review. - 1977. - Vol. 3, №> 3. - P. 21-36.

DEMOGRAPHIC AIMS OF VOLGOGRAD POPULATION CATEGORIES RESPONSIBLE FOR GENERATION REPRODUCTION

G.V. Antonov, E.G. Laktukhina

The article deals with the main results of the measurement of demographic attitudes of Volgograd population among different age groups, and namely the ones aged between 13 and 20 and 21 and 35 which are responsible for the generation reproduction at present and in the nearest future. Demographic attitudes are considered as the main impact object while implementing certain measures of demographic policy.

Key words: demographic attitudes, generation reproduction, marriage and family, applied sociology, demographic policy.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.