Научная статья на тему 'Делькредере в договоре комиссии'

Делькредере в договоре комиссии Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
958
457
Поделиться
Ключевые слова
ДЕЛЬКРЕДЕРЕ / ДОГОВОР КОМИССИИ / РУЧАТЕЛЬСТВО КОМИССИОНЕРА ЗА ИСПОЛНЕНИЕ СДЕЛКИ / ПОРУЧИТЕЛЬСТВО / СВОБОДА ДОГОВОРА / СМЕШАННЫЙ ДОГОВОР / ЭЛЕМЕНТЫ РАЗЛИЧНЫХ ДОГОВОРОВ / ПИСЬМЕННАЯ ФОРМА СОГЛАШЕНИЯ / КОНКЛЮДЕНТНЫЕ ДЕЙСТВИЯ / ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ ВОЛЯ СТОРОН / ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ПРАВО / ДОЛЖНАЯ ОСМОТРИТЕЛЬНОСТЬ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Бычков Александр Игоревич

В статье анализируется соглашение о ручательстве комиссионера в договоре комиссии перед комитентом за исполнение сделки, совершенной с третьим лицом (делькредере). На основе анализа действующего законодательства РФ и сложившейся судебной практики исследуются правовая природа договора комиссии с условием о делькредере и порядок его заключения, а также практические аспекты использования данной конструкции в деловом обороте.

Del credere in the contract of commission

The article is devoted to the analysis of the agreement about the guarantee of the commission agent in the contract of commission to the commission principal for the execution of the transaction made with the third party (del credere). On the basis of the analysis of the active Russian legislation and established judicial practice the legal nature of the contract of commission with a condition about a del credere and the order of its conclusion, and also practical aspects of use of this construction in a business turnover are analyzed.

Текст научной работы на тему «Делькредере в договоре комиссии»

А. И. Бычков*

Делькредере в договоре комиссии

В статье анализируется соглашение о ручательстве комиссионера в договоре комиссии перед комитентом за исполнение сделки, совершенной с третьим лицом (делькредере). На основе анализа действующего законодательства РФ и сложившейся судебной практики исследуются правовая природа договора комиссии с условием о делькредере и порядок его заключения, а также практические аспекты использования данной конструкции в деловом обороте.

The article is devoted to the analysis of the agreement about the guarantee of the commission agent in the contract of commission to the commission principal for the execution of the transaction made with the third party (del credere). On the basis of the analysis of the active Russian legislation and established judicial practice the legal nature of the contract of commission with a condition about a del credere and the order of its conclusion, and also practical aspects of use of this construction in a business turnover are analyzed.

Ключевые слова: делькредере, договор комиссии, ручательство

комиссионера за исполнение сделки, поручительство, свобода договора, смешанный договор, элементы различных договоров, письменная форма соглашения, конклюдентные действия, действительная воля сторон, эксклюзивное право, должная осмотрительность.

Key words: del credere, contract of commission, guarantee of a commission agent, guarantee, freedom of contract, mixed contract, elements of various contracts, written form of agreement, implied actions, real will of parties, exclusive right, due diligence.

Одной из самых распространенных договорных конструкций в современном деловом обороте является договор комиссии. По его условиям одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. Использование данной договорной модели предоставляет комитенту возможность не тратить время самому на поиск контрагентов и совершение с ними необходимых

* Аспирант кафедры адвокатуры, нотариата, гражданского и арбитражного процесса РГТЭУ, начальник юридического отдела ЗАО «ТГК «Салют».

91

ему сделок, а привлекать для этой цели посредника, Высвободившееся время комитент может использовать для развития иных своих бизнес-процессов.

Для комитента значение имеет не только сам факт совершения для него сделок с третьими лицами, но и их своевременное и надлежащее исполнение. Необходимость обезопасить себя от возможных рисков неисполнения контрагентами принятых на себя обязательств стимулирует комитента максимально расширить круг обязанных перед собой лиц. В случае возникновения конфликта увеличиваются шансы комитента получить удовлетворение хотя бы от одного из них. Правилами гражданского законодательства РФ для договора комиссии предусмотрен специальный способ правовой защиты комитента от нарушений договорных обязательств со стороны недобросовестных контрагентов -соглашение о делькредере, по которому обязанным перед комитентом становится сам комиссионер, совершающий по его поручению сделки с третьими лицами.

В соответствии с п. 1 ст. 993 ГК РФ комиссионер не отвечает перед комитентом за неисполнение третьим лицом сделки, заключенной с ним за счет комитента, кроме случаев, когда комиссионер не проявил необходимой осмотрительности в выборе этого лица либо принял на себя ручательство за исполнение сделки (делькредере). При этом в соответствии с п. 1 ст. 991 ГК РФ комитент обязан уплатить комиссионеру вознаграждение, а в случае, когда комиссионер принял на себя ручательство за исполнение сделки третьим лицом (делькредере), также дополнительное вознаграждение в размере и в порядке, установленных в договоре комиссии.

Как видно из приведенных законоположений, делькредере представляет собой гражданско-правовое соглашение, предметом которого выступает принятие комиссионером за плату на себя ручательства перед комитентом за исполнение сделок, совершенных им с третьими лицами. Такое соглашение по своей правовой природе является консенсуальным, возмездным и двусторонним. Если в соглашении о делькредере его стороны прямо не предусмотрели иное, считается, что комиссионер принял на себя ручательство за исполнение сделок, совершенных с третьим лицом, в полном объеме. Однако стороны могут предусмотреть и иной размер ответственности комиссионера за исполнение сделки с третьим лицом (конкретные обязательства из сделки, конкретные сделки, ограничение

размера ответственности комиссионера размером реального ущерба и др.), поскольку закону это не противоречит (ст. 421 и 422 ГК РФ).

Соглашение о делькредере является акцессорным (дополнительным) по отношению к основному договору комиссии. Его заключение направлено на обеспечение исполнения сделок, совершенных комиссионером для комитента с третьими лицами, и такое соглашение не может существовать без договора комиссии.

Договор комиссии заключается в письменной форме между юридическими лицами, а также между юридическими лицами и гражданами (п. 1 ст. 161 ГК РФ). При несоблюдении письменной формы договор комиссии не может быть признан недействительным, поскольку правила о договоре комиссии не устанавливают такого правового последствия, однако его стороны лишаются права ссылаться на свидетельские показания, но могут представлять письменные и иные доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ). Соглашение о делькредере следует форме договора комиссии и также должно быть заключено в письменной форме (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.01.2006 г. по делу № Ф04-9914/2005(19038-А67-8).

Поскольку правилами о договоре комиссии не установлено требования об обязательном его составлении в форме одного документа, подписанного обеими сторонами, представляется возможным заключение договора комиссии путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК РФ).

Кроме того, письменная форма договора считается соблюденной, если письменное предложение заключить договор принято в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 438 ГК РФ. В соответствии с указанной правовой нормой совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т. п.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или не указано в оферте. Соглашение о делькредере стороны могут заключить путем совершения конклюдентных действий: удовлетворение комиссионером требования комитента о перечислении денежных средств, не полученных от третьего лица, выполнение работы или предоставление услуги, что должно было сделать третье лицо и др. Подтверждение данного вывода

93

можно встретить в судебной практике. Так, по одному делу суд указал, что воля сторон на передачу возникшего между ними спора на рассмотрение третейского суда в случае неясности соответствующего условия в их контракте может быть определена исходя из совершённых ими конклюдентных действий, заключающихся, к примеру, в подаче в такой суд иска, возражений на него, участия в судебных заседаниях, согласие на компетенцию (Определение ВАС РФ от 04.04.2011 г. № ВАС-1787/11).

В договоре комиссии условие о делькредере должно быть прямо выражено, оно не может быть подразумеваемым. Простое указание в договоре комиссии на то, что комиссионер обязуется нести ответственность за просрочку оплаты, само по себе не означает, что он принял на себя ручательство за исполнение сделки третьими лицами. При рассмотрении одного дела суд не согласился с доводом комитента о квалификации названного условия договора комиссии в качестве делькредере, отметив, что такое условие должно быть конкретным и однозначным, не вызывать у сторон различного толкования. Между тем, в рассматриваемом случае условия договора комиссии не позволяют определить, что комиссионер обязался нести ответственность за просрочку платежа, допущенную не им самим, а третьими лицами. Ни в названном пункте договора, ни в других его условиях указания на ответственность комиссионера за действия третьих лиц не содержится. Не следует этого и из представленной в материалы дела переписки сторон: по истечении срока действия договора комиссионер представил отчет, на который возражений от комитента не поступило. В связи с этим комиссионер считал свои обязательства перед комитентом исполненными и предлагал ему произвести передачу на него прав по неисполненным с третьими лицами сделкам (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.07.2004 г. по делу № Ф04/38013-1558/А27-2004).

Однако даже при отсутствии в договоре комиссии прямого указания на ручательство комиссионера, оно может быть выведено путем толкования всех условий договора комиссии по правилам ст. 431 ГК РФ. Так, по условиям одного договора комиссии комиссионер принял на себя обязательство перечислять комитенту полную стоимость полученной на реализацию сельскохозяйственной техники за вычетом суммы комиссионного вознаграждения вне зависимости от того, получены им от третьих лиц денежные средства за проданную технику или нет. Проанализировав данное условие договора, окружной суд пришел к выводу о том, что комиссионер, приняв на себя данную обязанность,

94

фактически принял ручательство за исполнение сделки со стороны третьих лиц (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16.12.2010 г. по делу № А53-4181/2010).

В соглашении о делькредере стороны должны согласовать размер вознаграждения, которое комитент выплачивает комиссионеру за принятое последним на себя ручательство. Отсутствие в соглашении условия о данном вознаграждении свидетельствует о том, что стороны не достигли договоренности о принятии комиссионером на себя ручательства (Постановление ФАС Центрального округа от 13.01.2011 г. по делу № А35-867/09-С4). Между тем, в договоре комиссии с условием о делькредере допустимо предусмотреть, что выплачиваемое комитентом комиссионеру вознаграждение включает в себя компенсацию всех расходов последнего, связанных с исполнением его обязательств по договору комиссии, в том числе за принятое на себя ручательство за исполнение третьими лицами своих обязательств по совершенным с ними сделкам во исполнение договора комиссии. Наличие в соглашении о делькредере такого условия означает, что условие о вознаграждении за принятое комиссионером на себя ручательство стороны договора комиссии согласовали. В одном деле суд отказал в удовлетворении встречного иска комиссионера к комитенту о взыскании дополнительного вознаграждения по соглашению о делькредере, мотивировав свое решение наличием в представленном участниками спора договоре комиссии вышеприведенного условия (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.01.2012 г. по делу № А56-75196/2010).

В судебной практике разъяснено, что ручательство комиссионера за исполнение сделки третьим лицом не является разновидностью поручительства (п. 16 Обзора практики разрешения споров по договору комиссии, утв. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 17.11.2004 № 85), ввиду отсутствия прямого указания закона на это, а также по причине различия в природе отношений, возникающих при поручительстве и делькредере. Следовательно, к нему не подлежат применению правила, предусмотренные в законе для договора поручительства.

Ручательство комиссионера перед комитентом, в свою очередь, также может быть обеспечено различными способами (неустойкой, залогом, поручительством и др.), а также прекращено по основаниям, предусмотренным в законе.

В договоре комиссии обязательство комиссионера по исполнению поручения комитента является встречным по отношению к его обязательству оплатить комиссионное вознаграждение, если только в договоре комиссии они не предусмотрели оплату по факту выполнения комиссионного поручения. В соглашении о делькредере обязательство комиссионера отвечать перед комитентом за исполнение сделки третьим лицом является встречным по отношению к его обязательству оплатить вознаграждение за принятое ручательство, если только стороны в договоре комиссии не предусмотрели, что вознаграждение за делькредере учтено в составе комиссионного вознаграждения. В связи с этим при применении правил о встречном исполнении обязательств, предусмотренных ст. 328 ГК РФ, необходимо иметь в виду следующее. При невыполнении комитентом своего обязательства по оплате вознаграждения за делькредере комиссионер вправе приостановить свое обязательство отвечать за должника до момента получения оплаты, но не вправе отказаться от исполнения комиссионного поручения, если вознаграждение за него он получил или по условиям договора комиссии оно выплачивается по факту исполнения поручения. Если плата за делькредере была учтена в составе стоимости комиссионного вознаграждения, которое не было уплачено в соответствии с договором комиссии до начала исполнения поручения, комиссионер вправе не исполнять поручение, а исполнив, вправе не отвечать за третье лицо до момента получения своего вознаграждения. Если же комиссионное вознаграждение, в которое включена плата за делькредере, по условиям договора комиссии выплачивается комитентом комиссионеру по факту исполнения поручения, последний не вправе отказаться от исполнения поручения, но вправе не отвечать за третье лицо с момента исполнения поручения и неполучения оплаты за него.

Наличие в договоре комиссии соглашения о делькредере делает его смешанным в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ. В части договора комиссии к нему применяются соответствующие правила, а в части соглашения о делькредере - п. 1 ст. 991, п. 1 ст. 993 ГК РФ, условия соглашения, а также общие положения об обязательствах и договорах.

Договор комиссии также будет смешанным, если в него включено обязательство комитента не предоставлять третьим лицам право совершать в его интересах и за его счет сделки, совершение которых поручено комиссионеру (п. 2 ст. 991 ГК РФ). Такое условие в практике именуют эксклюзивным: в период действия данного договора только у

комиссионера, заключившего договор комиссии с таким условием, есть право совершать для комитента соответствующие сделки. Комитент обязан

96

воздерживаться от заключения аналогичных договоров комиссии с третьими лицами, а комиссионер вправе от него требовать надлежащего исполнения данного обязательства. Однако заключение с третьими лицами договоров комиссии, несмотря на запрет, не является основанием для признания таких договоров недействительными, что не освобождает комитента от ответственности перед комиссионером, эксклюзивное право которого было нарушено их заключением. Стороны договора комиссии могут обеспечить исполнение обязательства по предоставлению эксклюзивного права способами, предусмотренными в законе, а также непоименованными способами, могут прекратить его в порядке и на условиях, предусмотренных в законодательстве РФ, если это не противоречит существу такого обязательства.

Здесь следует отметить, что если в случае с соглашением о делькредере смешанный характер договора комиссии не вызывает сомнений (соединение в рамках одного договора нескольких), то во втором случае (включение условия об эксклюзивном праве) это может показаться спорным. Для правильного определения правовой природы такого договора комиссии следует рассмотреть, что из себя представляют элементы смешанного договора, легальное определение которых в законе отсутствует.

В п. 3 ст. 421 ГК РФ указано, что смешанный договор включает в себя элементы различных договоров, т. е. не сами такие договоры, а их элементы. В Толковом словаре русского языка под словом «элемент» понимается составная часть чего-нибудь, доля, некоторая часть чего-нибудь, в чем-нибудь1. В хозяйственном обороте нередко встречаются случаи заключения договоров, которые наряду с основным обязательством содержат обязательство одной из сторон заключить другие договоры с другой стороной этого же договора или с третьими лицами во исполнение такого договора или в обеспечение его исполнения. Например, кредитные договоры могут предусматривать обязательство заемщика заключить с банком, предоставляющим ему кредит, договор залога имущества, принадлежащего заемщику, в обеспечение исполнения его обязательств перед банком по возврату кредита и уплате сопутствующих платежей. В договоре поставки может быть предусмотрено обязательство поставщика до передачи товара покупателю застраховать его на определенную сумму

1 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Рос. акад. наук. Ин-т рус. яз. им. В.В. Виноградова. М.: А ТЕМП, 2010. С. 912.

на случаи утраты, кражи и т. п. В указанных случаях залоговое и страховое обязательства возникают не из основных договоров, а из последующих, которые обязанная сторона принимает на себя обязательство заключить в последующем. Во втором случае такой договор подлежит заключению, кроме того, не с основным контрагентом, с которым заключен первоначальный договор, а с третьим лицом, не являющимся стороной указанной сделки, поскольку для осуществления страхования требуется наличие специальной правосубъектности.

Такие основные договоры не являются смешанными, поскольку они не содержат элементы различных договоров, как того требует п. 3 ст. 421 ГК РФ, а включают лишь указание на необходимость выполнения обязанной стороной того или иного действия на основании отдельно заключенного договора. Нет никаких оснований, отмечается в судебной практике, считать смешанным кредитный договор, в котором содержится указание на необходимость обеспечения обязательств заемщика по возврату кредита залогом принадлежащего ему имущества, если в нем не приведены существенные условия договора залога. Различные обязательства возникают не из одного договора, как это имеет место в случае со смешанным договором, а из нескольких. Договоры с подобными указаниями не являются классическими договорами определенного типа или вида (подвида), поскольку одновременно с основным элементом включают обязательство, которое им не свойственно.

Если сформулированная в договоре необходимость одной из его сторон осуществить какое-то действие (передать имущество в залог, застраховать его и т. д.) отвечает признакам обязательства, в силу которого должник обязан совершить в пользу кредитора определенное действие, а тот вправе требовать исполнения данной обязанности (ст. 307 ГК РФ), то кредитор при неисполнении данного обязательства вправе понуждать должника в порядке, предусмотренном ст. 12 ГК РФ, потребовать возмещения убытков, использовать иные способы защиты своих прав. Следовательно, такое обязательство не является страховым или залоговым, но является обычным обязательством между сторонами основного договора, в который оно включено. Если такое обязательство конкретизировано, то оно должно исполняться надлежащим образом в соответствии с законом и его условиями, односторонний отказ от его исполнения не допускается (ст. 309, 310 ГК РФ).

Таким образом, основной договор, в который включена обязанность должника совершить какое-либо действие в пользу кредитора, если оно

отвечает закрепленным в ст. 307 ГК РФ признакам обязательства, все равно является смешанным, поскольку наряду с основным договором включает еще одно обязательство. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 13.10.2011 г. № 5531/11 была рассмотрена следующая ситуация. По условиям заключенного между поставщиком и покупателем договора поставки поставщик обязался разработать, изготовить и поставить покупателю оборудование, а также выполнить комплекс работ по испытанию, шефмонтажу и шефналадке оборудования, а покупатель -принять и оплатить оборудование и работы. Кроме того, поставщик принял на себя обязательство предоставить банковскую гарантию во исполнение своих обязательств на сумму авансового платежа не позднее 30 календарных дней с момента заключения договора. За неисполнение данного обязательства была предусмотрена неустойка. Предметом судебного разбирательства сторон в числе прочего было требование о взыскании неустойки за непредставление банковской гарантии. Суд первой инстанции данное требование удовлетворил, однако суд апелляционной инстанции, поддержанный судом кассационной инстанции, указанное решение отменил, отметив следующее. Представление банковской гарантии не входит в предмет заключенного между сторонами договора, а ее непредставление поставщиком с учетом поставки и оплаты товара не является ненадлежащим исполнением договора и за ее непредставление не может быть установлена неустойка.

ВАС РФ, отменяя постановления судов апелляционной и кассационной инстанции, исходил из следующего. Предусмотрев в договоре условие о предоставлении поставщиком банковской гарантии, стороны, таким образом, договорились о возложении на него обязательства, заключающегося в совершении определенных действий, результатом которых является предоставление покупателю банковской гарантии (п. 1 ст. 307 ГК РФ). Как и любое иное обязательство, в том числе дополнительное, обязательство предоставить банковскую гарантию может быть обеспечено неустойкой (п. 1 ст. 329 и п. 1 ст. 330 ГК РФ), поскольку гражданское законодательство никаких исключений для данного вида обязательства не содержит и обеспечение неустойкой не является несовместимым с характером обязательства. Двойственная природа неустойки - мера ответственности и способ обеспечения исполнения обязательств - также не исключает из круга обеспечиваемых ею обязательств обязательство по предоставлению банковской гарантии, поэтому ее взыскание за непредоставление банковской гарантии является правомерным. Кроме того, отказ во взыскании согласованной неустойки за непредоставление

99

банковской гарантии может стимулировать должников к неисполнению взятых на себя обязательств. При таком толковании норм права лицо, не исполнившее свое обязательство, не претерпевает никаких негативных последствий, а кредитор не получает компенсации своих потерь.

Поскольку элементом смешанного договора являются элементы различных договоров, а элементами последних - обязательства, следует признать, что включение в основной договор комиссии условия о том, что комитент обязуется воздерживаться от заключения с иными лицами договоров комиссии, свидетельствует о его смешанном характере. Таким образом, договоры комиссии, включающие условия о делькредере, а также об эксклюзивном праве комиссионера на исполнение комиссионных поручений являются смешанными, поскольку включают элементы не одного, а нескольких гражданско-правовых договоров, все элементы которых при этом прямо предусмотрены в законе (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

В заключение необходимо отметить, что даже при отсутствии в договоре комиссии условия о делькредере комиссионер может быть привлечен к ответственности за неисполнение сделки третьим лицом, если будет доказано, что он не проявил должной осмотрительности при выборе этого лица (п. 1 ст. 993 ГК РФ). Так, в одном деле суд, установив, что договор комиссии рассматриваемого нами условия не содержал, однако все равно привлек комиссионера к ответственности. Комиссионер при выборе контрагента не осуществил проверку его места нахождения, не учел отсутствия у него права на владение или управление радиочастотой «Авторадио» г. Новосибирска, равно как и права на размещение рекламы в эфире этой радиостанции. Кроме того, комиссионер в нарушение п. 2 ст. 993 ГК РФ не сообщил комитенту о неисполнении сделки третьим лицом, не совершил действий по предъявлению ему претензии и обращению в суд с иском. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что комиссионер не проявил должной осмотрительности, которая требовалась от него по условиям гражданского оборота (Постановление ФАС Московского округа от 28.02.2011 г. № КГ-А40/270-11 по делу № А40-46891/10-51-378). Обоснованность позиции, которую занял окружной суд в приведенном деле, не вызывает никаких сомнений. При выборе контрагента и ведении с ним переговоров по вопросу заключения того или иного договора в первую очередь следует запросить документы, подтверждающие его правосубъектность и полномочия лиц, действующих от его имени.