Научная статья на тему 'Декор японской керамики: символико-образный строй и структура художественного текста'

Декор японской керамики: символико-образный строй и структура художественного текста Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

264
66
Поделиться
Ключевые слова
ДЕКОР / ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО / ИКОНОГРАФИЯ / ИСКУССТВО ЯПОНИИ / КЕРАМИКА / СЕМИОТИКА / СТРУКТУРНО-СЕМИОТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / DéCOR

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Егорова Анна Алексеевна

Рассматриваются особенности символического языка и структуры художественно-символического текста в декоре традиционной японской керамики. Описанными особенностями являются тесная связь декора с иероглифической письменностью Дальнего Востока, литературной традицией, синкретическими религиозными культами, эстетическими и этическими учениями Японии. Понимание символико-образного строя и структуры художественного текста в декоре произведений японской керамики позволяет не только соотносить изделие с той или иной культурной традицией Японии, но и, в некоторых случаях, устанавливать датировку, обусловленную историей экспортного производства в мастерских этой страны.

Japanese ceramics decor: the symbolic and imagery structure of a literary text

The paper discusses the features of symbolic language and structure of the artistic and symbolic text in the Japanese traditional ceramics decor. Those are a close relationship of the decor with the hieroglyphic writing of the Far East, a literary tradition, syncretic religious cults, and aesthetic and ethical doctrines of Japan. Understanding the symbolic imagery construction and the structure of a literary text in Japanese ceramics allows us not only to bring the product into correlation with a particular cultural tradition in Japan, but also, in some cases, to establish date, due to the history of export production in the workshops of the country.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Декор японской керамики: символико-образный строй и структура художественного текста»

УДК 745.5 (520)

ББК 85.125 (5 Я по)

Е 30

Егорова А.А.

Сотрудник научно-просветительного отдела государственного Эрмитажа, соискатель кафедры искусствоведения Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов, e-mail: egorova-ermus@yandex.ru

Декор японской керамики: символико-образный строй и структура художественного текста

(Рецензирована)

Аннотация:

Рассматриваютсяособенностисимволическогоязыкаиструктурыхудожественно-символического текста в декоре традиционной японской керамики. Описанными особенностями являются тесная связь декора с иероглифической письменностью Дальнего Востока, литературной традицией, синкретическими религиозными культами, эстетическими и этическими учениями Японии. Понимание символико-образного строя и структуры художественного текста в декоре произведений японской керамики позволяет не только соотносить изделие с той или иной культурной традицией Японии, но и, в некоторых случаях, устанавливать датировку, обусловленную историей экспортного производства в мастерских этой страны.

Ключевые слова:

Декор, декоративно-прикладное искусство, иконография, искусство Японии, керамика, семиотика, структурно-семиотический анализ.

Egorova А. А.

Researcher ofEducation Division ofthe State Hermitage, Competitor ofthe Department of Art History, the St. Petersburg University of Humanities of Trade Unions, e-mail: egorova-ermus@yandex. ru

Japanese ceramics decor: the symbolic and imagery structure of a literary text

Abstract:

The paper discusses the features of symbolic language and structure of the artistic and symbolic text in the Japanese traditional ceramics decor. Those are a close relationship of the decor with the hieroglyphic writing of the Far East, a literary tradition, syncretic religious cults, and aesthetic and ethical doctrines of Japan. Understanding the symbolic - imagery construction and the structure of a literary text in Japanese ceramics allows us not only to bring the product into correlation with a particular cultural tradition in Japan, but also, in some cases, to establish date, due to the history of export production in the workshops of the country.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords:

Décor, applied and decorative arts, iconography, Japanese art, ceramics, semeiotics, structural - semeiotic analysis.

Интерпретация декора предметов декоративно-прикладного искусства является одним из интереснейших аспектов искусствоведческого исследования и облает рядом особенностей для произведений искусства Дальнего Востока и Японии.

Изучение декора японской керамики должно учитывать особенность бытования керамических изделий в японской культуре: будучи бытовыми и ритуальными предметами, а также предметами престижа и роскоши, изделия одних и тех же мастерских могли создаваться в традициях разных культурных практик и социальных субкультур. По принадлежности к культурной традиции японскую традиционную керамику в основном разделяют на бытовую керамику ремесленного производства (мингэй) и керамику для чайной церемонии (тято:); особую группу составляют изделия для приготовления и питья зелёного листового чая (сэнтя), обладающие своеобразием форм и декора, но не выделяемые в традиционном японском искусствознании.

Все эти группы керамики декорировались в техниках рельефа, подглазур-ной и надглазурной росписи. Следует отметить, что декор керамики для чайной церемонии оставался на всём протяжении ХУП-Х1Х веков (эпоха Эдо в японской историографии) исключительно лаконичным, порой даже лапидарным. Такой лаконизм, с одной стороны, был призван акцентировать мотив; с другой - связан с особым характером восприятия знака и ролью письменности в культурах Дальнего Востока.

Чтение и восприятие иероглифического текста по своим психофизиологическим характеристикам отличается от восприятия текста фонетического письма [1, 2]. Эта система письменности дала мощный толчок к развитию в культурах способности восприятия образов мира через письменные символы, и - наоборот - к восприятию образов окружающего мира и художественных произведений как зна-

ков, обладающих рядом значений. Таким образом, художественное произведение Японии является «текстом» в гораздо более непосредственном понимании, нежели то, что было рассмотрено Ю.М. Лотма-ном и его последователями на отечественном и западноевропейском материале [3]. Более того, при интерпретации изобразительных знаков японского искусства необходимо учитывать, что «понятия, значения, мысли, которыми оперирует человек, несут на себе зачастую печать особенностей национальной культуры, своеобразия национального языка» [4].

Анализ декора произведений керамики и фарфора Японии, как правило, начинается с расшифровки символов и сюжетов росписи, опирается на изучение религиозной и светской литературы Дальнего Востока и использование справочников и словарей символики. Искусство Японии тесно связано с символикой Китая, имеющей глубокие религиозно-философские корни. Однако символическое прочтение «текста» произведения японской керамики осложняется двумя основными культурными особенностями Японии: адаптацией китайской символики к местным верованиям и формированием национальной эстетики и философско-поэтическая символики. В целом, мотивы декора керамики можно разделить на следующие группы:

1. Религиозные символы благопожела-тельного содержания, имеющие истоки в буддизме, даосизме, конфуцианстве и комплексе народных верований Японии.

2. Мотивы декора, которые связаны с природными явлениями, «константами» визуального опыта Японии [5: 17].

3. Мотивы, которые являются отсылкой к культурному явлению общенационального масштаба, чаще всего - литературному произведению (классической поэзии и прозе). Исследователи отмечают исключительную «лите-

ратуроцентричность» японской культуры и особую роль поэзии в формировании национальной эстетики Японии. Использование литературных «цитат» не всегда предполагает адресацию к высшим, образованным классам: классические сюжеты были хорошо известны горожанам благодаря театрам Кабуки и Дзёрури, а также изданиям недорогих иллюстрированных книг и гравюр.

Через иконографический анализ, установление «системы вариантов изображения определенного персонажа, лица, события, трактовки сюжета» [6: 160] раскрывается многообразие и сложная структура японской национальной культуры. Мотивы декора произведений прикладного искусства устанавливают связи между зрителем, погружённым в культурную среду, и всем многообразием культуры его времени. Предмет, таким образом, становится своеобразным ключом, открывающим широкое поле культурного контекста, аккумулирует опыт культуры.

Одна из самых важных проблем в декоративной живописи - это организация целого. В то же время, декор имеет аналитическую функцию: выявление архитектоники предмета, следующей функциональному предназначению.

Расположение декора и его соотношение с фоном и формой изделия имеет важное значение для стилистического анализа предметов японской керамики. Рассматривая чайную керамику, созданную в духе традиционной чайной церемонии ваби-тя, можно заметить соблюдение в декоре принципов традиционной живописи, в том числе в характере соотношения фона и изобразительного мотива. В этом соотношении заметна большая роль «пустоты» - фона черепка или цветной глазури, на котором располагается декоративный мотив или несколько декоративных мотивов. Немногословность, лаконичность декора изделия соответствовала духу ваби и, в то же время, была тес-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

но связана с традицией народного ремесла мингэй, в котором декорация занимала небольшое место [7: 46].

При таком лаконичном декоре его расположение приобретает большое значение, как эстетическое, так и функциональное (организационное, этическое). Для утвари, принимавшей участие в чайной церемонии, было принципиально важно наличие «лицевой» и «оборотной» стороны, так как ориентация предмета определялась церемониальной этикой [8: 71]. В изделиях керамических мастерских, следовавших требованиям эстетики ваби и потребностям церемонии ваби-тя, часто декорировалась только «лицевая» сторона чаши. Если изделие декорировано не одним мотивом, а композицией из нескольких мотивов, то сосредоточение декора и его тематика может определить функциональную организацию предмета.

Идея «этики декора» переходит с предметов для тя-но ю и на другие (отчасти ритуальные) керамические изделия. С распространением зелёного листового чая (сэнтя) в XVII в. в репертуаре японских мастерских появляются чайники разнообразных форм, декорирующиеся в традициях тех мастерских, в которых они производились. Вне зависимости от обилия декора, во всех изделиях соблюдается такая организация декора, при которой одна сторона является «лицевой», а другая - «оборотной».

Так, благодаря перенесению в декор целого комплекса философско-этических представлений, в керамических изделиях раскрывается принцип «великое в малом», характерный для религиозной философии буддизма школы дзэн. В духе парадоксальной дзэнской практики, «малое», «ничтожное», заключает в себе весь комплекс «великого», то есть является знаком присутствия Будды и истинной реальности [9: 193].

Важными для исследования являются и изменения, произошедшие в языке японского изобразительного искусства в

связи с возникновением экспортной художественной продукции. Главными требованиями торговых домов и частных коллекционеров были повышенная декоративность изделий и их экзотический, подчёркнуто восточный, вид. В результате в декоре не соблюдалось смысловое единство, совмещались знаки разного уровня и разной культурной парадигмы, возникали противоречия, делавшие изделие «нечитаемым» для японца, но привлекательным для иностранного покупателя. Также

терялась «этика формы», или (при её сохранении) она не учитывалась западными потребителями.

Понимание символико-образного строя и структуры художественного текста в декоре произведений японской керамики позволяет не только соотносить изделие с той или иной культурной традицией Японии, но и, в некоторых случаях, устанавливать датировку, обусловленную историей экспортного производства в мастерских этой страны.

Примечания:

1. Зиндер JI.P. Очерк общей истории письма. Л., 1987. 109 с.

2. Сухачёв Н.Л. Экскурс в историю письма: знак и значение. СПб., 1998. 140 с.

3. Успенский Б. А. О семиотике иконы // Труды по знаковым системам. Вып. V. Ученые записки Тартусского университета. Вып. 28. Тарту, 1971. С. 178-223.

4. Буряк Н.Ю. Культурообразующий потенциал и социокультурная сущность языка: особенности этносемантической интерпретации // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. 2011. Вып. 3. URL: http://cyberlenin-ka.ru/article/n/lml^roobrazuyuschiy-spotentsial-i-sotsiokulturnaya-suschnost-yazyka-osobennosti-etnosemanticheskoy-interpretatsii

5. Мещеряков А.Н. Книга японских символов. Книга японских обыкновений. М.: На-талис, 2004. 556 с.

6. Золотарёва Л.Р. Описание и анализ произведения искусства - эстетико-искусствоведческий и педагогический инструментарий // Известия Алтайского государственного университета. 2012. Вып. 2 (74). URL: http://izvestia.asu.ru/2012/2-l/arts/TheNewsOfASU-2012-2-l-arts-01.pdf

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Brandt К. Kingdom of Beauty: Mingei and the Politics of Folk Art in Imperial Japan. Durham; London: Duke University Press, 2007. 306 p.

8. Sen Soushitsu XV. The Japanese Way of Tea: From Its Origins in China to Sen Rikyu / trans, by V. Dixon Morris. University of Hawai'i Press, 1998. 220 p.

9. Судзуки Д. Дзэн-буддизм. Основы Дзэн-Буддизма; Кацуки С. Практика Дзэн [сборник]. Бишкек: Одиссей, 1993. 672 с.

References:

1. Zinder L.R. The sketch of the general history of a letter. L., 1987. 109 pp.

2. Sukhachyov N.L. Excursus to history of a letter: a sign and meaning. SPb., 1998.140 pp.

3. Uspensky B.A. On the icon semiotics // Works on sign systems. Issue V. The proceedings of Tartu University. Issue 28. Tartu, 1971. P. 178-223.

4. Buryak N.Yu. Culture-forming potential and sociocultural essence of language: features of ethnosemantic interpretation // Bulletin of the Adyghe State University. Series "Region studies: Philosophy, History, Sociology, Jurisprudence, Political sciences and Culturology". 2011. Issue 3. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/kulturoobrazuyuschiy-

potentsial-i-sotsiokulturnaya-suschnost-yazyka-osobennosti-etnosemanticheskoy-interpretatsii

5. Meshcheryakov A.N. The book of Japanese symbols. The book of Japanese customs. M.: Natalis, 2004. 556 pp.

6. Zolotaryova L.R. The description and the analysis of a work of art - esthetic, art studying and pedagogical tools // News of the Altai State University. 2012. Issue 2 (74). URL: http://izvestia.asu.ru/2012/2-1 /arts/TheNewsOfASU-2012-2-1 -arts-01 .pdf

7. Brandt K. Kingdom of Beauty: Mingei and the Politics of Folk Art in Imperial Japan. Durham; London: Duke University Press, 2007. 306 p.

8. Sen Soushitsu XV. The Japanese Way of Tea: From Its Origins in China to Sen Rikyu/ trans, by V. Dixon Morris. University of Hawai'i Press, 1998. 220 p.

9. Sudzuki D. Zen Buddhism. Fundamentals of Zen Buddhism; Katsuki S. Practice of Dzen [collection], Bishkek: Odyssey, 1993. 672 pp.