Научная статья на тему 'Деформация психологической защиты у патологически зависимой личности'

Деформация психологической защиты у патологически зависимой личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
2503
345
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Экология человека
Scopus
ВАК
CAS
RSCI
Ключевые слова
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА / ЗАЩИТНЫЙ МЕХАНИЗМ / АЛКО-ГОЛЬ / НАРКОТИКИ / PSYCHOLOGICAL DEFENSE / DEFENSE MECHANISM / ALCOHOL / DRUGS

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Субботина Л. Ю.

Понятие психологической защиты актуально для современного анализа личности. Существует прямая связь между психологической защитой и патологическими зависимостями. В результате формируются типичные защитные модели поведения. Рас-сматриваются комплексы защитных механизмов, лежащих в основе таких моделей. Делается вывод о специ-фической структуре психологической защиты в разных видах зависимос-тей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Субботина Л. Ю.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

DEFORMATION OF PSYCHOLOGICAL DEFENSE IN PATHOLOGICALLY DEPENDENT PERSONALITY

The concept of psychological defense is urgent for a modern personality analysis. There exists a direct connection between psychological defense and pathological dependences. As a result, typical defense behavior models are formed. In the article, complexes of defense mechanisms being at the heart of such models have been considered. The conclusion about specific structure of psychological defense for different kinds of dependences has been done.

Текст научной работы на тему «Деформация психологической защиты у патологически зависимой личности»

УДК 159.9:616.89

ДЕФОРМАЦИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ У ПАТОЛОГИЧЕСКИ ЗАВИСИМОЙ ЛИЧНОСТИ

© 2006 г. Л. Ю. Субботина

Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова, г. Ярославль

Понятие психологической защиты является одним из основополагающих в современной теории личности. Выявлена взаимосвязь между склонностью личности к зависимости и психологической защитой [ 1 ]. Психологическая защита понимается нами как свойство субъекта сохранять душевное равновесие в ситуации внутреннего конфликта, возникающего между сознанием и противостоящим ему бессознательным. Снятие нежелательных переживаний достигается путем своеобразной переработки осознаваемой информации и переживаний, в результате которой происходит замена истинных объектов и мотивов переживаний другими, ложными [8, 9]. Основной функцией психологической защиты является перестройка системы оценок, направленная на устранение чрезмерного эмоционального переживания и предотвращение дезорганизации поведения. В результате наступает эффект своеобразной транквилизации в виде снижения значимости факторов, вызывающих эмоциональное напряжение [2].

Психологическая защита представляет собой системное объединение защитных механизмов, на основе которого формируется модель поведения. Наиболее универсальный способ избавления от внутреннего конфликта — механизм вытеснения, т. е. выключение из сознания неприемлемого мотива или неприятной ситуации. Вытеснение иногда определяется как «мотивированное забывание» [7]. Один из видов вытеснения — оглушение. Когда естественное действие механизма вытеснения оказывается недостаточным, человек стремится использовать дополнительные, искусственные средства для облегчения ситуации. Такими средствами выступают алкоголь, наркотики, психотропные вещества. Это и есть формы «оглушения». Использование этих средств резко сужает сферу сознания и приводит к изменению психического состояния, уменьшению подсознательных запретов, обеспечивая иллюзорную гармоничность существования личности. Однако здесь возникает новая опасность — появление физиологической зависимости. Повторяющееся состояние «оглушения» может привести к формированию особой черствости личности и общей деградации [3]. Психологическая готовность к употреблению психотропных средств является системообразующим фактором возникновения алкоголизма и наркомании. Следовательно, распознавание такой готовности необходимо для принятия решения о формах профилактики и выработки психокоррекционных программ.

Цель работы заключается в эмпирическом исследовании специфики психологической защиты у алкоголиков и наркоманов на ранней стадии заболевания.

Методика исследования

В обычных условиях психологическая защита является структурой, обеспечивающей достаточно гармоничное существование личности, но

Понятие психологической защиты актуально для современного анализа личности. Существует прямая связь между психологической защитой и патологическими зависимостями.

В результате формируются типичные защитные модели поведения. Рассматриваются комплексы защитных механизмов, лежащих в основе таких моделей. Делается вывод о специфической структуре психологической защиты в разных видах зависимостей.

Ключевые слова: психологическая защита, защитный механизм, алкоголь, наркотики.

в ситуации формирования зависимости происходит ее перестройка в направлении соответствия новым установкам личности. В качестве прогностического критерия формирования склонности к зависимости может выступать динамика психологической защиты.

Для проверки указанного утверждения использованы методика для диагностики психологической защиты Келлермана — Плутчика и собственная оригинальная методика для диагностики защитных механизмов личности (сконструирована по принципу проективного опросника, включает 67 вопросов, разделенных на девять шкал, каждая на отдельный защитный механизм). Диагностировались следующие механизмы: вытеснение, регрессия, формирование реакции, рационализация, замещение, отрицание, проекция, компенсация, сублимация и их структурно-системное объединение [4, 5, 6]. Исследование включало индивидуальный опрос каждого пациента и занимало от 30 до 45 минут. Выборка состояла из трех групп — две группы по 60 человек (30 женщин и 30 мужчин в каждой) с диагнозом ранней стадии алкоголизма и наркомании и одна контрольная группа здоровых людей (60 человек). Возраст 18—30 лет. Нахождение на учете в наркологическом диспансере от 1,5 до 3 лет. Наличие характерной симптоматики болезни зафиксировано в карточке больного. Результаты были обработаны с помощью факторного и кластерного анализов. Определялся структурный вес каждого механизма защиты по количеству его связей с другими.

Результаты и их обсуждение

В исследовании выявлено, что психологическая защита во всех обследуемых группах представляет собой структуру взаимосвязанных защитных механизмов. В каждой группе выделены пять механизмов, имеющих наибольший структурный вес. Целесообразно определить их как факторы защиты, которые лежат в основе моделей защитного поведения. Для каждой группы испытуемых система факторов разная, что наглядно видно из приведенной таблицы. Факторы ранжированы по уменьшению структурного веса в системе защиты. Первый фактор является доминирующим и системообразующим для данного комплекса, определяя общую направленность поведения представителей соответствующей группы.

Сравнительный анализ факторов, характерных для зависимых личностей, в сравнении со здоровыми людьми

Факторы защиты Здоровые люди Наркоманы Алкоголики

1-й Проекция Регрессия Замещение

2-й Формирование Интеллектуали- Компенсация

реакции зация

3-й Компенсация Формирование Формирование

реакции реакции

4-й Подавление Подавление Проекция

5-й Отрицание Отрицание Подавление

В итоге нами были получены характеристики поведения в состоянии защиты у каждой из обследованных

групп. Поведенческие модели представителей разных групп имели существенные отличия.

Структура психологической защиты здоровых людей включает систему факторов «проекция — формирование реакции — компенсация — подавление

— отрицание». Доминирует фактор проекции. Для представителя здоровой выборки типична ориентация на социальные требования и нормы, которые он как оценочные эталоны проецирует и на свое поведение, и на ожидаемое поведение других. Соответствие данным нормативам создает у него ощущение устойчивости, надежности и безопасности ситуации.

Здоровые люди стремятся совладать с неприемлемыми чувствами и эмоциями посредством замены их на противоположные с помощью механизма формирования реакции. Иногда для облегчения ситуации они отождествляют себя с более сильной личностью и имитируют соответствующее поведение. Характерно для них прогнозировать себе более благополучное будущее в ситуации осознания разрыва между уровнем притязаний и уровнем достигнутого, актуализируя компенсацию. Кроме этого здоровый человек с помощью подавления избегает тревожащей информации. На уровне осознания внимание отвлекается от осознаваемых аффектогенных импульсов и конфликтов. Для поддержания самооценки в достаточно устойчивом положении используется отрицание (в форме забывания) ситуации конфликта, когда ситуация уже произошла и не может быть исправлена.

Структура психологической защиты наркоманов

— «регрессия — интеллектуализация — формирование реакции — подавление — отрицание». У них в силу деформации личности под воздействием наркотиков ведущим становится фактор регрессии, при котором происходит возвращение к более ранним, инфантильным личностным реакциям, проявляющимся в демонстрации беспомощности, зависимости, детскости поведения для уменьшения тревоги и ухода от требований реальной действительности. Однако сознательные оценки у наркоманов сохраняются, и они, понимая, что их поведение осуждается, предпринимают попытки интеллектуализировать свои переживания. Характерным признаком их поведения является «объективное» отношение к действительности, чрезмерно рассудочный способ представления своей ситуации, интерпретация мотивов своего поведения как не связанных с осуждаемой ситуацией. Негативные реакции окружающих по отношению к наркоману воспринимаются последним сознательно толерантно, нередко оцениваются как противоположные. Неприятные воспоминания игнорируются. Наркоман осознанно избегает тревожащей информации, игнорирует афектогенные импульсы и болезненную реальность. Отрицание собственных недостатков и, наоборот, подчеркивание своей незаурядности, пренебрежительное отношение к окружающим — довольно типичный способ для наркомана защититься от признания своих проблем. Анализ результатов показывает, что в целом защитное

поведение наркомана имеет довольно много общих черт со здоровыми людьми, однако в его основе лежат принципиально другие факторы, что необходимо учитывать при проведении реабилитационных мероприятий.

Алкоголики имеют собственную специфическую структуру психологической защиты, включающую систему «замещение — компенсация — формирование реакции — проекция — подавление». Для них типичен перенос негативных чувств с истинной причины на более безопасную. Практически в субъективном восприятии социально осуждаемая ситуация «замещается» нейтральной («ничего особенного») или даже личностно позитивной («меня надо пожалеть»). Алкоголик не признает, что его поведение является травмирующим, асоциальным, отвергает оценку своего поведения как отрицательного. «Ничего особенного», «пью не больше других», «когда захочу, остановлюсь» — вот типичные оправдательные лозунги алкоголика. Благодаря такой защите его самооценка поддерживается в достаточно устойчивом положении и на довольно высоком уровне. Свои качества, которые сознательно не приемлются и не одобряются, человек проецирует на других людей. Осознанно избегает неприятной информации, «уходит» от обвинительных разговоров и воспоминаний.

Если внимательно посмотреть на структуру психологической защиты у разных групп, можно обнаружить, что ряд защитных механизмов присутствует в системе защиты у всех трех групп. Эти механизмы мы назвали общими факторами, так как они провоцируют сходные модели поведения. В нашем исследовании таких общих факторов выделено два: формирование реакции и подавление. Следовательно, на начальных стадиях формирования зависимостей больные люди сохраняют некоторые формы защиты от конфликтов, типичные для поведения здоровых. В частности, они достаточно толерантны по отношению к тому, что вызывает негативную реакцию, радикально неприятные ситуации не отражаются на изменении их поведения. Испытуемым всех трех групп свойственно успешное совладание с неприемлемыми импульсами и эмоциями. Общим для всех групп испытуемых является также фактор подавления, следовательно, все они достаточно успешно избегают тревожащей информации.

Факторы, присутствующие в защитной системе только одной группы, мы определили как специфические. Они отражают отличительные характеристики данной группы. У наркоманов в силу деформации личности ведущим является фактор регрессии, который провоцирует поведение инфантильного типа с целью ухода от требований действительности. Вместе с тем вступает в действие контроль над эмоциями (фактор интеллектуализации) путем преобладания размышления, рассуждения по их поводу вместо непосредственного переживания. У наркоманов преобладают те механизмы психологической защиты, которые не требуют активного участия в разрешении ситуации. Ответственность в этом случае перекладывается на других людей либо заменяется «резонерством».

Специфическим системообразующим фактором для алкоголезависимой выборки выступает фактор замещения. Реальная ситуация или объект, провоцирующий негативные чувства, замещается более безопасным. Накопленная энергия тратится на поиск и принятие алкоголя. Таким образом, внимание смещается с фрустрирующего объекта на самого себя. Облегчение переживания и даже его снятие обеспечивается путем «оглушения».

Интересным моментом является динамика такого фактора, как проекция. В здоровой группе значимость его максимальна. Этот механизм выступает доминирующим. В алкоголезависимой выборке значимость фактора проекции, напротив, минимальна. Это различие можно объяснить тем, что алкоголик на фоне алкогольной симптоматики и убежденности в своей неполноценности не имеет склонности проецировать неприемлемые и неодобряемые им самим желания на других людей. С помощью кластерного анализа мы попытались рассмотреть систему психологической защиты не дискретно по факторам, а целостно, как единую структуру. По результатам кластерного анализа можно говорить об общей закономерности

— деформации структуры психологической защиты у патологически зависимой личности.

Для здоровой группы характерна единая, целостная структура психологической защиты, в которой отдельные механизмы выступают как элементы общей системы. Между ними достаточно близкий уровень связей, и они объединены в два подкластера. Первый подкластер состоит из защитных механизмов, в которых отсутствует или искажается переработка содержания (вытеснение, отрицание, формирование реакции, проекция, замещение). Второй подкластер объединяет защиты манипу-лятивного типа (реактивное образование, замещение, проекция, регрессия). Таким образом, оба подкластера объединены общими защитными механизмами. Здоровая личность имеет в своем активном арсенале практически все защитные механизмы и использует в каждом конкретном случае те, которые помогают ей лучше ориентироваться в социуме.

Анализ дендрограммы выборки больных наркоманией свидетельствует о наличии четырех относительно целостных кластеров. Первый — преобразование, искажение содержания травмирующих факторов (отрицание, формирование реакции, смещение); второй — разрядка отрицательного эмоционального напряжения за счет принятия наркотиков (компенсация, проекция, рационализация,); третий

— перенос социально неприемлемой активности на других или в прошлое (замещение, регрессия); четвертый — интеллектуальное преобразование (интеллектуализация). Таким образом, личность, патологически зависимая от наркотиков, более дискретна по сравнению со здоровой. И хотя внешне поведение может казаться абсолютно нормальным, есть большая вероятность непредсказуемой реакции на какой-то значимый для нее стимул.

У алкоголиков выделены три независимых кластера, что также свидетельствует о распаде единой структуры защитного поведения. Выявленные кластеры противоречивы, поэтому остановимся на них более подробно.

Первый кластер включает компенсацию, регрессию, сублимацию, проекцию. Компенсация и сублимация считаются социально одобряемыми и противоречат регрессии и проекции, не так однозначно оцениваемым обществом. Такова вся личность алкоголика. В трезвом виде он понимает, что алкоголь разрушает его жизнь (возникают конфликты в семье, на работе). Но при появлении возможности выпить все размышления по этому поводу забываются. Вместе с тем на ранней стадии алкоголизма для человека характерно стремление к показной заботе о других, повышенной творческой активности.

Второй кластер состоит из механизмов замещения и вытеснения. Замещение связано с переструктури-рованием содержания тревожащих чувств и заменой их на более приемлемые, а вытеснение обеспечивает выпадение из сознания какой-либо информации о неприятных переживаниях.

Третий кластер включает замещение, формирование реакции, интеллектуализацию и проекцию. При таком сочетании механизмов алкоголик с вытесняемой враждебностью по отношению к окружающим неосознанно принимает установку и поведение человека послушного и уступчивого. Но при этом сдерживаемая агрессия может перемещаться на более слабые объекты — своих детей (демонстрация чрезмерной строгости к ним) или себя (самобичевание). Он начинает сокрушаться о своей жизни и упущенных возможностях, но продолжает пить. В этом случае все поведение алкоголика становится аномальным, что свидетельствует о тотальных изменениях в структуре его личности.

Выводы

У наркозависимых больных психологическая защита имеет специфическое отличие от защиты здоровых людей, которое выражается в доминирующих защитных механизмах и формирующих поведение факторах защиты.

У наркозависимых больных наблюдается деформация психологической защиты, она выражается в дискретности (распаде единой структуры).

Для алкоголиков характерна противоречивость используемых защитных механизмов.

Формирование новой структуры психологической защиты в состоянии зависимости обеспечивает мощные способы блокировки от действительности и способствует дальнейшему углублению личностной деформации и патологических форм поведения. В связи с этим проблема изучения, диагностики психологической защиты является очень важной для психологических аспектов наркологии. Знание того, какие изменения происходят в психологической защите по мере развития заболевания, могут помочь не только в лечении и реабилитации зависимости, но

в некоторых случаях и в первичной профилактике. На основе результатов наших исследований были предложены примеры коррекционных мероприятий для реабилитации больных и доказана диагностическая состоятельность разработанной нами методики определения структуры психологической защиты.

Список литературы

1. Битенский В. С. Психологические факторы в развитии токсикомании у подростков / В. С. Битенский, А. Е. Личко, Б. Г. Херсонский // Психологический журнал.

— 1991. — № 4. — С. 87—93.

2. Маликова Н. Н. Типология отношения студентов к наркомании / Н. Н. Маликова // Социс. — 2000. — № 7. — С. 50—57.

3. Романова Е. С. Механизмы психологической защиты. Генезис. Функционирование. Диагностика / Е. С. Романова, Л. Р. Гребенников. — Мытищи, 1996. — 195 с.

4. Субботина Л. Ю. Деформация психологических защит в профессиональной деятельности / Л. Ю. Субботина // Общая и прикладная психология : хрестоматия. — М. ; Ярославль, 2001. — С. 414—424.

5. Субботина Л. Ю. Исследование структурных изменений психологической защиты у лиц, побывавших в «горячих точках», и ее профессиональная деформация / Л. Ю. Субботина, М. В. Юркова. — Деп. в ИНИОН РАН, № 56211 от 22.01.2001. — 34 с.

6. Субботина Л. Ю. Роль психологических защит в структуре личности / Л. Ю. Субботина, М. В. Юркова // Психология субъекта профессиональной деятельности / под ред. А. В. Брушлинского, А. В. Карпова. — М. ; Ярославль, 2001 — С. 170—192.

7. Фрейд З. Психопатология обыденной жизни // Психология бессознательного / З. Фрейд. — М.: Просвещение, 1990. — 448 с.

8. Харламенкова Н. И. Соотношение разнонаправленных механизмов самореализации личности: стремления к самовыражению и защите «Я» / Н. И. Харламенкова, Т. А. Никулина // Психологическое обозрение. — 1997.

— № 2. — С. 22—26.

9. Чаева С. И. Психологическая защита: психодиагностические задачи и психотерапевтическая мишень / С. И. Чаева, И. М. Осадчий // Психология и практика : ежегодник РПО (Ярославль). — 1998. — Т. 4, вып. 2.

— С. 353—354.

DEFORMATION OF PSYCHOLOGICAL DEFENSE IN PATHOLOGICALLY DEPENDENT PERSONALITY

L. Yu. Subbotina

Yaroslavl State University named after P. G. Demidova, Yaroslavl

The concept of psychological defense is urgent for a modern personality analysis. There exists a direct connection between psychological defense and pathological dependences. As a result, typical defense behavior models are formed. In the article, complexes of defense mechanisms being at the heart of such models have been considered. The conclusion about specific structure of psychological defense for different kinds of dependences has been done.

Key words: psychological defense, defense mechanism, alcohol, drugs.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.