Научная статья на тему 'Дальневосточный «Союз безбожников»: история создания и основные этапы деятельности'

Дальневосточный «Союз безбожников»: история создания и основные этапы деятельности Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
103
83
Поделиться
Ключевые слова
«СОЮЗ БЕЗБОЖНИКОВ» / ЕМЕЛЬЯН ЯРОСЛАВЦЕВ / АНТИРЕЛИГИОЗНАЯ ПОЛИТИКА / АНТИРЕЛИГИОЗНАЯ ПРОПАГАНДА / КОМСОМОЛ / ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ / “THE LEAGUE OF MILITANT ATHEISTS”

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Федирко Оксана Петровна

Раскрывается история создания на Дальнем Востоке регионального отделения общественной организации «Союз безбожников», этапы его развития, дается характеристика деятельности членов данной общественной организации и ее результативности.

The Far Eastern branch of “The League of Militant Atheists”: history and the stages of development

Throughout the whole history of Russia, there have been various patterns of relationship between the state and the church: from merging of the state and the church to the aggressive anti-religious policy of the 1930s. The study of the activities of the “The League of Militant Atheists” allows us to analyze the system of special state activities aimed at preventing the reproduction of religion among the future generations of Soviet people. The offices of the League were established all across the Soviet Union. The Far Eastern office started operating in 1926. The uniqueness of this remote region manifests itself in different areas of social life including the religious life. The Russian Far East historically was a multinational and multiconfessional region where Orthodox Christianity has never been the dominating religion. Another important point is that since the time of the Russian colonization until the present day the majority of the population of the region have never reckoned themselves among the followers of any religion at all. All these circumstances had a great impact on the character and results of the anti-religious activities of the Far Eastern branch of the “The League of Militant Atheists”.

Текст научной работы на тему «Дальневосточный «Союз безбожников»: история создания и основные этапы деятельности»

УДК 94(47) О.П. Федирко*

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ «СОЮЗ БЕЗБОЖНИКОВ»: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Раскрывается история создания на Дальнем Востоке регионального отделения общественной организации «Союз безбожников», этапы его развития, дается характеристика деятельности членов данной общественной организации и ее результативности.

Ключевые слова: «Союз безбожников», Емельян Ярославцев, антирелигиозная политика, антирелигиозная пропаганда, комсомол, партия большевиков.

The Far Eastern branch of “The League of Militant Atheists”: history and the stages of development. OKSANA P. FEDIRKO (Far Eastern Federal University).

Throughout the whole history of Russia, there have been various patterns of relationship between the state and the church: from merging of the state and the church to the aggressive anti-religious policy of the 1930s. The study of the activities of the “The League of Militant Atheists” allows us to analyze the system of special state activities aimed at preventing the reproduction of religion among the future generations of Soviet people. The offices of the League were established all across the Soviet Union. The Far Eastern office started operating in 1926. The uniqueness of this remote region manifests itself in different areas of social life including the religious life. The Russian Far East historically was a multinational and multiconfessional region where Orthodox Christianity has never been the dominating religion. Another important point is that since the time of the Russian colonization until the present day the majority of the population of the region have never reckoned themselves among the followers of any religion at all. All these circumstances had a great impact on the character and results of the anti-religious activities of the Far Eastern branch of the “The League of Militant Atheists”.

Key words: “The League of Militant Atheists”, the Russian Far East, anti-religious policy, antireligious propaganda, Komsomol, the Bolshevik Party.

Окончание новой экономической политики и действующее либеральное законодательство, регламентирующее государственно-конфессиональные отношения в Советской России, активизировали сторонников агрессивной антирелигиозной политики, проводившейся в годы Гражданской войны. Среди сторонников политики «бури и натиска» в религиозных отношениях самым яростным, активным и непримиримым был Емельян Михайлович Ярославцев (настоящее имя Миней Изральевич Губельман). Именно он инициировал создание крупнейшей в СССР антирелигиозной организации.

Возникновению «Союза безбожников» (СБ) предшествовало появление ряда общественных организаций и кружков. В 1924 г образуются кружки «Безбожник», «Атеист», ячейки «Союза Безбожников» и общество друзей газеты «Безбожник».

В апреле 1925 г. был созван первый Всероссийский съезд корреспондентов газеты «Безбожник» и общества друзей газеты. Можно считать, что это Первый антирелигиозный съезд, который положил начало «Союзу безбожников» [15, с. 10].

На съезде была утверждена организационная структура СБ. Во главе организации избирался ЦК в

*ФЕДИРКО Оксана Петровна, доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории и архивоведения Школы гуманитарных наук Дальневосточного федерального университета.

E-mail: fedirko.op@dvfu.ru © Федирко О.П., 2013

составе 40 человек, исполнительную власть осуществляло исполбюро в составе 11 человек, а рабочим органом организации стал рабочий президиум, ему подчинялись отделы: организационный, агитационный, иностранный, научно-методический, национальный [10, с. 61]. В это же время разрабатывается и принимается устав «Союза безбожников» (ГААО. Ф 81. Оп.

1. Д. 64, л. 3).

Весь 1926 г. и значительная часть 1927 г. уходят на преодоление тех ликвидаторских настроений в антирелигиозной пропаганде, которые, несомненно, были во многих организациях и явились результатом реакции на некоторые «преувеличения» [15, с. 11].

«Союз безбожников», впрочем, как и любая другая общественная организация, был несамостоятельным и функционировал под строгим партийным и административным контролем. Этого не скрывали и сами «безбожники»[11, с. 6].

Любое принципиальное решение «Союз безбожников» принимал только с согласия партийных органов. Например, в 1926 г. разгорелась дискуссия на тему - стоит ли создавать ячейки «Союза безбожников» массово по всей стране? Точку в этой дискуссии поставило партийное совещание по антирелигиозным вопросам. Было решено, что «Союз как добровольческая организация, формально беспартийная, признавался той организационной формой, в которую должно выливаться антирелигиозное движение всюду, по всей стране» [11, с. 10].

Съезд СБ направил в разные районы СССР письма, содержащие рекомендации по созданию ячеек «безбожников», адресованные местным партийным и комсомольским организациям. «Вся работа должна идти под руководством партийных и комсомольских ячеек, Вам надлежит прийти в этом им на помощь, а в нужных моментах и быть инициатором по созданию ячеек "Безбожника" и естественнонаучных кружков при избах-читальнях и красных уголках. Не имея в настоящее время в достаточном количестве литературы и руководящих указаний, посылаем лишь уставы «Союза безбожников», руководствоваться которыми и надлежит при организации ячеек» (ГАКК. Ф. Р-37. Оп. 1. Д. 7, л. 7).

В 1924 г. Агитпром Далькрайкома дал указания местным ячейкам РЛКСМ по организации общества друзей газеты «Безбожник» (Государственный архив Амурской области (ГААО). Ф. П-9. Оп. 2. Д. 323., л. 17). И в этом же году первые ячейки «Общества друзей газеты «Безбожник» возникли на Дальнем Востоке [3, с. 2; 16, с. 1; 15, с. 2]. В 1925 г. на их базе. а также на базе естественнонаучных и антирелигиозных кружков появились первые ячейки «Союза безбожников» в селах Овсянка, Ивановка, а также Ка-

менка Амурской области и Бусеево в Приморской области [5, с. 149].

2 сентября 1926 г. состоялось первое заседание Временного краевого совета «Союза безбожников». В совет вошли товарищи Мартынов - председатель, Стадниченко - секретарь, а также Колпакова, До-вгаль и Сизых. На заседании оговаривались вопросы финансирования. Средства на антирелигиозную пропаганду планировалось получить от Политпросвета и из членских взносов членов СВБ (не более 25% от членских взносов), получаемых ячейками (Государственный архив Камчатского края (ГАКК). Ф. П-45. Оп. 1. Д. 69, л.1). Главной задачей краевого совета объявлялась организация ячеек в Хабаровске (ГАКК). Ф. П-45. Оп. 1. Д. 69, л. 2).

Через месяц совет вновь собрался для обсуждения информации с мест о наличии ячеек СБ в крае. Из информации, полученной от Николаевского окружко-ма ВКП(б), Камчатского и Амурского окрбюро, следовало, что ячеек «безбожников» в этих округах нет (ГАКК). Ф. П-45. Оп. 1. Д. 69, л. 3).

И только в протоколе № 3 Временного краевого совета «Союза безбожников» появляется информация Владивостокского и Амурского окрсоветов о создании 9 октября и 26 октября 1926 г. ячеек СБ (ГАКК). Ф. П-45. Оп. 1. Д. 69, л. 7).

Состоялось еще несколько заседаний, но все они были посвящены выработке плана работы совета и информации о создании ячеек СБ в крае. Процесс организационного оформления «Союза воинствующих безбожников» на Дальнем Востоке значительно затянулся.

Мартынов, анализируя ситуацию с антирелигиозным движением во всесоюзном масштабе, отмечал в

1926 г., что «процесс создания ячеек Союза, видимо, отсутствует, а если и имеет место где-либо в ДВК, то протекает кустарно» [7, с. 47].

Временный окружной совет «Союза безбожников» в октябре 1927 г. был создан и в Петропавловске-Камчатском. Председателем совета был избран Голованов, секретарем Соловьев. Первое Камчатского окружного совета заседание состоялось 30 октября

1927 г. (ГАКК). Ф. П-45. Оп. 1. Д. 69, л. 18).

14 января 1926 г. при Агитпроме Амурского губко-ма была создана антирелигиозная комиссия, ее председателем был избран т. Малов (ГААО. Ф. П-9. Оп. 2. Д. 388., л.1).

На наш взгляд, деятельность Временного краевого совета «Союза безбожников» носила номинальный характер. Несмотря на декларацию многих идей, практического результата краевой совет не достиг. Процесс создания ячеек СБ на этом этапе был связан с инициативой отдельных лиц, веривших в идеалы советского строя.

Образование СБ обозначало новое, организованное наступление на церковную, религиозную организацию. Даже по мнению самого идеолога антирелигиозного движения Ем. Ярославцева, «...на первых порах это наступление велось нередко в бурных формах» [16, с. 1]. Сельские общества и городские советы выносили решения о закрытии церквей, превращая церкви в школы и клубы. Массовые антирелигиозные диспуты ставили вопрос об отношении к религии перед миллионами рабочих и крестьян. «Безбожниками» организовывались такие формы массовой антирелигиозной пропаганды и агитации, как «комсомольское рождество», «комсомольская пасха» и пр.

Особенностью этого периода было участие в «безбожном» движении, практически исключительно, членов партии, комсомола и пионерской организации. Массовости, о которой говорил Ярославцев в своих докладах, не наблюдалось.

Второму съезду «Союза безбожников» предшествовали региональные съезды [11, с. 6]. На Дальнем Востоке краевой съезд союза прошел в апреле 1929 г., где собрались делегаты, представлявшие 11 000 дальневосточных «безбожников» [13, с. 23].

В июне 1929 г. состоялся II съезд «Союза безбожников». Учитывая масштабность и характер задач, поставленных государством, общественное объединение даже изменило свое название и стало «Союзом воинствующих безбожников» (СВБ).

Съезд констатировал, что за эти годы «... организация качественно улучшилась и качественно возросла, развернулась и улучшилась учебно-воспитательная пропаганда среди национальностей, издан ряд пособий и учебников по антирелигиозной пропаганде, расширилась и улучшилась антирелигиозная печать, вовлечен в антирелигиозную пропаганду ряд научных и общественных организаций, усилилась связь ЦС СБ с местными организациями». Но в работе «Союза безбожников» были и серьезные недостатки. Они заключались в «крайне незначительной поддержке со стороны партии, комсомола и других общественных организаций. В результате слабый размах работы среди населения» [17, с. 13]. Кроме того, съезд отметил два уклона. «Это, с одной стороны, недооценка важности антирелигиозной борьбы со стороны отдельных советских, профессиональных и общественных организаций, что съезд охарактеризовал как оппортунистический отход от классовой пролетарской линии, как прямое проявление правого уклона и примиренческих тенденций. Но, с другой стороны, съезд отметил и «ультралевое анархическое фразерство, нашедшее свое отражение в некоторых печатных выступлениях и носящее недиалектическое противо-

поставление классовой борьбы против религиознопросветительной и научно-просветительной работы безбожников среди широких масс трудящихся» [17, с. 13].

По мнению Ярославского, «.чтобы выполнить по-настоящему свои задачи, СБ должен связать свою работу с общими задачами классовой борьбы. Отсюда сама собой вытекает и постановка задач агитации и пропаганды. СВБ не является узкопропагандистским обществом. Это массовая организация для практической борьбы с религией» [1, с. 14].

В организационном плане был взят курс на резкое увеличение числа «воинствующих безбожников»: «не сотни тысяч рабочих, крестьян и красноармейцев должны быть вовлечены в “Союз безбожников”, а миллионы» (ГАРФ. Ф. 5407. Оп. 1. Д. 87., с. 13).

Изменилась структура СВБ, были созданы отделы: агитационно-массовый, межрабсвязи, инфорсектор, нацотдел, школьно-пионерский (12. ГАРФ. Ф. 5407. Оп. 1. Д. 87, л. 31).

В 1931 г. на исполкоме ЦС СВБ в докладе Ем. Ярославского звучит фраза «религиозный фронт» (ГАРФ. Ф. 5407. Оп. 1. Д. 20, с. 20). Для наступления на религию требовались специально подготовленные кадры, которые необходимо было обучить, и Ярославский вновь ставит такую задачу перед СВБ, особенно перед низовым активом (ГАРФ. Ф. 5407. Оп.

1. Д. 20, с. 48).

В этом контексте у высшего руководства в СССР появилась идея неофициально начать в 1932 г. «безбожную пятилетку».

На Втором съезде СВБ было принято постановление, доведенное до сведения всех членов ячеек «Союза», «О необходимости изучения каждым безбожником пятилетнего плана, что является одной из основ антирелигиозной пропаганды, одним из важнейших элементов ее содержания, способствующих вскрыть в теории и практике. глубоко принципиальные различия между старым эксплуататорским миром, миром религиозных предрассудков. и невежества и миром. социализма, подлинной свободы и науки» (ГАРФ. Ф. 5407. Оп. 2. Д. 350, л. 9). Были выдвинуты лозунги: «Пятилеткой по религии», «Религия - тормоз пятилетки», «Пятилетка - ступень к безрелигиозному обществу», «Борьбой с религией поможем выполнить пятилетку» (ГАРФ. Ф. 5407. Оп.

2. Д. 350, с. 9). В результате «безбожной пятилетки» планировалось в 1936 г. закрыть последнюю церковь, а к 1937 г. - «добиться того, чтобы имя Божие в России вообще перестало упоминаться» [9, с. 315].

В Агитпропе для будущих членов «Союза воинствующих безбожников» разработали специальные формы анкеты и автобиографии. Например, в автоби-

ографии каждый должен был сообщить: «верили ли родители, дали ли религиозное воспитание и образование, верил ли сам, как представлял себе бога, почему отошел от религии окончательно, где находился и работал в то время, кто влиял на отход от религии» [2, с. 73].

Получив в 1929 г. поддержку от партии, СВБ становится не просто общественной организацией, а проводником государственной политики в области религии. В связи с этим перед Ем. Ярославским, лидером СВБ, стоит задача расширения сети ячеек СВБ. К членству в «Союзе» привлекались не только взрослые, но и дети.

В 1929 г. было разработано Положение о работе школьно-пионерской секции при совете СВБ и план их работы на 1929/30 учебный год (ГАРФ. Ф. 5407. Оп. 2. Д. 351., л. 1).

Антирелигиозная пропаганда не была целиком отдана только массам трудящихся. Ее обеспечивали коммунистические академии, институты, курсы, семинары. В январе 1929 г. на историческом отделении факультета языкознания и материальной культуры в Ленинградском государственном университете открылись двухгодичные курсы антирелигиозников [8, с. 32]. В декабре 1930 г. состоялся первый выпуск специалистов в количестве 14 человек. Один выпускник был направлен для работы в Хабаровский государственный педагогический институт [12, с. 55]. В 1930 г. при Коммунистической академии образовалось «Общество педагогов-марксистов». Целью его работы было распространение марксистско-ленинского понимания сущности антирелигиозной политики государства среди населения. Общество имело филиал в Благовещенске [8, с. 34].

Одним из главных в работе краевого совета «Союза воинствующих безбожников» на Дальнем Востоке являлось организационное направление. В него входило: формирование ячеек, налаживание и планирование внутриячейковой работы, увеличение количества членов союза.

Однако эффективность антирелигиозной работы на Дальнем Востоке оказалась невысокой. В 1930 г. Дальневосточный крайком ВКП(б) принял решение снять руководство дальневосточного совета «Союза воинствующих безбожников», а также предупредил райкомы партии, что в случае дальнейшего игнорирования ими антирелигиозной пропаганды к ним будут приняты меры партвоздействия. В апреле 1930 г. антирелигиозная пропаганда достигла своего пика. По вовлечению населения в организацию СВБ начали проводится социалистические соревнования.

«Ячейка СВБ при коллективе административного отдела вызывает на социалистическое соревнование ячейки безбожников при коллективах связи, ОИКА,

АКО, медикосантруда, строителей, транспорта, рай-комвода, просвещенцев, совхоза и ОКРФО. Условия выполнения соревнования: 100% вовлечение членов коллектива и их семей в СБ и ряд других пунктов» (ГАКК. Ф. Р-45. Оп. 1. Д. 143, л. 179).

В 1930-1931 годах на Дальнем Востоке произошла смена руководства и в ряде местных организаций «Союза воинствующих безбожников» [4, с. 43]. Обновление руководящего составов регионального и местных советов не принесло ожидаемых результатов.

В 1931 г., по официальным данным, на Дальнем Востоке насчитывалось 70 тыс. членов «Союза воинствующих безбожников» [13, с. 78].

В 1935 г. Емельян Ярославцев, подводя итоги десятилетия существования «Союза воинствующих безбожников» заявил, что «в результате систематической антирелигиозной пропаганды ОВБ на основе программы ВКП(б) и решений партии по вопросам антирелигиозной пропаганды достигнуты громадные успехи. число безбожников СССР стало исчисляться миллионами, а теперь по крайней мере около 1/2 населения полностью или частично порвало с религией» [16, с. 2].

При этом, однако, отмечалось, что религия сохранила свои позиции, преимущественно в сельской местности. В связи с этим Ярославский задается вопросом, на который сам и пытается ответить: «Понадобится ли еще одно только десятилетие этой борьбы, чтобы мы могли сказать, что в СССР с религией покончено? Мы уверены, мы знаем, что это десятилетие будет еще более мощным, победным шествием социализма по пути окончательной победы» [16, с. 3].

В этой программной статье Ярославский ставит задачи перед «Союзом» на следующее десятилетие. «СВБ предстоит большая работа: поднять качество антирелигиозной пропаганды, сделать ее глубже, основательнее, привлечь к аргументации более серьезные научные материалы» [16, с. 4]. И далее: «Выработать кадры пропагандистов. Создать высококачественную массовую литературу. Привлечь новые силы - из среды отличников, стахановцев, знатных, лучших людей страны. Обратить внимание в антирелигиозной пропаганде особенно на новые, не тронутые еще пропагандой слои, особенно в более отсталых национальных районах. Качеству устной пропаганды, качеству литературы, качеству и глубине содержания наших выставок и музеев надо уделить больше всего внимания. Надо следить внимательно за всеми приемами приспособления церкви и религии. Надо выбивать врага из последних убежищ.

Ни на одну минуту мы не забываем, что борь-

ба наша за атеизм есть только одно из проявлений борьбы за полную и окончательную победу социализма» 16, с. 5].

Фактический рубеж, достигнутый советским режимом в антирелигиозной политике, был определен в Конституции СССР 1936 г. Статьи 135 и 136 объявляли выборы депутатов всеобщими и предоставляли каждому гражданину, в т. ч. и независимо от вероисповедания, право избирать и быть избранным. Статья 124 гласила: «В целях обеспечения за гражданами свободы совести церковь в СССР отделена от государства и школа от церкви. Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами» [17, с. 3-4].

Таким образом, государство констатировало, что, во-первых, борьба собственно с церковью закончилась, сопротивление духовенства сломлено, все религиозные конфессии объявили о своей лояльности советской власти. Следовательно, священнослужителям можно было вернуть избирательные права, так как никакой организованной силы они больше не представляли. Во-вторых, государство не решило главной задачи антирелигиозной пропаганды - искоренить «религиозные предрассудки». Доказательством неэффективности пропаганды в области религии оказались результаты Всесоюзной переписи. Даже по официально объявленным данным религиозность ликвидирована не была.

Начавшаяся Великая Отечественная война заставила руководство страны пересмотреть свои взгляды на отношение к религии. Последний номер «Безбожника» вышел в июле 1941 г.

Во время Великой Отечественной войны, в 1943 г., И.В. Сталин обращается к Русской православной церкви с призывом к примирению. В этих условиях агрессивная деятельность СВБ вступила в противоречие с государственной политикой и постепенно утратила свое значение. И хотя формально «Союз воинствующий безбожников» был распущен в 1947 г., фактически его деятельность была прекращена с началом Великой Отечественной войны.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Антирелигиозник. 1929. № 7.

2. Антирелигиозник. 1929. № 12.

3. Безбожник. 1924. № 2.

4. Вайнштейн С. Сектантское движение в городе Владивостоке // Антирелигиозник. 1932. № 7, 8.

5. Забайкальский рабочий. 1925. № 21.

6. Красный молодняк. 1925. № 5.

7. Мартынов. Организация советов и ячеек Союза

Безбожников в ДВК // Наш путь. 1926. № 6, 7.

8. Маторин Н. Кузница безбожников // Антирелигиозник. 1929.

9. Митрополит Иоанн. Самодержавие духа. Очерки русского самосознания. СПб., 1995.

10.0ленщук Ф. Год работы Союза Безбожников // Антирелигиозник. 1926. № 4.

11. Оленщук Ф. 10 лет работы СВБ // Безбожник. 1936. № 1.

12. Покровский А. На пороге третьего года (Антирелигиозное отделение Ленинградского историко-лингвистического института) // Антирелигиозник. 1931. № 4.

13. Узков И. Против религии за воинствующее безбожие. Владивосток, 1930.

14. Флеров В.С. Строительство советской власти и борьба с иностранной экспансией на Камчатке. Томск, 1964.

15. Ярославский Е. Десять лет на антирелигиозном фронте // Антирелигиозник. 1927. № 10.

16. Ярославский Ем. К десятилетию СВБ // Антирелигиозник. 1935. № 6.

17. Ярославский Ем. На одном из боевых участков // Антирелигиозник. 1929. № 7.

18. Ярославский Е. Новая Конституция и вопрос религии // Антирелигиозник. 1936. № 4. С. 3-4.

REFERENCES

1. Antireligioznik, 1929, no. 17. (in Russ.)

2. Antireligioznik, 1929, no. 12. (in Russ.)

3. Bezbozhnick,1924, no. 2. (in Russ.)

4. Vainshtein, S., 1932, Sektantskoe dvizhenie v gorode Vladivostoke [Sectarian movement in Vladivostok], Antireligioznik, no. 7, 8. (in Russ.)

5. Zabaykalskiy rabochiy, 1925, no. 21. (in Russ.)

6. Krasniy molodniak, 1925, no. 5. (in Russ.)

7. Martinov, 1926, Organizacija sovetov i jacheek Sojuza Bezbozhnikov v DVK [Organizing of councils and cells of the League of Atheists in DVK], Nash put’, no. 6, 7. (in Russ.)

8. Matorin, N., 1929, Training of atheists, Antireligioznik. (in Russ.)

9. Mitropolit Ioann, 1995, Samoderzhavie duha. Ocherki russkogo samosoznanija [The autocracy of spirit. The outlines of Russian consciousness], Sankt-Peterburg. (in Russ.)

10. Olenschuk, F., 1926, God raboty Sojuza Bezbozhnikov [A year’s work of the League of Atheists], Antireligioznik, no.

4. (in Russ.)

11. Olenschuk, F., 1936, 10 let raboty SVB [Ten years of work of the League of Militant Atheists], Bezbozhnick, no. 1. (in Russ.)

12. Pokrovsky, A., 1931, Na poroge tret'ego goda (Antireligioznoe

otdelenie Leningradskogo istoriko-lingvisticheskogo instituta) [At the edge of the third year (Antireligious department of the Leningrad institute of history and linguistics), Antireligioznik, no. 4. (in Russ.)

13. Uskov, E., 1930, Protiv religii za voinstvujushhee bezbozhie [Against religion for militant atheism], Vladivostok. (in Russ.)

14. Flerov, V., 1964, Stroitel'stvo sovetskoj vlasti i bor'ba s

inostrannoj ekspansiej na Kamchatke [Building of the Soviet power and struggle with foreign expansion in Kamchatka], Tomsk. (in Russ.)

15. Yaroslavsky, E., 1927, Desjat' let na antireligioznom fronte [Ten years on the anti-religious front], Antireligioznik, no.

10. (in Russ.)

16. Yaroslavsky, E., 19З5, K desjatiletiju SVB [To the ten years of work of the League of Militant Atheists], Antireligioznik. no. 6. (in Russ.)

17. Yaroslavsky, E., 1929, Na odnom iz boevyh uchastkov [At one of the battle fields], Antireligioznik, no. 7. (in Russ.)

1S. Yaroslavsky, E., 19З6, Novaja Konstitucija i vopros religii

[New Constitution and the issue of religion], Antireligioznik. no. 4.