Научная статья на тему '«Чрезвычайка»: гражданская война в форме этнического противостояния'

«Чрезвычайка»: гражданская война в форме этнического противостояния Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
106
56
Поделиться
Ключевые слова
"ЧРЕЗВЫЧАЙКА" / МАЛАЙЯ / ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Тюрин Владимир Александрович

Dr. Vladimir Tyurin in his paper «Emergency in the history of Malaysia» states that the 12-year-period in the history of Malaya since 18 June 1948 till 31 June 1960came into everyday language as The Emergency and later this term was accepted by research and media publications. In the narrow sense this word refers to the armed guerilla war, waged by the Communist Party of Malaya against the British colonizers. But, on the other hand, «The Emergency» influenced all aspects of life in Malaya (and to a great extent in Singapore) economic, social, political, national, it was also connected with the system of international relations and the pace and ways of the country's gaining independence and choice of ideology. In this respect this term could hardly be attributed only to armed confrontation between the British army and the police on one side and communist guerillas, on the other. The causes of «The Emergency» are still the subject of discussions. Partisan approach gave way to more balanced analyses.

Текст научной работы на тему ««Чрезвычайка»: гражданская война в форме этнического противостояния»

© Тюрин В.А.

ИВ РАН

«ЧРЕЗВЫЧАЙКА»: ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В ФОРМЕ ЭТНИЧЕСКОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ

12-летний - с 18 июня 1948 г. до 31 июля 1960 г. - период истории Малайи вошел в обиходный язык местных жителей, а затем перекочевал на страницы научных и публицистических изданий как «Чрезвычайка» («The Emergency»). В узком смыслу это слово относится к вооруженной партизанской войне, которую вела Коммунистическая партия Малайи против английских колонизаторов. Но поскольку «Чрезвычайка сказалась на всех сторонах жизни Малайи (и в значительной мере также Сингапура) - экономических, социальных, политических, национальных, оказалась связанной с системой международных отношений, повлияла на темпы и характер завоевания страной независимости, определила выбор одних и отторжение других идеологических систем, то ее трудно свести только к военному противостоянию британских армий и полиции и партизан-коммунистов.

«Чрезвычайка», как и вооруженные столкновения в странах ЮВА в конце 40-х годов XX в. (Мадиунские события в Индонезии, гражданские войны в Бирме и на Филиппинах), получила в обстановке «холодной» войны диаметрально противоположные оценки у настроенных антикоммунистически западных авторов и в советской (и китайской) историографии. Если первые1 возлагали вину целиком и полностью на КПМ, которая следовала недоказанным и более чем слабо документированным «установкам Москвы», то авторы отечественные и китайские (из КНР)2 возлагали всю ответственность на английские власти, умышленно спровоцировавшие КПМ, за которой якобы пошли широкие народные массы, на вооруженное сопротивление.

После окончания Второй мировой войны англичане вернулись в другую страну: спокойная довоенная Британская Малайя стремительно политизировалась. Еще в годы войны выросла и окрепла Коммунистическая партия Малайи (КПМ),

развернувшая партизанскую борьбу с японцами, которым прежние колониальные хозяева уступили страну почти без сопротивления. Конституционные маневры в 1946-1948 гг. (разделение колонии на Малайю и Сингапур, создание сначала Малайского Союза, а затем - Малайской Федерации, изменение условий получения гражданства для иммигрантского - китайского и индийского - населения) вызвали резкий вспеск националистических (консервативных и радикальных), буржуазнодемократических и социалистических настроений, принявших в условиях Малайи достаточно явно выраженную этническую окраску: на одном фланге оказались радикальные и умеренные партии и организации преимущественно китайского (и евразийского) населения, на другом - малайская масса, пошедшая за Объединенной малайской национальной организацией (ОМНО). Этническое тесно переплеталось с социальным: китайцы и индийцы составляли в Британской Малайе рабочий класс, буржуазию и лиц свободных профессий, а малайцы - крестьянство, аристократию и сравнительно небольшой, находившийся в стадии формирования слой мелкой буржуазии, а также интеллектуалов разных взглядов - от социалистов, ориентировавшихся на Индонезию, до приверженцев исламских ортодоксии и реформаторства.

Весной 1948 г. после создания колонии Малайская Федерация распался слабый антиколониальный единый фронт и единственной силой, противостоявшей колонизаторам, оказалась КПМ и примыкавшие к ней организации.

Коммунисты обладали реальной военной силой в виде Ассоциации ветеранов и социальной базой: они опирались на достаточно многочисленных китайских плантационных и городских рабочих, сквоттеров (китайские, в меньшей степени индийские, жители городов, в военное время ушедшие на окраины джунглей и занявшиеся там земледелием и выращиванием домашнего скота и птицы) и учащихся китайских средних школ. На англичан оказывала также давление настроенная антикитайски (и соответственно, антикоммунистически) малайская элита, за которой шла масса малайского населения.

Англичане сделали выбор в пользу верхушки малайской общины. Союзники по антияпонской борьбе превратились в

противников, а соглашательские и коллаборационистские политические силы стали главной опорой колониальной администрации в противодействии распространению коммунизма в Малайе.

На противостояние в Малайе оказала влияние и международная обстановка: начавшаяся «холодная» война и гражданская война в Китае, в которой КПК стала брать верх над Гоминьданом. Обеспечив себе сохранение экономических и в значительной мере политических позиций в результате компромисса с малайской верхушкой, английские власти с конца 1947 - начала 1948 г. повели более решительное, чем прежде, наступление на позиции КПМ, лишившейся своих союзников в результате распада единого фронта. К ужесточению политики англичан подстегивала и необходимость подорвать влияние профсоюзов, большая часть которых шла за коммунистами, поскольку именно профсоюзы, поднимавшие рабочих экспортных отраслей на борьбу за увеличение заработной платы, улучшение условий труда, социальные гарантии и т.п., мешали так называемой реконструкции, т.е. восстановлению позиций британских монополий в экономике Малайи3. Участились полицейские налеты на помещения профсоюзов, привлечение полиции для подавления забастовок, аресты и высылки (в Китай) активных участников забастовочного движения.

В такой обстановке в руководстве КПМ чаша весов стала склоняться на сторону людей, настроенных более радикально. Этому способствовало и разоблачение генерального секретаря КПМ Лай Тэ как агента британских и японских спецслужб. В начале 1947 г. Лай Тэ исчез, прихватив с собой значительную часть партийных фондов. По престижу КПМ был нанесен серьезный удар, но вместе с тем позиции радикалов в ее руководстве усилились, поскольку Лай Тэ считался представителем «умеренных», выступавших за мирные методы борьбы4. Четвертый пленум КПМ (март 1947 г.), избравший генеральным секретарем Чинь Пэна, постановил предусмотреть возможность перехода партии на нелегальное положение и ориентировал профсоюзы не только на экономическую борьбу, но и на “пря-

„5

мые действия .

В период с конца февраля по начало мая 1948 г. руково-

дство КПМ приняло решение готовиться к вооруженной борьбе, для чего ускорить создание укрепленных лагерей и тайников с оружием в джунглях и начать вывод будущих бойцов из городов в сельскую местность. Руководство КПМ полагало, что выступление состоится где-то в сентябре и планировало принять окончательное решение в августе 1948 г.6.

В мае-июне 1948 г. обстановка накалилась. Обе стороны все чаще прибегали к насильственным действиям: англичане силой подавляли забастовки, арестовывали и высылали своих противников, КПМ создавала тайники с оружием в джунглях, а ее активисты, часто не контролируемые руководством, стали нападать на управленческий персонал плантаций и китайцев -сторонников Гоминьдана. Ни та, ни другая сторона не была готова к вооруженному противостоянию, но по мере того, как КПМ постепенно загонялась в угол, лишенная возможности легальных действий, а английские власти, поддавались настроениям перепуганных плантаторов и целенаправленной антикоммунистической, а точнее антикитайской, истерии своих союзников - малайской элиты, напряжение нарастало, и в июне события приняли обвальный, плохо контролируемый характер.

Ситуация обострялась. В конце мая власти арестовали несколько десятков рабочих сингапурской фабрики по обработке каучука. 1 июня полиция расстреляла бастовавших рабочих на китайской каучуковой плантации близ Сегамата, в султанате (штате) Джохор: семь человек были убиты, 10 - ранены . Ассоциации плантаторов посылали телеграммы верховному комиссару Федерации, требуя введения чрезвычайного положения, в Джохоре плантаторы стали вооружаться и создавать «отряды самообороны».

16 июня накалившаяся обстановка взорвалась. Утром этого дня на двух каучуковых плантациях, неподалеку от городка Сунгей-Сипут в султанате Перак боевики КПМ убили трех европейских служащих, а в Джохоре и Пераке - двух китайских десятников8. 18 июня чрезвычайное положение было объявлено на территории всей Малайской Федерации. Теперь полиция имела право арестовывать людей и держать их в заключении в течение года без предъявления обвинений, врываться в помещения, конфисковывать средства передвижения и обыскивать

людей и дома без ордеров. Смертная казнь полагалась за несанкционированное владение оружием, боеприпасами и взрывчаткой. Армия была призвана помогать полиции, отпуска военнослужащих и полицейских отменены, плантаторам роздано огнестрельное оружие.

24 июня чрезвычайное положение было распространено на Сингапур, а 23 июля запрещена деятельность КПМ, Ассоциации ветеранов, Новодемократической лиги молодежи и Всемалайской федерации профсоюзов в Малайской Федерации и Сингапуре.

Начало «Чрезвычайки» отличалось обоюдной неподготовленностью, непониманием ситуации, недооценкой противника и завышенными ожиданиями.

Командующий войсками в Малайе генерал-майор Чарльз Бучер, боровшийся после войны с греческими партизанами, заявил на заседании Законодательного совета, докладывая о своем плане мгновенного сокрушения коммунистов: «Могу сказать, что это едва ли не самая легкая проблема из тех, что когда-либо стояли перед мною. Несмотря на преимущества, которые дают ему природные условия, враг намного слабее технически и менее храбр, чем греки или даже краснокожие индейцы». Генерал, как и многие, искренно верил своим словам. Через несколько месяцев он вернулся в Англию больным, разочарованным, сломленным человеком и вскоре умер.

Партизанским отрядам на первых порах противостояли более 10 тыс. полицейских, восемь английских и три малайских пехотных батальонов, авиаполк и артиллерийская часть, расквартированная в Сингапуре9. Опыта борьбы с партизанами все эти силы не имели, разведывательная служба отсутствовала, удары наносились вслепую. Поскольку партизаны сосредоточили внимание на нападении на плантации и рудники, англичанам приходилось распылять имевшиеся силы и полагаться на инициативу «белого» персонала. Серьезнее оказались для англичан просчеты социально-политические. КПМ успела вывести свои основные кадры из городов в джунгли, создать там базы и тайники с оружием и, основное, заручиться поддержкой сквотте-ров (в массе своей китайцев) и возобновить установленные еще в годы антияпонской борьбы дружественные отношения с або-

ригенами малайских джунглей. В борьбе с партизанами англичане натолкнулись на недоброжелательность массы китайского населения, сочувствовавшего своим соотечественникам и с воодушевлением следившего за успехами КПК в гражданской войне.

Застигнутая в значительной мере врасплох, КПМ также не смогла достичь успехов, которые бы заставили колонизаторов отступить. Вероятно у руководства КПМ существовал план, скопированный со стратегии КПК (хотя трудно сказать, насколько сами ведущие коммунисты Малайи в него верили): подорвать экономическую мощь колонизаторов, разрушив рудники и плантации, главным образом в поясе, прилегавшем к джунглям; затем создать «освобожденные районы», контролируемые КПМ; и наконец, развернуть народное восстание во главе с освободительной армией, которая соединит «освобожденные районы» в единый массив, а вслед за тем изгонит колонизаторов из Малайи10.

В первые месяцы «Чрезвычайки» партизаны многие из которых имели опыт борьбы с японцами, наносили противнику неожиданные удары, предпринимая даже операции достаточно крупного масштаба. Главной мишенью стали каучуковые плантации, откуда англичане в те годы черпали основные доходы. В 1948-1949 гг. плантаторы и управляющие плантациями были основным объектом нападений партизан. По разным данным, примерно десятая часть европейских плантаторов погибла в это время11.

Но несмотря на успехи, которые сопутствовали партизанам, они не смогли приступить к реализации второй части плана - созданию «освобожденных районов». Такая территория просуществовала лишь на протяжении нескольких месяцев в изолированном джунглями бездорожном районе на юге северовосточного султаната Келантан.

КПМ оказалась отрезанной от городов. И хотя до 19531954 гг. численность партизан оставалась достаточно весомой (4-5 тыс. человек в конце 40-х и около 8 тыс. - в начале 50-х годов)12, они не могли долгое время противостоять современной армии и полиции. Но главное: за КПМ не пошло не только

^ т т ^ о ^

некитайское население. И китайцы в основной своей массе ос-

тавались в лучшем случае сочувствовавшими партизанам, но отнюдь не их активными помощниками. К тому же развеялись иллюзии на помощь коммунистов Китая. Эти иллюзии, кстати, были чисто внутренним продуктом: КПК с началом «Чрезвычайки» заявила о невмешательстве в «малайские дела».

К концу 1948 г. стало ясно, что, с одной стороны, КПМ не может реализовать свой план - поднять народ Малайи на вооруженную борьбу с колонизаторами, а, с другой, англичане не в состоянии сломить сопротивление той достаточно значительной части населения, которая поддерживала (по разным причинам) коммунистов.

В начале 1949 г. была оформлена структура партизанского движения. Руководство принадлежало Центральному комитету, а точнее Политбюро ЦК КПМ, генеральным секретарем которого оставался Чинь Пэн. ЦК подчинялись три региональных бюро: Северное, Центральное и Южное. Ниже располагались комитеты штатов и дистриктов, местные комитеты и партячейки.

В феврале 1949 г. партизанские отряды были объединены в Освободительную армию народов Малайи (ОАНМ) во главе с Центральным военным комитетом, подчинявшимся ЦК КПМ. Теоретически в каждом штате-султанате дислоцировалась боевая единица, именуемая полком (от 400 до 700 бойцов), а в дистриктах - роты или взводы. Обычно возглавлял полк или являлся комиссаром полка один из членов партийного комитета штата.

Эта так стройно выглядевшая на бумаге система на практике была иной. С течением времени все труднее стало поддерживать постоянные связи между центром и партизанскими отрядами; партизаны все меньше действовали крупными силами, предпочитая разделяться на мелкие группы. Но в 19481950 гг. - годы наибольших успехов ОАНМ - в целом эта система, дополненная организацией постоянных лагерей в джунглях, строгими уставом и дисциплиной, действовала достаточно эффективно.

Главной опорой ОАНМ была восходящая ко временам ан-тияпонского сопротивления организация Минь Юнь, объединявшая китайское население, сочувствовавшее или вынужден-

ное сочувствовать партизанам. Костяком организации были сквоттеры, многие из которых участвовали в боевых действиях. Члены Минь Юнь снабжали партизан продовольствием, деньгами и информацией.

Для борьбы с партизанами были переброшены воинские подразделения из различных частей Британской империи. Всего против партизан в середине 50-х гг. действовало 40 тыс. регулярных войск, около 70 тыс. полицейских и 250 тыс. человек внутренней охраны13. В операциях против партизан принимали участие значительные военно-морские и военно-воздушные силы. Заинтересованные в подавлении партизанского движения в Малайе, которая приобрела после начала войны в Корее особое значение как источник важных стратегических товаров и плацдарм для борьбы с национально-освободительным движением в Юго-Восточной Азии, США активно помогали англичанам оружием, снаряжением, субсидиями. В войне приняли участие также австралийские и новозеландские воинские части. В борьбе с партизанами и сочувствовавшим им населением применялись самые жестокие и бесчеловечные методы.

В апреле 1950 г. после жарких дебатов в парламенте, выявивших невозможность чисто военными мерами покончить с партизанской борьбой, английское правительство назначило 55летнего генерал-лейтенанта в отставке Гарольда Бриггса «директором операций», поручив ему «планировать, координировать и руководить антибандитскими операциями полиции и вооруженных сил». Верховный комиссар Г. Гёрни должен был заниматься лишь делами, относящимися к сфере гражданского управления.

Главным в «Плане Бриггса» стало расселение сквоттеров. Они переселялись (в основном насильственно) в специально созданные на удалении от джунглей «новые деревни», которые обносились колючей проволокой и охранялись полицией. Администрация ввела жесткие правила, касавшиеся снабжения «новых деревень»: продовольствие завозилось небольшими партиями, контролировалось потребление семей, выходившим и отъезжавшим на работу не разрешалось иметь с собой какие-либо съестные припасы14.

Постепенно власти обустраивали «новые деревни»:

строились дороги, осушались болота, проводились вода и электричество, открывались школы. Бывшие сквоттеры могли работать на создававшихся в связи со спросом на каучук после начала войны в Корее плантациях.

К 1953 г. было создано 400 «новых деревень» и расселено более 400 тыс. сквоттеров. Расселение нанесло серьезный удар по партизанскому движению и подорвало силу Минь Юнь. Партизаны стали уходить в джунгли, теряя связь с населенными районами, затрачивать больше времени на элементарное выживание в ущерб вооруженной борьбе. Главным источником продовольствия становился урожай с расчищенных в джунглях участков, которые стремилась найти британская авиация: если такие участки обнаруживались, их заливали напалмом (как и партизанские лагери).

К концу 1951 г. руководство КПМ столкнулось с серьезными проблемами. Создать освобожденные районы не удалось, равно как и привлечь на свою сторону массу населения; стали давать первые результаты мероприятия властей по устройству «новых деревень»; начались политические шаги по созданию организации китайского населения страны, противостоящей КПМ. Обнаружились разногласия в руководстве КПМ.

В октябре 1951 г. Политбюро ЦК КПМ, штаб-квартира которого находилась в джунглях в отдаленном районе Ментакаб в штате Паханг, распространило ряд директив15. Провозглашалось, что «работа по консолидации и организации масс» важнее «сокрушения врага вооруженным путем». Внимание должно быть сосредоточено на создании «единого фронта всех национальных общин и всех классов», причем следует «избегать насильственных действий, которые отталкивают крестьян и рабочих», ОАНМ должна отказаться от нападений на «новые деревни». Был наложен запрет на нападения на почты, источники водоснабжения, электростанции и другие коммунальные службы, запрещалось устраивать взрывы в людных местах, поджигать религиозные учреждения, нападать на кареты скорой помощи. Партия должна поддерживать насущные требования населения, возбуждать недовольство непопулярными и дискриминационными действиями властей, работать в профсоюзах и отказаться от нападений на членов ОМНО и других малайских политиче-

ских организаций.

Директивы Политбюро ЦК КПМ в тот момент не оказали большого влияния на действия партизан, поскольку связь центра и подразделений на местах была нерегулярной и затруднительной; и парторганизации и вооруженные отряды в различных штатах действовали все более автономно. Это наглядно обнаружилось, когда через неделю после опубликования новых директив, утром, в субботу 7 октября 1951 г. из-за засады был обстрелян кортеж верховного комиссара, направлявшегося вместе с женой на уикэнд в горную местность, расположенную в 105 км от Куала-Лумпура. Верховный комиссар Г. Гёрни был убит, леди Гёрни и остальные уцелели.

Лондон, где лейбористов сменили консерваторы, заявил, что необходимы политические перемены в стране и главное -привлечение на сторону властей массы китайского населения.

В январе 1952 г. верховным комиссаром Федерации был назначен генерал Джеральд Темплер. Британское правительство нарушило колониальную традицию и сосредоточила военную и гражданскую власть в одних руках: верховный комиссар Тем-плер стал и командующим войсками. С Темплером, который получил неограниченные полномочия, связано не только ужесточение борьбы с партизанами, но и более определенные, чем прежде, политические шаги колонизаторов. В инструкции ему обращалось внимание на то, что следует учитывать традиции, культуру и обычаи различных национальных общин.

Темплер не столько генерировал новые идеи и методы, сколько систематизировал и осуществлял их проведение в жизнь с огромной энергией, жесткостью и настойчивостью. Террор и репрессии при нем приобрели продуманный и назидательный характер. Так, в марте 1952 г. состоялось показательное коллективное наказание жителей города Танджонг-Малим, и этот «опыт» генерал широко распространил по всей стране16.

После нападения в марте 1952 г. на ремонтную (починка водопровода) бригаду и полицейских в Танджонг-Малим прибыл Д. Темплер. Он объявил о введении чрезвычайных мер: никто не покидает город, нельзя выходить из домов в течение 22 часов из 24, магазины и лавки работают два часа в сутки, школы закрываются, норма выдачи риса сокращается в два

раза. Затем Темплер внедрил в городе метод получения информации, который затем был применен и в других населенных пунктах. Солдаты и полицейские обходили дома и оставляли лист бумаги, на котором обитателям предлагалось анонимно написать имена тех, кого они считали коммунистами или сочувствовавшими последним, с гарантией, что прочитать донос сможет только Темплер. Через 24 часа солдаты возвращались и складывали листы в запечатанный ящик. Представители города или деревни сопровождали ящик в Куала-Лумпур, где генерал публично распечатывал его, опрокидывал содержимое на большой стол и изучал доносы. В Танджонг-Малиме полиция сразу же по таким доносам арестовала около 40 китайцев, которые были отправлены в концлагерь. Танджонг-Малим был обнесен колючей проволокой с башнями по периметру, на которых установили мощные прожекторы и пулеметы.

Коллективные наказания стали обычной практикой в «эру Темплера», как в историографии иногда именуется период 1952-1954 гг. Англичане усилили военные и пропагандистские действия. Более четко разграничили функции армии и полиции, активно использовали авиацию для аэрофотосъемки джунглей, нахождения партизанских лагерей и разбрасывания листовок, стали сооружать форты в глубине тропического леса, служившие опорными пунктами по работе с аборигенами, которых в конечном счете удалось оторвать от партизан. Главные же усилия были обращены на «новые деревни». Расселение сквотте-ров происходило более продуманно и менее жестко, все большее число «новых деревень» обустраивалось (водопровод, электричество, школы, медпункты), проводились выборы в деревенские советы и возрастала численность деревенских стражников, в основном из китайцев.

Темплер покинул Малайю в 1954 г. оставив своему преемнику если не «умиротворенную», то значительно более спокойную страну. Сказались общая усталость населения, неравенство сил, невозможность получить помощь из Китая, система мер, предпринятых колониальными властями (переселение сквоттеров, непрерывное патрулирование, бомбежки партизанских лагерей и уничтожение с помощью напалма участков в джунглях, занятых продовольственными культурами, отход

аборигенов от поддержки партизан, контроль над «новыми деревнями», жесткое регулирование передвижения и продовольственного снабжения, террор и запугивание в сочетании с поощрением доносительства, службы в полиции и сельской жандармерии и т.д.), а также политические шаги навстречу многонациональной элите общества, прежде всего малайской. В сентябре 1953 г. впервые появилась «белая зона», где были отменены меры чрезвычайного характера. В последующие два года «белые зоны» охватили уже около половины территории Федерации17.

В конце 1953 г. Политбюро ЦК КПМ приняло решение перевести основные базы на территорию Таиланда: на границе с Пераком и поблизости от границы с Перлисом. В этих районах существовали китайские поселения, малайское население находилось в оппозиции к Бангкоку, а местные власти, уставшие от бесчинств гоминьдановских бандитских шаек, появившихся в Южном Таиланде после разгрома Чан

Кайши в 1949 г., даже приветствовали действия отрядов

18

ОАНМ, которые навели порядок в приграничье . Это привело к ослаблению связей центра с партизанскими отрядами на территории Федерации и разрозненности действий в условиях, когда резко сократилась численность ОАНМ, приток в которую новых бойцов иссякал: если в 1951 г. в ее рядах, по британским данным, было примерно 8 тыс. человек, то к 1956 г. - 2 500 человек.

«Чрезвычайка» и партизанское движение тесно переплелись с политическими изменениями в Федерации и в конечном счете, в значительной мере повлияли на движение страны к независимости. Возглавляемая Компартией вооруженная борьба, которую, несмотря на огромное превосходство в силах, англичане не смогли подавить, усиление экономической и политической активности в стране, нарастание в международном масштабе национально-освободительного движения - все эти причины вынуждали колонизаторов к изменению своих первоначальных планов полностью сохранить колониальный режим в Малайе. С одной стороны, англичане все больше заигрывали с буржуазно-феодальными партиями, идя на дальнейшие уступки имущим слоям, чтобы заручиться их помощью в борьбе с ком-

мунистами и сохранить свои позиции в стране. С другой стороны, имущие слои различных национальностей стремились использовать затруднения английских властей и их страх перед освободительной борьбой народных масс, добиваясь получения все больших политических и экономических прав. В целях как консолидации своих сил для получения уступок от колонизаторов, так и для борьбы с левым крылом национальноосвободительного движения, политические партии местной буржуазии и феодалов объединились, создав коалицию Объединенной малайской национальной организации и буржуазной Китайской ассоциации Малайи (КАМ), к которой присоединилась партия индийской буржуазии - Индийский конгресс Малайи (ИКМ). Присоединение ИКМ к коалиции, получившей название Альянса, означало окончательное оформление блока феодально-буржуазной малайской верхушки и чиновничества с буржуазией (преимущественно крупной и средней) китайского и индийского происхождения.

После выборов 1955 г., давших Альянсу большинство в Законодательном совете Малайской Федерации, начались англо-малайские переговоры о предоставлении независимости. Правительство лидера ОМНО (и Альянса) Абдул Рахмана сделало шаг, снискавший ему большую популярность: оно пошло на переговоры с Компартией. К середине 50-х годов позиция руководства КПМ изменилась: надежды на победу в партизанской войне рухнули и началась эпоха разрядки международной напряженности. 1 мая 1955 г. руководители КПМ выразили готовность вступить в переговоры, предложив «созвать конференцию самых различных партий и организаций», чтобы изу-

19 Тт

чить пути «возвращения к нормальному положению» . И хотя британские власти отвергли это предложение, 4 июля 1955 г. КПМ его повторила. После выборов 1955 г. превратившийся в общенационального лидера Абдул Рахман настоял на переговорах с КПМ. 9 сентября 1955 г. его правительство провозгласило амнистию участникам партизанского движения, желавшим сдаться властям. Хотя практических результатов это не имело (сдались несколько человек), КПМ в ответ на инициативу Альянса предложила в конце сентября начать переговоры с целью положить конец войне.

28-29 декабря 1955 г. в горной деревушке Балинг, неподалеку от малайско-таиландской границы главный министр Малайской Федерации Тунку Абдул Рахман, главный министр Сингапура Дэвид Маршалл и председатель Китайской ассоциации Малайи Тань Чэн Лок встретились с делегацией КПМ и

ОАНМ, возглавляемой генеральным секретарем КПМ Чинь Пэ-

20

ном . К этому времени партизанское движение и КПМ находились в сложном положении. Компартия утратила связи с пролетариатом, а после переселения сквоттеров потеряла опору и в деревне. Будучи по национальному составу в основном китайской, КПМ не смогла завоевать серьезных позиций в малайском крестьянстве. Появление легальных левых партий и программа Альянса, предусматривавшая получение независимости, повлияли также на тех, кто ранее сочувствовал коммунистам, не видя в условиях Малайи других сил, боровшихся за независимость страны. Сказалась и общая усталость партизан и огромный численный перевес лучше вооруженной и располагавшей

^ ^ ^ ^ т~\

современной техникой английской армии. В результате к моменту переговоров в Балинге партизанское движение ограничивалось северными районами Малайи, сплошь покрытыми джунглями и удаленными от основных центров страны.

Переговоры в Балинге закончились неудачей. Лидеры Малайи и Сингапура соглашались только на амнистию участникам вооруженной борьбы, тогда как руководство КПМ настаивало на легализации Компартии и разрешении ее членам заниматься политической деятельностью. Лидеры Альянса использовали переговоры в Балинге для увеличения своего политического капитала и усиления в стране антикоммунистической пропаганды, представляя коммунистов в глазах общественного мнения препятствием на пути достижения независимости. В марте 1956 г. Абдул Рахман публично обратился к Чинь Пэну с призывом сложить оружие. Одновременно были предложены новые условия сдачи для партизан и обещано, что те из сдавшихся партизан, кто желают этого, могут выехать в Китай без всяких расследований их прошлой деятельности.

В марте 1957 г. КПМ предприняла еще одну попытку окончить войну, предложив в качестве условий возможность для членов КПМ вести нормальную жизнь, участвовать в выбо-

рах и иметь право быть избранными в законодательные органы, получение гарантии, что вышедшие из джунглей партизаны не будут подвергаться преследованиям. Хотя эти условия даже не предусматривали признания Компартии как легальной политической силы, Абдул Рахман, уже наживший политический капитал на переговорах с КПМ, отказался их обсуждать, заявив, что борьба может быть прекращена только на условиях, выдвинутых им в Балинге.

На следующий день после провозглашения независимости Малайской Федерации, 1 сентября 1957 г. руководство КПМ выдвинуло новые предложения, долженствовавшие, по его мнению, положить конец военным действиям. В ответ правительство Малайи объявило о «новых и последних условиях сдачи партизан», получивших название амнистии Независимости. Согласно этим условиям, сдавшиеся партизаны могли уехать в Китай вместе с семьями без расследования их деятельно-сти21. Многие члены КПМ, включая местных руководителей партизанского движения, стали сдаваться властям. К концу 1958 г. силы КПМ и ОАНМ были серьезно подорваны. Продолжали существовать несколько лагерей в глубоких джунглях

на границе с Таиландом, численность бойцов в которых не пре-

22

вышала 350 человек . На пленуме ЦК КПМ было вынесено решение о свертывании вооруженной борьбы, рассредоточении на малые группы и переход на таиландскую территорию или в Индонезию, разрешении пожилым, больным и семейным пар-

23

тизанам сдаться властям и вернуться к мирной жизни .

31 июля 1960 г. правительство Малайи объявило о конце «Чрезвычайки» - трагической страницы в истории страны. Она принесла смерть во многие дома24, породила атмосферу насилия, беззакония и произвола и - едва ли не главное в условиях Малайзии - обострила этническую неприязнь между китайцами и малайцами. Отголоски и последствия «Чрезвычайки» ощущались (и ощущаются) и спустя долгое время после официального ее прекращения.

Партизанские базы КПМ продолжали существовать в Южном Таиланде до конца 80-х гг. XX в. КПМ была значительно ослаблена в период «культурной революции» в Китае, когда происходила «охота за ведьмами» в партизанских

лагерях. 2 декабря 1989 г. было подписано соглашение о прекращении военных действий между КПМ и властями Малайзии и Таиланда, а в начале 1992 г. КПМ заявила о самороспуске. Выступая на церемонии расформирования одного из партизанских подразделений в Южном Таиланде, Чинь Пэн заявил, что «соглашение является почетным и выгодным для всех сторон... от него выиграли как политики, так и простой народ»25.

1 Miller H. Menace in Malaya. L., 1954; Mills L.A. Malaya: a Political and Economic Appraisal. Minneapolis, 1958; McVey Ruth T. The Calcutta Conference and the Southeast Asian Uprising. Ithaca, 1958; The Fight Against Communist Terrorism in Malaya, L., 1962.

2 Бондаревский Г.Л. Национально-освободительная борьба народов Малайи после II мировой войны // Вопросы истории. М.,

1950, № 4; Ефанов И. и Стах Г. Национально-освободительное движение народов Малайи. М., 1956; Руднев В.С. Очерки новейшей истории Малайи (1918-1957). М., 1959; он же. Малайя (1945-1963).

М., 1963; Линь Фан-шэн. Малайя. М., 1956

Stenson M. Industrial Conflict in Malaya: Prelude to the Communist Revolt in 1948. Kuala Lumpur, 1970, p. 124.

4 Урляпов В.Ф. Об одном предательстве (малоизвестная страница истории коммунистического движения в Британской Малайе // Восток (Oriens). 2007, № 4, с. 140-141.

5 Chin Peng. My Side of Story as Told to Jan Ward and Norma Miraflor. Singapore, 2003, p. 207-208.

6 Andaya B.W. and Andaya L.Y. History of Malaysia. London and Basinggtoke, 1982, p. 258.

7 Miller H. Op. cit. p. 79-80.

Чинь Пэн в своих воспоминаниях, взяв на себя ответственность за убийства в Сунгей-Сипуте, написал, что они были ошибкой, поскольку побудили английские власти нанести удар по еще неотмобилизованной КПМ (Chin Peng. Op. cit. p. 222).

9 Miller H. Op. cit., p. 87.

10 Gullick J.M. Malaysia. L., 1969, p. 112.

11 Mills A. Op.cit., p. 52.

12 Gullick J.M. Op. cit., p. 112.

13 Ibid.

14 Suryanarayan V. The Revolt that Failed:Communist Srruggle for Power in Malaya 1948-60 // China Repoort. 1978, № 5-6, p. 15.

15 Hanrahan Z.G. The Communist Struggle in Malaya. N.Y., 1954. App. 6, p. 130-133.

16 Miller H. Op. cit., p. 206-210.

17 Suryanayrayan V. Op. cit., p. 19.

18 Chin Peng. Op. cit., p. 327.

19 Short A. The Communist Insurrecttion in Malaya 1948-1960. L.,

1975, p. 460.

20

На переговорах присутствовали также председатель КПМ малаец Муса бин Ахмад и его заместитель - индиец Билан, что должно было подчеркнуть многонациональный характер партизанской борьбы.

21 Miller H. Jungle War in Malaya. L., 1972, p. 172.

22 Chin Peng. Op. cit., p. 403.

23 Miller H. Jungle War in Mal,aya, p. 198.

24

Убитые Раненые Взятые в плен или пропавшие Сдавшиеся

Партизаны б.711 Не известно 1.289 2.7G4

Правительственные силы 1.8б5 2.56G - —

Гражданские лица 2.473 1.385 810 -

И с т о ч н и к и: Short A. The Communist Insurrection in Malaya,

1948-1960. N.Y., 1975, p. 160.

25 Said Zahari. Meniti Lautan Gelora. Sebuah Memoir Politik. Kuala Lumpur, 2001, hal. 311.