Научная статья на тему 'Черты историзма в паломническом очерке А. Н. Муравьева «Троицкая Лавра»'

Черты историзма в паломническом очерке А. Н. Муравьева «Троицкая Лавра» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
124
28
Поделиться
Ключевые слова
ПАЛОМНИЧЕСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ / ОЧЕРК / ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН / ИСТОРИЗМ / ДРЕВНЕРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА / ЛЕТОПИСНОЕ ПОВЕСТВОВНИЕ / PILGRIMAGE / AN ESSAY / A HISTORICAL NOVEL / HISTORICAL / ANCIENT RUSSIAN LITERATURE / CHRONICLES THE STORY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Александрова-осокина Ольга Николаевна

Статья обращена к изучению некоторых аспектов жанра паломнического путешествия. На материале очерка А.Н. Муравьева «Троицкая Лавра» из книги «Путешествие по святым местам русским» показано, что паломнические путешествия, описывающие религиозные центры России, сближались с исторической прозой и разрабатывали формы художественного освоения национального историко-культурного пространства

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Александрова-осокина Ольга Николаевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Features of Historicism in the Pilgrimage Essay of A.N. Muraviev «Trinity Large Monastery»

The article is addressed to the study of certain aspects of the genre of pilgrimage. On the material of the essay of A.N. Muraviev «Trinity Large monastery» from the book «Journey to the sacred place of Russian» showed that the pilgrimage journey, describing the religious centers of Russia, as well as historical fiction and publicism have mastered the forms of artistic description of the national historical and cultural space

Текст научной работы на тему «Черты историзма в паломническом очерке А. Н. Муравьева «Троицкая Лавра»»

Филологические науки

УДК 821.0 — 82-1 /-4

Александрова-Осокина Ольга Николаевна Olga Alexandrova-Osokina

ЧЕРТЫ ИСТОРИЗМА В ПАЛОМНИЧЕСКОМ ОЧЕРКЕ А.И. МУРАВЬЕВА «ТРОИЦКАЯ ЛАВРА»

FEATURES OF HISTORICISM IN THE PILGRIMAGE ESSAY OFA.N. MURAVIEV «TRINITY LARGE MONASTERY»

Статья обращена к изучению некоторых аспектов жанра паломнического путешествия. На материале очерка А.Н. Муравьева «Троицкая Лавра» из книги «Путешествие по святым местам русским» показано, что паломнические путешествия, описывающие религиозные центры России, сближались с исторической прозой и разрабатывали формы художественного освоения национального историкокультурного пространства

Елючевые слова: паломническое путешествие, очерк, исторический роман, историзм, древнерусская литература, летописное повествование

The article is addressed to the study of certain aspects of the genre of pilgrimage. On the material of the essay of A.N. Muraviev «Trinity Large monastery» from the book «Journey to the sacred place of Russian» showed that the pilgrimagejourney, describing the religious centers of Russia, as well as historical fiction and publicism have mastered the forms of artistic description of the national historical and cultural space

Key words: pilgrimage, an essay, a historical novel, historical, ancient Russian literature, chronicles the story

В литературе первой половины XIX в., когда процессы «отхода от коренной православной духовности» [7; С. 29], начавшиеся еще в XVIII в., сменились процессами, противостоящими «расцерковле-нию общества» [16; С. 214], возрождается жанр паломнического путешествия — описания посещений Святых мест (см., в частности: Муравьев А.Н. Путешествие ко святым местам в 1830 году. — М.: Инд-рик, 2007; Муравьев А.Н. Путешествие по Святым местам русским. — Репринтное издание. — М., 1990.; Норов A.C. Путешествие по Святой Земле в 1835 году.

— М.: Индрик, 2008. — 292 с.; Вяземский П.А Путешествие на Восток (18491850) / Святые места вблизи и издали: Путевые заметки русских писателей I пол. XIX в. - М., 1995. - С. 25-287. См. библиографию литературных паломни-

ческих путешествий: Пономарев С.И. Иерусалим и Палестина в русской литературе, науке, живописи и переводах. СПб., 1877; Хитрово В.Н. Палестина и Синай. ППС. Ч. 1, вып. 1. СПб., 1876. (Библиографический указатель книг и статей о Святых местах Востока); Моклецова И.В. «Хождения» в русской культуре и литературе X XX веков. Ч 1. / МГУ им. М.В.Ломоносова, факультет иностранных языков. М., 2003. —С.64 — 65; Ставроу Т. Г., Вейнсенсел Питер Р. «Русские путешественники на христианский Восток за период с XII по XX век. Аннотированная библиография. Колумбия, Огайо,1986 (на англ. яз.).

Отечественное литературоведение последних двух десятилетий обращается к изучению этого явления: издаются отдельные произведения и сборники текстов (см.,

в частности: Путешествия в Святую Землю: Записки русских паломников и путешественников XII-XX веков. — М., 1995. — 256 с.; Святые места вблизи и издали. Путевые заметки русских писателей 1 пол. 19 века. — М., 1995. — 367 с.; Берг Н.В. Иерусалим. — М.: Индрик, 2007. — 79 с.; Инок Парфений (Агеев) Странствования по Афону и Святой Земле. — М.: Индрик, 2008. — 271 с.; Муравьев А.Н. Путешествие ко святым местам в 1830 году. — М.: Индрик, 2007; Норов A.C. Путешествие по Святой Земле в 1835 году. — М.: Индрик, 2008. — 292 с.), рассматриваются проблемы жанрово-стилевого генезиса и поэтики [см.: 2; 3; 4; 6; 10; 15]. Проделанная работа обозначила общие тенденции в развитии паломнического жанра и одновременно с этим выявила перспективы для его дальнейшего изучения.

В отличие от древнерусского хождения, которое было связано с практикой религиозного паломничества, описание путешествий в Святые места в «светской» литературе могло быть обусловлено как религиозно-духовным поиском писателя, так и иными, научными или эстетическими интересами, фактами личной биографии. В жанровом отношении паломническое путешествие соединяло в себе черты хождения, литературного путешествия, духовной литературы, исторической прозы. Изучение многообразия жанрово-стилевых воплощений паломнической прозы позволит внести уточнения в общую картину ее развития.

Появление в 30-х гг. XIX в. двух книг А.Н. Муравьева — «Путешествие ко святым местам» (1832) и «Путешествия по святым местам русским» (1836) стало заметным событием в русской литературе. Об этом свидетельствует, в частности, отклик A.C. Пушкина, который писал о «Путешествии ко святым местам»: «С умилением и невольной завистью прочли мы книгу г. Муравьева. <...> Молодой наш соотечественник <...> посетил Святые места как верующий, каксмиренныйхристианин» [9; С. 332].

Содержанием книги «Путешествие по святым местам русским» стало описа-

ние русских религиозных центров: Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Ростова, Нового Иерусалима, Валаама; последующие издания включали описания Кремля, монастырей Москвы, Киева, Новгорода. «Путешествие» состоит из отдельных очерков, собранные воедино, они создают образ «Святой Руси».

В предисловии к первому изданию книги А. Н. Муравьев писал о причинах, побудивших его обратиться к описанию русских монастырей: «помню, как смутили меня иноки Иерусалимские, когда <...> начали спрашивать о Троицкой Лавре, и я должен был им признаться, что хотя родился в Москве, никогда не видел сей родственной святыни, близкой сердцу каждого Русского» (здесь и далее «Путешествие по Святым местам русским>> цитируется по изданию: Муравьев А.Н. Путешествие по святым местам русским: Репринтное воспроизведение издания 1846 г. — М.: Книга, СПб.: Внешиберика, 1990. —287 с. С указанием страниц в тексте в круглых скобках) (V). Так патриотическое нравственное чувство, желание воскресить страницы русской религиозной истории, восполнить пробел в личном историческом знании послужили импульсом для разработки темы, определившей дальнейшее творчество писателя (русским святыням А.Н. Муравьев посвятил: «Святые горы и Оптина пустынь>> (1852), «Русская Фи-ваида на Севере>> (1855и др. изд.), «Древности и символика Киево-Софийского собора>> (1863). «Раскол, обличаемый своею историею» (1854), «.Жития святых российской церкви. Так же иверских и славянских и местночтимых подвижников благочестия>> (1855-1858), «Подвиги Соловецкой обители>> (1855), «Житие святителя Афанасия, патриарха Цареградского, Лубенского чудотворца>> (1863), «Житие святителя Тихона Задонского» (1864) и др.).

В очерке «Троицкая Лавра», как и в целом в «Путешествии», узнаваемы черты паломнического жанра: большое внимание уделено религиозному экфрасису, детали ландшафтно-архитектурного комплекса

Сергиева Посада и Подмосковной Вифании прочитываются как священная топография (рассказываются историко-религиозные или библейские сюжеты, связанные с этими местами, чудеса и т. д.); образ автора сближается с типом автора-паломника (он участвует в богослужениях, поклоняется иконам и святыням). Но, вместе с тем, доминирующим началом является исторический подход: внимание приковано к событиям русской истории, связанным с Лаврой.

Интерес к исторической теме А. Н. Муравьева не случаен: с начала XIX в. русская философско-эстетическая мысль направлена к изучению отечественной истории, духовных корней русской государственности, к осмыслению своеобразия русского национального характера (в литературе 30-х гг. интерес к отечественной истории находит отражение в произведениях: М. Загоскина «Юрий Милославский, или русские в 1612 году» (1829), «Рославлев, или Русские в 1812 году» (1831), «Аскольдова могила» (1833); И. Лажечникова «Последний Новик» (1831-1833); Н. Полевого «Клятва при гробе господнем» (1832); Гоголя «Тарас Бульба» (1833). В этот период «светская духовность <...> являет исключительную по силе попытку творческого освоения древних духовных преданий Отечества, преданий, восходящих к истокам славянской письменности и составляющих <...> основание для дальнейшего развития русского художественного слова» [7; С. 197].

В очерке на первом месте стоят размышления автора о роли Троицкой Лавры в событиях отечественной истории. Она показана как символ русской силы, твердости народного духа, национального объединения. В исторической перспективе Лавра открывается автору «во всем блеске своей народной славы» (С. 12); «сияет как драгоценнейший камень в венце Московском» (С. 20); стоит «на распугни всего великого и славного» (С. 9), это «краеугольный камень царства Московского и всея Руси» (С. 4), «в ней отзываются все сильные перевороты и смятения княжения Московского, которого она сделалась главною святынею» (С. 11).

Муравьев «открывает» особый тип национального героя: наряду с военным подвигом кн. Михаила Шуйского, воевод Долгорукова, Минина и Пожарского он называет Преподобного Сергия, Дионисия, Авраамия Палицына, инокаАфанасия Ощерина. «Когда более не существовало ни царя, ни Патриарха, когда не было самой Москвы, полтора года томившейся иод игом польским, тогда Лавра сделалась сердцем всея Руси. Дионисий один заменил все власти и, как видимый покров Св. Сергия, осенил всю землю русскую и собрал ее к развалинамстолицы» (С. 22-23).

На арену исторических действий выдвигается тип религиозного подвижника, святого, который оказывается героем не только силой личного нравственного примера, но влияет на события религиозномистической стороной своей деятельности — молитвой, обращением к небесным заступникам. «Воззри духовным оком, на какие таинственные области разделена вся Россия; у каждого града свой предстатель: здесь молится Сергий, в Ростове Дмитрий и Даниил в Переяславле, в Москве же целый ликугодников» (С. 50).

Таким образом, история рассматривается не только как совокупность видимых фактов и причинно-следственных связей, но как отражение Божественной воли, наказания или заступничества. В таком видении миссия святого осуществляется в молитвенном предстоянии: «время общественных бедствий — есть его время: когда все уже кажется гибнущим, тогда воздвигается Сергий» (С. 7).

Обращение к событиям прошлого ставило перед автором задачу выбора языка повествования. Эта проблема была осознана критикой как первостепенная еще с начала XIX в.: «Наши писатели вместо того, чтобы вникать в характеры российского народа, в дух российской древности <...> нашли, что гораздо легче, изобразив на декорациях вид Москвы и Кремля, заставить действовать каких-то нежных красноречивых французов, назвав их Труворами и даже Миниными и Пожарскими», - писал в 1801 г. А.И. Тургенев [13; С. 44]. Через

двадцать с лишним лет ему вторил A.A. Бестужев: «Мы выросли на одной французской литературе, вовсе несходной с нравом русского народа, ни с духом русского языка» [1; С. 59].

Задача обретения слога, соответствующего духу исторического времени, оставалась актуальной и для А.Н. Муравьева. Ориентиром для писателя становится художественно-эстетический опыт древнерусской литературы. Освещая события Смутного времени, Муравьев ориентируется на произведения литературы XVII в. — «Сказание Авраамия Палицына» и житие архимандрита Дионисия (Авраамий Палицын. Сказание об осаде Троицкаго Сергиева монастыря от поляков иЛитвы; и о бывших потом в России мятежах, сочиненное онаго же Троицкаго монастыря келарем Аврамием Палицыным. — Москва: В Синодальной типографии, 1822. Канон Преподобному отцу нашему Дионисию, архимандриту Сергиевы Лавры, Радонежскому чудотворцу с присовокуплением жития его. — Москва: В Синодальной типографии, 1817). Так, вчастности, монументальный историзм летописи [термин Д.С. Лихачева] повлиял на особенности историзма очерка.

Для иллюстрации этой мысли приведем пространную цитату. «Около сего времени возвратился из-под Смоленска знаменитый Келарь Авраамий Палицын, два раза уже прокормивший Москву при Шуйском монастырскими хлебами; <...>оии Дионисий <...> отправили в Переяславль грамоту к воеводам Волынскому и Волконскому, моля о скорой помощи; во все соседние и дальние пределы помчались гонцы их <...> поднялись воеводы Переяславльские и от Калуги Князь Трубецкой, и от Коломны Ляпунов, и Заруцкий от Тулы и от Владимира Про-совецкой <...> новые грамоты к владыке Казанскому Ефрему и в понизовые земли и на поморе подвигли к Москве новых защитников <...> тогда неусыпный Дионисий <...> разослал еще гонцов в Ярославль и Владимир и Нижний, где вспыхнула искра чистого самоотвержения в сердце Минина, и пролилась от нея пламя по всему наро-

ду и, наконец, сосредоточилась сила, долженствовавшая освободить отечество» (С. 26-27).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Приведенный текстовой фрагмент охватывает значительную информацию. События называются, перечисляются, но не комментируются, не раскрываются сюжетно. Каждый из названных фактов в силу своей значительности мог бы быть развернут в отдельное повествование, но цель автора — не рассказ об отдельных эпизодах (какими бы важными сами по себе они не были), а передача общего хода истории. Все события

— называются как равноправные элементы общей исторической картины. «Нанизывание» повторяющихся фактов переключало внимание на внутренние связи, указывало на высший провиденциальный смысл происходящего, «особую, стоящую над частными событиями историческую правду» [5; С. 267], создавало «впечатление неохватного обилия событий человеческой истории, ее непостижимости, величия и богонаправля-емости» [5;С. 264].

Автор показывает, что итог общего дела складывался из отдельных поступков участников: действия Авраамия Палицына во время голода в Москве, его участие в дипломатической миссии, рассылка призывных грамот Авраамием и Дионисием во все концы России, призыв Минина к народу и т.д. За отдельными фактами военного противостояния Троицкой Лавры и ее подвижников вскрывается главная идея — «собирания», объединения Руси, концентрации всех духовных сил, без которых невозможна военная и политическая победа.

«Путешествие по Святым местам русским» А.Н. Муравьева стало не только литературным паломническим путешествием, запечатлевшим образ монастырей и храмов России, но также историческим повествованием. Используя эстетический опыт древнерусской литературы, осмысливая события прошлого в религиозном ключе, выдвигая на историческую арену особый тип героя — религиозного подвижника, святого, монаха, священника, обращаясь к роли русской церкви — произведение вносило вклад в развитие отечественной художест-

венно-публицистической историографии.

Изображение в очерке событий русской истории в тесной связи с событиями церковной жизни было замечено и критикой. В частности, И.С. Тургенев в рецензии на «Путешествие по святым местам русским» писал: «равнодушие к сим святым местам равно противно и духу веры, и пат-

риотизму, и самой пользе науки. С каким же удовольствием видим теперь писателя, одаренного истинным талантом и согретого любовию к святыне веры и к отечеству, который посвящает свое перо описанию предметов, столь драгоценных сердцу христианина и русского» [14; С. 391].

Литература

1. Бестужев A.A. Взгляд на русскую словесность в течение 1824 и начале 1825 гг. / «Их вечен с вольностью союз»: Литературная критика и публицистика декабристов. — М.: Современник, 1983. — С. 58-67.

2. Гладкова Е.В. Духовная проза 30-70-х гг. XIX века: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.01.01 / Рос. гос. пед. ун-тим. А.И. Герцена. — 17 с.

3. Иванова Н.В. Жанр путевых записок в русской литературе первой трети XIX века: тематика, поэтика: автореф. дис. ... канд. филол. наук. — М., 2010. — 19 с.

4. Корнилов С.В. Древнерусскоепаломничество. — Калининград, 1995. — 102 с.

5. Лихачев Д.С. Поэтикадревнерусскойлитературы. — Л.: Наука, 1967. — 372 с.

6. Моклецова И.В. «Хождения» в русской культуре и литературе Х-ХХ веков. Ч. 1. / МГУ им. М.В. Ломоносова, факультетиностранныхязыков. — М., 2003. — 74 с.

7. Моторин A.B. Духовные направления в русской словесности первой половины XIX века.

— Новгород, 1998. — 212 с.

8. Муравьев А.Н. Путешествие по святым местам русским: Репринтное воспроизведение издания 1846 г.—М.: Книга, СПб.: Внешиберика, 1990. — 287 с.

9. Пушкин A.C. Собр. соч.: В 10 т. Т. 6. — М.: Художественная литература, 1974-1978. — С.

332.

10. Сафатова Е.Ю. Паломнический сюжет в «Путешествии ко Святым местам в 1830 году» и «Путешествии по Святым местам русским» А.Н. Муравьева: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.01.01. - 17 с.

11. Сказание Авраамия Палицына об осаде Троице-Сергиева монастыря / Подг. текста Е.И Ванеевой; Пер. и комм. Г. М. Прохорова // ПЛДР Конец XVI — начало XVII века. — Л., 1987. — С. 162-281.

12. Троицкий В.Ю. Художественные открытия русской романтической прозы 20-30-х годов XIXb.-M.: Наука, 1985.-266с.

13. Тургенев А.Н. Речь о русской литературе / Литературная критика 1800-1820-х гг. — М.: Художественнаялитература, 1980. — С. 44-48.

14. Тургенев И.С. Путешествие по святым местам русским. — СПб., ЖМНП, 1836. -№8,-С. 391-410.

15. Хайруллина О.Н. Паломническая проза в русской литературе 30-60-х гг. XIX в.: учеб. пособие. — Хабаровск, 2010. — 156 с.

16. Цыпин Владислав (протоиерей). Православие и русская литература XIX века // «Грядите с Богом»: Преподобный Серафим Саровский и духовность русской литературы XIX века. — М.: Пашков дом, 2008. - С. 213-220.

17. День преставления Преподобного Дионисия Радонежского. Фрагмент статьи из 15-го тома «Православнойэнциклопедии». — С. 257-267. [Электронныйресурс] Седмица. RU. Церковно-научный центр «Православная энциклопедия». URL: http://www.sedmitza.ru/text/1177660.html. Датаобращения: 05.05.2011.

18. Перевезенцев С.В. Авраамий Палицын [Электронный ресурс]. Сайт: Православный образовательный портал «Слово». История. URL: http://www.portal-slovo.ru/history/35570.php. Дата обращения: 05.05.2011.

Коротко об авторе__________________________

Александрова-Осокина О.Н., канд. фнлол. наук, доцент, старший научный сотрудник кафедры литературы и культурологии, ГОУ ВПО «Дальневосточный государственный гуманитарный университет», г. Хабаровск osokina-ll@maiI.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Научные интересы: духовные аспекты русской классики; паломническая проза как явление русской духовной литературы XIX в.

___________________Briefly about the author

0. Alexandrova-Osokina, Assistant Professor, Department of Literature and Culture of the Far Eastern State Humanitarian University, Khabarovsk, Candidate of philological sciences

Scientific interests: spiritual aspects of Russian classics; pilgrim’s prose as a phenomenon of Russian spiritual literature of the XIX century