Научная статья на тему 'Частные иностранные денежные трансферты как причина «Голландской болезни» в экономике Армении'

Частные иностранные денежные трансферты как причина «Голландской болезни» в экономике Армении Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
697
232
Поделиться
Ключевые слова
ЧАСТНЫЕ ТРАНСФЕРТЫ / «ГОЛЛАНДСКАЯ БОЛЕЗНЬ» / РЕАЛЬНЫЙ ЭФФЕКТИВНЫЙ ВАЛЮТНЫЙ КУРС / СЕКТОР ТОРГУЕМЫХ ТОВАРОВ / СЕКТОР НЕТОРГУЕМЫХ ТОВАРОВ / ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА / АНТИМОНОПОЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Сандоян Эдвард Мартинович, Петросян Ирина Борисовна

«Голландская болезнь» наиболее сложное, комплексное следствие воздействия частных трансфертов на все сферы экономики страны приводит к искажениям не только в реальном, но и в денежном секторе, негативно влияет на внешнюю конкурентоспособность государства по причине укрепления реального курса национальной валюты. В итоге это ведет к снижению темпов экономического роста. Республика Армения, будучи одним из крупнейших получателей частных трансфертов, в последние годы столкнулась с рядом серьезных проблем. Авторами статьи предпринята попытка доказать, что данные проблемы являются следствием наличия в стране «голландской болезни», возникшей в результате мощного притока частных трансфертов.

Текст научной работы на тему «Частные иностранные денежные трансферты как причина «Голландской болезни» в экономике Армении»

Доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой экономики и финансов

Российско-Армянский (Славянский) университет

0054, Республика Армения, г. Ереван, ул. Овсепа Эмина, 123 Контактный телефон: (+37410) 27-20-12 e-mail: edwardsandoyan@gmail.com

САНДОЯН Эдвард Мартинович

ПЕТРОСЯН Ирина Борисовна

Старший преподаватель кафедры экономической теории и проблем экономики переходного периода

Российско-Армянский (Славянский) университет

0054, Республика Армения, г. Ереван, ул. Овсепа Эмина, 123 Контактный телефон: (+37410) 21-14-66 e-mail: petrosyan.irina@gmail.com

Частные иностранные денежные трансферты как причина «голландской болезни» в экономике Армении

Ключевые слова: частные трансферты; «голландская болезнь»; реальный эффективный валютный курс; сектор торгуемых товаров; сектор неторгуемых товаров; денежно-кредитная политика; антимонопольная политика.

Аннотация. «Голландская болезнь» - наиболее сложное, комплексное следствие воздействия частных трансфертов на все сферы экономики страны - приводит к искажениям не только в реальном, но и в денежном секторе, негативно влияет на внешнюю конкурентоспособность государства по причине укрепления реального курса национальной валюты. В итоге это ведет к снижению темпов экономического роста. Республика Армения, будучи одним из крупнейших получателей частных трансфертов, в последние годы столкнулась с рядом серьезных проблем. Авторами статьи предпринята попытка доказать, что данные проблемы являются следствием наличия в стране «голландской болезни», возникшей в результате мощного притока частных трансфертов.

Начиная с марта 2003 г., после длительного периода девальвации национальной валюты (ноябрь 1993 г. - март 2003 г.), экономика Армении столкнулась с проблемой перманентного подорожания обменного курса ввиду значительного увеличения потока иностранной валюты, поступающей в страну по линии частных иностранных трансфертов. Институты регулирования денежного рынка оказались не способны противостоять негативному воздействию на экономику неадекватно высокого объема иностранной валюты в денежной массе, так как традиционные механизмы стерилизации в условиях традиционно низкого уровня реальных доходов населения, а значит, и значительных объемов отложенного спроса, а также расширение денежного предложения по «эффекту пружины» незамедлительно усиливают инфляционные ожидания.

Это особенно важно учитывать при условии, что бенефициарами частных иностранных денежных трансфертов согласно исследованиям Центрального банка Республики Армения (ЦБ РА) [1] являются более 35% населения Армении, и, следовательно, речь идет о массовом, возникшем из экзогенных источников, платежеспособном спросе потребительского характера.

© Сандоян Э. М., Петросян И. Б., 2011

Усилия ЦБ РА по стерилизации денежной массы, в первую очередь благодаря интервенциям на валютном рынке, не увенчались успехом (это наглядно демонстрирует рис. 1).

Номинальный валютный крус (ДОО/АМО) ----ППС

Рис. 1. Динамика обменного курса национальной валюты (AMD) по отношению к доллару США (по официальным данным ЦБ РА) и ППС в 2002-2009 гг. [1]

Более того, укрепление национальной валюты пропорционально отразилось на паритете покупательной способности (ППС) доллара США на армянском рынке, так как цены за весь рассматриваемый период (вплоть до 2008 г., т. е. наступления глобального финансово-экономического кризиса) росли и/или не снижались из-за высокого уровня монополизации экономики и, как следствие, отсутствия свободной конкуренции на внутреннем рынке импортных потребительских товаров и услуг. В результате на протяжении всего периода, невзирая на долгосрочный устойчивый экономический рост (в 2002-2007 гг., например, ежегодно фиксировался двузначный рост ВВП), экспортный потенциал экономики Армении значительно сокращался, ухудшалась и инвестиционная привлекательность. Подобная тенденция особенно опасна в условиях малоемкой экономики Армении, теряющей свои конкурентные преимущества на внешних и внутренних рынках по причине опережающих темпов «подорожания жизни» (сокращения ППС) по сравнению с темпами роста реальных доходов населения, ибо единственной стратегией развития является именно импортозамещение и расширение экспорта товаров и услуг, требующие, в свою очередь, инновационной модернизации экономики. Примечательно, что в результате глобального финансово-экономического кризиса произошло существенное сокращение потоков частных иностранных трансфертов, являющееся одним из основных факторов рецессии в Армении, что немедленно отразилось как на обменном курсе, так и на паритете покупательской способности (см. рис. 1).

Учитывая все симптомы, можно констатировать, что Армения столкнулась со специфической разновидностью «голландской болезни» в экономике.

С целью более аргументированного диагностирования наличия «голландской болезни» в экономике Армении воспользуемся методикой, предложенной Н. Омес и К. Калчевой [2. С. 157-169], выделившими четыре признака этой «болезни»:

1) замедление темпов роста промышленного производства, выражающееся в так называемой прямой и косвенной деиндустриализации;

2) ускорение темпов роста в производстве неторгуемых товаров;

3) рост уровня средней заработной платы;

4) укрепление реального валютного курса (вследствие роста относительных цен в секторе неторгуемых товаров).

За основу исследования авторами принят период с 1995 по 2005 г., сопровождавшийся ростом объемов частных трансфертов, присылаемых из-за границы. Динамика объемов частных трансфертов представлена на рис. 2.

Рис. 2. Объемы частных трансфертов в 1995-2010 гг., млн дол. [3]

Объемы частных трансфертов росли непрерывно до 2009 г. Спад в объемах присылаемых трансфертов приходится на спад в общих потоках присылаемых трансфертов в страны развивающегося мира и обусловлен мировым финансово-экономическим кризисом. Что касается отношения объема трансфертов к ВВП, то по этому показателю, согласно официальным данным, они опережают ПИИ начиная с 2001 г. (рис. 3). Таким образом, экономика страны значительно зависит от частных трансфертов.

Трансферты/ВВП ПИИ/ВВП

Рис. 3. Отношение объема частных трансфертов и ПИИ к ВВП в 1995-2010 гг., % [3]

Для ответа на вопрос «Действительно ли в стране наличествуют признаки „голландской болезни“?» мы проанализировали структуру экономического роста. С этой целью был рассчитан вклад частного потребления и инвестиций в основной капитал в экономический рост (рис. 4).

-5-1

Вклад инвестиций в основной капитал в экономический рост Вклад частного потребления в экономический рост » Рост реального ВВП

Рис. 4. Вклад конечного потребления домашних хозяйств и валовых инвестиций в основной капитал в экономический рост в 1995-2008 гг., % [3]

Как видим, наибольший вклад в экономический рост вносит частное потребление, в то время как доля инвестиций в основной капитал, за исключением 2005 и 2006 гг., незначительна. Однако необходимо выяснить, вызван ли данный бум частного потребления притоком частных трансфертов. Темпы прироста частных трансфертов и частного потребления представлены на рис. 5, который четко демонстрирует то, что поведение конечного потребления домашних хозяйств во времени практически повторяет поведение частных трансфертов. Иными словами, потребление домашних хозяйств сильно зависит от поступления частных трансфертов, и растет оно, в основном, именно за счет них.

— Темп роста конечного потребления домашних хозяйств в сопоставимых ценах

— Темп роста частных трансфертов

Рис. 5. Темпы прироста частных трансфертов и конечного потребления домашних хозяйств

в 1997-2010 гг., % [3]

Из всего вышеперечисленного естественным следствием должно было бы стать укрепление реального валютного курса. Это заключение строится на докумендации, что большая часть поступающих трансфертов приходится на потребительские расходы, а не инвестируется, что создает давление на цены на потребительском рынке. Однако растет и номинальный валютный курс, поскольку мощный приток иностранной валюты приводит к ее обесценению по отношению к национальной валюте. Анализ динамики реального эффективного валютного курса страны подтверждает это предположение.

В целом реальный эффективный валютный курс на протяжении указанного периода рос, что отражает линия тренда на рис. 6.

4 1-І 4 1-І -І І— І -і -II- ....

■ Г і т гп г п т

1-І 4 1-1-1 4 1-І 4 1-14

-1-1 4-М 4- 1-І -І-І-І4 1-14 4 14 4 1-І 4

1995 1996 1997 1998 1999' 2000' 2001' 2002' 2003 ' 2004 ' 2005' 2006 ' 2007' 2008' 2009' 2010

»Трансферты/ВВП, %

• ЯЕЕК

■ Линейная (Іл^ КЕЕІІ)

Рис. 6. Динамика отношения частных трансфертов к ВВП и изменение реального эффективного

валютного курса в 1995-2010 гг. [3]

Интересно также установить, за счет чего изменяется реальный эффективный валютный курс, поскольку его величина складывается из произведения номинального эффективного валютного курса и общего уровня цен в стране. Анализ структуры реального эффективного валютного курса в Армении (рис. 7) показывает, что начиная с 1998 г. ежегодно изменение реального эффективного валютного курса происходило в большей степени именно за счет номинального валютного курса. Сказанное свидетельствует о том, что приток частных трансфертов действительно воздействует на укрепление реального валютного курса.

15

10

5

о

-5 -10 -15

Вклад номинального валютного курса Вклад изменения уровня цен ♦ Рост реального эффективного валютного курса

Рис. 7. Вклад изменения номинального валютного курса и уровня цен в изменение реального эффективного валютного курса 1997-2010 гг., % [3]

Следствием укрепления реального валютного курса теоретически должно быть изменение структуры внешней торговли, что подтверждено в ходе исследования отношения объемов экспорта и импорта к ВВП (рис. 8).

70 65 60 55 50 45 40 35 30 25 20 15 10 5 0

1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 ■ Экспорт/ВВП ■ Импорт/ВВП

Рис. 8. Динамика отношения экспорта и импорта к ВВП в 1995-2010 гг., % [3]

Темпы прироста импорта с 2005 г. в абсолютном выражении опережают темпы прироста экспорта. То же можно сказать и об изменении процентного соотношения импорта и экспорта к ВВП (рис. 9). В итоге с каждым годом растет дефицит торгового баланса.

И наконец, в наличии «голландской болезни» окончательно можно убедиться при факте замедления темпов роста промышленного производства (прямая и косвенная деиндустриализация) и одновременном ускорении темпов роста в производстве неторгуемых товаров (рис. 10, 11).

Рис. 9. Темпы прироста экспорта и импорта в 1995-2010 гг., % [3]

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 —^Сектор торгуемых товаров —^Сектор неторгуемыех товаров

Рис. 10. Динамика объемов производства в секторе торгуемых и неторгуемых товаров за 2000-2010 гг., млрд драм [4]

Рис. 11. Темпы прироста объемов производства в секторе торгуемых и неторгуемых товаров

за 2000-2010 гг., % [4]

Наше исследование показало, что в течение последних десяти лет, отмеченных резким ростом притока частных трансфертов в страну, наблюдается очень большой разрыв между объемами производства в секторах торгуемых и неторгуемых товаров в пользу последних. Примечательно и то, что сектор неторгуемых товаров опережает сектор торгуемых по темпам прироста. Поскольку темпы прироста в секторе торгуемых товаров замедляются, но не принимают отрицательных значений, если не учитывать кризисный 2009 г., то можно сделать вывод: в стране начался процесс косвенной

деиндустриализации, что, как известно, является признаком наличия «голландской болезни» экономики.

Еще одним способом проверки наличия «голландской болезни» является измерение доли объемов производства в секторе торгуемых и неторгуемых товаров в структуре номинального ВВП.

С 2000 по 2010 г. доля сектора торгуемых товаров в номинальном ВВП сократилась с 40 до 29% (рис. 12). При этом, что немаловажно, в посткризисный период, когда произошло существенное сокращение объемов частных иностранных трансфертов, особенно из России, наблюдается обратная тенденция - медленное, но верное повышение доли сектора торгуемых товаров на фоне девальвации национальной валюты.

■ Т оргуемые товары ■ Неторгуемые товары

и Налоги на продукты (за вычетом субсидий)

Рис. 12. Динамика долей сектора торгуемых и неторгуемых товаров в структуре ВВП, % [4]

В промышленном производстве наблюдается падение темпов роста, что подтверждается отрицательным наклоном линии тренда на рис. 13.

Рис. 13. Темпы прироста объемов промышленного производства в 2000-2010 гг., % [4]

В качестве последнего фактора, подтверждающего наличие «голландской болезни» в экономике Армении, нами было рассмотрено изменение среднего уровня реальной заработной платы, рост которой при всех вышеперечисленных условиях свидетельствует о наличии данной «болезни».

Как известно, капитал и труд являются основными факторами производства, и изменение в структуре производства либо проистекает из изменения на рынке данных

факторов производства, либо, вследствие производности спроса на ресурсы, прямо влияет на конъюнктуру данных рынков. Показатели занятости в секторе торгуемых и неторгуемых товаров, а также динамика долей каждого сектора в общем объеме занятости свидетельствуют о том, что число занятых в секторе неторгуемых товаров стабильно растет начиная с 2004 г., в то время как число занятых в секторе торгуемых товаров сокращается, причем высокими темпами (рис. 14).

- Сектор торгуемых товаров

• Сектор неторгуемых товаров

Рис. 14. Количество работников, занятых в секторе торгуемых и неторгуемых товаров

в 2000-2009 гг., тыс. чел. [4]

Доля сектора торгуемых и неторгуемых товаров в общей численности занятых в последние годы также растет, достигнув в 2009 г. 46% (рис. 15).

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 ■ Сектор торгуемых товаров ■ Сектор неторгуемых товаров

Рис. 15. Доля сектора торгуемых и неторгуемых товаров в общей численности занятых

в 2000-2009 гг., % [4]

Вышесказанное является прямым свидетельством действия «эффекта перемещения ресурсов». Данное перемещение рабочей силы сопровождается повышением уровня средней реальной заработной платы, которая в Армении непрерывно росла с 2000 г., достигнув в 2010 г. значения 98 тыс. драм (против 23 тыс. драм в 2000 г.) (рис. 16). Это еще раз подтверждает нашу гипотезу о присутствии «голландской болезни» в экономике. Однако необходимо заметить, что темпы роста заработной платы как в экономике в целом, так и в обоих исследуемых секторах, имеют тенденцию к замедлению. Примечательно, что начиная с 2005 г. темпы роста заработной платы в секторе неторгуемых товаров превышали темпы роста в секторе торгуемых товаров, что скорее всего является следствием «эффекта потребления» (рис. 17).

Предложенная методика определения наличия «голландской болезни» позволила сделать вывод о ее присутствии в экономике Армении, так как все без исключения выделенные нами признаки были обнаружены в ходе проведенного исследования.

----Средняя реальная заработная плата в стране

Рис. 16. Средняя реальная заработная плата в Армении за 2000-2010 гг., тыс. драм [4]

I I HIT 1 1 1 _l _L _L _ 1 iL /і\ _ І І 1 П1ТТ1 1 1 1 1 1 -1 -L X 1 1 1 1 1 1 1 1

Л -U —

S''

20 01 20 02 20 03 20 04 20 05 20 06 20 07 20 08 20 09 20 10

Сектор торгуемых товаров ----Экономика в целом

-Сектор неторгуемых товаров

Рис. 17. Темпы прироста реальной заработной платы в отдельных секторах и экономике в целом за 2001-2010 гг., % [4]

В заключение отметим, что экономической науке не известны однозначные рецепты решения рассматриваемой проблемы. Однако очевидно, что для этого необходим комплексный подход, предусматривающий институциональную модернизацию всей системы экономического регулирования, направленную, в первую очередь, на становление совершенных институтов финансового посредничества, формирование эффективной бизнес-среды, реализацию адекватной денежно-кредитной, налогово-бюджетной и антимонопольной политики.

Источники

1. Oomes N., Kalcheva K. Diagnosing Dutch Disease: Does Russia Have the Symptoms? // BOFIT Discussion Papers. 2007. No. 7.

2. База данных «Индикаторы мирового развития» 1990-2010 // Официальный сайт Всемирного банка. Режим доступа : http://www.worldbank.org.

3. Официальный сайт Центрального банка Республики Армения. Режим доступа : http://www.cba.am.

4. Официальный сайт Национальной статистической службы Республики Армения. Режим доступа : http://www.arstat.am.