Научная статья на тему 'Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации'

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
422
69
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОММУНИКАЦИЯ / COMMUNICATION / СМЫСЛ / MEANING / КОММУНИКАТИВНАЯ ПРИРОДА СМЫСЛА / COMMUNICATIVE NATURE OF MEANING / АВТОКОММУНИКАЦИЯ / AUTOCOMMUNICATION / МНОЖЕСТВЕННОСТЬ СМЫСЛОВ / MULTIPLICITY OF MEANINGS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Иванова Ольга Эрнестовна

В статье анализируется происхождение проблемы смысла в коммуникации, выявляются противоречия в его существовании. Обосновано, что античная мысль определила магистральные направления бытия смысла в коммуникации. Подчеркивается коммуникативная природа смысла.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

BEING OF MEANING IN COMMUNICATION: THE GENESIS OF THE PROBLEM OF MEANING IN COMMUNICATION

Head of Department of Humanities and Socio-economic subjects at Chelyabinsk State Pedagogical University Miass branch, Ph.D. (Philosophy), Assistant Professor. E-mail: 74oliva@list.ru. The article examines the origin of the problem of meaning in communication, reveals contradictions in its existence. It is proved that ancient mind defined the main directions meaning in communication. The author emphasizes the communicative nature of meaning.

Текст научной работы на тему «Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации»

ТЕМА НОМЕРА

УДК 165

О.Э. Иванова

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации1

В статье анализируется происхождение проблемы смысла в коммуникации, выявляются противоречия в его существовании. Обосновано, что античная мысль определила магистральные направления бытия смысла в коммуникации. Подчеркивается коммуникативная природа смысла.

Ключевые слова: коммуникация, смысл, коммуникативная природа смысла, автокоммуникация, множественность смыслов.

Смысл — одно из центральных измерений человеческого бытия, мыслимое содержание мира. Смысл представляет онтогносеологическое основание, «дно» коммуникации, за счет которого взаимодействие не сводится к механистическому обмену информацией. Как проблемная (др.-греч. лроР^рра), разрешения требует ситуация, выступающая в виде противоположных позиций в объяснении природы и бытия смысла в коммуникации. При обращении к значениям для человека имеется тенденция отождествлять «смысл» и «смыслы» (Феоктист Мочульский, Мелах-тон и Флаций, М. Бахтин, В. Кронен, В. Франкл, А.В. Дьяков, В.В. Налимов).

Содержательно проблема смысла в коммуникации зарождается в античности, несмотря на отсутствие разработанных понятий «коммуникация» и «смысл» (хотя не исключены и вариации перевода).

Позиция Сократа исходит из изначального существования смысла и его обнаружения в диалоге. Сократический человек открывает смыслы, извлекая скрытое в нем знание. Познавательным инструментом для этого служат искусно наводящие вопросы, предполагающие критическое отношение к догматическим утверждениям и настраивающие на выявление противоречий. Смыслы — это идеальное содер-

1 Статья подготовлена в рамках задания № 2014/396 Министерства образования и науки Российской Федерации на выполнение государственных работ в сфере научной деятельности.

© Иванова О.Э., 2014

58

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации

жание, «плоды души», рожденные в вопрошании и подлежащие проверке на истинность. Сократ предлагает отказаться от поисков смыслов отдельным человеком, «вынашивая что-то в себе», и призывает к совместному поиску: «Давай вместе разберемся, подлинное что-то родилось или же призрак» [11, с. 271]. Признание смыслов изначально существующими и подлежащими извлечению в диалоге выводит на проблему понимания смыслов. С другой стороны, сократический принцип «я знаю, что ничего не знаю» указывает и на незавершенность смыслов и «открывает» их для порождения и изменения.

Изначальность смыслов отвергает софистическая позиция. Протаго-ровский человек как «мера всех вещей» указывает на релятивизм смыслов, их незавершенность и ставит вопрос об условиях изменения смыслов. О «вещи» при ее неизменности допускаются взаимоисключающие суждения, ставящие под сомнение истинность каждого. Момент передачи сущности смыслов не является принципиальным для софиста, главное — убедить собеседника. Словами Горгия, ритор «может сильно говорить обо всем, так что весьма скоро убедит толпу, в чем бы ни захотел» [10, с. 34].

Кроме того, методологические особенности ведения спора софистами усложняют понимание смысла. Это реализуется, во-первых, за счет пространности речи, указывающей на трудности одновременного обозрения многого, во-вторых, за счет ускорения речи, в-третьих, за счет эмоционального раздражения собеседника. В-четвертых, по причине отсутствия последовательности в чередовании вопросов, «когда имеют много доводов или против одного и того же, или за или против», и, в-пятых, требование высказать мнение при утверждении, не согласующемся с общепринятым, ставя вопрос «полагаешь ли ты...» [2, с. 562].

Проблема бытия смысла в коммуникации развивается в рамках христианской герменевтики, сосредоточившей внимание на понимании выражаемых в языке смыслов. Смысл есть смысл Священного Писания, посредством обращения к текстам которого осуществляется коммуникация человека и Бога. Истинные смыслы — идеальное, одни, заложенные Богом в Священное Писание. «Уразумение» (Августин) смыслов Священного Писания требует их нахождения — верного (адекватно заложенному) извлечения из текста Писания. Августин допускает разночтения смыслов, преодолеть которые оказывается возможным путем обращения к разным (другим) фрагментам Писания. Если и в этом случае истинные смыслы открыть не представляется возможным, «остается объяснять известное место, призвавши в помощь разум, хотя бы открытый смысл был и не тот, какой, может статься, имел изъясняемый нами Писатель. Впрочем, это средство — объяснять тексты содействием одного разума — опасно, гораздо безопаснее держаться Священного Писания, которое само собою всегда может предохранять нас от противоречий или, если впадем в оные, дать нам в самом же себе средства к соглашению их» [1].

59

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации

Проблематика множественности смыслов заявлена в рамках христианской герменевтики в двух аспектах: в связи с кажимостью множественности смыслов и их контекстуальностью. Несмотря на множественность смыслов, они унифицированы одним подлинным божественным смыслом. Феоктист Мочульский выделяет в Священном Писании смысл буквальный и таинственный; Грамматический, Риторический, Логический, Аллегорический, Пророческий и Приточный. Однако «во всех сиих смыслах есть точный разум истины, самим Богом нам предлагаемый чрез слова тогожде Писания или чрез означения оных» [12, с. 36]. В связи с разработкой принципа контекстуальности толкования текстов (введенного Августином) в идеях М. Флациуса Иллирийского указано: понять отдельные части можно только через их отношения в целом. Различные смыслы определяются различными контекстами. На контекстуальную зависимость смыслов Флациуса, в частности, указал Г. Шпет: «Меланхтон и Флаций подошли к самому ясному решению вопроса о многозначности смыслов одного и того же слова или выражения, но это зависит исключительно от того, что одно и то же слово встречается во множестве мест (контекстов); “само по себе“, абсолютно слово не имеет смысла; а для каждого данного места существует только один смысл» [13, с. 243].

Феноменологическая традиция определяет источником смыслов сознание, за пределами которого невозможно судить о смыслах. Сознание и бытие человека придают миру смысл, человек «впервые получает свой смысл и свою бытийную значимость, весь мир и я сам как объект, как сущий в мире человек» [5, с. 10]. Смысл есть то, что является о мире. «Неопределенно общий смысл мира и определенный смысл его компонентов есть нечто, что мы сознаем в процессе восприятия, представления, мышления, оценки жизни, то есть нечто “конституированное” в том или ином субъективном генезисе» [6, с. 17]. Сознанию свойственно обладать смыслом. Истолкование смыслов объясняется его сущностью: Гуссерль не допускает деривации смыслов, смысл может быть только прояснен, но — не изменен. Смысл содержится в ноэме, он не является объектом, существующим во времени, он связан только с восприятием. Человек воспринимает не сам объект, а его смысл. Линия интенциональности «смыслов» позволяет определить смыслы как внутреннюю присущность предмету. «Само дерево, вещь природы, не имеет ничего общего с этой воспринятостью дерева как таковой, каковая как смысл восприятия совершенно неотделима от соответствующего восприятия. Само дерево может сгореть, разложиться на свои химические элементы и т. д. Смысл же — смысл этого восприятия, нечто неотделимое от его сущности, — не может сгореть, в нем нет химических элементов, нет сил, нет реальных свойств» [4, с. 199]. Гуссерль ведет речь о ноэматическом смысле, это — отношение сознания к объекту.

В экзистенциальной философии смысл — порождаемая ценность, бытийно-человеческий смысл жизни. Изначального смысла не существует, он

60

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации

порождается в совместности. Проблема смысла обозначена К. Ясперсом в связи с исследованием психических проявлений, это — понятие, характеризующее их взаимосвязь. Психические взаимосвязи и есть «нечто значащее», «некоторый смысл», требующий понимания. Однако не следует рассматривать смысл как сущностную характеристику психических феноменов, смысл «вкладывается в них индивидом, обусловливается его осознанными намерениями, реализуется им самим» [14, с. 337].

Представители французской школы анализа дискурса (Ж. Гийому, Д. Мальдидье, Э.П. Орланди, М. Пешё, К. Фукс) отвергают изначальную заданность смысла. «Смысл не задан a priori, он создается на каждом этапе его описания; он никогда не бывает структурно завершен» [3, с. 133]. Смысл обладает конкретно-исторической природой и формируется по двум направлениям: в языке и архиве.

Наличие у текста нескольких смыслов признают Ж. Гийому и Д. Мальдидье (это сближает их с позицией Г. Фреге). Они исходят из того, что тексты приобретают определенный смысл только в конкретной исторической ситуации. Однако анализ дискурса не сводится ни к кальке исторического подхода, когда смысл приписывают событию, ни к лингвистическим методам, устанавливающим связь между объектами внешнего мира и языковыми структурами. Изначальная заданность смысла отвергается, при описании высказываний можно обнаружить новый смысл посредством «архива», представляющего не просто совокупность текстов, необработанный материал, а — механизм, создающий собственный порядок формирования элементов. Смысл собирателен, принципиально незавершенный, состоит из разнообразных текстов, определяемых темой, событием. Язык является второй, наряду с архивом, составляющей в производстве смысла. В этом случае формирование смысла происходит через лексические и синтаксические механизмы формирования высказывания.

Автокоммуникация (Ю. Лотман) переориентирует пределы бытия смысла коммуникации с «Я — Он» — пространства на пространство «Я — Я». В отличие от интерсубъективной как типичной коммуникации, для которой характерна константность смысла, в интросубъективной коммуникации при неэквивалентности говорящего и слушающего в материально-идентичном теле появляется новый смысл. На исходное сообщение, высказываемое на естественном языке и остающееся неизменным, накладывается провокативный «код», выполняющий функцию переорганизации смысла. Сам по себе код «не прибавляет каких-либо новых сведений к уже имеющимся, а трансформирует самоосмысление» и «переводит уже имеющиеся сообщения в новую систему знаний» [9, с. 172].

Конструктивизм (от лат. сош^и^гуш — связанный с построением, конструированием) как направление в эпистемологии, базирующееся на активности познающего субъекта, отвергает изначальную данность смысла, существующего в виде как врожденной идеи, так и приобретаемого

61

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

посредством органов чувств. Смысл невозможно обнаружить в познавательной деятельности в коммуникации рациональным или сенситивным способом. Смысл есть результат активного конструирования познающим субъектом через мысли и действия. В этом конструировании субъект проявляет неявное знание. Э. фон Глазерсфельд подчеркивает момент конструирования человеком личностного смысла как феномена «частного языка» [15]. Признанием активной роли субъекта как «меры вещей», позиция конструктивизма, в определенной степени, обладает сходством с софистической позицией релятивизма смысла. Однако, в отличие от софистов, конструктивисты подчеркивают роль коммуникации в производстве и выражении смысла. Э. Глазерсфельд указывает: «...при любых обстоятельствах смысл остается личной конструкцией, частная конструкция, которая может быть адаптирована через социальное взаимодействие (языковые игры), остается по существу субъективной» [15, р. 214].

Райво Пальмару определяет роль активного субъекта как центрального конструктора: «Он строит смысл, значение и реальность через свои мысли и действия» [16, р. 64]. Для конструктивистов смысл фундируется коммуникацией, являющейся рефлексивным социальным процессом использования знака, средой, в которой «монтируются» и корректируются конструкции смысла. Смысл — это явление, рефлексивно возникающее, развивающееся (и изменяющее значения) в коммуникации [16]. В коммуникации зарождается «общий смысл». «Статус смысла как общего смысла, — отмечает Р. Пальмару, — означает нечто, достигнутое во взаимодействии. Таким образом, общий смысл не означает знакового соответствия, гомоморфизма или соответствия индивидуальной конструкции, это просто их взаимная установка» [Ibid., р. 67].

Смысл является общим, однако выражение «общий смысл» не означает существование одинаковых личных смыслов. Являясь общим, смысл развивается во взаимодействии, позволяя наблюдателям сделать свой выбор из числа имеющихся возможностей и действовать сообща. Следовательно, выраженная в коммуникации, позиция человека оценивается не на основе согласия с некоторыми внешними объектами, к которым у когнитивных систем нет доступа, а на основе того, насколько она согласуется с существующими коллективными конструкциями. Подобный момент согласованности, так называемый «коммуникационный успех смысла», является для конструктивистов ведущим (хотя и не единственным, наряду с практикой, удобством в использовании и значений, и знания) критерием оценивания, описания и определения значения. Проективная сущность смысла указывает на то, что онтологического смысла не существует, смысл есть конструкт (сознания) человека. Но в таком случае производимый (конструируемый) смысл может быть трансформируемым (от позднелатинского transformatio — превращение) исключительно по отношению к онтологическому смыслу.

62

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации

Опираясь на вклад структурализма в понимание смысла как явления, Ж. Делез предлагает отказаться от изначальности смысла, поскольку пред-заданность приводит к парадоксу регресса. Получается, что мы помещены в смысл, который предполагается в связи с началом говорения, в ситуацию, когда речь предусматривает предположение смысла. Но ведь, говоря нечто, мы можем не проговаривать смысл говоримого, и такой смысл мы можем сделать объектом следующего предположения, смысл которого, в свою очередь, тоже не проговаривается. Таким образом, резюмирует Делез, мы попадаем в бесконечный регресс подразумеваемого, что свидетельствует как о полном бессилии говорящего, так и о всесилии языка, поскольку «все происходит посредством языка и внутри языка» [7, с. 56]. Делез ставит проблему производимости смысла: смысл есть производимое становящееся в силу определенных условий (событий), он «производится новой машинерией» [там же, с. 104], представляя один из двух терминов дуальности, противопоставляющей вещи и предположения, существительные и глаголы, денотации и выражения. Также смысл является границей различия между двумя этими терминами. Определенный как «всего лишь мимолетный, исчезающий двойник предложения, вроде кэрролловской улыбки без кота, пламени без свечи» [там же, с. 54], делезовский смысл отличается нестабильностью и коммуникцируемостью.

Делез оперирует понятием «общезначимый смысл», это — «орган, функция, способность отождествления, которая заставляет разнообразное принимать общую форму Того же Самого». С субъективной точки зрения общезначимый смысл «связывает собой различные способности души и дифференцированные органы тела в совокупное единство, способное сказать «Я» [там же, с. 111], представляющее единство чувственного и рационального, идеального и материального, без которого невозможен язык. С объективной точки зрения общезначимый смысл является «связующим и соотносящим»: он «связывает данное разнообразие и соотносит его с единством конкретной формы объекта или с индивидуализированной формой мира». Отношение «Я», чувственное и рациональное, связано с «одним и тем же», «тем же самым» объектом. Движение «Я» от одного объекта к другому происходит по законам детерминированной системы; язык «Я» развертывается в тех же тождествах, которые он обозначает. Таким образом, Ж. Делез отвергает изначальность смысла в коммуникации, сосредоточивая внимание на ситуации смыслопорождения и нестабильности смысла в коммуникации.

Действуя, как и Ж. Делез, в рамках постструктурализма, Ж. Деррида отвергает идею производимости и трансформируемости смыслов коммуникации. «А сообщает В некоему С. Через знак передающий коммунициру-ет нечто получателю и т.д.», — определяет Деррида суть коммуникации [8, с. 31]. Смысл для него — это некая застывшая «идеальность, умопостигаемая или духовная», способная при случае «соединиться с чувствен-

63

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации

ной стороной означающего, но сама по себе не имеет в этом никакой надобности. Ее присутствие, ее смысл или суть ее смысла представимы вне этого переплетения» [там же, с. 39]. Другими словами, деконструктивизм Ж. Деррида позволяет ему определять смысл изначально существующим и не изменяемым при передаче сообщения в коммуникации, сводимой к констатирующе-механистическому процессу и не определяющей формирование или трансформацию смысла.

Таким образом, проблема смысла в коммуникации, несмотря на отсутствие разработанности понятий «смысл» и «коммуникация», зарождается в античной философской мысли. Майевтика и софистика определили два магистральных направления развития проблемы смысла как идеального образования в коммуникации — взаимодействии между людьми в форме диалога. Первое направление, связанное с попытками извлечения скрытого в человеке знания, предполагает докоммуникативное (изначальное) существование смыслов, которые должны быть обнаружены (Сократ, христианская герменевтика, феноменология, деконструктивизм). Посткоммуникативность смыслов основана на отсутствии изначальной заданности смыслов и их формировании в коммуникации (софисты, экзистенциалисты, представители французской школы анализа дискурса, конструктивисты, постструктуралисты). Указанные направления содержат противоречия о единственности — множественности смысла (позиция изначальности смыслов не исключает их множественности) и о стабильности — неустойчивости смысла. Смысл коммуникативен по природе: вне коммуникации (как человеческого взаимодействия) смысла не существует, его невозможно «оторвать» от коммуникации и обнаружить или произвести «где-то», коммуникация — это пространство его бытия. Пределы коммуникативного пространства могут быть ограничены одним человеком (автокоммуникация) или несколькими людьми.

Иное дело — бытие смысла в сетевой коммуникации. С одной стороны, сетевая коммуникация реализует софистическую линию релятивизма смысла. Смысл формируется субъектами коммуникации, он неустойчив, множествен в своих значениях, то есть также коммуникативен. С другой стороны, смысл коммуницируем, поскольку его свойства усиливаются осо-бостью самой сети как полимагистральной структуры, в пределах которой он разворачивается, с ее спонтанной самоорганизацией дискурсивной среды, преодолением физических пространственно-временных характеристик, стохастичностью, подверженностью постоянным изменениям, «сцеплением» реального и виртуального.

Литература

1. Августин Блаженный. Христианская наука, или Основания Герменевтики и Церковного Красноречия [Электронный ресурс]. URL: http://golden-ship. ra/knigi/3/avgustin_HN.htm.

64

Бытие смысла в коммуникации: генезис проблемы смысла в коммуникации

2. Аристотель. О софистических опровержениях / Сочинения: В 4 т, М.: Мысль, 1978. Т. 2. С. 535-593.

3. Гийому Ж., Мальдидье Д. О новых приемах интерпретации, или Проблема смысла с точки зрения анализа дискурса // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса / Пер. с фр. и португ. / Общ. ред. и вступ. ст. П. Серио, предисл. Ю.С. Степенова. М.: Прогресс, 1999. С. 124-136.

4. Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии / Пер. с нем. А. В. Михайлова. М.: ДИК, 1999. Т. 1. 336 с.

5. Гуссерль Э. Парижские доклады (1929) // Логос. 1991. Вып. 2. С. 6-30.

6. Гуссерль Э. Феноменология: Статья в Британской энциклопедии (1939) // Логос. 1991. Вып. 1. С. 12-21.

7. Делез Ж. Логика смысла // Фуко М. Theatrum philosophicum / Пер. с фр. М.: Раритет; Екатеринбург: Деловая книга, 1998. 480 с.

8. Деррида Ж. Семиология и грамматология: Беседа с Юлией Кристевой / Пер. с фр. В.В. Бибихина. М.: Академический Проект, 2007. С. 24-45.

9. Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб.: Искусство - СПБ, 2000. 704 с.

10. Платон. Горгий // Философы Греции. Основы основ: логика, физика, этика. М.: Эксмо-Пресс; Харьков: Фолио, 1999. С. 22-122.

11. Платон. Теэтет // Там же. С. 259-345.

12. Феоктист, Архиепископ Курский и Белогородский. Драхма от сокровища божественных писаний Ветхого и Нового Завета. М.: Синодальная типография, 1809.

13. Шпет Г.Г. Герменевтика и ее проблемы // Контекст. Литературно-теоретические исследования. 1989-1992 / Отв. ред. А.В. Михайлов. М.: Наука, 1989-1992. С. 240-246.

14. Ясперс К. Общая психопатология / Пер. с нем. М.: Практика, 1997. 1056 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Kenny V. Continuous Dialogues III: Processes of Construction Ernst von Glasersfeld’s Answers to a Wide Variety of Questioners on the Oikos Web Site 1997-2010 // Constructivist Foundations. 2012. Vol. 7 (3). P. 208-221.

16. Palmaru R. Making Sense and Meaning: On the Role of Communication and Culture in the Reproduction of Social Systems // Constructivist Foundations. 2012. Vol. 8 (1). P. 63-75.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.