Научная статья на тему '«Быть самим собой»: социокультурное пространство антикафе в контексте города'

«Быть самим собой»: социокультурное пространство антикафе в контексте города Текст научной статьи по специальности «Социология»

1499
231
Поделиться
Ключевые слова
МОЛОДЁЖЬ / ГОРОДСКОЕ ПРОСТРАНСТВО / НОВОФОРМАТНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ / АНТИКАФЕ / ТАЙМ КАФЕ / ОБЩЕСТВО ПОТРЕБЛЕНИЯ / КУЛЬТУРА ПОТРЕБЛЕНИЯ / ANTI-CAFé / TIME-CAFé

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Бабаян И. В., Любимова А. Д., Русакович Е. Ф.

В статье рассматривается феномен новоформатных общественных заведений, работающих по принципу антикафе (тайм кафе) в городском пространстве, и их роль в повседневной жизни молодых горожан. Эмпирический материал был собран с использованием метода кейс стади. В работе раскрываются основные принципы организации работы новоформатных заведений, а также явные и латентные функции, которые выполняют подобные общественные места в культурном потреблении и социальном самочувствии молодёжи в пространстве города.

«BE ONESELF»: SOCIOCULTURAL ENVIRONMENT OF THE TIME CAFE IN THE CONTEXT OF A CITY

The article considers the phenomena of a new format in public places working on the principle of a time-cafe in the urban environment, and their role in the daily life of citizens. Empirical research data was collected using the method of case studies. The article reveals the basic organization principles of the new format public places, as well as overt and latent functions which perform similar public places in the urban space.

Текст научной работы на тему ««Быть самим собой»: социокультурное пространство антикафе в контексте города»

УДК 316.754

И.В. Бабаян, А.Д. Любимова, Е.Ф. Русакович

«БЫТЬ САМИМ СОБОЙ»: СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО АНТИКАФЕ

В КОНТЕКСТЕ ГОРОДА

В статье рассматривается феномен новоформатных общественных заведений, работающих по принципу антикафе (тайм кафе) в городском пространстве, и их роль в повседневной жизни молодых горожан. Эмпирический материал был собран с использованием метода кейс стади. В работе раскрываются основные принципы организации работы новоформатных заведений, а также явные и латентные функции, которые выполняют подобные общественные места в культурном потреблении и социальном самочувствии молодёжи в пространстве города.

Молодёжь, городское пространство, новоформатное заведение, антикафе, тайм кафе, общество потребления, культура потребления

I.V. Babayan, A.D. Lyubimova, E.F. Rusakovich

«BE ONESELF»: SOCIOCULTURAL ENVIRONMENT OF THE TIME CAFE

IN THE CONTEXT OF A CITY

The article considers the phenomena of a new format in public places working on the principle of a time-cafe in the urban environment, and their role in the daily life of citizens. Empirical research data was collected using the method of case studies. The ar-

ticle reveals the basic organization principles of the new format public places, as well as overt and latent functions which perform similar public places in the urban space.

Youth, urban space, new format public space, anti-café, time-café, consumer society, culture of consumption

Социальное благополучие городской молодёжи включает, в том числе, и культуру потребления, и культурный досуг. На данный момент городское пространство представляет собой место сосредоточения современной молодежи, которая все чаще пытается реализовать себя в крупных урбанистических центрах. Городская среда, развиваясь и совершенствуясь, с одной стороны, воспроизводит все больше рабочих мест для молодежи, с другой - формирует привлекательные для данной социальной группы формы активности. Оказываясь в поле урбанистики, представители молодежного сообщества могут совмещать учебный процесс, работу, досуг и общественную деятельность.

Пространство большого города, отодвигая на второй план субъективные особенности поведения сообществ и групп, обезличивает людей, делает их интеракции похожими друг на друга. Мы получаем лишь размытые представления о жизненном мире современных горожан, в связи с чем актуальным представляется обращение к микроконтексту, раскрывающему повседневный опыт молодежи, проживающей в крупных урбанистических центрах. С позиции макро-уровня жизнь современного поколения в условиях города будет рассматриваться как сочетание следующих сфер: дом - работа/учеба - досуг, подчиненных общим сценариям и схемам. Рефлексия практик, наполняющих каждую из этих сфер, в контексте микросоциологии раскрывает субъективные смыслы поведения молодежи.

В современном городе появляются «неформатные» пространства, позволяющие молодым людям проявлять свою индивидуальность, сохранять самостоятельность. Публичное пространство старается разрушить социальные и культурные границы. Предоставляет молодёжи провести свободное время, так как хочется, а не так как принято. У нового формата общественных заведений нет одного общего названия: свободное пространство, антикафе, дневной клуб, тайм-кафе, тайм-клуб - это общественные пространства, основной характеристикой которых является поминутная оплата за проведённое время, в его стоимость входят бесплатные угощения и безалкогольные напитки, развлечения и мероприятия.

Новоформатные заведения предлагают своим гостям различные формы досуга: тематические клубы (кино, литературные, музыкальные), творческие встречи, мастер-классы, лекции, настольные и компьютерные игры. В дневное время, когда посетителей не много, подобные пространства можно использовать в качестве коворкинга. Здесь тихо и есть доступ к беспроводной сети Интернет. В некоторых заведениях существуют отдельные комнаты или зоны, оборудованные оргтехникой и предназначенные в первую очередь для фрилансеров и удалённых сотрудников.

Несмотря на очевидную функцию новоформатных заведений организации досуга молодежи, предполагающего отсутствие рамок и ограничений, данные пространства имеют множество других смыслов, которые определяются посетителями, в зависимости от субъективных установок каждого. Для познания скрытых субъективных смыслов, которыми наделена деятельность новоформатных заведений, необходимо рассмотреть представления о городском пространстве, сформированные в классической и современной социологии.

В рамках нашего исследования особенно интересной является концепция «Третьего места» Р. Ольденбурга [5]. «Третье место» - это общественные места для неформальных встреч: кафе, библиотеки, магазина, где люди в любое удобное для них время могут свободно общаться друг с другом, атмосфера которых способствует раскрепощению человека, мы можем говорить о наличии определенных зон, предписывающих молодежи специфические формы поведения. Первым местом для человека, согласно Р. Ольденбургу, является дом, вторым - рабочее пространство/учебное заведение, третьим - досуговая среда. Публичная зона, дающая возможность общаться, заниматься творчеством, встречаться с друзьями, заводить новые знакомства, обмениваться своими идеями представляет особый интерес, так как, с одной стороны, в отличие от дома и работы, здесь отсутствуют формальные и неформальные рамки, которым надо соответствовать, а с другой - появляется знание о существовании нового легитимного порядка, согласно которому индивид начинает выстраивать социальные отношения не только в контексте данного пространства, но и за его пределами. «Третье место» по мнению Р. Ольденбурга отвечает следующим требованиям посетителей, оно должно быть недорогим, уютным, находится в шаговой доступности от офиса, дома или учебного заведения. Здесь всегда можно встретить как новых, так и старых знакомых, а еда и напитки занимают второстепенное место для гостей [5].

Вторая теория, на которую мы опирались в рамках нашего исследования, - креативного класса, предложенная Р. Флоридой [4]. По мнению этого автора, ядро креативного класса составляют люди, занятые в научной и технической сфере, архитектуре, дизайне, образовании, искусстве, музыке и индустрии развлечений, чья экономическая функция заключается в создании новых идей, новых технологий и нового креативного содержания. Для людей, которых можно отнести к креативному классу, все проявления креативности - технологические, культурные и экономические — взаимосвязаны и неразделимы.

Р. Флорида отмечает, что мнение, в рамках которого креативность ограничивается техническими изобретениями, разработкой новой продукции и созданием новых фирм, - ошибочно. «...В экономике наших дней креативность — это масштабная и непрерывная практика. Мы постоянно модифицируем и улучшаем всевозможные продукты, процессы и операции, по-новому подгоняя их друг к другу. Кроме того, техническая и экономическая креативность подпитывается взаимодействием с культурной креативностью и художественным творчеством. Подобная связь очевидна на примере появления абсолютно новых индустрий, от компьютерной графики до цифровой музыки и анимации» [4].

На наш взгляд, определить смыслы, скрытые за социальными и организационными порядками неформатных заведений, позволит исследование, основанное на методе кейс-стади. Изучение повседневности современных общественных заведений с опорой на этнографический подход дает возможность познания определенных жизненных сторон, которые сложно исследовать с помощью количественных методов. В контексте современной действительности метод кейс стади, раскрывающийся посредством этнографических исследований, является наиболее актуальным для изучения молодежного сообщества в условиях городского пространства: «Особенности познавательного аппарата этнографии оказались привлекательными при изучении социальных феноменов развитых индустриальных обществ и постепенно оформились в самостоятельную традицию исследования городской жизни, организаций и социальной стратификации» [6].

Применяя такие методы исследования, как полуструктурированное интервью с посетителями, руководством учреждений (N=30) и включенное наблюдение, проводимое в заведениях трех крупных городах Поволжья - Саратов, Самара, Астрахань - мы можем познакомиться с опытом людей, социальная реальность которых непосредственно связана с повседневными практиками неформатных заведений. Мы остановились на трёх подобных заведениях, два из которых позиционируют себя как антикафе, и одно как дневной клуб.

Благодаря популяризации заведений данного формата происходит изменение представлений молодежи о традиционных формах досуга, которые организуются в рамках кафе и ресторанов, действующих в условиях городского пространства. В современном обществе долгое время господствовали сформированные еще во времена СССР представления о кафе как о местах общественного питания. Общение посетителей между собой рассматривалось советской властью как возможное распространение антикоммунистических настроений, в результате чего в рамках кафе и ресторанов воспроизводилась регламентированная публичность: «Множественные способы контроля включали в себя: се-миотизацию мест общественного питания в первую очередь как мест питания (а не пространств общения), управление контактами между посетителями («замыканием» их на знаковых системах - указателях, меню, объявлениях - или наделением профессионалов особой функцией «модерирования» общения), ограничением времени посещения, а также превращением трапезы в истинно семейное предприятие» [2]. Однако в СССР появлялись попытки создания публичных пространств, гарантирующих посетителям проведение досуга, свободного от давления государственной идеологии.

В городском кафе «Сайгон», популярном среди ленинградской молодежи 1970-х годов, акцент делался именно на общении посетителей. Е. Здравомыслова отмечает, что приверженцами «Сайгона» становились люди, представления которых о благе, поступках, красоте и приличии значительно отличались от официальных норм: «Сайгон» стал символом культурной инаковости, чужим городом в советской империи, экзотическим для советской повседневности» [3]. Основой работы современных антикафе становятся все те же принципы, которые обеспечивали успешную деятельность «Сайгона» в советский период, - освобождение человека от рамок, которые устанавливает перед ним общество и государство.

Первый шаг к такому освобождению - это непосредственно выбор кафе нового формата, позволяющего проявлять различные формы публичной активности: «Основная идея данного заведения? (Задумался) Попытаться оторвать молодежь от столь сильно навязываемой нам вот этой вот самоцели веселухи, попытаться заставить их вспомнить, что они - люди, что они здесь могут думать. Самое главное, что они здесь могут жить не так, как все» (Вячеслав, Астрахань, посетитель антикафе «Мамайка»). Пребывание в новоформатном заведении не ограничивается пространством

занятого столика, а предполагает возможность нахождения в разных зонах, общение не только с друзьями и знакомыми, но и с любыми гостями, дискуссии на любые темы: «Это вот такие вот диспуты, конференции, попытки провоцирования отрицательных вопросов. Мы учились убеждать своих товарищей, своих сограждан в том, чтобы не совершать ошибок» (Вячеслав, Астрахань, посетитель антикафе «Мамайка»).

Несмотря на то, что формат заведения предполагает возможность прийти в общественное место одному и уже на здесь обрести компанию единомышленников, на деле молодые люди приходить с друзьями: «Вот просто там, одному... ну есть чем заняться, но вот как если б я первый раз пришла одна бы, наверное... не знаю, я бы немножко растерялась, не поняла бы, что там вообще делать надо» (Анастасия, Саратов, посетитель дневного клуба «Дружба»). Пребывание в подобных клубах может наделяться различными смыслами, в связи с чем, возникает возможность дифференцировать посетителей заведений. Посещение антикафе, формат которого является нестандартным для городского пространства, становится способом выделиться среди толпы: «Такие люди, которые считают себя, ну как бы правильно выразится, считают обычные места и обычные заведения немного недостойными для своего уровня, и проводят такое элитарное, немножко интелектуальное, да, время в антикафе» (Екатерина, Самара, посетитель антикафе «Будильник»).

Информанты, часто посещающие такого рода места, причисляют себя к интеллигенции, объясняя это своей способностью отказаться от привычных схем проведения досуга, свойственных современной молодежи - посещения модных кафе, ночных клубов, игр в боулинг и бильярд: «Многие такие люди, которые да вот, ну такие не знаю как их назвать, ограниченно думающие, там, узко думающие, какие, которые там, минимальные у них интересы в чем-то, ну да, там прийти в кафе суши поесть или еще что-то, они может даже и не знают о существовании таких аналогов или, так скажем, антикафе» (Артем, Астрахань, посетитель антикафе «Мамайка»). Информанты сами определяют ряд критериев, которые отличают гостей антикафе от любителей общепита: «Во-первых, начитанными, старающимися быть в курсе событий, и для которых, для которых есть какие-то цели, у которых есть какие-то цели, стремления, сделать что-то большее, нежели там сходить выпить и там с кем-то посидеть, пообсуждать какие-то сплетни» (Мадина, Астрахань, посетитель антикафе «Мамайка»).

Как правило, нестандартный формат работы антикафе заключается в том, что одновременно развиваются разные направления организации досуга в рамках пространства конкретного заведения. Данные формы досуга становятся доступными только для посетителей антикафе, что обусловливает популярность исследуемого публичного пространства среди молодежи. Антикафе предоставляет своим посетителям возможность провести время за веселыми играми - видеоприставки, настольный теннис, твистер.

Пространство организовано таким образом, чтобы человек, не желающий проводить время за шумными весельями, мог уединиться и отдохнуть, например, почитать книгу. Как правило, в антикафе есть шкафы с художественной литературой, однако данная форма досуга не является востребованной. Руководители заведений отмечали, что книжные полки, скорее служат для создания уюта, так как посетители практически не пользуются возможностью насладиться чтением интересной литературы. Чтение книги становится единичным случаем, нежели тенденцией: «У нас мальчик приходил одно время книжку читал» (Юлия, Астрахань, арт-директор антикафе «Мамайка»)

Среди гостей неформатного заведения есть люди, рассматривающие данное место как модный тренд, которого стараются придерживаться. Г. Зиммель объяснял следование моде социально-психологическими механизмами, прежде всего - механизмом подражания [1]. Соответственно совсем не обязательно, что представители молодого поколения считают антикафе интересной для себя формой проведения досуга, скорее, они стараются подражать своим друзьям, которые являются завсегдатаями данного заведения. Каждый поход в антикафе, как правило, будет сопровождаться фотосессией и дальнейшим размещением снимков в социальных сетях с целью оповещения своего окружения о следовании модным тенденциям во всем, в том числе и в проведении досуга.

Финансовая составляющая деятельности антикафе является удобной для молодежи, так как расплачиваться надо за проведенное в данном месте время. В результате становится возможным весело провести время в компании друзей или за интересным занятием, заплатив за это небольшую денежную сумму: «На самом деле, это не так много за проведённое приятно время с друзьями, то есть придти поиграть в настольную игру, которой ты дома не располагаешь, опять же или видео- игру в приставке. И вкусный ,горячий чай с печенками, с плюшками. Это вполне себе устраивает» (Елена, Самара, посетитель антикафе «Будильник»).

Для молодежи, которая, как правило, не имеет постоянных доходов, подобные формы досуга являются приемлемыми: «Если человек не хочет что-то заказывать, непременный заказ нужно сде-

лать, а здесь хочешь просто сиди там, отдыхай, там» (Павел, Астрахань, посетитель антикафе «Мамайка»). Молодое поколение, организуя свой досуг, не ставит перед собой цель - удовлетворить гастрономические потребности, для них на первое место выходит общение и интересное времяпрепровождение: «Я могу и дома поесть, попить... Я люблю чем-то заниматься еще, там занятий очень много, и как бы ты понимаешь, за что ты платишь. Ты платишь еще за настольные игры и за настольный футбол, и за «Playstation». То есть, для меня чай и печенье не настолько на самом деле принципиальны, это просто сопровождение к этому» (Александр, Саратов, посетитель дневного клуба «Дружба»).

Нельзя оставить без внимания особенности организации пространства новоформатных заведений и интервьер. Несмотря на то, что Антикафе является сферой публичного пространства, особенностью интерьера способствуют созданию домашней атмосферы уюта и комфорта: «Здесь хорошо тем, что ты чувствуешь себя легко и свободно, и как-то, как-то по-домашнему здесь» (Александр, Саратов, посетитель дневного клуба «Дружба»). Пространство дневного клуба наполнено предметами быта, которые окружают человека дома: уютные диваны, подушки, ковры, телевизор.

Многие развлечения, которые предлагаются посетителям новоформатные заведения, свойственны, скорее, приватной сфере, нежели публичной. В частности, становится возможным опробовать игровые приставки, удобно расположившись на мягком диване, заняться рисованием, скоротать время за шахматами или нардами, поработать на стационарном компьютере, заняться чтением художественной литературы или просто посмотреть любимое кино. Домашнюю атмосферу передают различные угощения - кофе, чай, печенье, которые гости могут употреблять в неограниченном количестве: «Это как дома, придешь также, попьешь чаю с друзьями, там, в те же самые настольные игры поиграешь. А здесь тебе и огромный выбор их...» (Анастасия, Саратов, посетитель антикафе «Дружба»). Создание приватной атмосферы направлено на то, чтобы посетители ощущали комфорт, вели себя естественно без напускных масок: «Там наверно даже как-то ты раскрепощаешься быстрей, чем ты сидишь в обычном ресторане, пьешь кофе, ну говоришь, говоришь, а тут ты играешь, как-то и в процессе игры ты общаешься и взаимодействуешь с людьми, и как-то ну... не так напряжно, наверно» (Сергей, Саратов, посетитель антикафе «Дружба»)

Несмотря на то, что формат ноформатных заведений предполагает отказ от рамок, воспроизводящих понятие нормы, которой необходимо соответствовать, в подобных местах есть определенный набор правил, регламентирующих поведение посетителей. В частности руководством таких заведений продвигается идея возможности проведения досуга без употребления алкоголя и табака: «Насколько мне известно, правила таковы, что в «Дружбе» запрещено употреблять спиртные напитки и курить, употреблять наркотические вещества, нецензурная брань тоже не в почете» (Илья, Саратов, посетитель антикафе «Дружба»).

В антикафе запрещается использовать нецензурные выражения. Руководители заведений рассматривают в данной санкции воспитательную функцию, позволяющую молодежи пересмотреть свои ориентиры и ценности: «Я запрещал ругаться. Вот я услышал мат, я говорю: «Я сейчас выгоню». «Все- все, мы больше не будем. Все-все»... Везде были запреты такие, и в итоге сейчас эти ребята приходят» «Спасибо, пожалуйста, можно нам взять?» (Константин, Самара, руководитель антикафе «Мамайка»). Этический кодекс, действующий у рамках антикафе, воспроизводит определенные социокультурные установки для современной молодого поколения, прививает основы здорового образа жизни, нормирует формы поведения, свободные от различного рода аддикций.

В современной городской жизни не город формирует характер и пристрастия его жителей, а, наоборот, его жители, в том числе, молодёжь переформатируют городское пространство в соответствии со своими представлениями о комфортном городе. Владельцы неформатных заведений используют свой бизнес для создания ячейки гражданского общества, места встречи жителей близлежащих домов с книгами, журналами, игрушками для детей. Образно говоря, предпринимательство питает не только тело, но и душу, и новоформатные заведения оказываются одним из проявлений этой деятельности. Молодые горожане развивают новые креативные практики в сфере занятости, досуга, культурного потребления, социальной и гражданской активности.

Исследование проводилось в рамках гранта Президента РФ «Социальное благополучие молодежи регионов Поволжья - путь к социальной сплоченности», МК-753.2014.6, руководитель И.В. Бабаян.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гурова О. Социология моды: обзор классических концепций // Социологические исследования. 2011. № 8. С. 72.

2. Запорожец О., Крупец Я. Советский потребитель и регламентированная публичность: новые идеологемы и повседневность общепита конца 50-х // Советская социальная политика: сцены и 216

действующие лица, 1940 - 1985 / Под ред. Е. Ярской-Смирновой, П.Романова. М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2008. С. 239.

3. Здравомыслова Е. Ленинградский «Сайгон» - пространство негативной свободы // Новое литературное обозрение. 2009. №100 // http://magazines.russ.ru/nlo/2009/100/el47-pr.html. Обращение к ресурсу 10.10.2014.

4. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее / Ричард Флорида. М.: Издательский дом «Классика-ХХ1», 2005. С. 5

5. Ольденбург, Р. Третье место: кафе, кофейни, книжные магазины, бары, салоны красоты и другие места «тусовок» как фундамент сообщества / Рэй Ольденбург; пер. с англ. А. Широкановой. М.: Новое литературное обозрение, 2014. С. 24.

6. Романов П., Ярская-Смирнова Е. «Делать знакомое неизвестным...»: этнографический метод в социологии // Социологический журнал. 1998. №1/2. С. 46.

Бабаян Инна Вячеславовна -

кандидат социологических наук, директор Социологического центра Саратовского государственного технического университета имени Гагарина Ю.А. Любимова Алена Дмитриевна -кандидат социологических наук, ассистент кафедры «Социология, социальная антропология, социальная работа» Саратовского государственного технического университета имени Гагарина Ю. А. Русакович Екатерина Францевна -магистр социальной работы, аспирант кафедры «Социология, социальная антропология, социальная работа» Саратовского государственного технического университета имени Гагарина Ю.А.

Inna Babayan -PhD,

Head: Sociology Center

Yuri Gagarin State Technical University of Saratov

Alena Lyubimova -

PhD, Assistant Lecturer,

Department of Sociology, Social Anthropology

and Social Work,

Yuri Gagarin State Technical University of Saratov

Rusakovich Ekaterina -

M. Sc. Sociology,

Department of Sociology, Social Anthropology and Social Work,

Yuri Gagarin State Technical University of Saratov

Статья поступила в редакцию 15.10.14, принята к опубликованию 25.12.14