Научная статья на тему 'Бурятские заметки по ламриму: содержание произведения'

Бурятские заметки по ламриму: содержание произведения Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
156
31
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛАМРИМ / БУРЯТИЯ / ТИБЕТСКАЯ БУДДИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА / СКАЗОЧНЫЕ СЮЖЕТЫ / LAMRIM / BURYATIA / TIBETAN BUDDHIST LITERATURE / FAIRY TALES

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Дарибазарон Дарима Эрдэмовна

Статья является продолжением исследования, посвящённого тибетоязычному сочинению «Бурятские заметки по ламриму», написанного в начале ХХ века монгольскими ламами. В ранее опубликованной статье был представлен анализ происхождения источника изучены исторические условия его создания, выполнена процедура установления авторства, выдвинуты предположения о том, какие цели ставил перед собой автор при написании произведения, а также представлен исторический обзор литературы жанра ламрим. В данной публикации представлены результаты анализа структуры и содержания произведения. «Бурятские заметки по ламриму», будучи комментарием к «Лёгкому пути» Панчен-ламы I, сохраняет структуру последнего, типичную для произведений ламрим. Однако содержательное заполнение этой структуры заметно отличается: если «Лёгкий путь» это краткое руководство по медитации на темы «этапов пути», то «Бурятские заметки по ламриму» излагают основные положения буддийского пути с помощью многочисленных сказаний, историй и притч, полностью отсутствующих в «Лёгком пути». Примеры и притчи, заимствованные из джатак, наставлений Потовы, биографий мастеров Кадам, а также более поздних тибетских повествований, встречаются и в других произведениях ламрим. Многие произведения этого жанра, формально задуманные как комментарии к ранее написанным ламримам, зачастую превращались в самобытные произведения, соответствующие конкретно-историческим обстоятельствам их написания. Наличие фольклорных сюжетов в «Бурятских заметках по ламриму» было вызвано, на наш взгляд, необходимостью в доходчивом изложении буддийской доктрины широким кругам населения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Buryat Annotations on Lamrim: Content of the Work

The article continues to discuss the results of a study of "Buryat annotations on lamrim", a text in Tibetan composed by Mongolian lamas in the beginning of the 20th century. In the earlier article, we presented the historiographical analysis of the text and an overview of development of the lamrim literature in Tibet. Here we will discuss the structure and content of the work. "Buryat annotations on lamrim", being a commentary to "The Easy Path" of the First Panehen Lama, retains the strueture of the latter, typieal for lamrim works. What differs is the way these statures are filled: while "The Easy Path" eontains only concise meditation ^sta^ions, "Buryat annotations on lamrim" explains lamrim topics through tales, fables and stories. None of them are mentioned in "The Easy Path", but we eome across many of them in other lamrim works. Many of lamrims, formally conceived as eommentaries to earlier works of this genre, are not mere eommentaries but original works refuting the historical eireumstanees in whidi they were composed. Use of fables and stories in "Buryat annotations on lamrim", in our opinion, shows that there was a need to simplify Buddhist doctrine to make it more aeeessible to eommon people.

Текст научной работы на тему «Бурятские заметки по ламриму: содержание произведения»

http://www.zabvektor.com

ISSN 2542-0038 (Online) ISSN 1996-7853

УДК 294.321

Дарима Эрдэмовна Дарибазарон,

аспирант,

Бурятский государственный университет (670000, Россия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а), e-mail: danma.danbazaron@gmail.com

Бурятские заметки по ламриму: содержание произведения

Статья является продолжением исследования, посвящённого тибетоязычному сочинению «Бурятские заметки по ламриму», написанного в начале ХХ века монгольскими ламами. В ранее опубликованной статье был представлен анализ происхождения источника - изучены исторические условия его создания, выполнена процедура установления авторства, выдвинуты предположения о том, какие цели ставил перед собой автор при написании произведения, а также представлен исторический обзор литературы жанра ламрим. В данной публикации представлены результаты анализа структуры и содержания произведения. «Бурятские заметки по ламриму», будучи комментарием к «Лёгкому пути» Панчен-ламы I, сохраняет структуру последнего, типичную для произведений ламрим. Однако содержательное заполнение этой структуры заметно отличается: если «Лёгкий путь» - это краткое руководство по медитации на темы «этапов пути», то «Бурятские заметки по ламриму» излагают основные положения буддийского пути с помощью многочисленных сказаний, историй и притч, полностью отсутствующих в «Лёгком пути». Примеры и притчи, заимствованные из джатак, наставлений Потовы, биографий мастеров Кадам, а также более поздних тибетских повествований, встречаются и в других произведениях ламрим. Многие произведения этого жанра, формально задуманные как комментарии к ранее написанным ламримам, зачастую превращались в самобытные произведения, соответствующие конкретно-историческим обстоятельствам их написания. Наличие фольклорных сюжетов в «Бурятских заметках по ламриму» было вызвано, на наш взгляд, необходимостью в доходчивом изложении буддийской доктрины широким кругам населения.

Ключевые слова: ламрим, Бурятия, тибетская буддийская литература, сказочные сюжеты

Введение. Статья является продолжением исследования тибетоязычного сочинения «Бурятские заметки по ламриму», написанного на рубеже Х1Х-ХХ веков монгольскими авторами. В предыдущей публикации был представлен анализ происхождения источника - изучены исторические условия его создания, установлены возможные авторы произведения, цели написания ими этого сочинения, а также дан краткий краткий исторический обзор развития литературы ламрим в Тибете [3]. Здесь мы поделимся результатами анализа структуры и содержания произведения.

Методология и методы исследования. Методологической основой исследования послужили принципы историзма и системности, методами исследования - сравнительно-исторический анализ, конкретное описание текстов и их сопоставление с точки зрения содержания и структуры.

Результаты исследования и их обсуждение.

Структура и содержание произведения. Композиционное построение «Бурятских заметок по ламриму» можно упрощённо представить следующим образом:

I. Предварительные темы - с. 4-1321.

1. Этапы духовного развития после вве-рения себя благому другу.

1.1. Побуждение наделить смыслом благоприятное рождение.

1.1.1. Определение благого рождения: блага - субъективные и объективные, свободы.

1.1.2. Размышление об огромном значении благого рождения.

1.1.3. Размышление о трудности обретения такого рождения.

1.2. Методика наделения благоприятного рождения смыслом.

1.2.1. Ясное объяснение общего пути.

Правила слушания и проповедования Дхармы, в т. ч. необходимость правильной мотивации для получения наставлений по Дхарме2.

Дословное объяснение названия комментируемого сочинения («Лёгкий путь»), его

1 Номера страниц приведены в соответствии с нумерацией в индийском издании «Сутры о глупости и радости» [7].

2 Не пронумерованы темы, порядок изложения которых отличается от стандартной структуры, за образец которой взята структура «Среднего ламрима» Цонкапы [4].

162

© Дарибазарон Д. Э., 2018

вступительной части и эпитетов к учителям линии преемственности ламрим.

2. Основа пути - вверение себя благому

другу.

2.1. Краткое изложение правил практики.

2.1.1. Сами правила практики, в

т. ч. шесть предварительных практик.

2.2. Расширенное описание метода вве-рения, в т. ч. характеристика благого друга, достоинства вверения, недостатки неввере-ния, правильный способ вверения.

Побуждение наделить смыслом благоприятное рождение, в т. ч. определение благого рождения, размышления о его значении и трудности обретения.

II. Этапы духовного развития малой личности - с. 133-244.

3. Развитие установки малой личности.

3.1. Взращивание заботы о будущем рождении с помощью а) памятования о смерти, её неизбежности, непредсказуемости; б) размышления о том, что в час смерти ничто не поможет, кроме Дхармы.

3.2. Размышления о том, что будет после смерти - счастье или страдание, размышления о страданиях в низших мирах.

4. Применение средств созидания счастья будущего рождения.

4.1. Обращение к Прибежищу.

4.2. Взращивание убеждённой веры в закон причины и следствия - основы всего благополучия.

III. Этапы духовного развития средней личности - с. 245-318.

5. Развитие установки средней личности.

5.1. Размышление об ущербности Сан-сары согласно Истине Страдания: размышления об общих страданиях сансары, восьми страданиях, шести горестях, о страданиях отдельных уделов (асуров, богов).

5.2. Размышление об Истине источника, ходе погружения в сансару: размышления об омрачениях (клешах), накапливании кармы, смерти, переходе в бардо и новом рождении.

6. Основы пути Освобождения.

6.1. Размышление о том, какое положение способствует освобождению из сансары.

6.2. Размышление о том, какой путь необходимо освоить для Освобождения. Методика практика нравственности.

IV. Этапы духовного развития великой личности.

7. Разъяснение того, что единственной дверью вступления в Махаяну является бод-хичитта.

8. Методика порождения бодхичитты.

8.1. Этапы практики зарождения бодхи-

читты.

8.1.1. Тренировка ума согласно семи-частному методу причины и следствия.

8.1.2. Развитие бодхичитты согласно методу замены себя на других.

8.2. Принятие обетов бодхисаттвы при помощи ритуала.

8.3. Методика практики деяний бодхисаттвы после зарождения бодхичитты, в т. ч. 6 парамит, 4 метода привлечения учеников с целью привести к созреванию поток ума других существ.

8.3.1. Правила практики шаматхи.

8.3.2. Правила практики випашьяны.

9. Особая практика Ваджраяны.

10. Достоинства наставлений ламрим, посвящение заслуг и колофон.

Структура «Бурятских заметок по ламри-му» соответствует структуре комментируемого произведения - «Лёгкого пути». Незначительные вариации в последовательности изложения тем и повторы объясняются тем, что перед нами записи устных комментариев, которые, по всей видимости, подверглись минимальному редактированию перед публикацией. Так, например, правила слушания и проповедования Дхармы объясняются, как правило, до непосредственного изложения этапов пути, однако в рассматриваемом нами произведении они излагаются после темы благоприятного рождения человеком. Возможно, Лобсанг Тенпаи Гьямцо посчитал нужным сначала напомнить о причинах, учитывая которые, необходимо получать наставления ламрим - желание «наделить благоприятное рождение смыслом», а затем перейти к тому, каким образом эти наставления нужно давать и получать. Поскольку в «Лёгком пути» отсутствуют такие вводные темы, как величие Учения и Учителя, их нет и в «Бурятских заметках по ламриму», однако в целом композиционное построение последнего произведения типично для ламримов.

Вместе с тем, содержательное наполнение стандартной структуры в «Бурятских записках по ламриму» существенно отличается от произведения Панчен-ламы, и дело здесь даже не в том, что размеры произведений совершенно разные - 404 [8] и 32 фолио [9] -отличается изложение материала.

«Лёгкий путь», будучи руководством по медитации, содержит описания визуализаций, характерных для тантрических практик, таких, например, как очищение нектаром пяти цветов, исходящим от учителя к ученику. В «Бурятских заметках» о них упоминается лишь вскользь, Шераб Гьямцо нередко пишет: «[учитель] подробно объяснил визуали-

зацию Поля Прибежища, но я не был уверен, как это записать» [8, с. 58]; «[учитель] много говорил об очищении нектаром, но не сумел это записать» [Там же, с. 64].

Вместо этого «Бурятские заметки по ламриму» наполнены цитатами и историями, отсутствующими в «Лёгком пути». Традиция использования сказаний и притч для иллюстрации наставлений ламрим сложилась ещё в Тибете. В качестве примеров можно назвать записи наставлений Геше Потовы Ринчен Сала (po-to-ba rin-chen gsal) (1027/1031? - 1105), сделанные его учениками - «Наставления с помощью примеров: насыпь драгоценностей» (dpe-chos rin-chen spungs-pa) с комментариями Дракарвы (brag dkar-ba) (годы жизни неизвестны) и Чегома Шераба Дорже (lce-sgom shes-rab rdo-rje) (1124/1125-1204/1205) и «Синий сборник» (be'u-bum sngon-po) Геше Долпы (dge-shes dol-pa)1 (1059-1131) с комментарием к нему его ученика Лха Дригангпа (lha 'bri-gang-pa) (XII в.). В этих произведениях «часть примеров была заимствована Потовой из индийской буддийской литературы, часть, по всей видимости, придумана им самим» [17, с. 177].

Эта традиция в дальнейшем получила широкое распространение и в Монголии, наиболее известными примерами таких ламри-мов являются сочинения Кьюра Йонгдзина Джампы Кункьяба (монг. Джура Йонгдзин, skyu-ra yongs-'dzin byams-pa kun-khyab) (кон. XVII - нач. XVIII в.) «Сущность драгоценных наставлений о подготовке ума к добродетели на основе этапов пути к Пробуждению» (byang chub lam gyi rim pa'i sgo nas rang sems dge sbyor la 'jug pa'i man ngag rin chen snying po) [10] и Лобсанцэрина (конец XIX - нач. ХХ в.) «Заметки по Ламриму Ченмо» (lam-rim chen-mo'i zin bris sems-kyi ce spyang 'thul-ba'i man-ngag thab-mkhas wa-mo don-yod). Изучению и сравнению этих двух произведений посвящена монография монгольского учёного Дандарын Ёндона [19], в которой эти источники рассматриваются не как религиозно-философские произведения, а как литературно-фольклорные памятники. По мнению исследователя, «при составлении сборников такого рода множество рассказов отнюдь не являлись средством разъяснения тех или иных положений Ламрима, но наоборот, многогранность положений Ламрима была уместным поводом включения их в одну книгу».

На наш взгляд, многогранными являются не только «положения ламрима», но и

1 Также известен как Маршурва (dmar-zhur-ba) или (Рог) Шераб Гьямцо (rog shes-rab rgyal-mtsho).

сами рассказы и истории. Их в «Бурятских заметках по ламриму» около 300: во введении (128 с.) упоминается более 80 историй; в разделе, посвящённом практикам малой личности (111 с.) их ~150; в разделе средней личности (73 с.) - более 30 и, наконец, в разделе великой личности (80 с.) их более 40. Одни истории рассказываются весьма подробно, другие - сжато, нередки случаи, когда авторы ограничиваются названием истории - «разрушительная река изменила направление, как в истории с Нандой» [8, с. 245].

Рассказы в зависимости от их происхождения можно разбить на следующие категории:

1. Джатаки и истории из Панчатантры и прочих дидактических сочинений Древней Индии.

2. Примеры из биографий выдающихся тибетских и индийских учителей (Джово Ати-ши, Дромтонпы, Наропы, Марпы, Миларепы и др.).

3. Неканонические истории - о тибетцах, отправившихся в паломничество, например, в Бодхагайю.

В статье мы ограничимся разбором историй первой категории, а именно джатак и историй из индийских дидактических сочинений. Примечательно, что в произведении, написанном монгольскими ламами, монголы упоминаются лишь дважды: «так же как воинов джунгарского хунтайджи отличают особые стрелы, так и буддийских священнослужителей отличают по особым одеждам» [8, с. 33]; «когда наступала война с джунгарами, один лама из традиции Дрикунг велел своим ученикам размышлять о любви [Там же, с. 332]. Все остальные сказания и истории связаны с Древней Индией и Тибетом, странами, авторитетными для бурят-монгольских буддистов в вопросах толкования религиозной теории и практики.

Джатаки, приводимые в качестве примера для разъяснения закона кармы:

1. О монахе по имени Кюнте ^куип^е), обозвавшем другого монаха собакой [Там же, с. 226]. В «Сутре о мудрости и глупости» уточняется, что монах с неприятным голосом был архатом с достоинствами шрамана, что утяжелило негативную карму монаха, оскорбившего его [7, с. 303-305].

2. О домохозяине Пэлкье, который в предыдущих жизнях был царём по имени Благородный в Дхарме (chos-'phags), затем морским чудовищем. Неоднократно повторяется в «Бурятских заметках» [7, с. 98-114; 8, с. 203, 261, 262].

3. О женщине, родившейся змеей из-за привязанности к красоте своего тела [7, с. 98114; 8, с. 261].

4. О монахе по имени Лита, родившемся деревом, которого пожирали черви [7, с. 98114; 8, с. 261].

5. О генине, ответившем на вопрос морского божества о неисчерпаемости заслуг, созданных почитанием Трёх Драгоценностей [7, с. 48-49; 8, с. 66].

6. О дочери короля Прасенаджиты по имени Доржема [7, с. 54-58; 8, с. 213-214].

7. О посрамлении 6 небуддийских учителей [7, с. 69-94; 8, с. 200].

8. О монахе, сравнившем другого монаха с обезьяной [7, с. 265-269; 8, с. 227].

9. О риши Утпале, записавшем учение собственной кровью на собственной коже [7, с. 23-36; 8, с. 232].

10. О младшем сыне царя Баладар (Па-ламад), ставшем отшельником, но вынужденном вернуться к мирской жизни [7, с. 231-251; 8, с. 234].

11. О тридцати двух сыновьях жены младшего сына советника Ридака [7, с. 151162; 8, с. 234].

12. Об Опоясанном пальцами (Ангулима-ле) [7, с. 231-251; 8, с. 201, 219].

13. О льве по имени Идам Тенпа, которого убил охотник, одевший монашеское одеяние [7, с. 298-301; 8, с. 219-220].

Джатаки, приводимые в разделе о пара-мите даяния:

14. О бедном человеке, который преподнёс Будде Канакамуни две свои последние медные монеты [7, с. 58-60; 8, с. 227].

15. О человеке, который во времена Будды Випашьины, преподнёс монахам единственную имевшуюся у него золотую монету [8, с. 227-228]. В «Сутре о глупости и мудрости» говорится о том, что кувшин с монетой был поднесён бедной супружеской парой [7, с. 133-136].

16. О царе Майтрибале, напоившем своей кровью 5 якшей [7, с. 67-69; 8, с. 365].

17. О бедной служанке, которая преподнесла Катьяяни чистой воды и переродилась небесной девой [7, с. 131-133; 8, с. 78].

18. О домохозяине без органов чувств [7, с. 121-125; 8, с. 237].

19. О том, как брахман пожертвовал свое тело тигрице с семью тигрятами [1, с. 28-34; 8, с. 363-364].

20. О царе Шиби, отдавшем свои глаза слепому брахману, под обличьем которого скрывался Шакра [1, с. 34-46; 8, с. 364].

21. О мальчике, поднёсшем Будде 5 горстей гороха и ставшем Чакравартином [8, с. 226]. В «Сутре о глупости и мудрости» этим человеком выступает брахман по имени Цзи-вокье [7, с. 280-286].

22. О купце Непобедимом, как вариация джатаки о главе цеха Авишахье, славившемся своей щедростью и достойно выдержавшем испытание Брахмы (Шакры) [1, с. 54-61; 8, с. 364].

23. О зайце, преподнёсшем своё тело в дар странствующему брахману, под обли-чием которого прятался Брахма (Шакра) [1, с. 61-69; 8, с. 365].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Джатаки из раздела о парамите нравственности:

24. Об Индре (Шакре), бежавшем с поля битвы с асурами и побоявшемся причинить вред семейству птиц на дереве [1, с. 121-125; 8, с. 218, 371].

25. О брахмане, который несмотря на наставления учителя не смог украсть чужое [1, с. 121-125; 8, с. 371].

26. Об Унмаяданти (Сводящей с ума), от женитьбы на которой отказался царь [1, с. 130-139; 8, с. 371].

27. О Супараге [1, с. 139-148; 8, с. 371372].

28. О рыбе [1, с. 148-152; 8, с. 372].

29. О птенце перепела [1, с. 152-155; 8, с. 372].

30. О чаше [1, с. 155-161; 8, с. 372].

31. О бездетном [1, с. 161-166; 8, с. 372].

32. О лотосовых стеблях [1, с. 166-175; 8, с. 372].

33. О хранителе казны [1, с. 176-184; 8, с. 372].

Джатаки из раздела о парамите терпения:

34. О Чуддабодхи [1, с. 184-191; 8, с. 377].

35. О лебеде [1, с. 191-208; 8, с. 377].

36. О великой обезьяне [1, с. 246-254; 8, с. 212, 377, 378].

37. О великой обезьяне [1, с. 224-232; 8, с. 378].

38. О шарабхе (мифическом восьмино-гом олене, не уступающем силой и мощью льву) [1, с. 232-238; 8, с. 378].

39. Об олене руру [1, с. 238-246; 8, с. 377].

40. О Кшантивадине [1, с. 254-267; 7, с. 64-67; 8, с. 379].

41. Об обитателе мира Брахмы [1, с. 267277; 8, с. 379].

42. Джатака о слоне [1, с. 277-286; 8, с. 379].

Джатаки из раздела о парамите медитации:

43. Джатака об Айогрихе, принце, жившем в железном доме [1, с. 305-313; 8, с. 383].

Джатаки из раздела о парамите мудрости:

44. Джатака о буйволе [1, с. 313-317; 8, с. 384].

45. Джатака о дятле [1, с. 317-323; 8, с. 384].

Вариации историй из Панчатантры:

46. О слоне, спасшем тонувшего мальчика, в дальнейшем мальчик с помощью своих друзей вытащил его из ямы [8, с. 328]. В Панчатантре говорится о мыши, спасённой слоном и впоследствии отблагодарившей его [14, с. 274-279].

47. О черепахе, которую несли гуси, однако из-за собственной болтливости черепаха упала на землю и сильно пострадала [6, с. 99-100; 8, с. 215-216].

Прочие истории индийского происхождения, источники которых установить не удалось:

48. О монахе Чудапантаке, добившемся реализации благодаря усердию в уборке, как пример необходимости выполнять подготовительные работы с правильной мотивацией [1, с. 30-33; 8, с. 143-152].

49. Об Арья Асанге, медитировавшем на Будду Майтрею в течение 12 лет, как пример необходимости очиститься от завес для прямого постижения реализованных существ [1, с. 68, с. 348; 8, с. 225].

50. О слепой черепахе, всплывающей из глубин океана раз в 100 лет, как пример редкости встречи с Дхармой даже при рождении человеком [1, с. 7-8; 8, с. 384-386].

Эти истории также встречаются в ламри-ме Пабонгки Ринпоче [8], о котором мы говорили в предыдущей публикации. В этих двух сочинениях, комментирующих разные ламримы, совпадают не только истории, но и цитаты1, что позволяет нам говорить о существовании некого стандартного набора рассказов и цитат, переходящего из одного ламрима в другой.

Однако это ничуть не умаляет творческого вклада авторов, которые были вольны по-разному интерпретировать одни и те же истории. Так, в «Бурятских заметках по ламриму» и ламриме Кьюра Йонгдзина, о котором мы уже говорили выше, упоминается одна и та же история о маленьком птенчике, попавшемся в когти ястребу, но сумевшем спастись, спрятавшись в пустом буйволином роге. Лобсанг Тенпаи Гьяцо интерпретирует мораль этой

1 Например, цитаты из «Письма другу» Нагарджуны [8, с.11; 5, кн. 1, с. 203]; Далай-ламы VII Келсанга Гьяцо [5, с. 630; 8, с. 277]; Чже Цонкапы [5, кн. 1, с. 599; 8, с. 278].

истории следующим образом: подобно тому, как буйволиный рог спас птенчику жизнь, прибежище в Дхарме способно спасти нас от падения в низшие миры после смерти [8, с. 149150]. Ёндон, опираясь на заключительные слова этой истории, произнесённые птенчиком: «Жадный лама разоряет своих учеников / Жестокий нойон мучает своих подданных / Если ястреб зазнается, перья его рассыпаются по небу / Он не сам погиб, я его убил», - вполне убедительно усматривает в ней призыв к борьбе с феодализмом [19, с. 136-137].

Примечательно, что «Бурятские заметки по ламриму» практически не содержат прямых цитат из «Лёгкого пути». Точно также в Ламриме Ченмо Чже Цонкапы, комментарии к «Светочу на пути к Пробуждению», приводится 3 из 68 четверостиший сочинения Атиши. В свою очередь в «Лёгком пути» Панчен-ламы I, комментарии к Ламриму Ченмо, прямых цитат из произведения Цонкапы нет вовсе.

Исследователи отмечают, что в Ламриме Ченмо Чже Цонкапа не просто стремился дать пояснения к сказанному Атишей, а хотел подчеркнуть аспект, который в его представлении был критичным для духовного развития - монашеский образ жизни. Во многом благодаря непревзойдённости этого произведения, ещё при жизни Чже Цонкапы были построены Ганден, Дрепунг и Сэра, ставшие крупнейшими монастырскими университетами в истории человечества [12, с.131-132]. В свою очередь, Панчен-лама I Чокьи Гьялцен, который оставил такие тексты для тантрических практик, как «Гуру пуджа» и «Шестиразо-вая гуру йога», при написании «Лёгкого пути» остался верным своим приоритетам и сделал основой своего ламрима практику гуру-йоги.

Заключение. Многочисленные ламримы формально задумывались как комментарии к более ранним произведениям этого жанра: Ламрим Ченмо Чже Цонкапы к «Светочу на пути к Пробуждению» Атиши, «Лёгкий путь» Панчен-ламы I к Ламриму Ченмо, «Бурятские заметки по ламриму» к «Лёгкому пути» и т. д., - однако в процессе написания сочинения, как правило, превращались в самостоятельные самобытные произведения. Многие сочинения ламрим имели больше много с сочинениями-современниками, созданными в тех же конкретно-исторических условиях, чем с произведениями, комментариями к которым они являлись. Использование многочисленных историй и притч в «Бурятских заметках по ламриму», на наш взгляд, говорит о стремлении авторов «упростить» и популяризовать буддийскую доктрину, опираясь на авторитетные источники.

Список литературы

1. Арья Шура. Гирлянда джатак, или Сказания о подвигах Бодхисаттвы / пер. с санскрита А. П. Баранникова и О. Ф. Волковой; предисл. и примеч. О. Ф. Волковой. 2-е изд., доп. М.: Вост. лит. РАН, 2000. 367 с.

2. Д. Ёндон. Сказочные сюжеты в памятниках монгольской и тибетской литератур. 2-е изд. Академия наук Монголии. Улаанбаатар: Ин-т языка и литературы, 2013. 201 с.

3. Дарибазарон Д. Э. Бурятские заметки по ламриму // Гуманитарный вектор. Филология, Востоковедение. 2017. Т. 12, № 5. С. 112-121.

4. Чже Цонкапа. Сокращённое руководство к этапам пути Пробуждения (Средний Ламрим) / пер. с тиб. А. Кугявичуса; под науч. и общ. ред. А. Терентьева. М.: Сохраним Тибет, 2015. 656 с.

5. Пабонка. Освобождение на вашей ладони / пер. с англ. С. Хоса; науч. ред. А. Терентьев. М.: Сохраним Тибет, 2014. Кн. 1. 616 с. (Наланда); кн. 2. 464 с. (Наланда).

6. Панчатантра / пер. с санскрита и примеч. А. Я. Сыркина. М.: АН СССР, 1958. 378 с.

7. Сутра о глупости и мудрости (Дзанлундо) / пер. с тиб., введ. и коммент. Ю. М. Парфионовича. 2-е изд. М.: Вост. лит., 2002. 320 с.

8. Blo bzang bstan pa'i rgya mtsho, shes rab rgya mtsho. Byang chub lam gyi rim pa'i dmar khrid thams cad mkhyen par bgrod pa'i bde lam gyi zin bris yab rje bla ma'i zhal gyi bdud tsi [Электронный ресурс] // Buryat annotations on the Lam-rim / with a preface by E. Gene Smith (TBRC: W30539). Режим доступа: http://www.tbrc. org (дата обращения: 07.11.2017).

9. Blo bzang chos skyi rgyal mtshan. Lam rim dmar khrid bde lam. (TBRC: 9810) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.tbrc.org (дата обращения: 07.11.2017).

10. Skyu ra yongs 'dzin byams pa kun khyab. Byang chub lam rim gyi sgo nas rang sems dge sbyor la 'jug pa'i man ngag rin chen snying po (TBRC: W23549) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.tbrc.org (дата обращения: 07.11.2017).

11. Gyumed Khensur Lobsang Jampa. The Easy Path: Illuminating the First Panchen Lama's Secrect Instructions. Wisdom Publications, 2013. 328 p.

12. Napper E. S. Ethics as the Basis of a Tantric Tradition: Tsong kha pa and the Founding of the dGe lugs Order in Tibet // Changing Minds: Contributions to the Study of Buddhism and Tibet. In honour of Jeffrey Hopkins / ed. by G. Newland. Snow Lion Publications, 2001. Pp. 107-132.

13. The Hitopadesha of Narayana Pandit with Various Readings / ed. by Wasudev Acharya Ainapure. Bombay, Gopal Narayen & Co. Booksellers and Publishers. 1908. 288 p.

14. The Panchatantra / translated by A. W. Ryder. Chicago: The University of Chicago Press, 1925. 470 c.

15. Tibetan Tales Derived from the Indian sources / translated from the Tibetan of the Kah-gyur by F. A. Von Schiefner. Done into English from the German with an introduction by M. A. Ralston. London: Kegan Paul, Trench, TrQbner & Co. Ltd. Dryden House, Gerrard Street, W., 1906. 368 p.

16. Tsongkhapa Lobsang Dragpa. The Great Treatise on the Stages of the Path to Enlightenment / translated by W. C. Joshua Cutler, editor-in-chief; Guy Newland, editor // Snow Lion Publications, 2015. Vol. 1. 440 p.

17. Ulrike Roesler. Not a mere imitation. Indian Narratives in a Tibetan Context // Facets of Tibetan Religious Tradition and Contacts with Neighbouring Cultural Areas / ed. by Alfredo Cadonna and Ester Bianchi. (Orientalia Venetiana XII). Firenze, 2002. Рp. 153-177.

18. Wickham-Smith Simon. A Literary History of Buddhism in Mongolia // Buddhism in Mongolian History, Culture and Society. Edited by Vesna A. Wallace. Oxford: Oxford University Press, 2015. Рp. 217-242.

19. Д. Ёндон. Тевд-монголын уран зохиолын харилцааны асуудалд (Тевд, монгол «Мерийн зэрэг»-ийн хоёр тайлбар). 2 дахь хэвлэл / ред. Д. Сумъяа. Улаанбаатар, Соёмбо принтинг ХХК, 2014. 148 с.

Статья поступила в редакцию 12.11.2017; принята к публикации 16.12.2017

Библиографическое описание статьи

Дарибазарон Д. Э. Бурятские заметки по ламриму: содержание произведения // Гуманитарный вектор. 2018. Т. 13, № 1. С. 162-168.

Darima E. Daribazaron,

Postgraduate Student, Buryat State University (24a Smolina st., Ulan-Ude, 670000, Russia), e-mail: darima.daribazaron@gmail.com

Buryat Annotations on Lamrim: Content of the Work

The article continues to discuss the results of a study of "Buryat annotations on lamrim", a text in Tibetan composed by Mongolian lamas in the beginning of the 20th century. In the earlier article, we presented the historiographical analysis of the text and an overview of development of the lamrim literature in Tibet. Here we will discuss the structure and content of the work. "Buryat annotations on lamrim", being a commentary to "The Easy

Path" of the First Panchen Lama, retains the structure of the latter, typical for lamrim works. What differs is the way these structures are filled: while "The Easy Path" contains only concise meditation instructions, "Buryat annotations on lamrim" explains lamrim topics through tales, fables and stories. None of them are mentioned in "The Easy Path", but we come across many of them in other lamrim works. Many of lamrims, formally conceived as commentaries to earlier works of this genre, are not mere commentaries but original works reflecting the historical circumstances in which they were composed. Use of fables and stories in "Buryat annotations on lamrim", in our opinion, shows that there was a need to simplify Buddhist doctrine to make it more accessible to common people.

Keywords: lamrim, Buryatia, Tibetan Buddhist literature, fairy tales

References

1. Arya, Shura. The Garland of Jatakas or Tales about Deeds of the Bodhisattva. In Barannikov, A. P. and Volkova, O. F., translated from Sanskrit by Volkova, O. F. introduction and annotations. Moscow: Oriental Literature RAS, 2000. (In Rus.)

2. Yondon, D. Fairy tales in the Mongolian and Tibetan literary works. 2nd edition. The Academy of Science of Mongolia. The Institute of languages and literature. Ulaanabaatar, 2013. (In Rus.)

3. Daribazaron, D. E. Buryat annotations on Lamrim. Humanitarian Vector, vol. 12, no. 5, pp. 112-121, 2017. (In Rus.)

4. Tsongkhapa, Je. The Concise Treatise on the Stages of the Path to Enlightenment (Middling Lamrim). In Kugyavichus, A. transl. from Tib. by; acad. and gen. edit. Terentyev, A. M: Save Tibet Foundation, 2015. (In Rus.)

5. Pabonka. Liberation in the Palm of Your Hand. Translated by Khos, S.; Terentyev, A., science editor. M: Fond «Sokhranim Tibet», 2014. (In Rus.)

6. Panchatantra. In Syrkin, A. Ya. Translated from Sanskrit and annotated. Moscow: The Academy of Science of the USSR, 1958. (In Rus.)

7. Sutra of the Foolish and Wise (Dzanlundo). Translated from Tib., introduced and annotated by Parfionovich, Yu. Moscow: Oriental Literature, 2002. (In Rus.)

8. Blo bzang bstan pa'i rgya mtsho, shes rab rgya mtsho. Byang chub lam gyi rim pa'i dmar khrid thams cad mkhyen par bgrod pa'i bde lam gyi zin bris yab rje bla ma'i zhal gyi bdud tsi. Buryat annotations on the Lam-rim / with a preface by E. Gene Smith (TBRC: W30539). Electronic library Buddhist Digital Resource Center. Web. 07. Dec. 2017. http://www.tbrc.org (In Tibetan)

9. Blo bzang chos skyi rgyal mtshan. Lam rim dmar khrid bde lam. (TBRC: 9810). Electronic library Buddhist Buddhist Digital Resource Center. Web. 07. Dec. 2017. http://www.tbrc.org (In Tibetan)

10. Skyu ra yongs 'dzin byams pa kun khyab. Byang chub lam rim gyi sgo nas rang sems dge sbyor la 'jug pa'i man ngag rin chen snying po (TBRC: W23549) Electronic library Buddhist Digital Resource Center. Web. 07. Dec. 2017. http://www.tbrc.org (In Tibetan)

11. Gyumed Khensur Lobsang Jampa. The Easy Path: Illuminating the First Panchen Lama's Secrect Instructions. Wisdom Publications, 2013. (In Engl.)

12. Napper, Elizabeth Stirling. Ethics as the Basis of a Tantric Tradition: Tsong kha pa and the Founding of the dGe lugs Order in Tibet. In Newland, Guy Edited by. Changing Minds: Contributions to the Study of Buddhism and Tibet. In honour of Jeffrey Hopkins. Snow Lion Publications, 2001: 107-132. (In Engl.)

13. The Hitopadesha of Narayana Pandit with Various Readings// Edited by Wasudev Acharya Ainapure. Bombay, Gopal Narayen & Co. Booksellers and Publishers. 1908. 288 p. (In Engl.)

14. The Panchatantra / translated by A. W. Ryder. Chicago: The University of Chicago Press, 1925. 470 c. (In Engl.)

15. Tibetan Tales Derived from the Indian sources / translated from the Tibetan of the Kah-gyur by F. A. Von Schiefner. Done into English from the German with an introduction by M. A. Ralston. London: Kegan Paul, Trench, Trubner & Co. Ltd. Dryden House, Gerrard Street, W., 1906. 368 p. (In Engl.)

16. Tsongkhapa Lobsang Dragpa. The Great Treatise on the Stages of the Path to Enlightenment. In Chenmo Translation Committee translated by the Lamrim; Joshua, W. C. Cutler, editor-in-chief; Guy Newland, editor. Snow Lion Publications, 2015. (In Engl.)

17. Ulrike Roesler. Not a mere imitation. Indian Narratives in a Tibetan Context. In Alfredo Cadonna and Ester Bianchi Edited by. (Orientalia Venetiana XII). Facets of Tibetan Religious Tradition and Contacts with Neighbouring Cultural Areas- Firenze, 2002: 153-177. (In Engl.)

18. Wickham-Smith Simon. A Literary History of Buddhism in Mongolia. In Edited by Vesna A. Wallace Buddhism in Mongolian History, Culture and Society. Oxford University Press, 2015: 217-242. (In Engl.)

19. Yondon, D. To the question of relations between Tibetan and Mongolian literature (Commentaries to «The Stages of the Path» in Tibetan and Mongolian). Ulaanbaatar, Soyombo Printing XXK, 2014. (In Mong.)

Received: November 12, 2017; accepted for publication December 16, 2017

Reference to the article

Daribazaron D. E. Buryat Annotations on Lamrim: Content of the Work // Humanitarian Vector. 2018. Vol. 13, No.1. PP. 162-168.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.