Научная статья на тему 'Борьба за «Минимум калорий»: общественное питание и продовольственное снабжение в послевоенном Челябинске (1946-50 гг. )'

Борьба за «Минимум калорий»: общественное питание и продовольственное снабжение в послевоенном Челябинске (1946-50 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
550
130
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
продовольственное снабжение в СССР / голодомор / предприятия общественного питания / отмена карточной системы / Челябинск / food supply in the USSR / famine / Public catering / Cancellation of a rationing system / Chelyabinsk

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — О.Ю. Никонова

В 1946-47 гг. по территории СССР прокатилась волна послевоенного «голодомора». От голода серьезно пострадали не только сельскохозяйственные районы, пораженные засухой, но и отдаленные от эпицентра природного бедствия промышленные регионы и города. В городах Челябинской области в 1947 г. смертность возросла на 63% по сравнению с предыдущим годом. Это было следствием затянувшегося продовольственного кризиса и экономической политики советского руководства, стремившегося максимально быстро решить наболевшие народнохозяйственные проблемы. Потрясения системы продовольственного снабжения горожан, приведшие к сокращению и без того скудного рациона, спровоцировали голод. Он стал вершиной предыдущего длительного периода недоедания и тяжелых условий жизни военного времени, катастрофически отразившихся на состоянии здоровья людей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FIGHT FOR CALORIES: PUBLIC CATERING AND FOOD SUPPLY IN THE CITY OF CHELYABINSK AFTER THE WAR (1946-1947)

In 1946-47 the territory of the USSR was struck by the famine, the third mass one in the Soviet History. Its burden fell heaviest on the industrial areas which suffered from drought and crop failure of 1946. The overall death rate in the urban areas of Chelyabinsk oblast’ increased by 63 per cent in comparison with the previous year. In many respects, this was an outcome of the protracted crisis of food supplies and the overall economic policy of the Soviet government aimed at quick solutions of the vital economic problems after the war. Hold-ups and shortcomings of food supply system in the cities led to serious reduction of the daily ratios that have been already poor enough, and resulted with the famine and starvation. It became the climax of preceded long-term period of undernourishment and low life standards during the war, that affected catastrophically the state of people’s health.

Текст научной работы на тему «Борьба за «Минимум калорий»: общественное питание и продовольственное снабжение в послевоенном Челябинске (1946-50 гг. )»

УДК 908

БОРЬБА ЗА «МИНИМУМ КАЛОРИЙ»: ОБЩЕСТВЕННОЕ ПИТАНИЕ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЕ СНАБЖЕНИЕ В ПОСЛЕВОЕННОМ ЧЕЛЯБИНСКЕ

(1946-50 ГГ.)

О.Ю. Никонова, д.и.н., профессор кафедры «Политология» ФГБОУВПО «ЮжноУральский государственный университет» »НИУ)

E-mail: olga-nikonova@yandex. ru

Аннотация

В 1946-47 гг. по территории СССР прокатилась волна послевоенного «голодомора». От голода серьезно пострадали не только сельскохозяйственные районы, пораженные засухой, но и отдаленные от эпицентра природного бедствия промышленные регионы и города. В городах Челябинской области в 1947 г. смертность возросла на 63% по сравнению с предыдущим годом. Это было следствием затянувшегося продовольственного кризиса и экономической политики советского руководства, стремившегося максимально быстро решить наболевшие народнохозяйственные проблемы. Потрясения системы

продовольственного снабжения горожан, приведшие к сокращению и без того скудного рациона, спровоцировали голод. Он стал вершиной предыдущего длительного периода недоедания и тяжелых условий жизни военного времени, катастрофически отразившихся на состоянии здоровья людей.

Ключевые слова: продовольственное снабжение в СССР, голодомор, предприятия общественного питания, отмена карточной системы, Челябинск.

Два первых послевоенных года вошли в советскую историю печально известным «рукотворным голодом»1. Считается, что наиболее тяжелый удар голодомор нанес по сельским местностям и черноземным районам, где урожай был уничтожен засухой. Однако от голода в 1946-47 гг. серьезно пострадали и промышленные города, о чем впервые применительно к Уральскому региону написал американский историк Доналд Фильцер. Он сравнил послевоенный голодомор с атомным взрывом, эпицентр которого располагался на Украине и в Молдавии, а «ударная волна» распространилась вплоть до отдаленных районов Российской Федерации. В индустриальных центрах, подобных Челябинску, голод оказался следствием целого комплекса факторов, к числу которых относились проблемы социальноэкономического характера первых послевоенных лет и серьезные потрясения системы продовольственного снабжения в СССР.

Демобилизация промышленности и снижение доходов горожан

Превратившийся за конец 1920-х - 1930-е гг. в крупную площадку индустриализации, областной центр уже накануне войны рассматривался руководством СССР как один из опорных пунктов для эвакуации оборонной промышленности. Несколько предприятий города предусматривали в своих мобилизационных планах быстрый переход с производства гражданской продукции на военную. В их числе был и ЧТЗ, выпуск танков на котором начался ранее 1941 г. За первые два года войны в город было эвакуировано несколько десятков предприятий, в том числе 67 предприятий тяжелой промышленности. Вместе с предприятиями в Челябинск прибыло около 50 тысяч специалистов со своими семьями .

Население города в годы индустриализации и войны постоянно увеличивалось. По данным Н.П. Палецких, население областного центра увеличилось в 1939-1945 г. с 270 тыс. до 400 тыс. человек4. Мощный миграционный поток влился в город за годы Великой Отечественной войны. По данным М.Н. Потемкиной, в Челябинскую область в 1942 г. было

28 Управление в современных системах №4 2014

ISSN 2311-1313

эвакуировано 425 тыс. человек, значительная часть из которых (92 тыс.) осела в Челябинске5. Рост численности горожан продолжался и все последующие военные годы, люди прибывали и в 1946-48 гг. Перенаселенность областного центра мгновенно отразилась на социальной ситуации - резко упали обеспеченность жильем и количество квадратных метров жилой площади на человека (у коренного населения - за счет уплотнения), возникли проблемы с продовольственным снабжением, медицинским обеспечением. Качество жизни в условиях войны было чрезвычайно низким. В сочетании с изнурительным трудом на предприятиях это приводило к физическому и психическому истощению. В 1944 г. Челябинский обком ВКП

(б) по итогам проведенного медицинского обследования принял специальное постановление о мерах борьбы с дистрофией на заводах области. В городах с массовым притоком эвакуированных наблюдалось также значительное увеличение детской смертности6.

Окончание Великой Отечественной войны, как это ни парадоксально звучит, привело к ухудшению социально-экономической ситуации в промышленных городах тыловых регионов. Это было связано, с одной стороны, с субъективным восприятием трудностей в изменившихся политических условиях. Как отмечает Е.Ю. Зубкова, радужные ожидания победителей никак не совпадали с жестокими реалиями послевоенной повседневности7. С другой стороны, ухудшение условий жизни было следствием определенной экономической политики.

На уровне публичного дискурса послевоенная экономическая программа советского руководства выглядела как «путевка» в светлое, счастливое будущее. Выступая перед московскими избирателями накануне выборов в Верховный Совет 9 февраля 1946 г., И.В. Сталин сформулировал основную идею будущего пятилетнего плана, которая состояла не только в восстановлении пострадавших районов страны и довоенного уровня развития народного хозяйства, но и в превышении довоенных показателей «в более или менее значительных размерах». Сталин пообещал отмену карточной системы, расширение производства предметов широкого потребления, поднятие жизненного уровня трудящихся, снижение цен на все товары»8. В восьмом пункте Закона о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-50 гг. была поставлена задача роста народного потребления, что должно было органично последовать за подъемом пищевой промышленности, налаживанием массового производства предметов широкого потребления, восстановлением колхозов и развитием «культурной советской торговли» .

Восприняв сигнал, поступивший «сверху», челябинские партийные и советские функционеры также заговорили о том, что «забота о бытовых нуждах населения является важнейшей задачей всей нашей работы», является прочной основой «закрепления кадров» и «дальнейшего развития промышленности города»10. Однако на фоне конкретных социальноэкономических мероприятий декларативная часть экономической программы выглядела утопическим прожектерством. Физическое существование людей определялись такими факторами как инерция военной повседневности и экономические нововведения и реформы, целью которых было не повышение жизненного уровня советских граждан, а решение насущных государственных проблем, например, таких как демобилизация промышленности, инфляция и ущерб от функционирования «черного рынка».

Так, если жители оккупированных районов и территорий, где происходили боевые действия, оказались лицом к лицу с военной разрухой, то отдаленные от фронта местности столкнулись с другими экономико-социальными реалиями - например, с переводом промышленности на производство гражданской продукции. Он начался уже во второй половине Великой Отечественной войны, когда стало ясно, что победа СССР - вполне реальный исход войны. А 26 мая 1945 г. ГКО принял постановление «О мерах по перестройке промышленности в связи с сокращением производства вооружения». По данным советского историка Я.Е. Чадаева, уже в июне 1945 г. на производство мирной продукции было переведено более 500 предприятий. При этом выпуск военной продукции по сравнению с 1944 г. сократился на 31%, а выпуск гражданской увеличился на 8%, то есть

Управление в современных системах №4 2014

ISSN 2311-1313 29

образовался дисбаланс на производстве. Чадаев признает, что выпуск гражданской продукции не мог быстро компенсировать сокращение производства11.

Демобилизация промышленности ударила в первую очередь по предприятиям оборонного профиля, где выплачивалась более высокая заработная плата. Заработки рабочих и инженеров повышались и за счет выработки сверхурочных часов, и за счет повышенных тарифных ставок. Сокращение военного производства немедленно отозвалось на положении рабочих. Динамика сокращения заработных плат на Кировском заводе (ЧТЗ) в Челябинске, на котором валовый выпуск продукции к концу 1945 г. сократился по сравнению с июнем этого же года на 65,7%, наглядно представлена в таблице 1 .

Таблица 1

Размеры заработной платы на ЧТЗ-Кировском заводе в 1940-1946 гг._

Категория Средняя заработная плата в 1940 г., руб. Средняя заработная плата в начале 1945 г., руб. Средняя заработная плата в июне 1945 г., руб. Средняя заработная плата в январе 1946 г., руб.

Рабочие 4668 9209 781 580

Инженеры 8396 17991 1435 1539

Заработная плата вспомогательных и низкоквалифицированных рабочих на челябинских заводах была ниже средней по Кировскому заводу и составляла в начале 1946 г. 300-400 руб. Директора некоторых предприятий сообщали о сокращении заработной платы на 35-50%. На совещании в горкоме ВКП (б), проходившем в феврале 1946 г., были названы основные причины падения заработков: «...После того, как закончилась война и значительная часть заводов нашего города начала заниматься перестройкой, то наблюдается такое явление, что с зарплатой и с производительностью труда у нас не все благополучно, а на отдельных участках просто плохо. Это наблюдается как по крупным заводам, так и по мелким и средним заводам. Общие причины этого явления всем известны - первое это восьмичасовой рабочий день. Ясно, что люди стали получать меньше. Вторая причина - в связи с освоением новой продукции рабочих переставляют с одного места на другое, и нет устойчивой работы для рабочих»13.

Снижение заработной платы вело к падению покупательной способности людей. К тому же, в сентябре 1946 г. на Урале стали ощущать последствия засухи в южных регионах. С одной стороны, уменьшился товарный объем хлеба, а с другой - были повышены так называемые «пайковые» цены - то есть цены, по которым получали продукты питания по карточкам14. Таким образом, был нанесен удар по одному из главных элементов, из которых складывалось продовольственное снабжение каждой семьи. Масштабы угрозы для поддержания жизнеспособности жителей города можно представить, если учесть тот факт, что «пайки» изначально не соответствовали реальным потребностям человеческого организма в еде. Введенное в начале Великой Отечественной войны жесткое рационирование питания было ориентировано на поддержание пограничного существования и дифференцировало население в зависимости от степени его «полезности» для общества. Так дети должны были получать 1000 кал в день, иждивенцы - 780 калорий, рабочие -между 1900 и 3460 калорий. Предполагалось, что 80% калорий население будет получать за счет хлеба15.

Получение «минимума калорий» по карточкам не всегда было гарантированным. Так во второй половине декабря 1945 г. в Челябинске отмечались значительные перебои в снабжении горожан хлебом. Хлебозаводоуправление города недодало в торговую сеть 220 т хлеба. Причиной этого стали перебои со снабжением мукой и углем, а также частые поломки оборудования. В торговых точках ОРСов16 сразу появились большие очереди. Г орком партии был вынужден принять решение о создании обязательных 15-дневных запасов муки.

30 Управление в современных системах №4 2014

ISSN 2311-1313

Повышение «пайковых» цен и продолжение полуголодного существования

В 1946 г. в функционирование системы продовольственного снабжения вмешались события, связанные с отменой карточной системы. Проведение такой сложной реформы, затрагивавшей жизненные основы населения, потребовало тщательной подготовки. Конкретными шагами стали сближение коммерческих и пайковых цен, расширение хлеботорговой сети, попытки реанимировать кооперацию, борьба со злоупотреблениями в продовольственном снабжении. Однако законодательные меры по традиции опережали подготовительные мероприятия по смягчению нововведений. 16 сентября 1946 г. Совет Министров СССР принял решение о повышении пайковых цен. В постановлении говорилось: «В целях подготовки условий для отмены в 1947 г. карточной системы и введения единых цен Совет министров СССР признал необходимым теперь же осуществить мероприятия, направленные к сближению высоких коммерческих и низких пайковых цен путем дальнейшего снижения коммерческих цен и некоторого повышения пайковых цен с тем, чтобы к моменту отмены карточной системы упразднить коммерческие цены и объявить новые пайковые цены едиными государственными ценами. Учитывая трудности для мало- и среднеоплачиваемых рабочих и служащих, связанные с повышением пайковых цен, Совет министров СССР решил для возмещения потерь рабочих и служащих, имеющих ставки и оклады заработной платы не выше 900 руб. в месяц, повысить им заработную плату» .

Г осударственные органы начали проводить мероприятия, направленные на сокращение численности населения, получавшего продукты по карточкам. По данным Е.Ю. Зубковой, наиболее сильный удар был нанесен по деревне - там эта категория была сокращена с 27 млн. до 4 млн. человек. В городах и рабочих поселках с пайкового снабжения хлебом были сняты 3,5 неработающих взрослых иждивенцев (в том числе и подростков). Были сокращены нормы выдачи хлеба детям . Сокращение пайкового обеспечения проходило под лозунгом экономии хлеба. В сентябре 1946 г. в Челябинск поступило телеграфное распоряжение правительства «Об экономии в расходовании хлеба». Хотя область и не была затронута засухой напрямую, в областном центре была прекращена продажа хлеба, крупы и муки по дополнительным видам питания (литер Б, сухой паек, 2-е горячее и др.). Режим экономии принес результаты: оказались нераспроданными 80 т муки и 30 т крупы. Начались проверки правильности выдачи карточек, для чего была создана специальная комиссия. В течение первой декады октября было изъято 12674 карточки и аннулировано 4880 иждивенческих карточек, не предъявленных к регистрации. 25 предприятий и организаций было снято со снабжения, так как они находились за чертой города. 3139 человек на челябинских предприятиях были «понижены» в категории снабжения. На всех предприятиях города были найдены люди, не имевшие права на получение карточек, и те, кто «несправедливо» получал завышенные нормы. В результате цифры по экономии резко подросли. В октябре 1946 г. объемы сэкономленной муки выросли до 433,8 т, в ноябре составили 355 т.19

С октября 1946 г. горисполком стал утверждать лимиты хлебных карточек для каждого предприятия и учреждения города. К нарушителям, директорам хлебопекарных предприятий, допускавших перебои снабжения, применяли жесткие меры вплоть до уголовного преследования.

В информационном сообщении для обкома ВКП (б), составленном по горячим следам постановления о сближении цен, говорилось о том, что в городе быстро распространялись панические настроения. В коммерческих магазинах, особенно в отделах хлебобулочных изделий, толпились люди, за внезапно подешевевшими булочками выстраивались большие очереди. Спекулянты перепродавали хлеб тем, у кого не было времени стоять в этих очередях. Информаторы сообщали о реакции горожан, подслушанной и подсмотренной в магазинах и общественном транспорте. Челябинцы считали, что им «объявили голодовку», что «хлеб ушел за границу», а повышение цен «не оправдывается прибавкой к зарплате». Глава большой семьи из 9 человек, в которой было всего два работающих, проклинал «властителей»: «осталось с сумой по куски идти». Девушки-студентки в трамвае

Управление в современных системах №4 2014

ISSN 2311-1313 31

жаловались, что им и раньше не хватало денег на обеды в столовой, а после повышения цен они не знают, где будут питаться20. Грузчик одного из цехов ЧГРЭС на собрании, посвященном разъяснению мероприятий правительства, наглядно представил свой семейный бюджет: «Семья у меня большая, имею 6 иждивенцев, получаю в среднем 800 рублей в месяц... Как я должен жить и одевать семью? Где я должен прирабатывать, чтобы прокормить? Моего заработка хватит мне только вот на что:

1. Вычет на заем 140 рублей

2. Подоходный налог 62 рубля

3. Выкупить хлеб 387 рублей

4. Выкупить мясо 186 рублей

5. Выкупить сахар 36 рублей

Итого 811 рублей.

Не хватит средств:

1. Уплатить за квартиру 90 рублей

2. Выкупить жиры 180 рублей

3. Выкупить крупу 70 рублей

4. Уплатить профвзносы 8 рублей

5. Выкупить мыло 24 рубля

6. Уплатить за 3 школьников за завтраки 140 рублей

7. Сходить семье в баню 28 рублей

Таким образом, мне не хватает 512 рублей. Я и до этого прирабатывал 300 рублей.

21

Как жить сейчас, не знаю!»

Полуголодное существование рабочих и их семей многих наводили на мысль о том, что жизнь по новым ценам равна смерти: рабочие заявляли о том, что они уже ищут веревку и перекладину, что остается «помереть и все». Рабочий завода № 200 на собрании, где обсуждалось повышение цен, заявил, что он не знает что делать - идти искать «большую работу или закопать детей в одну яму».

По цехам Кировского завода курсировало стихотворение, которое приписывали авторству одного из рабочих завода. Первые две строфы также акцентировали полуголодное, на грани вымирания, существование:

Будьте здоровы,

Живите богато,

Насколько позволит

Вам ваша зарплата.

А если зарплата

Вам жить не позволит.

Ну что ж, не живите,

Никто не неволит .

Подсобные хозяйства и общественные столовые

Помимо «пайков» важными элементами системы продовольственного снабжения и питания были общественные столовые и заводские подсобные хозяйства. Для экспертов, планировавших 4 пятилетку, было ясно, что с окончанием войны будет трудно легитимировать сохранение политики жесткого рационирования и полуголодного существования. К тому же и в партийные организации разных уровней, и напрямую на самый верх партийно-государственного руководства (например, председателю Госплана Н.А. Вознесенскому) поступали жалобы на низкий материально-бытовой уровень жизни советских жителей. Челябинская область регулярно фигурировала в информационных сводках оргинструкторского отдела ЦК ВКП (б). Рефреном через недовольство рабочих проходило сравнение переживаемого ими состояния с периодом войны: «Война кончилась, а

32 Управление в современных системах №4 2014

ISSN 2311-1313

питание не улучшается, как кормили водой, так и кормят...»; «Кормить стали хуже, чем в войну - миску баланды да две ложки каши овсяной, и это за сутки взрослому человеку»; «Снабжение в столовой стало в десять раз хуже, чем в период войны. У нас военнопленных снабжают лучше, чем нас» .

В попытках выправить ситуацию советское правительство в 1945-46 гг. приняло ряд постановлений, направленных на улучшение продовольственного снабжения и развитие негосударственных сетей снабжения и питания в городах - «О развитии индивидуального животноводства и птицеводства среди рабочих и служащих» (23 ноября 1945 г.), «О создании государственных резервов жиров в стране и заготовке молока в 1946 г.» (19 марта 1946 г.), «О развертывании кооперативной торговли в городах и рабочих поселках продовольствием и промышленными товарами.» (9 ноября 1946 г.). Москва требовала от местных партийных комитетов сохранить созданные в годы войны структуры продовольственного снабжения - подсобные хозяйства промышленных предприятий, настаивала на развитии индивидуального огородничества. И действительно, сохранение уже налаженной инфраструктуры продовольственного снабжения имело смысл. Подсобные хозяйства сыграли важную роль в продовольственном обеспечении рабочих и инженеров города в годы войны. В Челябинске за 1941-45 гг. было создано 250 подсобных хозяйств с посевной площадью около 50 тыс. га. Многие предприятия имели животноводческие хозяйства. С окончанием войны существование этих хозяйств оказалось под угрозой.

В одном из докладов горкома, составленном по итогам проверки подсобных хозяйств челябинских предприятий, говорилось: «С окончанием войны у некоторых руководителей предприятий и начальников ОРСов появились сомнения - нужны ли в дальнейшем подсобные хозяйства? Такие хозяйственники почему-то решили, что теперь целиком можно перейти на иждивение государства и получать все продукты в централизованном порядке. Многие предприятия планируют уменьшение посевов овощей и картофеля, заявляя при этом: «война кончена, пусть теперь занимаются овощами и картофелем колхозы и совхозы, им это положено по закону - Надо объявить самую решительную борьбу этим ликвидаторским

24

тенденциям» .

Озабоченное переходом на гражданскую продукцию, заводское руководство не баловало подсобные хозяйства своим вниманием. В результате ситуация во многих из них была плачевной. По сведениям комиссии горкома партии, повсеместно наблюдалось сокращение посевных площадей. Крайне низкий уровень агротехники и отсутствие квалифицированных кадров в подсобных хозяйствах приводило к гибели посадок. Поливные участки забрасывались и поливные системы разрушались. Поля для засева за отсутствием техники обрабатывали лопатами и мотыгами, иногда применяли конскую силу. Прополка не практиковалась, и иногда вместо урожая моркови получали силос. Так, в подсобном хозяйстве Кировского завода решили применять методы юга и снять два урожая с картофельных полей. Посадили, не пропололи, не окучили, вырастили вместе с сорняками, затем цветущий картофель скосили и заскирдовали здесь же на поле. А осенью сняли урожай картофеля - каких-то 13 центнеров (с 681 га!). Более рачительное хозяйство Трактороторга засеяло 31 га и собрало больше 80 ц картофеля .

Не менее, если не более плачевной была ситуация в 1946 г. в животноводческих хозяйствах. В подсобном хозяйстве завода № 200 (бывший совхоз 2-й пятилетки) были разрушены все свинарники. Контролеры из горкома отмечали, что «свиньи паршивые, кожа на них вся потрескалась. Скот размещен в плохо приспособленных помещениях, правильного ухода и кормления скота не организовано». В 1946 г. в этом хозяйстве пало 176 свиней голов и 56 голов крупного рогатого скота. В животноводческих постройках подсобного хозяйства завода № 255 (бывшая ферма Муслюмовского совхоза) «сыро и грязно, скот содержится в грязном виде. До 100 голов крупного рогатого скота болеют туберкулезом и бруцеллезом, до 75 голов поражены накожными заболеваниями, 25 голов совершенно истощены». В Муслюмовском хозяйстве Кировского завода пало от бескормицы

Управление в современных системах №4 2014

ISSN 2311-1313 33

69 голов, вынужденно забито 60 голов, было продано в обмен на сено 63 головы (в том числе своим рабочим и совхозам)26.

Нужно отметить, что в Челябинске были и образцовые по тем временам подсобные хозяйства. Так, комиссия горкома особо отметила заслуги руководства завода металлоконструкций, № 254, ферросплавного и Челябметаллургстроя - «из года в год они полностью снабжают свой контингент овощами и картофелем из счет своих подсобных хозяйств» (более 300 кг картофеля на одного работающего в 1945 г.). Пестрой была картина и в подсобных хозяйствах небольших предприятий города. Мебельная фабрика понесла убытки в 38 тыс. руб., однако компенсировала их хорошим урожаем. Одного картофеля было собрано 28 т (при количестве работающих 200 человек, это была неплохая прибавка к рациону). По словам руководителя фабрики, было улучшено питание рабочих и служащих, кроме горячих обедов они стали получать и горячие завтраки. Артель «Спартак», изготавливавшая трикотажные изделия, также оказалась в убытке, потеряв на погибших овощах 26 тыс. руб. А вот в артели «Металлист» после организации подсобного хозяйства было собрано более 4 т картофеля, 3 т овса, а также горох и капуста, что позволило открыть столовую для рабочих27.

Урожай подсобных хозяйств поступал в распоряжение ОРСов, которые располагали собственной сетью овощехранилищ и засолочных пунктов. В 1947 г. в Челябинске было 38 тыс. овощехранилищ и почти 13 тыс. засолочных пунктов. Через торговую сеть ОРСов продукция подсобных хозяйств продавалась или использовалась для приготовления пищи в столовых. Однако, как показывают материалы челябинского горкома, общественное питание не всегда было доступным. Пища, готовившаяся в столовой, была низкого качества, низкокалорийная и без витаминов. Условия, в которых питались рабочие и служащие, трудно было назвать человеческими. Так, в конце 1945 г. городская прядильно-ткацкая фабрика часто простаивала, из-за чего заработная плата особенно молодых работниц была очень низкой. Из 450 работниц трехразовым питанием в столовой пользовались только 20 человек, многие молодые рабочие и работницы не пользовались столовой из-за недостатка средств для расчета за питание. Сама столовая находилась в антисанитарном состоянии, обеденный зал не отапливался, не хватало посуды28.

Проверка условий жизни и работы рабочих электродного завода города показала, что «общественное питание на заводе крайне неудовлетворительное. Обеды низкого качества и однообразные, в то время как подсобное хозяйство располагает большим количеством молочных продуктов и свежей зелени. Столовая находится в антисанитарном состоянии. Туберкулезные больные обедают в одном зале с рабочими и пользуются общей посудой». На заводе № 200 в 1947 г. из 1216 молодых рабочих питались в столовой лишь 150, остальные отказывались из-за низкой зарплаты или плохого качества пищи. На заводе насчитывалось по неполным данным 43 дистрофика.

Результаты проверки ОРСов, устроенной горкомом весной 1946 г., были ужасающими. Инспекция четырех столовых и двух магазинов ОРСа Челябинского металлургического завода выявила, что в столовой № 2 картофель с конца 1945 по март 1946 г. применялся только в мороженом виде. Капуста всю зиму 1945-46 г. применялась тоже только в свежемороженом виде, причем хранение осуществлялось в антисанитарных условиях. Инспекторы, попробовав столовские блюда, решили: «Пища готовится безвкусно, однообразно». Пища подавалась, как правило, холодной, рабочих систематически обвешивали. Как сообщается в докладе, «в день проверки был обнаружен недомер по сахару. Металлическая мерка внутри была покрыта толстым слоем сахара, вследствие чего на каждой порции недодавалось 3 г (вместо 15 г выдавалось 12 г). Таких порций выходит 500 шт. в смену».

В филиале столовой № 5 и в столовой № 7 всюду были видны грязь и нечистоты. Закладка продуктов «на глазок» привела к тому, что в столовой № 5 каша была похоже больше на суп. Капуста в этой столовой хранилась под лестницей вместе с мусором. В результате в ней завелись черви. В столовой № 7 «вермишелевая запеканка приготовлена

34 Управление в современных системах №4 2014

ISSN 2311-1313

очень неудачно, имеет вид тестообразной массы с прилипшей грязью, отставшей от противня». Везде отмечалась антисанитария - плохо промытая посуда, грязные столы, мухи и тараканы, которые не исчезали даже зимой. В очереди за обедом приходилось стоять по 23 часа. Подводя итоги проверки, комиссия также отметила, что «отсутствует элементарная культура в обслуживании рабочих. Сплошь и рядом сотрудники столовых и магазинов грубо обращаются с трудящимися. Трудовая дисциплина низовых работников ОРСа стоит на

29

низком уровне» .

Одним из следствий повышения цен стал отказ рабочих от общественного питания. На кирпичном заводе «Строитель» из 60 человек, прикрепленных к столовой 23, не выкупили свои завтраки и обеды. Партийный секретарь цеха № 2 завода 200 сообщал в горком партии, что настроение в цехе подавленное: «В столовой почти никто не завтракает и не обедает, за исключением отдельных лиц, одиночек. Столовая за два дня после сообщения продала лишь 1/5 обедов против обычного». На заводе № 78 из трех столовых закрыли две из сокращения числа «столующихся». Заведующая столовыми пообещала, что будут готовить овощные блюда более низкой стоимости, но пока ничего не изменилось»30.

Система столовых и магазинов ОРСов была не в состоянии удовлетворить даже самые скромные потребности рабочих, особенно молодых и одиноких, которым некому было готовить. Столовые чаще всего размещались на предприятиях, а в общежитиях организовывать буфеты или магазины запрещала санитарная инспекция. Образовавшуюся нишу заполнял черный рынок и частники.

Заключение

В 1946-47 гг. советская система продовольственного снабжения и общественного питания пережила ряд серьезных потрясений. Планы сталинского режима по восстановлению разрушенного хозяйства страны после окончания войны были нацелены прежде всего на восстановление важнейших отраслей промышленности, которые позволили бы Советскому Союзу занять и сохранить лидерствующее положение среди индустриальных государств. Задача повышения жизненного уровня трудящихся также была записана в Закон о 4 пятилетке, но ее реализация наталкивалась в первые послевоенные годы на целый ряд трудностей.

Одним из самых серьезных факторов, препятствовавших налаживанию снабжения продовольствием, было разрушение в годы войны важнейших зернопроизводящих районов СССР - на юге и в центральной России. Усугубила ситуацию и засуха 1946 г. Вместе с тем, необходимо отметить, что сталинский режим и после завершения войны придерживался прежней линии в отношении деревни - ее жестокой и экономически нерациональной эксплуатации в интересах промышленности и города. Бедственное положение сельских районов во второй половине 1940-х гг. совершенно не способствовало расширению производства, а наоборот, приводило к тому, что крестьяне забивали скот, забрасывали поля и уходили в города. Территорию СССР западнее Урала в 1947 г. поразил страшный голод. Как пишет Зима, «голод охватил не только районы, подвергшиеся засухе, а и большинство других, опустошенных государственными заготовками. Никогда прежде не наблюдалось подобного расползания голодного бедствия по всей территории СССР. Голодало около 100 млн. человек. По примерным расчетам в Советском Союзе с 1946 г. по 1948 г. включительно от голода и вызванных им болезней, в том числе эпидемий тифа, погибло около 2-х млн. человек» . Промышленные города восточных регионов СССР, где резко сократился рацион питания рабочих и служащих, также показали высокие цифры смертности. В городах Челябинской области смертность возросла на 63% в течение одного года, а в Магнитогорске - на 83% . Самой уязвимой оказалась группа детей и подростков. В Магнитогорске смертность этой категории населения в 1947 г. выросла на 150%. В Златоусте умирал каждый пятый новорожденный, в Челябинске - каждый шестой. В целом, как считает Фильцер, высокая смертность в промышленных городах была следствием того, что

продовольственный кризис и голод стали вершиной предыдущего длительного периода

Управление в современных системах №4 2014

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ISSN 2311-1313 35

недоедания и тяжелых условий жизни, катастрофически отразившихся на состоянии здоровья этих мест.

Районы и города СССР, удаленные от мест боевых действий и оккупации, оказывались затронутыми продовольственными трудностями (а некоторые и голодом) в той же степени, что и места, тяжело пострадавшие в годы войны. Продуктов питания в стране хронически не хватало. А население многих городов в глубинке, как это было, например, в Челябинске, резко увеличилось за годы войны за счет притока эвакуированных. Продовольственное снабжение в городе, получившем гордое название Танкоград, основывалось на принципах перераспределения дефицитных ресурсов. В этих условиях нормализация жизни после окончания войны для большинства горожан означала всего лишь прекращение голодного и нищенского существования. Но это некоторое облегчение положения советских граждан стало наблюдаться лишь в начале 1950-х гг.

Примечания * 11

1 См.: Зима В.Ф. Голод в СССР 1946-1947 годов: происхождение и последствия. М., 1996.

2 Самуэльсон Л. Танкоград: Секреты русского тыла. 1917-1953. М., 2010. С. 174-188.

3 Евстигнеев Е., Кибиткина Г. Танкоград. Опубл. На сайте ОГАЧО. URL: http://archive74.ru/tankograd

4 Палецких Н.П. Бытовые аспекты повседневной жизни населения Челябинска в условиях Великой Отечественной войны// Вестник ЧГАА. - Т. 62. - Челябинск, 2012. - С. 179-190.

5 Потемкина М.Н. Эвакуация в годы Великой Отечественной войны на Урале: люди и судьбы. Магнитогорск, 2006. - С. 256.

6 Там же. - С. 100-101.

7 Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. 1945-1953. М., 1999. С. 36-37.

8 См.: Сталин И. Речи на предвыборных собраниях избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы

11 декабря 1937 г. и 9 февраля 1946г. М., 1947.

9 Директивы КПСС и советского правительства по хозяйственным вопросам. - М., 1953. - Т. 3: 1946 -1952 годы. - С. 12.

10 См.: ОГАЧО. Ф. П-92. Оп. 6. Д. 72. Л. 23-24.

11 Чадаев Я. Е. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны. - М., 1965. - Гл. VI.

12 Таблица составлена по архивным данным. См.: ОГАЧО. Ф. П-92. Оп. 6. Д. 68. Л. 1-17.

13 См.: ОГАЧО. Ф. П-92. Оп. 6. Д. 70.

14 Зубкова Е.Ю. Послевоенное советское общество... C. 41

15 Filtzer D. The 1947 Food Crisis and its Aftermath: Worker and Peasant Consumption in Non-Famine Regions of the RSFSR. Опубл. на: www.warwick.ac.uk/go/persa. См. также: Фильцер Д. Советские рабочие и поздний сталинизм. Рабочий класс и восстановление сталинской системы после окончания Второй мировой войны. -М., 2011.

16 ОРС - аббревиатура, которая вошла в повседневную жизнь советских людей в конце 1920-середине 30-х гг. Она «заменила» привычное слово магазин. Люди стали получать продукты питания и промышленные товары по заработным книжкам в закрытых распределителях (ЗКР) и в системе отделов рабочего снабжения (ОРСах). На последние были возложены вопросы снабжения промышленных рабочих. С 1932 г. по постановлению ЦК ВКПб и СНК ОРСы должны были обеспечивать реализацию устанавливаемых внутри предприятий пайковых норм. См.: Лебина Н. Энциклопедия банальностей. Советская повседневность: контуры, символы, знаки. -

СПб., 2006. - С. 271.

17

18

19

20 21 22

23

24

25

26

27

28

29

30

Правда. - 1946. - 16 сент.

Зубкова Е. Ю. Послевоенное советское общество... С. 41-42.

См.: ОГАЧО. Ф. П-92. Оп. 6. Д. 10. Л. 107-109.

См.: Там же. Л. 81-82.

См.: Там же. Л. 83 об.

См.: Там же. Д. 31. Л. 29.

Советская жизнь. 1945-1953 / Сост. Е.Ю. Зубкова. - М., 2003. - С. 70. См.: ОГАЧО. Ф. П-92. Оп. 6. Д. 77. Л. 40.

См.: Там же. Л. 44-48.

См.: Там же. Л. 24-27.

См.: Там же. Л. 25.

См.: Там же. Д. 2. Л. 76-77.

См.: Там же. Д. 79. Л. 1-4.

Там же.

36 Управление в современных системах №4 2014

ISSN 2311-1313

31 Зима В.Ф. Голод в СССР ... С. 11

32 Filtzer D. The 1947 Food Crisis and its Aftermath.

FIGHT FOR CALORIES: PUBLIC CATERING AND FOOD SUPPLY IN THE CITY OF CHELYABINSK AFTER THE WAR (1946-1947)

O.Y. Nikonova, prof. of the South-Ural State University,

E-mail: olga-nikonova@yandex. ru

Abstract

In 1946-47 the territory of the USSR was struck by the famine, the third mass one in the Soviet History. Its burden fell heaviest on the industrial areas which suffered from drought and crop failure of 1946. The overall death rate in the urban areas of Chelyabinsk oblast’ increased by 63 per cent in comparison with the previous year. In many respects, this was an outcome of the protracted crisis of food supplies and the overall economic policy of the Soviet government aimed at quick solutions of the vital economic problems after the war. Hold-ups and shortcomings of food supply system in the cities led to serious reduction of the daily ratios that have been already poor enough, and resulted with the famine and starvation. It became the climax of preceded long-term period of undernourishment and low life standards during the war, that affected catastrophically the state of people’s health.

Keywords: food supply in the USSR, famine, Public catering, Cancellation of a rationing system, Chelyabinsk.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.