Научная статья на тему 'БОИ ЗА СКИРМАНОВСКИЕ ВЫСОТЫ 4-5 НОЯБРЯ 1941 ГОДА'

БОИ ЗА СКИРМАНОВСКИЕ ВЫСОТЫ 4-5 НОЯБРЯ 1941 ГОДА Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
532
52
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / БИТВА ПОД МОСКВОЙ / СКИРМАНОВСКИЕ ВЫСОТЫ / ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СРАЖЕНИЯ / GREAT PATRIOTIC WAR / BATTLE OF MOSCOW / SKIRMANOVO HEIGHTS / DEFENSIVE BATTLE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Буланцев Валерий Евгеньевич

В статье, продолжающей серию, посвященную воссозданию картины боев за Скирмановские высоты в ходе битвы под Москвой в годы Великой Отечественной войны, рассматриваются события 4-5 ноября. Подробно показаны действия северной и южной группировок Красной Армии у Скирмановских высот, пытавшихся выполнить боевое распоряжение штаба 16-й армии и срезать Скирмановский плацдарм 10-й танковой дивизии вермахта. Группировка советских войск не смогла полностью выполнить боевое распоряжение, однако ее южному флангу удалось заблокировать дорогу снабжения Скирмановского плацдарма. Это был временный успех и обе противоборствующие стороны понимали, что приближается решающая фаза боев в условиях зимнего времени.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Буланцев Валерий Евгеньевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FIGHTING FOR THE SKIRMANOVO HEIGHTS OF 4-5 NOVEMBER 1941

In the article, which continues the series, devoted to the reconstruction of the picture of the battles for the Skirmanovo Heights during the battle of Moscow during the Great Patriotic War, examines the events of 4-5 November. It shows in detail the actions of the Northern and Southern groupings of the Red Army at Skirmanovo heights, trying to perform a combat order of the headquarters of the 16th army and cut Skirmanovo bridgehead of 10th Panzer division of the Wehrmacht. The grouping of the Soviet troops was not able to fully execute the combat order, but its southern flank succeeded to block the supply road to the Skyrman bridgehead. It was a temporary success, and both rivalry parties understood that the decisive phase of fighting was approaching in wintertime conditions.

Текст научной работы на тему «БОИ ЗА СКИРМАНОВСКИЕ ВЫСОТЫ 4-5 НОЯБРЯ 1941 ГОДА»

УДК 94(47).084.8«1941»

БУЛАНЦЕВ В.Е. БОИ ЗА СКИРМАНОВСКИЕ ВЫСОТЫ 4-5 НОЯБРЯ 1941 ГОДА

Ключевые слова: Великая Отечественная война, битва под Москвой, Скирмановские высоты, оборонительные сражения.

В статье, продолжающей серию, посвященную воссозданию картины боев за Скирмановские высоты в ходе битвы под Москвой в годы Великой Отечественной войны, рассматриваются события 4-5 ноября. Подробно показаны действия северной и южной группировок Красной Армии у Скирмановских высот, пытавшихся выполнить боевое распоряжение штаба 16-й армии и срезать Скирмановский плацдарм 10-й танковой дивизии вермахта. Группировка советских войск не смогла полностью выполнить боевое распоряжение, однако ее южному флангу удалось заблокировать дорогу снабжения Скирмановского плацдарма. Это был временный успех и обе противоборствующие стороны понимали, что приближается решающая фаза боев в условиях зимнего времени.

BULANTCEV, V.E. FIGHTING FOR THE SKIRMANOVO HEIGHTS OF 4-5 NOVEMBER 1941

Keywords: Great Patriotic War, battle of Moscow, Skirmanovo heights, defensive battle.

In the article, which continues the series, devoted to the reconstruction of the picture of the battles for the Skirmanovo Heights during the battle of Moscow during the Great Patriotic War, examines the events of 4-5 November. It shows in detail the actions of the Northern and Southern groupings of the Red Army at Skirmanovo heights, trying to perform a combat order of the headquarters of the 16th army and cut Skirmanovo bridgehead of 10th Panzer division of the Wehrmacht. The grouping of the Soviet troops was not able to fully execute the combat order, but its southern flank succeeded to block the supply road to the Skyrman bridgehead. It was a temporary success, and both rivalry parties understood that the decisive phase of fighting was approaching in wintertime conditions.

В ряде предыдущих статей мы рассмотрели ход кровопролитных оборонительных боев, которые советские войска осенью 1941 г. вели в районе Скирмановских высот. При этом отмечалось, что даже в самые тяжелые для них дни они пытались контратаковать наступавшие немецкие части. Рубежное значение для усиления этого важного участка фронта в ходе оборонительных боев имела переброска сюда 78-й стрелковой дивизии под командованием полковника А.П. Белобородова.

Фото 1. Ноябрь 1941 года. Начальник политотдела 78-й стрелковой дивизии батальонный комиссар М.М. Вавилов, командир дивизии полковник А.П. Белобородов и начальник оперативного отдела штаба дивизии подполковник А.И. Витевский.

Прибывшая с Дальнего Востока дивизия была полностью укомплектована (14 тыс. человек). Дальневосточники, сибиряки, уральцы имели соответствующие вооружение и экипировку. Командный состав части (до командиров рот включительно) обладал опытом службы от трех лет и выше. Основу дивизии составляли три стрелковых полка - 258-й, 131-й

и 40-й, два артиллерийских полка (легкая и гаубичная артиллерия) и трех отдельных дивизионов (противотанковый, зенитный и минометный). Всего дивизия имела на вооружении свыше 130 артиллерийских и 60 минометных стволов. Кроме легкой полевой артиллерии имелось 12 тяжелых гаубиц. Разведывательный батальон насчитывал 23 легких танка, а автопарк дивизии - 450 машин [1, с.17]. Единственным недостатком дивизии являлось, пожалуй, лишь отсутствие боевого опыта. Спешно перебрасывавшейся дивизии предстояло не только укрепить оборону на этом участке фронта, но и в первые же дни осуществить частную наступательную операцию с целью ликвидации Скирмановского плацдарма 10-й танковой дивизии вермахта. Для выполнения данной боевой задачи полковнику А.П. Белобородову штабом 16-й армии было разрешено задействовать только 258-й стрелковый полк. Днем 2 ноября 1941 г. полк принимал позиции у 27-й танковой бригады, а в ночь на 3 ноября занял весь участок обороны [2]. Для огневой поддержки у деревни Павелково развернулся 1-й дивизион, а у деревни Денисиха - 2-й дивизион 210-го гаубичного артиллерийского полка (ГАП). Стык с 144-й стрелковой дивизией прикрывал 60-й отдельный разведывательный батальон с легкими танками (надо отметить, что разрыв на стыке достигал 8-11 километров [1, с.13]) и батальон, закрепившийся на перекрестке дорог Углынь-Шейно и Петряиха-Денисиха.

Остальные участки обороны патрулировали, одновременно проводя разведку, подвижные группы на лёгких танках-амфибиях Т-37, а в качестве подвижного резерва было разрешено использовать 3-й батальон 131-го стрелкового полка. Остальные части дивизии

Фото 2. 60-й отдельный разведывательный батальон 78-й стрелковой дивизии.

Вот как вспоминала о событиях начала ноября жительница деревни Сафониха, через которую части 78-й стрелковой дивизии шли к фронту, Екатерина Борисовна Голованова 1929 года рождения: «Наши части шли в колоннах в течение четырех дней в сторону деревни Павелково. Лишь 30-ть минут давалось на отдых. Как объявляли привал, то от усталости все солдаты валились с ног прямо на снег. Некоторые, кто помоложе, сразу засыпали. Их с трудом будили, чтобы идти дальше. Потом до нашей деревни стал доноситься усиливающийся звук рвущихся снарядов. Разрывы снарядов доходили до такой силы, что под ногами земля дрожала. Стали видны отдельные вспышки и зарево в окрестностях деревень: Павелково, Ильинское, Углынь, Федчино и Михайловское» [3].

Утром 4 ноября 1941 года после артподготовки начался штурм Скирмановских высот. На южном фланге нашей группировки действовал 258-й стрелковый полк в составе трех батальонов при поддержке 1-го и 2-го дивизиона 210-го гаубичного полка 78-й стрелковой дивизии. Вот как описывает события утра 4 ноября 1941 года в своих воспоминаниях Афанасий Павлантьевич Белобородов: «Далеко за спиной, у деревни Денисиха, раздался залп тяжелого дивизиона, ударили и легкие полевые гаубицы. Дымные столбы взметнулись на западном берегу Озерны. В артиллерийский хор включились минометы, потом противотанковые пушки. Эти бьют прямой наводкой - по блиндажам и пулеметным гнездам» [1, с.24]. Во время данной огневой подготовки командир 8-й батареи 210 ГАП лейтенант Белов

прямой наводкой взводом 152 мм гаубиц снес с 800 метров с колокольни села Михайловское немецких наблюдателей-корректировщиков [4]. Оборона немцев на время ослепла, что позволило стрелкам 1-го и 2-го батальонов 258-го стрелкового полка форсировать вброд реку и взобраться на высокий берег. Атака 258-го стрелкового полка подполковника М.А. Суханова была построена следующим образом: 1-й батальон капитана И.Н. Романова и 2-й батальон капитана П.В. Борисова атаковали через реку Озерну населённые пункты Михайловское и Федчино, а 3-й батальон капитана И.Н. Кузичкина прикрывал с левого фланга атакующие цепи и наносил отвлекающий удар на деревни Барынино и Петряиху [1, с.25].

Известно, что в деревнях Барынино и Петряихе к тому времени находился 185-й пехотный полк 87-й пехотной дивизии вермахта [5, с.00740]. А вот кто противостоял воинам дальневосточникам утром 4 ноября на рубеже Михайловское - Федчино требует уточнения. В мемуарах советского периода отмечалось, что в этих населенных пунктах находилась или 252-я пехотная дивизия вермахта, либо дивизия СС «Рейх». Однако немецкие документы этого не подтверждают. 252-я пехотная дивизия на тот момент находилась в резерве 4-й танковой группы. С 8 часов 11 ноября она подчинялась IX армейскому корпусу, а в район деревень Ваюхино - Барынино - Петряиха ее передовой 461-й пехотный полк прибыл только 15 ноября 1941 года, сменив 185-й пехотный полк 87-й пехотной дивизии вермахта [5, с.00761]. Дивизия СС «Рейх», после донесения 10-й танковой дивизии о попытке нападения партизан на мост через Озерну у деревни Дуброво, с 1 ноября 1941 г. проводила операцию по прочесыванию лесных массивов [6, с.0700]. В ходе операции севернее и северо-западнее Рузы к 4 ноября ей удалось захватить 35 партизан [6, с.0482]. Однако первые ее подразделения прибыли к селу Михайловскому только к 6 ноября [7].

На деле воинам-дальневосточникам 4 ноября в селе Михайловское противостоял усиленный второй батальон 86-го стрелкового полка 10-й танковой дивизии вермахта. Для подтверждения этого утверждения приведем данные из книги, посвященной истории 10-й танковой дивизии вермахта: «Для 86-го стрелкового полка 4 ноября «горячий боевой день». На рассвете беспокойный сон прерывается натиском артиллеристского огня. Одновременно от передового боевого охранения поступает доклад, что русские стрелки под покровом темноты продвинулись вплоть до 50 метров к 8-й роте, используя при этом лёгкие снегоступы... Артиллеристский огонь постоянно усиливается, южная окраина населённого пункта накрывается заградительным огнём русских, так что нужно ожидать атаку с севера. Она не заставляет себя долго ждать: В 8.00 атакуют крупные силы русских, части которых уже глубоко продвинулись на фланге полка. Сигнал тревоги достигает только 8, 9 и 10 роты, то есть кроме 9-й (пулемётной) роты и 10-й роты тяжёлого вооружения, только одной стрелковой роты, так как 6-я и 7-я рота отведены на строительство дороги. Они сразу же приказом дивизии через конного связного, связного мотоциклиста и радиограммой возвращены назад» [8, с.399].

О том, что за Михайловское шёл ожесточённый бой, а также о проявленном мужестве и героизме военнослужащих 1-го батальона капитана И.Н. Романова, который смог закрепиться на восточной окраине села, можно судить по многочисленным источникам.

Фото 3. Романов Иван Никонорович комбат 1-го батальона 258-го стрелкового полка 78-й сд

В выписке из наградного листа командира 3-й роты 258-го стрелкового полка лейтенанта С.И. Галича отмечено: «Подразделение лейтенанта Галича в первой схватке с фашистами, первая форсировала речку под селом Михайловским и стремительным натиском ворвалось в деревню и беспощадно била фашистов. За короткий промежуток времени уничтожили более 50 фашистов, из них 2 офицеров и 2 унтер офицеров. Уничтожили 7 пулемётов, зенитную пушку. Сожжена автомашина с боеприпасами. Лейтенант Галич воодушевлял бойцов и сам уничтожал фашистских гадов» (орфография сохранена - прим. автора). А вот выписка из наградного листа старшего сержанта В.Е. Сувертея 258-го стрелкового полка: «4.11.41 в тылу батальона напала на него группа фашистов, в количестве 14 человек, но товарищ Сувертей не растерялся и из них 4-х убил гранатой, 5-х пристрелил из пистолета и 4-х заколол штыком». О крайнем ожесточении боев в это время говорит и выписка из наградного листа санинструктора 1-го батальона 258-го стрелкового полка А.П. Арендара: «Работая санитарным инструктором, товарищ Арендар Андрей Павлович 4.11.41 проявил исключительную смелость и геройство по обслуживанию раненых бойцов и командиров. За один день 4.11.41 товарищ Арендар вынес из поля боя 82 человека раненых бойцов и командиров и в боях погиб смертью героя» [9].

Однако немцы вскоре пришли в себя и стали оказывать ожесточённое сопротивление. История 10-й танковой дивизии вермахта фиксирует: «Едва русская атака захлёбывается у окраины населённого пункта, как поблизости от командного пункта полка разрывается снаряд. Командир 86-го стрелкового полка (оберст Гельмут фон дер Шевальери - прим. авт.) легко ранен, а командир 90-го противотанкового дивизиона (майор Кнаппе - прим. авт.) ранен тяжело. Телефонная связь с дивизией нарушена, рация повреждена осколками. Положение в Михайловском стремительно ухудшается. На северной окраине села нет сильной обороны, так как предназначенная для этого 8-я рота уже атакована с фронта. Штабы собирают все силы готовые к бою, каждый с винтовкой, чтобы в случае необходимости защищать село до последнего. Резервов в наличие нет, только группа мотоциклетного взвода может быть брошена на высоту севернее села. В этой ситуации, когда атакующие русские бросаются на преобладающую над населённым пунктом высоту и начинают там обосновываться, в последнюю минуту приходит спасение. На атаку русских, на глубоком фланге полка обрушивается заградительный огонь немецкой артиллерии, который сразу же отбрасывает силы противника» [8, с.399-400].

В документах разведотдела 10-й танковой дивизии вермахта сохранился допрос пленного 19 летнего лейтенанта К., командира взвода 2-й пулемётной роты 258-го стрелкового полка: «Сегодня, ранним утром, 258-й стрелковый полк прибыл в Сафониху и, пройдя населённый пункт, тот час, примерно в 4 км от Сафонихи, вступил в бой. Как говорит допрашиваемый, они перешли ручей в брод и на другой стороне ручья пошли в атаку. В бой был введён 2-й батальон, к которому принадлежит рота допрашиваемого. Батальон должен был пройти сквозь сильный немецкий миномётный огонь. Второй волной пошла 2-я рота третьего батальона, имела ли она успех, он не знает» [10, с.0307].

Атака роты 3-го батальона капитана И.Н. Кузичкина на деревню Петряиха тоже была отбита. Бой за село Михайловское принял затяжной характер.

Сведения о действиях подразделений Красной Армии под Петряихой можно почерпнуть из журнала боевых действий 87-й пехотной дивизии вермахта за 4 ноября 1941: «Русские стреляют из миномётов по Петряихе, атака силами роты залегла перед Петряихой. Впервые отдельные выстрелы артиллерии противника по Барынино. У полка складывается впечатление, что противник значительными силами на широком фронте прощупывает, где и насколько мы сильны» [11, с.00195].

В конечном счете, нашим частям это удалось. Командиру 258-го стрелкового полка подполковнику М.А. Суханову поступил доклад от командира 2-го батальона капитана П.В. Борисова: «Федчино взяли с ходу. Потери - пять убитых, тридцать семь раненых. Выхожу седлать большак» [1, с.24]. Это донесение означало, что в обороне немцев была пробита брешь. Причем упомянутый в докладе «большак» представлял собой лесную рокадную

99

дорогу, по которой осуществлялось снабжение Скирмановского плацдарма. Правда, дорогой это можно было назвать с большой натяжкой. Именно здесь в течение последних недель немцы днём и ночью ударными темпами строили гать. Она то и была основной целью 258-го стрелкового полка 78-й стрелковой дивизии [1, с.25]. В этой ситуации командир дивизии Афанасий Павлантьевич Белобородов принял решение провести перегруппировку сил и дал команду на переброску 3-го батальона капитана И.Н. Кузичкина к деревне Федчино, тем самым усилив 2-й батальон капитана П.В. Борисова [1, с.25]. А на позиции у деревни Петряиха прибыл 3-й батальон 131-го стрелкового полка. С наступлением темноты утихший бой разгорелся с новой силой. В Михайловском бойцы 1-й батальона капитана И.Н. Романова вновь смогли прорваться к западной околице села. И также, как накануне, советскими военнослужащими были проявлены примеры мужества и героизма. Выписка из наградного листа командира взвода 258-го стрелкового полка лейтенанта Петрова Фёдора Никифоровича: «Лейтенант т. Петров 4-11-41-года в бою за село Михайловское, героически вёл взвод на разгром фашистов, под градом пуль и снарядов шёл впереди, возглавлял инициативу и занял западную окраину села Михайловское, где и погиб смертью храбрых» [12].

А вот как описан ночной бой за село Михайловское в истории 10-й танковой дивизии вермахта: «Во второй половине дня пехотное давление противника ослабевает, однако артиллеристский огонь по населённому пункту не утихает. Когда стемнело, взвод сапёров и взвод мотоциклистов, которые прикрывали разрыв между 6-й и 8-й ротой, отведены назад в резерв полка; соответственно обе роты должны расширить свои фланги. При этом движении внезапно трещат выстрелы: противник под покровом темноты, по заросшему, приходящему на околицу села ручью, проник в населённый пункт и обосновался в самых северных домах. Между 6-й и 8-й ротой возникает пробел в 400 метров, командир 8-й роты (лейтенант Леонхардт - прим. авт.), который хочет установить контакт с левым соседом, попадает под огонь русских и падает убитым. Снова штаб полка и штаб 90-го противотанкового дивизиона, от командира полка до последнего водителя грузовика, защищают от прорвавшегося противника близлежащие дома. Один расчёт противотанковой пушки после ожесточённого сопротивления уничтожен русскими, только один человек смог уцелеть. Отдельные грузовики выводятся и укрываются в лесу восточнее Старое. С большими трудностями из тыла доставляются боеприпасы и ручные гранаты, так что в 21.00 взвод мотоциклистов полка и 6-я рота могут приступить к контратаке. Всю ночь, полные 8 часов, бушует ожесточённый ближний бой, от окопа к окопу, от дома к дому, с предельной жестокостью с обеих сторон» [8, с.400-401].

Боевой дух бойцов 78-й стрелковой дивизии был очень высок. К примеру, об этом свидетельствует следующая выписка из журнала боевых действий 78-й стрелковой дивизии: «Политико-моральное состояние бойцов и командиров крепкое. Бойцы, командиры и политработники с возгласами: «За Родину! За Сталина!», как львы идут в атаку на врага» [13].

После ночного боя за Михайловское немцы пишут о воинах дальневосточниках такие строки: «По их раненым можно понять, как закалены солдаты 78-й сибирской стрелковой дивизии, которую советы перебросили сюда с Дальнего Востока из района Хабаровска. Эти парни привыкли к условиям зимней войны. Кто из раненых ещё может двигаться, тот ползёт на животе по снегу к раскалённым кучам пепла догорающих домов, чтобы укрыться от холода. Русских находят, пролежавших в течение ночи с тяжёлыми ранениями в снегу или на голом льду ручьев и болот ещё живыми» [14, с.220].

В ночь с 4 на 5 ноября также была начата атака деревни Петряиха силами двух рот 3-го батальона 131 -го полка. Атакой руководил командир 131 -го стрелкового полка подполковник Докучаев Николай Гаврилович Красноармейцам удалось ворваться в деревню [9].

Выписка из наградного листа командира взвода 9-й роты 131-го стрелкового полка младшего лейтенанта Бесчастного Михаила Сергеевича: «В ночь с 4 на 5 ноября взводу тов. Бесчастного была поставлена - задача выгнать немцев из деревни Петряиха и занять её. Выполняя эту задачу тов. Бесчастных проявил исключительную храбрость. Он со взводом бойцов под ураганным огнём противника ворвался в передний край обороны и обратил немцев

100

в бегство. В деревне с гранатой в руках ворвался в штаб немцев, разгромил его, уничтожил радиосвязь, захватил ценные документы. Но превосходящие силы немцев, при помощи миномётного огня усилили нажим на тов. Бесчастных. Он получил приказ отойти на старый рубеж. При отходе им были подожжены 2 стога сена, где находились замаскированные склады боеприпасов. После этого им был организован с боем и совершён отход на старый рубеж» [9, № записи 10371982].

Фото 4. Докучаев Николай Гаврилович командир 131-го стрелкового полка 78-й сд.

В журнале боевых действий 87-й пехотной дивизии вермахта этот бой отражён так: «Вскоре после полуночи происходит атака русских силами примерно двух рот на Петряиху, причём русским удаётся ворваться в населённый пункт. В 3.00 контрударом положение удаётся урегулировать. С высоты в 200 метрах севера восточнее Петряихи оставшийся противник в 10.45 при поддержке одного штурмового орудия отброшен, при этом 185-й пехотный полк потерял трёх офицеров и 54 унтер офицеров и рядовых» [11, с.00196].

В

Фото 5. 5 ноября 1941 года у деревни Петряиха. 185-й пехотный полк 87-й пехотной дивизии вермахта собирает погибших.

Так прошло первое «знакомство» немцев с 78-й стрелковой дивизией. «10-й танковой дивизии теперь противостоят свежие, прибывшие из Сибири и прекрасно оснащённые для зимней войны элитные войска» - так уже после первого дня боёв характеризовали немцы дивизию Афанасия Павлантьевича Белобородова [8, с.399]. Но главный «сюрприз» ждал 10-ю танковую дивизию вермахта на следующее утро. В ночь с 4 на 5 ноября командир сапёров доложил командиру 10-й танковой дивизии Вольфгану Фишеру о готовности 5-ти километровой гати. На рассвете 5-го ноября первый дивизион 90-го артиллерийского полка немцев, после того как сапёры ночью закончили гать, выдвигается маршем в Скирманово и натыкается на засевших на дороге красноармейцев. Гать оказалась перерезана. Брошенная в бой, как последний резерв дивизии, мотоциклетная рота 90-го разведывательного батальона, оказалась не в силах устранить их, так что пришлось применить и обе сапёрные роты 49-го сапёрного батальона, которые до утра работали на гати [8, с.402]. С этого момента снабжение 10-й танковой дивизии снова было заблокировано. Борьба за снабжение 10-й танковой дивизии вермахта с перекрёстка дорог у Шелковки стала перемещаться в леса северо-

восточнее деревни Старое. За только что с таким трудом построенную гать начались ожесточённые бои, переходившие в рукопашные схватки в густом, местами заболоченном, лесу между деревнями Старое и Лысково.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Обе стороны несли потери. В рукопашном бою тяжёлое ранение получил командир 2-го батальона 258-го стрелкового полка капитан Пётр Васильевич Борисов, командование батальоном принял на себя его заместитель капитан Тураков [15].

Фото 6. Под прикрытием немецкого танка рабочая команда строителей отходит с гати

5 ноября гать оказалась перерезана, однако полностью выполнить задачу - овладеть районом Михайловское - Старое, 258-му полку 78-й стрелковой дивизии не удалось.

Навстречу воинам-дальневосточникам наносила вспомогательный удар и должна была выйти 50-я кавалерийская дивизия группы Доватора. 3 ноября 1941 года в 12.00, выполняя приказ штаба 16-й армии дивизия в составе 37-го и 47-го кавполка, под командованием генерал-майора И.А. Плиева выступила по маршруту Чисмена, Язвище, Щелканово, Филатково, Чернёво, Михайловское [16]. 43-й кавполк 50-й дивизии оставался в районе Язвище [17].

Фото 7. Командир 50-й кавалерийской дивизии генерал- майор Плиев Исса Александрович и командир отдельной кавалеристской группы генерал-майор Доватор Лев Михайлович.

Стоит отметить, что для стыка левого фланга 316-й стрелковой дивизии генерала И.В. Панфилова и Ново-Петровской группировкой советских войск, отдельная кавалеристская группа генерал-майора Л.М. Доватора, в которую входили 50-я и 53-я кавалерийские дивизии, прибыла в этот район только 3 ноября 1941 года [18]. Таким образом, 50-я кавалерийская дивизия с марша сразу же была направлена в рейд. Во время движения, разведкой дивизии было установлено, что противник неустановленными силами занимает Ивойлово (5 ноября постоянное пребывание немцев в селе не подтвердится - прим. автора), а по западному берегу реки Гряда в районе деревень Верхнее Сляднево и Нижнее Сляднево за неимением

горючего закапывает танки в землю, создавая укрепрайон [17, л. Л. 188]. С одной стороны, это подтверждало данные о сложной ситуации с горючем у немцев, но с другой - это означало, что гитлеровцы успели расширить плацдарм и создали укрепрайон к северо-западу от деревни Козлово. Немцы успели закрепиться на близлежащих высотах и уже располагались не только в деревнях вдоль дороги Руза-Скирманово.

Теперь кавалеристам генерал-майора Плиева предстояло, двигаясь на юг, скрытно обходить этот район с тыла, с совершенно открытым правым флангом. Два кавполка дивизии входили в своеобразный мешок с горловиной Каменка - Ивойлово. Расчёт делался на высокую подвижность полков при плохих дорожных условиях, позволяющую неожиданно нанести удар по командному пункту 10-й танковой дивизии в деревне Старое и при успехе, соединиться с 258-м полком 78-й стрелковой дивизии. Вести затяжной бой без средств усиления в состоянии полуокружения два далеко не полных кавполка не могли.

Фото 8. Кавалеристы Красной Армии в разведке.

4 ноября в 19.00 дивизия достигла Чернёво, где было захвачено 2 пленных 49-го сапёрного батальона, относящихся к 10-й танковой дивизии немцев и оказавших вооружённое сопротивление, в результате которого 37-й кавполк имел потери: 1 младший командир убит и 1 боец ранен. В 4.00 5 ноября, продолжая движение на Михайловское, дивизия подошла к северо-западной опушке леса, что перед Старое, имея целью сломить сопротивление противника и выйти на соединение с нашими частями в районе Михайловского [19]. Перед атакой командир дивизии решил произвести разведку, которая перед Старое в районе высоты 209,5 (по ней сейчас проходит дорога А108, Московское большое бетонное кольцо - прим. автора) натолкнулась на хорошо организованную оборону немцев [20, л. 60].

В журнале боевых действий 10-й танковой дивизии вермахта эта атака на рассвете зафиксирована так: «Вражеская разведгруппа (всадники) 20- 30 человек атакует с северо-запада охранение в домах в Старое (командный пункт дивизии). На следующий день враг силою двух конных групп, по 300 человек в каждой, подтверждён показаниями гражданских лиц, в 4-5 километрах западнее дороги продвижения» [21, с.00016]. В течение 6 часов дивизия безуспешно пыталась нащупать брешь в обороне немцев, либо обойти опорный пункт. Разведка 37-го кавполка даже вышла у деревни Старое к гати и докладывала: «Движение в 8.15 до двух рот пехоты противника по дороге Старое-Лысково под прикрытием одиночных танков. Движение производится группами до роты, каждую группу прикрывает танк» [22].

Неся потери убитыми и ранеными, дивизия вела бой. К полудню создалось положение, при котором дивизия, не имея связи со своими частями, оказавшись в тылу противника, была вынуждена преодолевать организованную оборону значительно превосходящего врага, при наличии изнурённого конского и людского состава при исключительно слабом техническом оснащении и некомплекте [16].

Надежда на неожиданный налёт на населённый пункт не оправдалась. Оставаться дольше в этом районе было неоправданно рискованно. В этой ситуации генерал-майор И.А.

Плиев принял решение выйти из боя и сосредоточиться в районе Немирово и Самошкино [19], отведя части дивизии к началу своеобразной горловины мешка.

Таким образом, южная часть группировки наших войск за 4-5 ноября 1941 г. задачи, поставленные 3 ноября боевым распоряжением штаба 16 армии, выполнила только частично. Гать - основная артерия снабжения Скирмановского плацдарма, была перерезана, что свело на нет успехи немцев в боях у Дорохово. Однако полностью окружить плацдарм из-за плохого взаимодействия войск и, главное, полного отсутствия связи - не удалось.

Северная часть группировки наших войск также утром 4 ноября после 15-ти минутной артподготовки перешла в наступление. На её правом фланге действовал 28-й мотострелково-пулемётный батальон (мспб) 28-й танковой бригады, при поддержки первого дивизиона 523-го пушечно артиллеристского полка [20, л. 62]. Танки бригады в атаке не участвовали и находились в районе Андрейкова [23]. К 15.00 28-й мспб занял деревню Горки, встречая на своём пути мелкие группы автоматчиков и слабое их сопротивление. До Горок из состава батальона был ранен один человек. Немцы активно прощупывали окрестности усиленными разведдозорами. В боестолкновения с ними и вступал мотострелково-пулемётный батальон 28-й танковой бригады. Опорных пунктов на пути наступления батальона немцы организовать ещё не успели. Фактически удар батальона пришёлся на опережение по ещё не занятой территории.

События развевались стремительно. Так в 10.00 разведгруппа немцев докладывает в Скирманово: «Горки не заняты противником. Мост западнее Горок разрушен русским транспортом» [21, С.00030]. То есть немцы прошли деревню Горки и двинулись дальше на запад. А на обратном пути пеший разведдозор 10-й танковой дивизии вермахта в деревне Горки попал в засаду, организованную командиром роты истребителей танков 28-го мспб лейтенантом Иваном Васильевичем Осиповым. В результате три немецких солдата, и офицер были взяты в плен, а трое солдат - убиты [9, № записи 10373592]. По дороге в штаб от тяжёлого ранения немецкий офицер скончался [24, с.34-35].

Показания, которые дал один из солдат (стрелок первого батальона 86-го стрелкового полка 10-й танковой дивизии Курт Паппа - прим. автора), свидетельствуют о пошатнувшемся моральном состоянии немецких солдат: «Все солдаты устали от войны и вступают в бой только под угрозой наказания или обещания, что после взятия Москвы войска вернутся на родину. Это обещано им офицерами. Они также задаются вопросом, откуда русские берут так много танков и самолетов, поскольку немецкие газеты пишут, что у них нет ни того, ни другого» [10, с.000068].

Во второй половине дня 28-й мспб продолжал наступление, выполняя поставленную задачу - выйти на указанный рубеж Щелканово - Ивойлово и закрепиться на северовосточном берегу реки Гряда. К 2.00 5.11.1941 конечная задача 28-го мспб была выполнена [23], батальон не встречая сопротивления, занял и закрепился в Ивойлово и Щелканово [25].

Для немцев это не прошло не замеченным. Из вечернего донесения первого батальона 69-го стрелкового полка вермахта: «В Ивойлово, на склоне у церкви около 200 русских заканчивают окопные работы» [21, с.00029].

Командир 28-й танковой бригады подполковник К.А. Малыгин принял решение с 8.00 5.11.1941 ротами атаковать Филатково, Нижнее Сляднево и Козлово [25, л.15]. 28-й мспб одной стрелковой ротой закрепился на рубеже Щелканово-Ивойлово, остальными подразделениями с 12.00 5.11.1941 вели наступление: 3-я стрелковая рота в направлении на Козлово, 2-я стрелковая рота в направлении на Филатково.

Противник из Верхне Сляднево вёл огонь в направлении Ивойлово. От тяжёлого ранения умер политрук истребительной роты [25, л.20]. В Козлово немцы также оказывали упорное сопротивление. Атакующие попали под ожесточённый миномётный и пулемётный огонь. На помощь обороняющимся также прибыла рота танков, что и решило исход боя. В истории 7-го танкового полка 10-й танковой дивизии вермахта это отражено так: «В Козлово, развёрнутая там танковая рота для поддержки стрелков, расстреливает атаку противника силою примерно в общей сложности 200 человек» [14, с.201].

104

В итоге, две роты 28-го мспб были вынуждены отойти на исходные позиции на опушку леса в 500 метрах от Козлова [23]. Батальон понёс потери: 10 человек убито, ранено 3 человека, легко ранено 6 человек [26, л.21]. Следует отметить, что роты батальона в течение боя действовали обособленно от бригады, без огневой поддержки. Командир бригады подполковник К.А. Малыгин не имел связи с мспб и не мог доложить в штаб 16-й армии, где конкретно находиться батальон. Причина сложившейся ситуации проста - полное отсутствие в бригаде телефонного кабеля. Высланные на колхозных лошадях три делегата связи не вернулись [25, л.15]. Неоднократные обращения за помощью командира бригады в штаб 16-й армии о выделении 15 километров телефонного провода, либо разрешении перенести КП ближе к передовой, удовлетворены не были [25, л.20].

Как результат - потеря управления батальоном. Связь с правым соседом, 50-й кавалеристской дивизией, установить также не удалось [25, л.13]. С левым соседом, 365-м стрелковым полком 18-й стрелковой дивизии, при проходе деревни Горки 28-м мспб, связь была установлена делегатом связи от 28-й танковой бригады. Однако далее связь и взаимодействие отсутствовали [26, л.23].

Утром 4 ноября 365-й стрелковый полк также перешел в наступление. Исходные позиции батальонов полка были: 1-й стрелковый батальон (сб) - район Рождествено, 2-й сб -район «Красный Октябрь», Мамошино, Буланино, 3-й сб. - район Андрейково. Командный пункт батальона находился в Андрейково [26, л.30]. Задача полка была выбить противника из опорного пункта Скирманово и выйти на северо-восточный берег реки Гряда [27]. Атаку полка на Скирманово обеспечивали три дивизиона гвардейского миномётного полка, 523-й пушечный артиллеристский полк и дивизион 978-го артиллеристского полка [28]. Из-за метеоусловий авиация не применялась.

После 15 минутного огневого налёта с 7.45 до 8.00 4 ноября 1941 года 365-й стрелковый полк пошёл на штурм деревни Скирманово [28].

Фото 9. Бойцы РККА поднимаются в атаку.

Вот как этот день описывает стрелок-радист 5-й танковой роты 7-го танкового полка вермахта Рольф Нильсен: «Последние несколько дней было относительное спокойствие. «Сталинские органы» и артиллерия стреляли очень мало. Но сегодня утром русские не теряли времени, чтобы наверстать упущенное. Это было незадолго до 8.00. Мы как раз хотели попить кофе, когда начался фейерверк. Кюбельваген командира получил прямое попадание и мгновенно охвачен пламенем. Дом, в котором жил командир испепелён полностью. Поначалу мы выжидаем, но когда артиллеристский огонь усиливается, перебираемся в танки, стоящие примерно в 200 метрах от центра деревни - на околице у боевого охранения. Прошлой ночью сильно подморозило - слава богу - так как первые заморозки означают приближение морозов. Атака русской пехоты уже отражена нашим пехотным боевым охранением. Весь день стреляют артиллерия, «сталинские органы» и миномёты, трое из нас, когда они были заняты натяжением гусеницы, поражены разорвавшимся вблизи артиллерийским снарядом. Унтер-офицер Зайлер получил один осколок в грудь и один в ногу. Лёгкие ранения. Но поначалу

выглядят серьёзно. Ефрейтор Биндер получил проникающее ранение в живот - безнадёжный случай. Унтер-офицер Зибер также получил травму грудной клетки, которая не опасна и травму ноги. 18 часов. Я до сих пор не могу покинуть танк. Наш дом всё ещё стоит» [14, с.432].

365-й стрелковый полк, атаковавший Скирманово от Рождествено был остановлен противником и под его сильным огнем залег. Неоднократные попытки повторить атаку пресекались фланговым огнём с высоты 263,4 и заградительным огнём артиллерии. Повторная артподготовка и удары реактивных установок эффекта не имели.

В истории 10-й танковой дивизии вермахта эти события представлены следующим образом: «С наступлением дня огонь не ослабевает, а всё больше усиливается. Примерно с 10.00 в артиллеристский огонь вмешиваются миномёты, до тех пор, пока, наконец, в полдень снова не атакует русская пехота. При ожесточённом сопротивлении атака отбита. Для укрепления обороны взвод бронетранспортёров 3-й роты 49-го сапёрного батальона с метательными установками для тяжёлых реактивных мин перебрасывается в Скирманово. Это крайне необходимо, поскольку используемая на передовой 3-я батарея 90-го артиллеристского полка (горная батарея) теперь имеет исправным только одно орудие» [8, с.398-399].

В истории 69 стрелкового полка 10-й танковой дивизии вермахта также упоминаются события 4 ноября 1941 г.: «Вражеская пехота несколько раз за день атакует немецкие позиции, однако всякий раз отбрасывается назад. Танки 7 танкового полка используются в боевых порядках в качестве «неподвижной» артиллерии. Не хватает топлива. Несколько домов подожжены артиллеристским огнём».

К 20.00 365-й стрелковый полк вышел к Скирманово, где был остановлен организованным огнём противника. 1 -й стрелковый батальон находился на опушке леса в 1 километре севернее Скирманово и связи с ним не было, 2-й стрелковый батальон остановлен в 400 метрах севера восточнее Скирманово, 3-й стрелковый батальон при встрече немецких автоматчиков на шоссе из Козлова, повернул и вышел к высоте 264,3, где вёл стрелковый бой. Полк по неуточнённым данным имел потери: 5 убитых и 15 раненых [29, л.2].

Несмотря на это, прежняя задача полку сохранялась - овладеть Скирманово. К утру 5.11. 365-й стрелковый полк был усилен разведротой и кавэскадроном. Огневую поддержку ему оказывали 523-й пушечный артиллеристский полк, второй дивизион 978-го артиллеристского полка и дивизион гвардейского миномётного полка (катюши - авт.) [26, л.21].

Однако то, что произошло накануне, повторилось вновь. В истории 7-го танкового полка 10-й танковой дивизии вермахта утро 5 ноября описано так: «Большая побудка, благодаря Ивану. Тяжёлые батареи, «сталинские органы» и миномёты - огонь из всех сразу» [14, с.201]. В ходе боя 3-му батальону 365-го стрелкового полка удалось совершить невозможное - взять ключевую позицию обороны немцев, высоту 264,3. По свидетельствам очевидцев, при штурме высоты, после ряда безуспешных попыток уничтожить немецкий ДЗОТ, рядовой 461-го сапёрного батальона Макрушин Андрей Федорович закрыл его своим телом, дав возможность пехоте ворваться на высоту через замолчавший сектор обстрела [30, с.82] (к сожалению в историко-документальном очерке Василия Корнеева о боевом пути 18-й сд (11гв.сд) неверно указана фамилия героя - Маркушин и номер подразделения взявшего высоту, но еще большая несправедливость кроется в том, что боец до сих пор не представлен к награде за свой подвиг - авт.). Четыре вкопанных танка были окружены и заблокированы красноармейцами. Батальон закрепился на высоте, где находилось деревенское кладбище, и продолжил наступление.

Уже во время мощной артподготовки немцы по 2-3 человека стали отходить в сторону Козлово [29, л.2]. Казалось бы, что оборона противника взломана, ещё чуть-чуть и в штаб 16-й армии летит досрочное боевое донесение №23 за подписями командира дивизии, комиссара дивизии и начальника штаба 18-й стрелковой дивизии о взятии Скирманово [29, л.4]. Оно тут же передаётся выше и уже в оперативной сводке №253 Генерального Штаба Красной Армии на 8.00 6.11.41 значится, что 365-й стрелковый полк 18-й стрелковой дивизии овладел Скирманово [31, с.513].

Однако это было не так. При поддержке танков немцы тут же контратаковали. Из истории 7-го танкового полка 10-й танковой дивизии вермахта видим: «В низине, севера западнее населённого пункта вражеская ударная группа силою 23 человека частично совместным огнём уничтожена, а частично пленена (здесь речь идёт о низине, которая находиться за высотой 264,3 ближе к Скирманово и переходит в овраг, прикрывающий деревню с запада, как природный противотанковый ров - авт.). Вражеский артиллеристский огонь продолжается и со временем возрастает... Надоедливый фланговый пулемётный огонь с запада смолкает, после того, как прикрывающие это направление танки наносят туда огневой удар. В 15.00 снова атака одной роты противника, на этот раз с востока. Тем не менее, эта атака отражается третьим дивизионом 90-го артиллеристского полка и несколькими танками. Но уже через час другая вражеская рота атакует с севера. Она также разбита. В 19.00 подходят 3-я рота 10-го мотоциклетного батальона и 6-я (на транспортёрах) рота 69-го стрелкового полка - это очень нужный прирост в пехотных силах. Из допросов пленных стало известно, что целью всех атак был захват Скирманово любой ценой» [14, с.201].

В этом описании достаточно завуалировано показана потеря высоты 264,3, что очень характерно для немецких мемуаров.

В докладе оперативного отдела 10-й танковой дивизии вермахта события 5 ноября описаны менее красочно, но более определённо: «5.11. русские снова атаковали от Рождествено, прежнего исходного пункта всей вражеской активности, захватили высоту 264,3 и стреляли из противотанковых пушек от Марьино по Скирманово. Кроме этого сильный артиллеристский огонь и обстрелы из ракетных установок. В тот же день высота 264,3 отбита обратно» [8, с.401]. В воспоминаниях стрелка-радиста 5-й танковой роты 7-го танкового полка вермахта Рольфа Нильсена также есть подтверждение взятия высоты 264,3 обратно: «Наша пехота, которая между тем была усилена, захватила и заняла опасную высоту «Кладбище», на которой видимо, сидел артиллеристский корректировщик» [14, с.432].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К вечеру батальоны 365- го стрелкового полка вынуждены были отойти на исходные позиции: 3-й сб - на юго-восточную опушку леса северо-западнее Скирманово, 1-й сб - на рубеж 400 метров восточнее Скирманово, 2-й сб - занял оборону в районе Мамошина. В результате боя в полку имелись убитые и раненые. На передовой пункт медицинской помощи было принято за 5.11.1941 года 72 человека раненых, но точное количество раненых и убитых не установлено [26, л.32].

Немцы устояли, но в их докладах уже звучали тревожные ноты. Для ознакомления со сложившемся положением на командный пункт 10-й танковой дивизии вермахта прибыл начальник штаба XXXX танкового корпуса. Ему было доложено, что из-за нехватки горючесмазочных материалов, несмотря на мороз, артиллерия не может быть подтянута. Отмечалось, что если нехватка продолжится и дальше, то в один прекрасный день, русские отрежут плацдарм. Дивизия просила скорейшего разъяснения о том, как и когда должна проводиться следующая операция, когда XXXXVI танковый корпус (в его состав входили 5-я и 11-я танковые дивизии и на тот момент он находился в резерве 4-й танковой группы - прим. автора) продвинется и СС (речь идёт о дивизии СС «Рейх» - авт.) примет Михайловское, так как от этого напрямую зависит удержание Скирманово [8, с.401].

Значительным изменением, произошедшим в 10-й танковой дивизии вермахта и имевшим непосредственное влияние на ход дальнейших событий, стало изъятие 4.11.1941 у дивизии 3.(H)/14 эскадрильи ближней разведки. Так как дивизии больше не выделялась собственная эскадрилья, самолётов стало очевидно не хватать. Корпусу подчиняется новая эскадрилья 3.(H)/21, однако она должна была выполнять задачи в интересах ещё двух корпусов. Таким образом, даже ХХХХ танковый корпус больше не имел собственной разведывательной эскадрильи [8, с.401]. Проще говоря, с 4.11.1941 дивизия лишилась оперативной воздушной разведки и возможности контролировать концентрацию войск Красной Армии в районе Скирмановских высот.

Подводя итоги ожесточенных боёв 4-5 ноября, следует признать, что группировка советских войск не смогла полностью выполнить боевое распоряжение штаба 16-й армии от 3

107

ноября 1941 года. Тем не менее, ее южному флангу удалось заблокировать дорогу снабжения Скирмановского плацдарма. Очевидно, что это был временный успех. Противоборствующие стороны понимали, что наступающие морозы в ближайшее время откроют объездные пути. В этой связи, для советских войск сохраняла актуальность задача в максимально короткие сроки уничтожить вражеский плацдарм. В свою очередь немцы готовили контрмеры.

Литература и источники

1. Белобородов А.П. Всегда в бою. - М.: Военное издательство, 1979. - 398 с.

2. Центральный архив Московской области (ЦАМО). Ф.208. Оп.2511. Д.34. Л.89.

3. Архив частного краеведческого музея С.В. Докучаева в поселке Брикет Рузского района Московской области.

4. ЦАМО. Ф. 398. Оп.9312. Д.30. Л. 72.

5. The U.S. National Archives and Records Administration (NARA). T-314. R-405.

6. NARA. T-354. R-121.

7. Vojensky Ustredni Archiv(VUA), 2.SS - Tankova divize (Das Reich), Inv. Cs1, Karton 1.

8. Schick Albert. Die Geschichte der 10. Panzer-Division 1939-1943. - Köln: Hrsg. von der Trad.Gem. der ehem. 10. Pz.Div., 1993. -

668 s.

9. ЦАМО. Ф. 33. Оп. 682524. Д.245.

10. NARA. T-315. R-2319.

11. NARA. T-315. R-1141.

12. ЦАМО. Ф.33. Оп.682524. Д. 246. № записи: 10372978.

13. ЦАМО. Ф.1066. Оп.1. Д. 4. Л.1.

14. Straub Walter. Panzer Regiment 7 der 10. Panzer Division. - Gebundene Ausgabe, 1966. - 450 s.

15. ЦАМО. Ф. 1066. Оп.1. Д. 6.

16. ЦАМО. Ф. 3534. Оп. 1. Д. 7. Л. 46.

17. ЦАМО. Ф. 3467. Оп. 1. Д. 4.

18. ЦАМО. Ф. 1341. Оп.1. Д.2. Л.32.

19. ЦАМО. Ф. 358. Оп. 5916. Д. 65. Л. 25.

20. ЦАМО. Ф. 358. Оп. 5916. Д. 64.

21. NARA. T-315. R-567.

22. ЦАМО. Ф. 3534. Оп. 1. Д. 315. Л. 198.

23. ЦАМО. Ф.3110. Оп.1. Д.5. Л.2.

24. Малыгин К.А. В центре боевого порядка - М.: Военное издательство, 1986. -205 с.

25. ЦАМО. Ф.358. Оп.5916. Д.20.

26. ЦАМО. Ф.358. Оп.5916. Д.67.

27. ЦАМО. Ф.1070. Оп.1. Д.120. Л.1.

28. ЦАМО. Ф.1070. Оп.1. Д. 9. Л.4.

29. ЦАМО. Ф.1070. Оп.1. Д. 12.

30. Корнеев В. От Москвы до Кенигсберга, от ополчения до гвардии. - Омск: Упрполиграфиздат , 1993. - 275 с.

31. Жилин В.А., Греджев В.А, Сапрыкин М.А., Черногор В.Ю., Широков В.Л. Битва под Москвой. Хроника, факты, люди. Кн. 1 - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - 926 с.

References and Sources

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Beloborodov A.P. Vsegda v boyu. - M.: Voennoe izdatel'stvo, 1979. - 398 s.

2. Central'nyj arhiv Moskovskoj oblasti (CAMO). F.208. Op.2511. D.34. L.89.

3. Arhiv chastnogo kraevedcheskogo muzeya S.V. Dokuchaeva v poselke Briket Ruzskogo rajona Moskovskoj oblasti.

4. CAMO. F. 398. Op.9312. D.30. L. 72.

5. The U.S. National Archives and Records Administration (NARA). T-314. R-405.

6. NARA. T-354. R-121.

7. Vojensky Ustredni Archiv(VUA), 2.SS - Tankova divize (Das Reich), Inv. Cs1, Karton 1.

8. Schick Albert. Die Geschichte der 10. Panzer-Division 1939-1943. - Köln: Hrsg. von der Trad.Gem. der ehem. 10. Pz.Div., 1993. - 668 s.

9. CAMO. F. 33. Op. 682524. D.245.

10. NARA. T-315. R-2319.

11. NARA. T-315. R-1141.

12. CAMO. F.33. Op.682524. D. 246. № zapisi: 10372978.

13. CAMO. F.1066. Op.1. D. 4. L.1.

14. Straub Walter. Panzer Regiment 7 der 10. Panzer Division. - Gebundene Ausgabe, 1966. - 450 s.

15. CAMO. F. 1066. Op.1. D. 6.

16. CAMO. F. 3534. Op. 1. D. 7. L. 46.

17. CAMO. F. 3467. Op. 1. D. 4.

18. CAMO. F. 1341. Op.1. D.2. L.32.

19. CAMO. F. 358. Op. 5916. D. 65. L. 25.

20. CAMO. F. 358. Op. 5916. D. 64.

21. NARA. T-315. R-567.

22. CAMO. F. 3534. Op. 1. D. 315. L. 198.

23. CAMO. F.3110. Op.1. D.5. L.2.

24. Malygin K.A. V centre boevogo poryadka - M.: Voennoe izdatel'stvo, 1986. -205 s.

25. CAMO. F.358. Op.5916. D.20.

26. CAMO. F.358. Op.5916. D.67.

27. CAMO. F.1070. Op.1. D.120. L.1.

28. CAMO. F.1070. Op.1. D. 9. L.4.

29. CAMO. F.1070. Op.1. D. 12.

30. Korneev V. Ot Moskvy do Kenigsberga, ot opolcheniya do gvardii. - Omsk: Uprpoligrafizdat , 1993. - 275 s.

31. Zhilin V.A., Gredzhev V.A, Saprykin M.A., Chernogor V.Yu., Shirokov V.L. Bitva pod Moskvoj. Hronika, fakty, lyudi. Kn.1 - M.: OLMA-PRESS, 2002. - 926 s.

БУЛАНЦЕВ ВАЛЕРИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ - сотрудник частного краеведческого музея С.В. Докучаева в посёлке Брикет городского округа Московской области, член Поискового Отряда «Надежда» (seba72@mail.ru).

BULANTCEV, VALERIY E. - Employee of the private S. Dokuchaev's Museum of local lore, member of Search Team "Nadezhda»

УДК 94(47)«1944»:656.025

ТОШЕВА М. С., ТОШЕВА Н. А., ЛОГВИНОВА А.Н. АВТОМОБИЛЬНЫЙ ТРАНСПОРТ В БЕЛОРУССКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ

ОПЕРАЦИИ «БАГРАТИОН»

Ключевые слова: Великая Отечественная война, 1944 год, операция «Багратион», автомобильный транспорт, военные перевозки, ленд-лиз.

В статье рассмотрены роль и особенности участия автомобильного транспорта в наступательной операции «Багратион», показана взаимосвязь человеческого и технического факторов в одной из самых грандиозных военных операций Великой Отечественной войны. Рассмотрев роль автомобильного транспорта в обеспечении эффективности операции, авторы обосновали тезис о том, что на исход широкомасштабных военных действий во многом влияет выбор оптимального способа организации автомобильных перевозок. Установлено, что, несмотря на сложности, эффективность работы автотранспорта в операции «Багратион» оказалась выше, чем в военных операциях предыдущего периода: значительно возрос среднесуточный пробег машин, удалось максимально скорректировать организацию автомобильных перевозок с темпами наступления воинских частей: отделения армейских складов последовательно выбрасывались вперед, то есть выдвижение армейских складов шло «перекатами», что позволяло сокращать лишние рейсы и экономить горючее.

TOSHEVA, M.S., TOSHEVA, N.A., LOGVINOVA, A.N.

ROAD TRANSPORT IN THE BELARUSIAN OFFENSIVE OPERATION «BAGRATION»

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords: Great Patriotic War, 1944, operation "Bagration", road transport, military transport, lend-lease.

In the article considered the role and features of the participation of road transport in the offensive operation "Bagration", shows the correlation of human and technical factors in one of the most ambitious military operations of the Great Patriotic War. Having considered the role of road transport in ensuring the effectiveness of the operation, the authors substantiated the thesis that the choice of the optimal way of organizing road transport influences the outcome of large-scale military operations. It was established that, despite the difficulties, the efficiency of vehicles in Operation Bagration turned out to be higher than in military operations of the previous period: the average daily mileage of vehicles increased significantly, it was possible to adjust the organization of road transport as much as possible with the speed of offensive units: the army depots were consistently thrown forward , that is, the nomination of army warehouses went "shallows", which allowed to reduce unnecessary flights and save fuel.

Автомобильный транспорт представляет собой один из важнейших элементов в системе Вооруженных Сил Российского государства. Особенно ярко его значимость проявилась во время Великой Отечественной войны. Эта страшная война была «войной моторов», и успешность действий войск во многом зависела как от их технического оснащения, так и от эффективности использования военной техники, от согласованных действий фронта и тыла при подготовке и проведении военных операций. В данной статье мы хотели бы рассмотреть взаимосвязь технического и человеческого факторов в одной из самых грандиозных военных операций третьего - заключительного периода войны - Белорусской наступательной операции, 75 лет со времени успешного проведения которой исполнилось в июне 2019 года.

Легендарная операция «Багратион» началась 23 июня 1944 года. В ней участвовали войска 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов, а также 1-го Прибалтийского фронта. Район действий наших войск имел большое стратегическое значение: его освобождение открывало самый короткий путь к продовольственным запасам Германии, находившимся в Восточной Пруссии и Померании, а также к особенно важным промышленным и политическим центрам - Варшаве и Берлину. Операция носила ярко выраженный наступательный характер и тщательно готовилась, в том числе и в плане использования автомобильного транспорта, организации автомобильных перевозок. К особенностям операции, усиливавшим объективное

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.