Научная статья на тему 'Big data и цифровая датификация как техносоциальный феномен. К вопросу формирования научно-теоретической рамки исследования'

Big data и цифровая датификация как техносоциальный феномен. К вопросу формирования научно-теоретической рамки исследования Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
533
68
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЦИФРОВАЯ ДАТИФИКАЦИЯ / ДАТИФИЦИРОВАННОЕ ОБЩЕСТВО / ЧЕЛОВЕК ДАТИФИЦИРОВАННЫЙ/HOMO DATUS / ДАТИФИЦИРОВАННЫЙ ПОВОРОТ / ДАТИФИЦИРОВАННОЕ ЦИФРОВОЕ НЕРАВЕНСТВО / ТОЧКА БИФУРКАЦИИ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Шилина Марина Григорьевна

Научная проблематика. В 2010-х годах цифровизация формирует феномен больших данных (англ. big data) в развитых экономиках. Цифровая датификация инспирирует количественные и качественные изменения во всех сферах жизнедеятельности, которые до сего дня не изучены комплексно. Датификация инспирирует идеи невозможности формирования устойчивых научно-теоретических концепций, «конца теории» как таковой [Anderson, 2008] Методология. Целью исследования является формирование целостного научно-теоретического представления феномена цифровой датификации в социальном контексте на основе системно-функционального анализа его характеристик на новейшем этапе в рамках ответа на два научные вопроса: RQ1: Каковы характеристики и особенности цифровой датификации в новейших форматах? RQ2: Какие трансформации инспирирует цифровая датификация в современном социуме? Впервые предлагается исследование цифровой датификации в концептуальной рамке поворота и фиксируется ее онтологическая сущность как поворота универсального типа. Результаты. В статье представлены результаты научно-теоретического исследования феномена больших данных в новейших форматах интернета всего и интернета бионановещей. Автор, в рамках решения научной проблемы концептуализации сущности больших данных, определяет их как биотехносоциальный феномен. Выявляются точки бифуркации, которые обусловливает цифровая датификация в обществе, в частности представлено и дефиницировано датифицированное цифровое неравенство; выявлен априорный уровень угроз безопасности в сфере персональных данных. Впервые вводится в научный обиход ряд понятий, в частности человек датифицированный, Homo datus. Представлен ряд научно-теоретических и научно-практических рекомендаций в рамках реализации национальной программы «Цифровая экономика» (2017-2015). Заключение. Большие данные сегодня есть новейшая государственная стратегия «Большой» России в условиях цифровой экономики. Научно-теоретические исследования датификации в социальном контексте позволяют выявить ряд точек бифуркации и потенциальных угроз и конфликтов при реализации программы: персональных, социальных, экономических и т.д., и купировать их.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

BIG DATA AND DIGITAL DATING AS A TECHNO SOCIAL PHENOMENON. TOWARDS THE SCIENTIFIC AND THEORETICAL FRAMEWORK OF THE RESEARCH

Background. In 2010, in developed economies digitalization forms the phenomenon of big data. The digital datification inspires quantitative and qualitative changes in all spheres of life. These transformations have not been studied in a complex way till now. In fact, datafication inspires the idea of the impossibility of stable scientific and theoretical concepts, the «end of the theory» as such [Anderson, 2008]. Methods. The aim of the research is to form a holistic theoretical representation of the phenomenon of digital datafication in a social context on the basis of systemic and functional analysis of its characteristics at the newest stage. The paper answers 2 RQ: RQ1: What are the characteristics of digital datafication in the latest formats; RQ2: What kind of transformation inspires digital datafication in today's society. For the first time, it is proposed to study digital dating in the conceptual framework of turn and fix its ontological essence. Results. The article presents the results of a theoretical study of the phenomenon of big data in the newest formats of the Internet of Everything and the Internet of the Bio Nano Things. The author defines big data as a biotechnosocial phenomenon and define digital datafication as a turn of the universal type. The paper presents the points of bifurcation in datafied society. Security threats in the field of personal data and datafied digital divide are presented and defined. For the first time, a number of concepts are introduced, in particular, Homo datus. A number of theoretical and practical recommendations within the framework of the national program «Digital Economy» (2017-2015) are presented. Conclusion. Big data is the state strategy of «Big» Russia in the national model of digital economy. Theoretical studies of datafication in a social context allow us to identify the points of bifurcation and provide practical recommendations for managing potential conflicts: personal, social, economic, etc.

Текст научной работы на тему «Big data и цифровая датификация как техносоциальный феномен. К вопросу формирования научно-теоретической рамки исследования»

8. ФИЛОСОФИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 09.00.08)

8.1. BIG DATA И ЦИФРОВАЯ ДАТИФИКАЦИЯ КАК ТЕХНОСОЦИАЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН. К ВОПРОСУ ФОРМИРОВАНИЯ НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ РАМКИ ИССЛЕДОВАНИЯ1

Шилина Марина Григорьевна, д-р филол. наук, профессор Место работы: РЭУ им. Г.В. Плеханова

marina.shilina@gmail.com

Аннотация

Научная проблематика. В 2010-х годах цифровизация формирует феномен больших данных (англ. big data) в развитых экономиках. Цифровая датификация инспирирует количественные и качественные изменения во всех сферах жизнедеятельности, которые до сего дня не изучены комплексно. Датификация инспирирует идеи невозможности формирования устойчивых научно-теоретических концепций, «конца теории» как таковой [Anderson, 2008]

Методология. Целью исследования является формирование целостного научно-теоретического представления феномена цифровой датификации в социальном контексте на основе системно-функционального анализа его характеристик на новейшем этапе в рамках ответа на два научные вопроса: RQ1: Каковы характеристики и особенности цифровой датификации в новейших форматах? RQ2: Какие трансформации инспирирует цифровая датификация в современном социуме? Впервые предлагается исследование цифровой датификации в концептуальной рамке поворота и фиксируется ее онтологическая сущность как поворота универсального типа.

Результаты. В статье представлены результаты научно-теоретического исследования феномена больших данных в новейших форматах интернета всего и интернета бионановещей. Автор, в рамках решения научной проблемы концептуализации сущности больших данных, определяет их как биотехносоциальный феномен. Выявляются точки бифуркации, которые обусловливает цифровая датификация в обществе, в частности представлено и дефиницировано датифицированное цифровое неравенство; выявлен априорный уровень угроз безопасности в сфере персональных данных. Впервые вводится в научный обиход ряд понятий, в частности человек датифи-цированный, Homo datus. Представлен ряд научно-теоретических и научно-практических рекомендаций в рамках реализации национальной программы «Цифровая экономика» (2017-2015).

Заключение. Большие данные сегодня есть новейшая государственная стратегия «Большой» России в условиях цифровой экономики. Научно-теоретические исследования датификации в социальном контексте позволяют выявить ряд точек бифуркации и потенциальных угроз и конфликтов при реализации программы: персональных, социальных, экономических и т.д., и купировать их.

Ключевые слова: цифровая датификация, датифицированное общество, человек датифицированный/Homo datus, датифицированный поворот, датифицированное цифровое неравенство, точка бифуркации.

BIG DATA AND DIGITAL DATING AS A TECHNO SOCIAL PHENOMENON. TOWARDS THE SCIENTIFIC AND THEORETICAL FRAMEWORK OF THE RESEARCH

Shilina Marina G., DrSc in Phylology, Professor

Place of employment: Plekhanov Russian University of Economics

marina.shilina@gmail.com

Abstract

Background. In 2010, in developed economies digitalization forms the phenomenon of big data. The digital datification inspires quantitative and qualitative changes in all spheres of life. These transformations have not been studied in a complex way till now. In fact, datafication inspires the idea of the impossibility of stable scientific and theoretical concepts, the «end of the theory» as such [Anderson, 2008].

Methods. The aim of the research is to form a holistic theoretical representation of the phenomenon of digital datafication in a social context on the basis of systemic and functional analysis of its characteristics at the newest stage. The paper answers 2 RQ: RQ1: What are the characteristics of digital datafication in the latest formats; RQ2: What kind of transformation inspires digital datafication in today's society. For the first time, it is proposed to study digital dating in the conceptual framework of turn and fix its ontological essence.

Results. The article presents the results of a theoretical study of the phenomenon of big data in the newest formats of the Internet of Everything and the Internet of the Bio Nano Things. The author defines big data as a biotechnosocial phenomenon and define digital datafication as a turn of the universal type. The paper presents the points of bifurcation in datafied society. Security threats in the field of personal data and datafied digital divide are presented and defined. For the first time, a number

of concepts are introduced, in particular, Homo datus. A number of theoretical and practical recommendations within the framework of the national program «Digital Economy» (2017-2015) are presented.

Conclusion. Big data is the state strategy of «Big» Russia in the national model of digital economy. Theoretical studies of da-tafication in a social context allow us to identify the points of bifurcation and provide practical recommendations for managing potential conflicts: personal, social, economic, etc.

Keywords: digital datafication, datafied society, datafied person/ Homo datus, data turn, datafied digital divide, point of bifurcation.

Введение

Экспоненциальный рост цифровой информации формирует феномен, который с 2008 года2 обозначают маркетинговой метафорой «большие данные» (англ. big data). Большие данные являются вторым по значимости трендом развития современного общества (после виртуальности) [McKincey, 2014].

Цифровые данные демонстрируют экспоненциальный рост: на 800% к 2020 г. [Mayer-Schönberger & Cukier, 2013]. Прогнозный объем глобального рынка big data к 2020 году - до $85 млрд., отечественного -около $1 млрд.

Увеличение количества больших данных обусловливает формирование актуального формата цифровой датификации как представления количественных данных в цифровом количественном формате. De facto благодаря современным технологиям, датифицирова-ны могут быть массивы нецифровых данных сколь угодно большого объема, информация о явлениях и объектах практически во всех сферах, данные человека, живой и неживой природы и т.д. Сегодня датифи-цированная информация может поступать, сохраняться, анализироваться и использоваться в онлайновом режиме 24/7.

Данные становятся активом современной формации когнитивной экономики3. Общество определяют как датифицированное (datafied).

Российская Федерация пока отстает от наиболее развитых стран по показателям в индексам цифрови-зации и датификации. Однако развитие датификации и дата индустрии в России с 2012 г. активно поддерживается государственными программами. Датификация и технологии на основе больших данных названы в качестве основы стратегии развития цифровой экономики страны на 2017-2025. Для реализации этих программ создано Министерство цифровых технологий (2018), некоммерческие структуры, например АНО «Цифровая экономика», куда входит РФ, и т.п. С 2012 до 2017 года вклад цифровой экономики в ВВП России вырос на 1,3% и составил 2,1%.

1 Результаты исследования полностью представлены в докладе автора «Цифровая датификация как Die Kehre цивилизационного развития?» на заседании секции РАЕН «Энциклопедические знания» 19.06.2018 г. В рамках небольшого объема данной статьи результаты исследования представлены частично.

Доклад был заслушан на заседании секции «Энциклопедические знания» Российской Академии Естественных наук (РАЕН). Председатель секции - зав. каф. финансового менеджмента и антикризисного управления Московского государственного института управления при Правительстве РФ Алексеев В.Н. +7 (495) 261-62-12 Email: mfag@mail.ru

2 Согласно научному редактору журнала Nature Клиффорду Линчу (Clifford Lynch).

3 Отметим, что уникальность больших данных как явления не только в объеме, возможностях постоянной онлайновой аналитики - их применение отличается от традиционной схемы использования информации: для анализа берут весь объем данных, любого качества; в итоге возможно выявить определенные корреляции, а не причинно-следственные связи.

При этом феномен big data и цифровая датификация, несмотря на интенсивный и повсеместный рост практик, находятся на стадии становления, остаются высоко дискуссионными и пока не нашли непротиворечивого толкования ни в технических, ни в гуманитарных и социальных науках. Отметим, что в условиях государственной стратегии развития цифровой дати-фицированной экономики в России данная научная проблематика становится особенно значимой.

Научная проблема и методы исследования

Новейшие реалии цифровой датификации формируют существенную научную проблему концептуализации количественных и качественных характеристик этого феномена для выявления его особенностей в социальном контексте.

Определённая новизна практик датификации, особенно в России, обусловливает отсутствие в заявленной сфере релевантных концептуальных научно-теоретических работ. Тем не менее, возможно выделить два базовых направления исследований в области цифровой датификации: в сфере наук о технике и информатике и социо-гуманитарный. В научной литературе представлены подходы к изучению больших данных как явления технологического в рамках математических и статистических концепций, науки о больших данных, аналитики данных и исследования частных аспектов применения данных, аналитики и результатов4. Большие данные в социо-гуманитарном контексте начали изучать в медиа с прикладных позиций в 2010-х5, на текущем этапе идет осмысление социальных эффектов дата журнализма. Датификацию применяли как инструмент исследования и изучали с позиций социо-культурных эффектов6. Ученые ведут контекстные исследования данных [Taylor, 2015], выявляют различные их форматы, например, большие социальные данные (БСД) [Ishikava, 2015]. В особое направление выделяется критика Big Data в социуме [boyd & Crawford, 2012], Critical Data Studies [Dalton & Thatcher 2016]. Датификация инспирирует идеи невозможности формирования устойчивых научно-теоретических концепций, «конца теории» как таковой [Anderson, 2008]. В России тематика исследований отражает начальный этап накопления информации, в первую очередь в сфере изучения медиа (О. Кольцо-

4 К техническому направлению отнесем работы таких авторов, как А. Байерс (Buyers A.), К. Борн (Borne K.), Б. Браун (Brown B.), А. Бай-ерс (Buyers A. H.) Н. Бисвас (Biswas N.) Р. Доббс (Dobbs R.), Д. Лэйни (Laney D.) Дж. Маника (Manyika J.), Дж. Мурти (Moorthy J.), К. Нанат (Nanath K.), Ч. Роксбор (Roxburgh C.) М. Чуи (Chui M.) и др.

5 Д. Аллен (Allen, D. S.), Е. Аппельгрен (Appelgren, Е.). Д. Грей (J. Gray), М. Дузе (Deuze, M.), Э. Холоваты (Holovaty, A.), С. Коэн (S. Cohen), В. Кундра (Kundra V.) М. Лоренц (M. Lorenz), Н. Кайзер-Бриль (N. Kayser-Bril), К. Ниппард (С. Nippard), Дж. Нигрен (Nygren, J.), Дж. МакГи (G. McGhee), К. Риордан (Riordan, K.), С. Роджерс (S. Rogers), Е. Сирккунен (Е. Sirkkunen), Т. Флю (Flew, T.) и др.

6 Bello-Orgaz, Jung, Camacho (2016); Boellstorff (2013); Gerbaudo

(2016); Ishikawa (2015); Kaplan (2015); Kleiner et al. (2015); Ma-novich (2011); Meyer & Schre^der (2015); Pentland (2014); Rieder

(2017); Svensson (2016).

ва, А. Шашкин и С. Давыдов, А. Шилина и др.).

В целом, несмотря на растущее количество работ научно-прикладного характера7, концептуального осмысления проблематики цифровой датификации в социуме пока не представлено.

Решение выявленной научной проблемы определяет ответ на следующие научные вопросы (в рамках небольшого объема данной статьи):

RQ1: Каковы характеристики и особенности цифровой датификации в новейших форматах?

RQ2: Какие трансформации инспирирует цифровая датификация в современном социуме?

Целью исследования является формирование целостного научно-теоретического представления феномена цифровой датификации в социальном контексте на основе анализа его характеристик на новейшем этапе.

В рамках заявленной проблемы исследования выдвигаем следующие гипотезы.

H1: В условиях цифровой датификации модели социальной коммуникации становятся гибридными, что обусловливает появление новых априорных угроз и точек бифуркации для общества.

H2: Новейшие форматы датификации (интернет био-нано-вещей, интернет всего) определяют возможность целостного онтологического видения человека и мира и формируют социальные проблемы нового уровня.

Основными методами исследования являются компаративный и структурно-функциональный анализ базовых параметров big data, data driven коммуникации; экспертные интервью с российскими и зарубежными учеными и экспертами (N=20, 2016-2018). Для формирования целостного видения феномена большие данные изучаются в рамках востребованной в современных гуманитарных исследованиях концепции поворота.

Научная проблема определяет следующие стратегию и дизайн исследования: выявляются актуальные характеристики больших данных, затем исследуются особенности data driven трансформаций для социума и предпринимается попытка определения онтологической сущности цифровой датификации.

Большие данные как феномен: технологическое vs. социальное vs. биологическое?

Какова сущность больших данных? Несмотря на отсутствие общепринятой непротиворечивой дефиниции, big data в общем виде возможно описать как цифровые машиночитаемые постоянно обновляющиеся в онлайновом режиме валидные данные объемом от 1 петабайта, анализ которых позволяет определить существенные закономерности и инсайты, значимые для оптимизации сферы их применения [Шилина, 2016]. Главной качественной характеристикой big data являются результаты их обработки, анализа специалистами в сфере науки о данных (англ. data science), представление и использования результатов в различных сферах жизнедеятельности. То есть большие данные априорно техносоциальный феномен.

С началом цифровизации во второй половине прошлого столетия происходили генерация и накопление данных в России и в мире, основными их источниками были датчики/приборы, корпорации, затем на рубеже веков -пользователи интернета, особенно социальных сетей.

На новейшем этапе технологии, опосредованные

7 Результаты исследований регулярно публикуются в коллективных монографиях, на профильных сайтах и в изданиях, в первую очередь в сфере информатики (например, Big Data, Journal of Big Data и т.д.).

большими данными, существенно изменились: в 2015 г. Big Data как технологический тренд прошли пик популярности, став основанием развития широкого спектра технологий их использования, таких как машинное обучение (machine learning, ML), искусственный интеллект (artificial intelligence, AI), интернет вещей (the Internet of Things, loT) и т.д.

Расширение линейки технологий применения данных определяет их все более широкое и разнообразное использование, то есть растущий социоцентризм. Это косвенно подтверждается динамикой развития особенностей больших данных с трех количественных V-характеристик8:

- объем (volume);

- скорость прироста, обработки и получения результатов (velocity);

- многообразие типов (variety) до дюжины качественных, социальных (достоверность, этическая составляющая и т. д.).

Экспоненциально растет количество источников данных. Человек, вне зависимости от собственного желания, становится источником онлайновой информации в режиме 24/7 - для тех, кто использует данные: владельцев, дата брокеров, дата аналитиков. Например, только в результате увеличения количества мобильных телефонов, которыми по разным сведениям, пользуются от 67% до 80% населения планеты (2017), формируется обширная база данных о каждом владельце; накапливаются данные о пользователях интернета, особенно социальных сетей. С появлением «интернета всего» (the Internet of Everything, loE) число объектов, генерирующих данные, становится беспрецедентным: только количество подключенных «вещей» сейчас достигает, по разным источникам, 30-50 млн. (Человек перестал доминировать в инфопро-странстве с 2008 года, когда подключенных «вещей» стало больше, чем людей).

Наряду с количественным ростом объемов датифи-кации в условиях интернета всего открывается возможность единого онлайнового представления информации о природе живой и неодушевленной, о предметах и объектах любого уровня - и появляется гибридная модель взаимодействия акторов. Новизна данной модели для социума заключается в том, что технологии, программы, «вещи» участвуют во взаимодействии с человеком как объектом коммуникации практически напрямую. Коммуникация при этом не просто опосредована определёнными технологиями, она целенаправленно формируется владельцами как самих данных, так и благодаря использованию результатов их анализа, с учетом индивидуальных особенностей каждого объекта (на основе анализа его данных).

Человек становится частью цифровых гибридных сетей в буквальном смысле. Так, концепция интернета био-нановещей (the Internet of Bio Nano Things, loNT) предполагает, что имплантация бионановещей (в первую очередь в медицинских целях) определяет конвергенцию человека и искусственного источника информации, формирует принципиально новый формат гибридного актора, а также новый формат интеллектуальной гибридной сети, которая пока в буквальном смысле человекоразмер-на, но может быть подключена к прочим сетям и стать их частью. То есть большие данные оказываются биотехно-

8 Отметим, что обозначение особенностей больших данных как исключительно У-характеристик вряд ли возможно признать методологически обоснованным; также это отражает уровень академической рефлексии.

социальным феноменом.

De facto человек цифрового века (digital human, digital native) в условиях датификации априорно становится источником данных и включается в новые гибридные модели датифицированной коммуникации с программами (роботами, машинами, «вещами»); сам отчасти становится «вещью», частью или площадкой для встроенной гибридной интеллектуальной системы [Koucheryavy et al., 2017]. Таким образом, появляется новый социальный актор гибридного типа, который не просто психологически, но и физически (и физиологически) опосредован цифровой датификацией и априорно зависит от владельцев данных.

Предлагаем определить человека датифицирован-ного, datafied person или Homo datus как человека, чья персональная жизнь, профессиональная и социальная деятельность напрямую связаны с генерированием и применением результатов анализа данных, вплоть до включения в гибридные датифицированные интеллектуальные системы. При этом необходимо разграничить особенности различных типов Homo datus: человек как прямой источник данных априорно отчужден от них, то есть является объектом в датифицированной экономике. Субъектами являются те, кто использует данные и владеет ими. К непосредственным субъектам-пользователям данных возможно отнести data scientists, дата брокеров. Опосредованные субъекты-пользователи данных - это все те, кто применяет на законных основаниях их результаты, а также держатели дата хабов и т.д. Прямые субъекты - это владельцы данных и результатов их анализа, которые доминируют в экономической модели 4.0.

Зависимость человека (и человечества) от владельцев технологий и цифровых данных достигла критической отметки (даже если принимать во внимание только мобилизацию доступа). Дальнейшее развитие технологий предполагает, что человек в datafied реальности может оказаться не только источником данных или со-субъектом гибридной коммуникации, но ее объектом. В условиях экономики 4.0 необходимость в массе потребителей вообще может быть исчерпана.

Таким образом, цифровая датификация обусловливает точки бифуркации, которые отражают новейшую ситуацию конфликта технологий и человека в капиталистической datafied экономике и обществе, наиболее существенными из которых являются отчуждение данных от их владельцев и создание гибридных субъектов и сетей коммуникации.

Цифровое неравенство в датифицированном обществе и вызовы для Homo Datus

В датифицированном обществе появляются принципиально новые параметры цифрового неравенства, которые весьма парадоксальны. Цифровое неравенство/цифровой разрыв, как правило, рассматривается с точки зрения возможностей регулярного доступа и использования информационно-коммуникационных технологий и, из-за неравных возможностей доступа, как разновидность социального расслоения. Выявлено более 15 форматов неравенства, которые зависят от возраста, дохода, культуры до языка и навыков9.

В условиях датификации решение традиционных проблем цифрового неравенства (доступ, фактическое

9 «Рациональная политика устранения цифрового разрыва. Наилучшие мировые практики», отчет подготовлен Economist Intelligence Unit при поддержке компании Tele2. https://www.itweek.ru/infrastructure/article/detail.php?ID=143778

использование и эффективность применения цифровой информации и т.д.) будет оптимизировать доступ и присутствие пользователя в сети - и тем самым усугублять датифицированный цифровой разрыв, поскольку чем проще и шире доступ к интернету, тем больше пользователь оставляет цифровых следов и своих данных, которые от него отчуждены, но используются корпорациями. То есть чем выше уровень активности применения интернета Homo datus, тем выше для него уровень потенциальной опасности в да-тифицированном инфопространстве.

Существенным отличием является и то, что обеспечение физического доступа к цифровой информации, как при digital divide для человека не является настолько важным, насколько важен доступ к результатам ее анализа. Цифровая коммуникация в принципе создает не-видимое для иной оптики, в условиях же датификации и сами данные, и результаты анализа доступны только заказчикам, что создает более глубокое основание для развития digital divide на уровне смыслов и манипуляции данными, глобальной по масштабу, а в условиях интернета всего - универсальной по сути.

Сегодня формирование алгоритмического языка взаимодействия всех субъектов и объектов в datafied экономике и обществе находится в зоне ответственности, в первую очередь, государства и корпораций. De facto только государство или бизнес имеют возможность собирать, использовать и торговать данными, принимать решения на основе личных данных, тогда как рядовой человек может только надеяться получить контроль над своими данными de jure. При этом законодательное регулирование датификации в большинстве даже развитых экономик находится на стадии становления.

Централизованное государственное управление данными (как в России) или децентрализованное корпоративное (как в развитых экономиках) в любом случае является монопольным - и создает ситуацию новой формы цифрового датифицированного неравенства.

Таким образом, в условиях цифровой датификации обладание, анализ и управление данными, централизованное или децентрализованное, формирует ситуацию нового формата digital divide - датифицированное цифровое неравентсво/разрыв.

Предлагаем определить цифровое дата неравенство как незащищенные законодательством

а) доступ к использованию персональных и иных приватных данных,

б) воздействие дата технологий, основанных на приватных информационных и коммуникационных данных,

которые ведут к экономическому и социальному неравенству.

Законодательно защищать граждан может только государство. Таким образом, государственная патерналистская модель экономики, ориентированная на данные (как в РФ), выглядит оптимистично.

В России экономика определяется как государственно-корпоративная, проблемы регулирования данных по-прежнему дискуссионны даже в рамках новой стратегии национального развития экономики «Программа цифровой экономики» (2017-2025). Статус граждан, Hominis datus, которые хотя и включены в число базовых акторов цифровой экономики, наряду с государством, бизнесом, научным сообществом, пока не зафиксирован стратегически. Всё это определяет нацио-

нальную специфику проблемы и особенности data driven процессов в России.

Цифровая датификация как новый онтологический поворот?

Данные с современных итерациях «интернета всего» представляют уникальную возможность создания единого пространства взаимодействия человека и мира и целостного понимания процессов. Для формирования релевантной научно-теоретической рамки исследования цифровой датификации представим попытку ее концептуализации в парадигме востребованной в современных научных исследованиях метафоры «поворота».

Концепция поворота появляется в XX веке как отражение попытки найти единое основание для объяснения реальности, (по)вернуться к истокам, чтобы объяснить мир в его целостности, взаимодействие человека и мира как некую изначальную данность: например, всё (мир и человек) есть текст (лингвистический поворот (linguistic turn)) или образ (визуаль-ный/иконический поворот (visual/iconic turn)) и т.д. Отметим, что современные исследователи в большинстве своем как «поворот» маркируют не философскую интенцию (по)вернуться к целостному видению мира и человека в нем, но лишь как «поворот внимания» к определенным явлениям, изменение акцентов (например, антропологический поворот в литературе означает перенос акцента на человека из аудитории, уход от литературоцентричности и т.д.)

Основным элементом модели реальности в большинстве поворотов является информация, а также способ ее создания / получения, анализа и потребления. Референты реальности (язык/текст, изображение и т. д.) оказываются опосредованы технологиями, влияние которых становится с течением времени всё более радикальным. Все значимые повороты, несмотря на различиях в интерпретации самого термина, и информации как основного элемента, отражают частное понимание реальности (лат. Reflexio [Heidegger, 1962].

Анализ больших данных и датификации с точки зрения информации и коммуникации предполагает необходимость зафиксировать историческую, техническую и социальную значимость нескольких поворотов, которые сформировали нынешнее положение вещей. Компьютерный/вычислительный поворот/computational turn отражает появление новой универсальности на основе оцифровки, математизации, алгоритмизации и компьютеризации всего. Интернет является следующим поворотом в развитии взаимодействия человека с физическим миром, поскольку открывает новые возможности для взаимодействия между людьми, программами и людьми с помощью компьютерных про-грамм/«машин». Всемирная сеть не только накапливает данные, как это было в случае computational turn, но создает пространство гибридной коммуникации, в котором программы работают автономно [Шилина, 2012]. Например, поисковый робот, созданный Яндексом еще в 2010-х годах, собирал информацию из открытых источников и формировал пресс-портреты медийных персон, то есть выполнял функции PR специалиста. Сегодня робожурналистика и дата журнализм стали самостоятельными направлениями ежедневной работы в ньюсрумах и т.д.

В интернете всего модель коммуникации становится универсальной для человеческих и «не-человеческих» особей, обладает возможностью обратной связи всех объектов. Эта гибридная «реальность» возвращает

нас к идее единства всего и общей единицы датифи-цированной цифровой информации как основы целостного видения человека и мира.

Итак, цифровизация и цифровая датификация служат универсальной основой для появления новых универсальных гибридных акторов, процессов, систем. Гибридная цифровая коммуникация в режиме 24/7 с возможностью обратной связи становится универсальной для человека и не-человека, для живой и неодушевленной природы, для человека и мира как такового. Цифровая информация может быть сохранена в гигантских объемах, использована многократно, практически неограниченно. Машинный анализ гибридных данных становится инструментом познания человека и реальности как таковой. Впервые возникают предпосылки функционирования общего «языка данных» и двухсторонней модели постоянного общения между субъектом и объектом - между человеком и миром.

Таким образом, появление цифровой опосредованной интернетом датификации позволяет зафиксировать ситуацию нового поворота в определении онто-статуса человека и мира - датифицированного поворота как поворота универсального типа, поскольку дается возможность универсального, синтетического осознания реальности, conversio [Heidegger, 1962].

Заключение

На новейшем этапе в условиях интернета бионано-вещей и интернета всего большие цифровые данные становятся биотехносоциальным метафеноменом.

Цифровая датификация служит основой появления и взаимодействия новых универсальных гибридных акторов, сетей и процессов. Человек датифицированный, Homo datus, включается в гибридные системы людей и «вещей», становится частью этих сетей. Подобные гибридные сети универсальны, и становятся предпосылкой для создания новых форматов и глобального пространства личной и социальной коммуникации.

Датификация позволяет выявить универсальную единица цифровой гибридной информации для human и non-human и зафиксировать ситуацию нового поворота универсального типа в определении онтостатуса человека и мира.

Однако в датифицированном, то есть полностью технологически детерминированной обществе, данные отчуждены от их производителей, и только от целепо-лагания непосредственных владельцев данных зависит дальнейшее глобальное развитие и информационная безопасность. Регулирование потенциальных конфликтов возможно в первую очередь этически [Shil-ina et al., 2017] и, несомненно, законодательно. Подобную ситуацию возможно обозначить как ключевую точку бифуркации в «датифицированном сегодня» и основной формат цифрового датифицированного неравенства на уровне «обладания смыслами».

Цифровое неравенство в датифицированном обществе определим, как незащищенные законодательством доступ к использованию персональных и иных приватных данных и воздействие дата технологий, основанных на приватных информационных и коммуникационных данных, которые ведут к экономическому и социальному неравенству.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Проблемой датифицированного неравенства является управление данными - централизованное государственное (как в России) или децентрализованное корпоративное (как в развитых экономиках), которое в любом случае является монопольным. Законодатель-

но защищать граждан может только государство, то есть российская государственная патерналистская модель экономики и общества, ориентированного на данные, выглядит оптимистично.

Большие данные сегодня есть новейшая государственная стратегия «Большой» России. Датификация направлена в первую очередь на развитие экономики, которая должна стать цифровая системой, в которой добавленная стоимость создается ИКТ. Приоритетными задачами развития системы являются ИКТ, телекоммуникации и законодательство. Тем не менее, российская экономика по большей части продолжает оставаться экономикой государственно-корпоративной, арендного типа, технологии слишком дороги, поэтому уже существующие решения остаются более рентабельными и т.д.. Это определяет поле потенциальных проблем и национальную специфику российской модели. Научно-теоретические исследования датификации в социальном контексте позволяют выявить точки бифуркации и разрабатывать практические рекомендации купирования потенциальных конфликтов.

Статья проверена программой «Антиплагиат». Оригинальность 96,12%.

Список литературы:

1. Онлайн исследования в России 3.0 / Отв. ред.: А. В. Шашкин, С. Г. Давыдов. М.: OMI RUSSIA, 2012-2016.

2. Шилина М.Г. Текстогенные трансформации инфосферы. Методологический эскиз становления Интернета. М., 2012. - 738 с.

3. Шилина М.Г. Big&Open Data как фактор трансформации профессиональной социальной коммуникации? // Коммуникация. Медиа. Дизайн. - М.: НИУ ВШЭ, ф-т коммуникаций, медиа и дизайна. - М., 2016, № 3. - С. 19-33. https://cmd-journal.hse.ru/2016--1.html

4. Anderson, C. (2008) The End of Theory: The Data Deluge Makes the Scientific Method Obsolete. Wired 16(7).

5. Boydd and Crawford, K. (2012) Critical Questions for Big Data. Information, Communication &Society15(5): 662-679.

6. Dalton C. and Thatcher, J. (2016) «What does a critical data studies look like, and why do we care? Seven points for a critical approach to 'big data'.» Society and Space open site (2014). http://societyandspace.org/2014/05/12/what-does-a-critical-data-studies-look-like-and-why-do-we-care-craig-dalton-and-jim-thatcher/October 23. (accessed 15/05/2018)

7. Heidegger, IVI. (1962) Die Technik und die Kehre. Pfullingen: Neske. S. 37-47.

8. Ishikawa, H. (2015) Social big data mining. Boca Raton: Taylor & Francis Group, CRC Press.

9. Kitchin, R. (2014) Short Presentation on the Need for Critical Data Studies. The Programmable City blog.http://www.nuim.ie/progcity/2014/04/short-presentation-on-the-need-for-critical-data-studies/ Accessed May 10, 2014.

10. Koucheryavy, Y. Kirichek, R., Yastrebova, A., Shilina, M. (2017) Data, 'dusha', and the Internet of Skills music: would a connected Art Glove help to preserve heritage better? The Russian Journal of Communication. Routledge. Taylor & Francis Group, UK. Vol.9. No 3. P. 263-267. doi.org/10.1080/19409419.2017.1376529

11. McKinsey Global Institute. «Big Data: The Next Frontier for Innovation, Competition, and Productivity.» McKinsey Global Institute. May, 2014. Available at: www.mckinsey.com/Insights/MGI/Research/Technology_and_ Innovation/Big_data_The_next_frontier_for_innovation. (accessed 15/05/2018)

12. Mayer-Schönberger, V. Cukier, K. Big Data: A Revolution That Will Transform How We Live, Work, and Think .John Murray - UK., 2013.

13. Shilina, M., Couch, R. and Peters, B. (2017) Data: an ethical overview. The Russian Journal of Communication. 2017. Vol.9. No 3. Routledge. Taylor & Francis Group, UK. P.229-240. http://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/ 19409419.2017.1376529

14. Taylor, L. (2015). Towards a contextual and inclusive data studies: A response to Dalton and Thatcher. Society and Space blog.

15. Van Dijck, J. (2014) Datafication, dataism and dataveil-lance: big data between scientific paradigm and ideology. Surveillance & Society 12(2): 197-208.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.