Научная статья на тему 'Библиографическая информация о русской литературе путешествий в Финляндию XVIII - начала XX века'

Библиографическая информация о русской литературе путешествий в Финляндию XVIII - начала XX века Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
351
48
Поделиться
Ключевые слова
РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА / RUSSIAN LITERATURE / ПУТЕШЕСТВИЯ / ФИНЛЯНДИЯ / FINLAND / TRAVELS

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Науменко В.Г.

В статье рассматривается лишь один из сюжетов многогранной русской литературы путешествий финляндский. Изучение документального, рукописного и др. материалов о путешествиях русских ученых, писателей, художников в Финляндиюв XVIII начале XX века показывает необходимость комплексного исследования и привлечения всех источников по данной теме.

Bibliographic information about russian literaturetravels to Finland XVIII - the beginning of the XX century

The article deals with only one of the subjects of Russian literature of travels Finnish. The study of the documentary, handwriting and other materials about travels of Russian scientists, writers and artists in Finland in the 18th the beginning of the 20th century, shows the need for a comprehensive study and the involvement of all sources on this topic.

Текст научной работы на тему «Библиографическая информация о русской литературе путешествий в Финляндию XVIII - начала XX века»

иэ

Г\|

сзо

=1

>1

БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ О РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ ПУТЕШЕСТВИЙ В ФИНЛЯНДИЮ XVIII - НАЧАЛА XX ВЕКА

В. Г. Науменко

В статье рассматривается лишь один из сюжетов многогранной русской литературы путешествий - финляндский. Изучение документального, рукописного и др. материалов о путешествиях русских ученых, писателей, художников в Финляндию в XVIII — начале XX века показывает необходимость комплексного исследования и привлечения всех источников по данной теме.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: русская литература, путешествия, Финляндия.

Мы не успевали систематизировать знание о Финляндии в русской литературе путешествий. Наконец это произошло. Хочется, чтобы написанная по научно-исследовательскому проекту РГНФ книга «Здесь, на конце России исполинской...»: Финляндия в творческом наследии русских путешественников XVIII — начале XX века» открывала новую серию научных изданий, а именно: чтобы появились книги о Крыме, Кавказе, Великом Царстве Польском, Белоруссии, Украине, остзейских территориях в наследии русских путешественников давних лет,— другими словами, чтобы организованным было исследование Родины не только в Финляндии, где оно уже много-много лет проводится сознательно.

В разделах «финляндской» книги: 1. Финляндия в сочинениях российских ученых путешественников и 2. Русские писатели-путешественники о Великом княжестве Финляндском читатель найдет описание ранее неизвестных текстов, а также уже известных с учетом существующих в отечественной науке мнений о них. Автор не избегал экрана монитора, но все дневное время отдано было старой книжной, журнальной, газетной странице, сохраненной в научных библиотеках, музеях, архивах России, Крыма, Украины, Белоруссии, Эстонии, Финляндии. Претендовал ли автор на исчерпывающий анализ? Хотелось бы сказать «да», но правильнее будет сказать «нет»: очень мешала сильная разрозненность материала.

Особо перспективными посчитали в большой теме не только главы о Финляндии и финляндцах в жизни и творчестве русских ученых и писателей с учетом личных взаимоотношений и творческих параллелей между ними, но и изобразительную летопись. Вот почему здесь много видов Финляндии (Ф. М. Матвеева, Е. А. Боратынского, В. П. Лангера, В. Д. Сверчкова, П. П. Гнедича, Н. Н. Каразина, Е. П. Самокиш-Судковской, Н. К. Рериха), портретов работы Доу, Н. Робинсона, Штоля, В. Г. Короленко, титульных листов книг разных ученых и писателей (С. Алопеуса, Н. Я. Озерецковского, В. М. Се-вергина, Г. А. Сарычева, Я. К. Грота, С. С. Куторги, «Альманаха в память 200-летнего юбилея Императорского Александровского университета», «Переписки Я. К. Грота с П. А. Плетнёвым», Н. Лызлова, Г. П. Данилевского, В. П. Мельницкого). Для нас они не иллюстрация только, а источник сведений и представлений об ушедшей жизни. Надеемся, что на 159 «финляндских» рисун-

ков, портретов, титульных листов старинных книг, автографов кто-то посмотрит как на «визитную карточку» «удивительной страны».

Комплексное описание феномена финляндских путешествий в истории русской науки, литературы, образования основано на дневниках, воспоминаниях, очерках, статьях, письмах русских путешественников о ВКФ в составе имперской России, а также на документальных свидетельствах, музейных и архивных материалах. Назовем здесь любопытные каталоги двух выставок, проходивших в Финляндии и России в 2000-2002 годах и 2009 году: каталог выставки «Культурное взаимодействие России и Финляндии в 19-20 вв.», который впервые увидели в ГА РФ, затем в Архиве РАН, и каталог выставки «Российская империя и становление Великого княжества Финляндского», с которым познакомились в РГВИА, затем в Отделе литературы русского зарубежья РГБ.

Мы стремились найти в творческом наследии русских ученых, писателей, художников о Финляндии золото. Нам многое не представлялось случайным и несущественным потому, что для авторов как известных, так забытых и полузабытых не было ничего случайного и второстепенного в их поездках в Финляндию. Чтобы узнать о ней глазами русских, обратились и к тем, и к другим, в чьем творчестве она обрела живое, почти осязаемое воплощение.

Хронологические рамки, как и спектр жанров словесности, в ходе исследования изменялись. При анализе финляндской темы в русских небеллетристических жанрах XIX века, а также при обращении к традиции финляндского путешествия нельзя было не упомянуть о рубеже ХУШ-Х1Х веков и о рубеже Х1Х-ХХ-го. Интерес к Финляндии в русской литературе путешествий на одном рубеже высок в отечественной науке у профессора-историка А. М. Пашкова, на другом — у доктора филологических наук Е. Г. Сойни (Петрозаводск). Мы выделяем 4 периода интереса к Финляндии в русской литературе путешествий: рубеж ХУШ-Х1Х вв., первую половину Х1Х столетия, вторую его половину и рубеж Х1Х-ХХ веков.

Появление финляндской темы, т. е. возникновение и начало формирования образа Финляндии в русской литературе и сознании русских обычно относят к 1809 году, когда состоялось посещение Финляндии русскими, прибывшими с Александром 1 в Борго на Финляндский сейм. Этим положено начало новым отношениям между Финляндией и Россией, а также зарождению связей между финляндской и русской культурами. Однако самые ранние упоминания и сведения о Финляндии встречаются уже в 1703 году у Архиепископа Афанасия Холмогорского в его «Описании трех путей из России в Швецию, составленном в 1701 году».

В конце ХУШ — начале Х1Х столетия их количество увеличивается. В жанровом отношении они разные: «описания», «обозрения», «известия», рапорты С. Алопеуса, Н. Я. Озерецковского, В. М. Севергина, дневные записки (морские журналы) Г. А. Сарыче-ва, краткие исторические заметки в форме писем А. Т. Болотова, отрывки (фрагменты) А. П. Хвостовой. Авторы их пастор, академики ИРА, воинские люди, чиновники, придворные.

Тогда впервые возникает картина, основные элементы которой войдут в творимый учеными и писателями образ Финляндии: передано представление о ее горах «отменно изящного мрамора» — рускеальских и других каменных ломках, водах: озерах Ладожском и Сайма, Балтийском море с его Финским заливом, главных реках Кюмени и Воксе, водопаде Гекфорсе, безвестном озерке на гранитной горе, «воде, кажущейся здесь в беспрестанном сражении с самой собой», островках — нет, лабиринте островков и скал, принимаемых князем П. Г. Гагариным за «природный палисад» у берегов Финляндии, Аландских островах и острове Готланде, о крепости Свеаборг, столице Або и городках Борго, Фридрихсгам, Ловиза, Аборфорс, а также о народе, который трудится на гранитных и мраморных ломках, но, по сути, чрезвычайно несчастен, как посчитает А. П. Хвостова, потому, что беден [Хвостова 1795: 340], однако мужественен, храбр и свободолюбив. Если перенестись с рубежа ХУШ-Х1Х веков в начало ХХ века, то оригинальность финляндской земли и вод, присущее народу трудолюбие и свободолюбие будут определяться как источник Силы, в сущности понимаемой с большой буквы уже в начале 1850-х годов А. П. Милюковым («Очерки Финляндии») и другими русскими путешественниками.

Исследованный материал показал, что во время наполеоновских войн Финляндия выходит из неизвестности. Сочинения русских ученых путешественников по праву называются «драгоценные сии сочинения» (В. М. Севергин). В 1809 году внимание к Финляндии объясняется русско-шведской войной и вхождением Великого Герцогства в состав Российской империи, потому неудивительно, что литература путешествий оказывается в тесной связи с политикой. В книге «Тринадцать дней, или Финляндия» князя П. Г. Гагарина отчетливо ощутимо переживание Истории как модели собственной судьбы [Гагарин 1809: 789]. Автор «Картины Финляндии» К. Н. Батюшков очевидно «болен временем». В сентиментальном дневнике князя Гагарина о путешествии в Новую Финляндию и в «Отрывке из писем Русского офицера» Батюшкова Финляндия представлена как страна варварской стужи и отважного народа. Еще в середине-конце 1820-х годов будут написаны «Воспоминания о Кульневе (1808)»

го ^

О! со

X X

го ^

го

X 2

к

е

со

1_| О!

э

О!

О!

а

н го а

О!

о

а о к

го 2 а о

к

го ^

О!

го а

иэ

1-0

о ^

X

О! 2 го

со

оо см

о

см

го

го

О!

а

к

го ^

и О!

о о

Д. В. Давыдова и о Финляндском походе М. Леонтьева, а князь Гагарин и Батюшков изобразили, что происходило во время войны в южной и северной Финляндии. Природа ее сказочно прекрасна, несмотря на лесную глушь, лед и невозможность для князя Гагарина «удивляться блистающему белизною лебедю и гибкой его шее, прогуливающемуся в стаях по многочисленным озерам; морской птице, расстилающей снежный свой цвет на ее серо-красноватых утесах». Для Батюшкова Финляндия — источник, несущийся с ревом по засыпанному снегами скелету [Батюшков 1810: 387], и на этот образ будут оглядываться поколения поэтов и писателей. «Сия провинция» загадка души русского князя, который воочию убедился, что во время Сейма юношество Финляндии находилось на Марсовом поле.

При изучении русских путевых записок первой половины XIX века можно констатировать, что в них «страна человеков» занимает наиважнейшее место. Мнение о Финляндии практически едино у деятелей науки и культуры: «сия удивительная страна» с людьми до крайности бескорыстными, гостеприимными, свободными, грамотными. Русские путешественники расширили и углубили представление о ВКФ, сформировали понятие сложности и многогранности контактов двух стран, их науки и культуры, включенности в саму атмосферу николаевской эпохи. Колоссальным трудом оплачено научное и литературное наследие профессора Гельсингфорсского университета Я. К. Грота. Он и его преданный друг ректор Санкт-Петербургского университета профессор П. А. Плетнёв, Э. Лённрот, Й. Рунеберг, М. А. Кастрен оставили свидетельство высокого интеллекта и духовности человека XIX столетия, для которого счастье его Родины — России и Финляндии — необходимое условие его личного благополучия. Гроту и Плетнёву свойственен оптимизм и жажда общения с «милой, благословенной Финляндиею» и достойными восхищения финляндцами, подтверждением чего является единственный в своем роде «Альманах» 1842 года и их «Переписка». Они сделали все возможное и невозможное, чтобы связи между двумя странами, двумя университетами были крепкими: создали лучшую в мире Русскую университетскую библиотеку: собрали все самое полезное, что создали словесность и наука (собственно Я. К. Грот и П. А. Плетнёв тем и удивительны, что делили себя между областями науки и словесности), способствовали «разлитию русского языка» в Александровском университете, где это считалось посягательством на народную самобытность, писали статьи и очерки в «Современник», регулярно знакомили с финским и скандинавским миром русского образованного человека, помогали в их ученых изысканиях всем, кто этого заслуживал, и при этом «держали

в уме потомство». Их «Переписка» из 3-х томов — памятник русско-финляндским связям первой половины — середины XIX века. Удивительно, что она не учитывалась и не учитывается сегодня при написании диссертационных трудов.

Можно было бы назвать здесь многих русских, кто был тогда в Финляндии по долгу службы: от А. А. Закревского, Н. В. Путяты, А. А. Муха-нова, В. И. Даля, П. И. Нахимова, Д. Завалишина до М. М. Миансарова, и великое множество путешественников из Санкт-Петербурга и Москвы: от А. Б. Албенского до Ф. В. Булгарина, В. К. Войта, В. П. Мельницкого, А. П. Милюкова. Всякого рода финляндские «подробности» оживляют оставленные ими сочинения: статистические описания, минералогические, геогностические и другие обозрения разных частей ВКФ, записки о Ладоге, Балтийском море, Аландах, Паргасе, Готланде, горах и рудниках юго-западной Финляндии и мраморных ломках Восточной, отрывки из писем и письма о Финляндии, ее природе и культурных достопримечательностях (замках, храмах, «Калевале»), переписку с близкими, друзьями, сослуживцами, воспоминания, фрагменты, дневники, эскизы, очерки экспедиций в Лапландию, путевые заметки и впечатления, главы книг и книги, из которых выделяются «Летняя прогулка по Финляндии и Швеции в 1838 году» Ф. В. Булгарина [Булгарин 1839] и «Переезды по Финляндии от Ладожского озера до реки Торнео. Путевые записки. 1847» Я. К. Грота [Грот 1847]. Негативных моментов в их наследии нет. Напротив, в книгах и путевых записках в «Северной пчеле» преобладают подчеркнуто положительные оценки всего увиденного не «за границей». Лишь однажды русский гидрограф отличил «что-то дикое в лице единственного обитателя» маленького островка, но в сочетании с духовным обликом труженика-финна это выражение вызовет в нем глубокое сострадание, печаль и размышление о своей жизни. О национальном финском характере В. П. Мельницкий в книге «Шхеры Финского залива» (1852) предложил судить по островному населению [Мельницкий 1852: 628].

В русской литературе николаевской эпохи финляндская тема — это отклик на события Александровской эпохи у Давыдова, на появление новой столицы — Гельсингфорса с Университетом у Я. К. Грота, на открытие Иматры, Монрепо, Ава-саксы, Гельсингфорса, Свеаборга, Торнео, Пунка-хари, «Калевалы» Э. Лённрота. «След» поездки на Иматру наиболее очевиден в произведениях Н. В. Путяты («Отрывки из писем о Финляндии» в «Московском телеграфе»), О. М. Сомова («Четыре дня в Финляндии. Письма к одному приятелю в Москву»), А. П. Керн («Воспоминания»), М. И. Глинки, В. П. Лангера, А. Е. Грена (пятое

из «Писем из Финляндии»), В. Михайлова («Има-тра»), С. С. Куторги («Геологический очерк дороги к водопаду Иматры»), В. К. Войта («Путевые заметки по Финляндии»). Водопад — предмет высочайшего эмоционально-психологического переживания писателей, публицистов, поэтов, ученых, художников, музыкантов. «Чудная эта страна Финляндия!»,— написал в «Геологическом очерке дороги к водопаду Иматре» профессор Санкт-Петербургского университета С. С. Куторга [Куторга 1851: 97]. Понимая, что Иматра передает энергию всему, Куторга спешил на свидание с «Финской красавицей» в любое время года. Итак, Иматра — изумительное зрелище, Вокса — чудо Финляндии, Авасакса — «сотворение мира», Мон-репо — «любимое детище Творца». Все говорит, что в литературе о ВКФ первой половины XIX столетия преобладали природно-географические за-мечательности. Впечатляют они масштабностью контекста, в котором появляются. В нем важное место со второй половины 1830-х годов отводится пароходу.

Из типов и характеров финляндцев, с которыми мы встретились в многочисленных текстах 1825-1855 годов, запоминаются ямщик Симон Яковлевич (1829 г.) «маленькой республики» Антона Дельвига («Четыре дня в Финляндии. Письма к одному приятелю в Москву» Сомова), «путеводитель» по горе Луппио в 1847 году князя Э. М. Голицына, внука графа Андрея Шувалова («Финляндия»), и лоцман Карлушка в «Шхерах Финского залива» В. П. Мельницкого 1840-х годов. Симон Яковлевич с его «Я полюбил вас, господа, мои лошадки побегут, побегут...» [Сомов 1830: 469-670], белка среди мхов под тенью молодых берез, одинокая береза на обломке скалы посреди водопада заставляют думать о них как о жителях «заповедной земли», прикрытой мощью России». Русские воины приобретают репутацию «чудо-богатырей», благодаря книгам, отчетам в «Северной пчеле» Булгарина, воспоминаниям Давыдова. «Моя Италия»,— скажет о Финляндии Фаддей Булгарин. «<Ненаглядная Финляндия» врезается в память русских туристов, приобщает, привязывает к себе, хотя остается не до конца понятой страной.

Но волна подъема финляндско-русских контактов остается позади. В эпоху радикальных перемен о Финляндии почти нет книг. Интерпретация финляндской темы во времена Александра II и Александра III осуществляется в русской литературе по-прежнему в разных жанрах: дневниках Д. И. Менделеева («Дневник 1861 года»), В. П. Без-образова («Дневник. 1885»), В. И. Вернадского, путевых заметках Д. Д. Семенова (1863) и записках Н. В. Варадинова («Поездка в Финляндию», 1861), князя П. А. Кропоткина, В. И. Вернадского

(«Записная книжка» с записями по экскурсии в Финляндию на месторождение мрамора», 1886), Д. Н. Бухарова («Поездка по Лапландии осенью 1883 года»), В. В. Витковского («Пережитое»), в переписке А. М. Раевской, очерках Д. И. Мацке-вича («Мыза Шапки» 1847), В. М. Сухаро («Природа и люди в Финляндии, или Очерки Гельсингфорса...»), А. В. Елисеева («По Белу-Свету»), в письмах А. К. Ярославцева («Прогулка на Има-тру»), П. А. Кропоткина («Письма из Финляндии и Швеции» 1871), Н. М. Богомолова («Письма в редакцию с Всероссийской художественно-промышленной выставки» 1882), воспоминаниях Д. В. Григоровича («Корабль Ретвизан» ), Л. Н. Полонского («Несколько дней в Финляндии» 1872), М. Е. Салтыкова-Щедрина («Мелочи жизни. Введение» 1886), Г. А. Джаншиева («Среди баловней и пасынков природы. Впечатления и мысли туриста» 1890), в публичных лекциях Ф. П. Ландцерта («Об органах речи») и А. В. Елисеева («Борьба Новгорода со шведами и финнами по народным сказаниям» и «Путешествие в Скандинавию и Лапландию»). В них отражены поездки к Иматре, в Монрепо, Рускеалу, по Сайменскому каналу, в Куо-пио, Торнео. Почти как итог звучат слова академика Безобразова: «Грустно за Россию. Равнодушие хуже всего» («Дневник»). В 1885 году он назвал Финляндию «чужой страной» [Безобразов 1908: 159]. И Салтыков-Щедрин определяет ВКФ как «чужую часть России» [Салтыков-Щедрин 1887: 694]. Однако это не повлияло на положительное изображение русскими путешественниками качеств финна на пароходе, на железной дороге или в ка-риолке. Кажется, за всех Л. Н. Полонский написал: «По всей дороге ничто меня так не занимало, как эта порядочность, скажу, джентльменность народа. Финн свободен, свободен искони; он имеет правила, он грамотен» [Полонский 1872: 766]. В целом складывалось впечатление неуклонного движения ВКФ вперед в составе России. Финляндец в конце Х1Х века выглядит «старательным хозяином», а Финляндия — «европейским уголком, в котором царствует порядок».

Любопытны описания Финляндии русскими писателями и учеными, естествоиспытателями и гуманитариями, на последнем рубеже империи. В путевых записках В. Вельского («Финляндские очерки. Из наблюдений туриста»), В. Дедлова-В. Л. Кигна («Вокруг России», «статья» 7), В. А. Мошнина («Год в Финляндии»), С. И. Васюкова («Месяц в Гельсингфорсе»), А. Фирсова («В стране гранита и озер»), Э. Зиновьевой («По Финляндии»), В. В. Шумнова («Финляндские впечатления»), очерках и отчетах Н. М. Чукмалдина («Путевые очерки»), Е. Л. Маркова («По Швеции»), А. И. Куприна («Немножко Финляндии»), Л. Н. Андреева

го ^

Ol со

X X

го ^

го

X 2

к

е

со

1_| Ol

э

Ol

Ol

а

н го а

Ol

о

а о к

го 2 а о

к

го ^

Ol

го а

иэ

LO

0 ^

X

01

2 го

CQ

оо см

о

см

го

го

О!

а

к

го ^

и О!

о о

(«Шхеры»), Н. К. Рериха («Древнейшие финские храмы»), А. С. Грина («Пешком на революцию»), И. В. Липаева («По Финляндии»), Д. В. Яковлева («Краткий отчет об экскурсии в Северную Финляндию в 1896 году»), дневниках и письмах М. А. Бернова (1898), М. В. Крестовской (1903), С. К. Ивановой (1903), В. Я. Брюсова (1906), М. Горького (190б), Н. К. Рериха (1908), С. Р. Минц-лова (1915-1917), П. П. Семенова-Тян-Шанского подтверждается, что туризм лучше дач. Финляндия изумляет по-прежнему камнем, лесом, водами и. звездными дождями. Масса безлюдных островков и урочищ, водопады, сады восхищают путешественников из столиц и других городов России. Русские видят в финляндцах идеалистов, а саму Финляндию похожей на ... человека. Это в середине XIX века А. П. Милюков мог сказать: «Финляндия похожа на дикий лес, о котором вы слышали одни таинственные сказки, в отличие от Европы, где все известно, как в знакомом саду.» [Милюков 1865: 642]. В начале XX века не удивляет заключение Н. К. Рериха и профессора И. В. Липаева: финский народ создан для культуры, как не должно удивлять и другое: рядом с ВКФ Россия неблагополучная страна. Однако у страны нашей, поверим Ф. И. Тютчеву, есть истинный защитник — История.

Итак, веками в русской литературе создавался образ Финляндии: от загадки души через ненаглядную, но не до конца понятую до оставшейся человеком на исходе империи. Это притом, что уже в начале 1917 года «с Териоки начинается заграница», и в последние декабрьские дни Финляндия захлопывает границу перед русскими. А в доме у выборгской дороги С. Р. Минцлов пишет строку: «Человек важен как союзник» [Минцлов 1925: 315]. Русские донесли до читателя через книги и периодические издания все, что их волновало в Финляндии в разные периоды такой разнообразной жизни. Картины складываются в единую, у которой есть эпиграф из книги русского воина, адъютанта А. В. Суворова в Альпах, министра в европейских странах, ставшего прообразом князя Болконского в «Войне и мире»: «Разнообразие есть девиз каждой земли и каждого человека» («Тринадцать дней, или Финляндия»). Все сливается в монолог о Финляндии. Олицетворением России в старинной литературе путешествий в Финляндию остаются береза-красавица на берегу Финского залива, отошедшая от роскошного замка и любующаяся им и собою, белая вишенка на розовом постаменте скалы посреди залива («какой цветущий индивидуализм!»), неизвестно как туда попавшая, и травинки наперечет у нее «под ногами» и, конечно, переводы и образы «Калевалы» бессмертного Элиаса Лённрота, нарисованные русскими художниками на последних рубежах.

Финляндия в творческом наследии русских путешественников XVIII — начала XX века предстала в разных ликах: природном, социальном, экономическом, человеческом. Но главное божество — ее природа. Грандиозные панорамы гор, заливов, пашен и пейзажей, последние травинки и снежинки равнозначны для русских: все Божье творение и сама Финляндия — страна из рук Божьих.

литература

Батюшков К. Н. Картина Финляндии (Отрывок из писем Русского Офицера). М., 1810.

Безобразое В. П. Дневник. 1885-1887 гг. 1885 // Русская старина. СПб., 1908. Т. 133.

Булгарин Ф. Летняя прогулка по Финляндии и Швеции в 1838 году. СПб., 1839.

Гагарин П. Г. Тринадцать дней, или Финляндия. М., 1809.

Грот Я. К. Переезды по Финляндии от Ладожского озера до реки Торнео. Путевые записки. СПб., 1847.

Куторга С. С. Геологический очерк дороги к водопаду Иматры. СПб., 1851.

Мельницкий В. П. Шхеры Финского залива. СПб., 1852.

Милюков А. П. Очерки Финляндии (1851-1852) // Милюков А. Путевые впечатления на севере и юге. СПб., 1865.

Минцлов С. Р. Финляндия. 27.09.1917. Кемере // Трапе-зондская эпопея. Дневник. Киев. Трапезонд. Финляндия. Берлин, 1925.

Полонский Л. А. Несколько дней в Финляндии. Из поездки в Гельсингфорс // Вестник Европы. СПб., 1872. № 4.

Салтыков-Щедрин М. Е. Мелочи жизни. Введение 1 // Салтыков-Щедрин М. Е. Мелочи жизни: в 2 ч. СПб., 1887. Ч. 1.

Сомов О. М. Четыре дня в Финляндии. Письма к одному приятелю в Москву // Литературная газета. СПб., 1830. Т. 1. № 34. 15 июня. Письмо 4.

Хвостова А. А. Отрывки. Камин. 1795 года, Марта месяца, Москва. СПб., 1796.

из истории русской литературы

путешествий в финляндию

Албенский А. Нечто из поездки в Финляндию в 1835 году // Сын Отечества. СПб., 1836. Ч. 177. 26 апреля (№ 17).

Алопеус С. Известие о приготовлении и пользе можжевелового дерева // Труды ВЭО. СПб., 1792. Ч. 15. С. 343-349.

Алопеус С. Краткое описание марморных и других каменных ломок, гор и каменных пород, находящихся в Российской Карелии. СПб., 1787.

Алопеус С. Описание вод в Карелии // Труды ВЭО. СПб., 1793. Ч. 17. С. 268-286.

Алопеус С. Описание Кексгольмской провинции, иначе Карелией называемой // Труды ВЭО. СПб., 1792. Т. 45. С. 185-202.

Барановский С. И. Статистические сведения о Финляндии // Вестник ИРГО. СПб., 1851. Ч. 3. Кн. 6.

Барановский С. И. Очерки Финляндии // ЖМВД. СПб., 1852. Ч. 39. Кн. 7, июль.

БГМ им. В. И. Вернадского РАН. Немилова А. В. Русская литература по минералогии от Ломоносова до Севергина (2-ая половина 18 века). Л., 1946. Рукопись.

...въ. Сухопутная поездка из Петербурга в Гельсингфорс в 1839 году (Письмо из Симферополя) // Северная пчела. СПб., 1840. 25 мая (№ 116). С. 464.

Взгляд на Историю и Статистику Швеции // Вестник Европы. М., 1808. Май, № 9. С. 65.

Взгляд на Шведскую Финляндию (С нем.) // Вестник Европы. М., 1808. Май, № 1. С. 162.

Воспоминания на флоте Павла Свиньина: в 3 ч. СПб., 1818. Ч. 1. Гл. 1.

ГА РФ. Ф. 728, оп. 2, е. х. 368. Дневник племянницы Салтыкова с заметками о путешествии их Парголова до Выборга, о пребывании на Иматре. Фр. яз. Конец 18 — начало 19 в. 12 л.

ГА РФ. Ф. 728, оп. 1, ч. 2, д. № 2271. р. 28. По Финляндии // Очерк Финляндии за 1825-1850 гг.

Геогностическое обозрение старой Финляндии и описание Рускольских мраморных ломок. Сообщение капитана Соболевского // Горный журнал. СПб., 1839. Ч. 2, книжки 4 и 6.

Географическое и статистическое описание Аландских островов // Северный архив. Раздел «Статистика». СПб., 1823. Март, № 5.

Гофман Э. Геогностические наблюдения, произведенные во время путешествия из Дерпта в Або // Горный журнал. Раздел «Смесь». СПб., 1838. Ч. 1, книжка 1. Из книг Тиханова 1.

Грот Я. К. Гельсингфорс // Труды Я. К. Грота. 1. Из Скандинавского и Финского мира [1839-1881]. Очерки и переводы / под ред. проф. К. Я. Грота. СПб., 1898.

Грот Я. К. Переезды по Финляндии от Ладожского озера до реки Торнео. Путевые записки 1847 // Труды Я. К. Грота. 1. Из Скандинавского и Финского мира [1839-1881]. Очерки и переводы / под ред. проф. К. Я. Грота. СПб., 1898.

Дневные записки плавания Вице-Адмирала, Члена Государственной Адмиралтейств-Коллегии, Почетного Члена Адмиралтейского Департамента и Гидрографа Гаврилы Сарычева по Балтийскому морю и Финскому заливу в 1802, 1803, 1804 и 1805 годах с Астрономическими и Геодезическими наблюдениями, принадлежащими к поправлению морских карт. СПб., ИАН, 1808.

Завалишин Д. Воспоминания. М., 2003.

Записки графа Федора Петровича Толстого. М., 2001.

Записки сенатора К. И. Фишера // Исторический вестник. СПб., 1908. Т. 112. Гл. 9. Апрель.

Из записок убитого офицера // Военный сборник. СПб., 1860. Т. 12. С. 71.

Иосса Г А. Путевые записки по юго-западной части Финляндии в 1838 году // Горный журнал. СПб., 1839. Ч. 1, книжка 1. Ч. 2, книжка 4.

Иосса Г. А. Путевые записки по рудникам и заводам юго-западной части Финляндии // Горный журнал. СПб., 1839. Ч. 1, книжка 3.

Краткое географическое описание Аландских островов // Гений времен. СПб., 1809.— 13 марта (№ 21).

Куторга С. Геолог-Путеводитель по Финляндским берегам Ладожского озера и Финского залива. СПб., 1851. (В Москве имеется только в РГБ).

Куторга С. Геологический очерк дороги к водопаду Иматры. СПб., 1851. Ст. 1-2.

ЛОГАВ. Ф. 1, оп. 2. Выборгское губернское правление. Канцелярия. Материалы об экономическом положении губернии: Д. 200. 1815-1818. Д. 203. 1818. Д. 207. 1818-1819. Д. 211. Д. 224. Д. 226 (1830/1831). Д. 229. Д. 267. На Рускеальских и др. мраморных ломках. Д. 258. 09.1857. Описание образцов мрамора в Рускольской ломке.

Лызлов Н. Красоты Финского залива. М., 1840.

М. Посещение части Старой Финляндии в июле 1836 года // Сын Отечества. СПб., 1836. Ч. 170.

Макаров М. Н. О пользе путешествий для испытателей природы, особенно в отношении к России. Извлечение из письма к Н. Н. 17.12.1832. М., 1833. С. 8.

Минералогическое описание некоторой части Старой и Новой Финляндии (Сообщ. Г. Фурманом) // Горный журнал. СПб., 1828. Книжка. 11.

Михайлов Вл. Иматра // Библиотека для чтения. СПб., 1835. Т. 13. + ЖДЧВВУЗ 1838. Т. 11. № 41.

Обозрение Российской Финляндии, или Минералогические и др. примечания, учиненные во время путешествия по оной в 1804 году Академиком, Коллежским Советником и Кавалером Васильем Севергиным. СПб., 1805.

Обозрение старой Финляндии и описание Рускольских мраморных ломок. Сообщение капитана Соболевского // Горный журнал. СПб., 1839. Ч. 1, книжка 2.

Опыт минералогического описания Российского Государства, изданный трудами Статского Советника, Академика и Кавалера Василья Севергина. СПб., ИАН, 1809. Предисловие: 3:4.

ОР РГБ. Ф. 473. 1.1. Даль В. И. Записная книжка 1817-1832 гг. Дневной журнал, веденный на бриге «Феникс», идучи из Санкт-Петербурга в различные порты Балтийского моря Гардемарином В. Далем 1817 года майя 20-го дня.

Там же. Записки, веденные идучи с эскадрою на 44-хпушеч-ном фрегате «Флора» мичманом В. Далем 1820 г.

ОР РНБ. ОЛДП 0525. Исторический журнал гардемарина Дмитрия Мармылева, веденный на 110-типушеч-ном корабле «Император Александр» в кампании 1829 года.

Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым / под ред. проф. К. Я. Грота: в 3 т. СПб., 1896.

Поездка в Ревель и Гельсингфорс в 1839 году // Очерки Финляндии. Г-форс, 1840.

Поездка на Иматру // Русский зритель. М., 1830.

П. Р. Краткое описание Свиабурга. (Статья, присланная.) // Вестник Европы. М., 1808. Июнь, № 11. С. 172.

го ^

О! со

X X

го ^

го

X 2

к

е

со

1_| О!

э

О!

О!

а

н го а

О!

о

а о к

го 2 а о

к

го ^

О!

го а

иэ

1-0

о ^

X

О! 2 го

со

оо

Г\|

о

CM

го

го

OI А

го ^

(V

о о

Пузыревский П. А. Очерк геогностических отношений Лаврентьевской системы Выборгской губернии. Рассуждение, представленное в физико-математический факультет для получения степени доктора минералогии и геогнозии. СПб., ИАН, 1866.

Путевые заметки и впечатления (Отчет Ф. Б., представленный редакции «Северной пчелы») // Северная пчела. СПб., 1840. № 161. 19 июля. С. 645.

Путешествие Академика Н. Озерецковского по озерам Ладожскому, Онежскому и вокруг Ильменя. СПб., ИАН, 1812. 2-ое тиснение.

Путешествие Императрицы Екатерины 2 к Вуоксенскому порогу Иматры в 1772 г. (извлечние из выборгских бумаг) // ЖМВД. СПб., 1838. Ч. 30.

Путкинен Г. А. Несколько слов о гранитном промысле в Финляндии // Иллюстрированный альбом Международной строительно-художественной выставки. СПб., 1908. С. 7.

ПФА РАН. Ф. 4, оп. 2, е. х. 137. 12.07.1838. Комитет Правления и Управления Делами АН. О путешествии Академика Бэра на остров Готланд по Финляндии и Эстляндии. Выписка из Протокола Конференции ИАН от 29.06.1838 г.

ПФА РАН. Ф. 1, оп. 2-1804, № 29. Конференция АН. Рапорт Севергина Его Превосходительству ИАН Президенту Н. Н. Новосильцову № 5: В Приложениях к протоколу заседаний АН от 17.10.1804 г.

Там же. Рапорт № 4.

Статистический очерк Великого княжества Финляндии / пер. с нем. Г-форс, 1840.

Суворов А. В. Письма // Изд. в Литпамятниках подг. В. С. Лопатин. М., 1986.

Сухтелен П. К. Картина военных действий в Финляндии в последнюю войну России со Швецией в 1808 и 1809 годах / пер с франц. В. М. Соколова. СПб., 1832.

Т.-О. Впечатления и воспоминания Финляндии. Сочинение К. Сен-Жюльена, лектора французской словесности при Императорском С.-Петербургском университете // Библиотека для чтения. СПб., 1834. Т. 3. Критика.

Финляндия (статья) // Северный архив. СПб., 1824. Ч. 10. Апрель, № 7.

ФГБОУ ВПО «Российский государственный социальный университет».

Поступила в редакцию 21.05.2012 г.

udc 821.161.1

bibliographic information about Russian literature travels to Finland xviii — the beginning of the xx century

V. G. Naumenko

The article deals with only one of the subjects of Russian literature of travels — Finnish. The study of the documentary, handwriting and other materials about travels of Russian scientists, writers and artists in Finland in the 18th — the beginning of the 20th century, shows the need for a comprehensive study and the involvement of all sources on this topic. KEY WORD S: Russian literature, travels, Finland.