Научная статья на тему 'Безопасность и развитие в Евразии в свете среднесрочной Стратегии развития шос'

Безопасность и развитие в Евразии в свете среднесрочной Стратегии развития шос Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
460
106
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Шанхайская организация сотрудничества / концепция безопасности личности и человеческого развития / гло бальное управление / полицентричное мироустройство / Банк разви тия ШОС / Евразийский экономический союз / Экономический пояс шелкового пути / Shanghai Cooperation Organization / Human Development and Human Security concept / global governance / polycentric world order / SCO Development Bank / Eurasian Economic Union / Silk Road Economic Belt

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Петровский Владимир Евгеньевич

Статья посвящена теоретическим и практическим аспектам региональной безопасности и сотрудничества в Евразии в контексте Стратегии развития ШОС до 2025 г. По мнению автора, Стратегия отражает общее понимание глубинной взаимосвязи проблем безопасности и развития в рамках концепции безопасности личности и человеческого развития. Данный документ позволяет странамчленам ШОС оптимально балансировать военнополитическую и торгово-экономическую составляющие деятельности организации, при том, что последняя становится для ШОС все более актуальной.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

COOPERATION AND SECURITY IN EURASIA WITHIN THE FRAMEWORK OF THE SCO MIDTERM DEVELOPMENT STRATEGY

The article deals with theoretical and practical issues of regional security and development in Eurasia within the context of the 'SCO Development Strategy Until 2025'. The author implies that the Strategy reflects common understanding of a substantial interdependence of the core issues of security and development within the framework of the Human Development and Human Security concept. The Strategy enables the SCO Member States to properly balance mutual cooperation in political and military sphere and in the sphere of economy and trade as well, while the latter becomes more and more topical for the SCO.

Текст научной работы на тему «Безопасность и развитие в Евразии в свете среднесрочной Стратегии развития шос»

В.Е. Петровский

БЕЗОПАСНОСТЬ И РАЗВИТИЕ В ЕВРАЗИИ В СВЕТЕ СРЕДНЕСРОЧНОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ШОС

Аннотация. Статья посвящена теоретическим и практическим аспектам региональной безопасности и сотрудничества в Евразии в контексте Стратегии развития ШОС до 2025 г. По мнению автора, Стратегия отражает общее понимание глубинной взаимосвязи проблем безопасности и развития в рамках концепции безопасности личности и человеческого развития. Данный документ позволяет странам-членам ШОС оптимально балансировать военно-политическую и торгово-экономическую составляющие деятельности организации, при том, что последняя становится для ШОС все более актуальной.

Ключевые слова: Шанхайская организация сотрудничества, концепция безопасности личности и человеческого развития, глобальное управление, полицентричное мироустройство, Банк развития ШОС, Евразийский экономический союз, Экономический пояс шелкового пути.

Уфимский саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), определивший стратегию развития Организации на среднесрочный период, стал наглядной иллюстрацией тренда к углублению взаимосвязи и взаимозависимости проблем безопасности и развития на глобальном и региональном уровнях.

Растет общее понимание того, что обеспечение безопасности не должно строиться в изоляции от проблемы развития и базироваться лишь на принципе защиты объекта безопасности от угроз и негативных воздействий. Новая философия выживания должна соединить в одно дело развитие и обеспечение безопасности, что подразумевает обеспечение безопасности через устойчивое развитие.

Как отмечается в Стратегии развития ШОС до 2025 г., предстоящее десятилетие станет периодом динамичных перемен в международных отношениях, связанных со становлением полицентричного мироустройства, укреплением регионального уровня глобального управления и усилением позиций развивающихся стран. Глобализация и технологический прогресс будут способствовать росту взаимозависимости государств. Усилится взаимосвязь между безопасностью и экономическим благополучием субъектов международных отношений. Комплексный характер вызовов и угроз требует выработки коллективных подходов к борьбе с ними, а также осознания невозможности обеспечения собственной безопасности за счет безопасности других1.

В последние годы растет всеобщий интерес к концепциям безопасности личности и человеческого развития, которые, в отличие от традиционных концепций безопасности, ставят в центр внимания проблемы выживания и безопасности человека, обеспечения его прав, создания условий для достойного развития личности.

Человеческое развитие ныне строится на концепции равенства, которая предполагает равенство возможностей (в том числе базовых — здоровье, продолжительность жизни, правильное питание, доступ к информации и образованию) по развитию способностей и условий существования людей. Однако обеспечение устойчивости достигнутого не является самоцелью, а рассматривается лишь как средство достижения определенного уровня человеческого развития. Мерилом успеха становится определенная ступень человеческого развития, а не общая стоимость совокупного национального богатства.

Концепция безопасности личности, подобно концепции человеческого развития, является многоуровневой, междисциплинарной и ставит в центр внимания права и развитие человеческого индиви-

дуума. Однако концепция человеческого развития сосредоточена на достижении более общих и долгосрочных задач, связанных с возможностями развития человека и обеспечением соответствующих его прав, в то время как концепция безопасности личности более четко сфокусирована на решении определенного круга конкретных задач, имеющих систематический превентивный характер.

В рамках обоих подходов формулируются комплексные долгосрочные ответы институционального характера, подразумевающие привлечение различных акторов и использование разнообразных средств. Безопасность личности и традиционная «национальная безопасность» имеют много общего. Оба подхода связаны с выявлением вызовов и угроз безопасности для основных групп населения на базе обобщения эмпирического материала и результатов стратегического анализа.

Главное отличие концепций национальной безопасности и безопасности личности состоит в том, что первая сосредоточена главным образом на безопасности людей и общественных групп, проживающих в рамках определенных государственно-территориальных образований. Отсюда — приоритетное внимание вопросам территориальной целостности государств, обеспечения баланса сил между ними. Безопасность же личности имеет во многом сходную, но более широкую повестку.

В рамках такого понимания национальная безопасность не сводится к безопасности государства (защищенность суверенитета и территориальной целостности от внешних угроз, а также защищенность правящего режима от внутренних угроз), но также включает в себя аспект безопасности и благосостояния населения.

Проблематика обеспечения безопасности личности и государства в контексте развития изначально разрабатывалась в рамках западной политической культуры. Однако социоцивилизационные особенности стран и народов Евразии и Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) не могли не наложить своего отпечатка на дискуссии по проблемам безопасности и развития.

Концепции безопасности личности и человеческого развития актуальны для Евразии и стран АТР в плане противодействия новым вызовам и угрозам невоенного характера, а также для обоснования

более широкого, целостного подхода к обеспечению региональной безопасности. В рамках такого подхода механизмы региональной безопасности в Евразии, включая ШОС, могли бы быть также использованы, в случае необходимости, для защиты внутренней социально-политической стабильности стран-членов и обеспечения безопасности в ходе осуществления региональных проектов социально-экономического развития.

Как отмечено в Стратегии развития ШОС до 2025 г., экономическое сотрудничество является важным элементом обеспечения стабильности на пространстве ШОС, одним из инструментов достижения устойчивости самой Организации на длительную перспективу. ШОС будет способствовать обеспечению гармоничного развития

всех государств-членов в интересах сбалансированного экономиче-

2

ского роста в регионе .

В Уфимской декларации глав государств-членов ШОС также подтверждена необходимость принятия совместных мер в целях обеспечения устойчивого социально-экономического роста, интенсификации торгово-экономической и инвестиционной деятельности, развития сотрудничества в высокотехнологичных отраслях экономики, модернизации различных отраслей промышленности, совершенствования транспортно-логистической, информационно-коммуникационной и иной инфраструктуры, повышения экономической конкурентоспособности, уровня и качества жизни населения государств-членов ШОС3.

Именно поэтому в качестве одной из приоритетных целей развития Организации Стратегия определяет углубление торгово-экономического и инвестиционного взаимодействия, а также совместной проектной деятельности на приоритетных направлениях сотрудничества в целях устойчивого развития государств-членов, повышения благосостояния и уровня жизни их населения4.

Для достижения этой цели, отмечается в Стратегии, государства-члены ШОС сконцентрируют свои усилия на решении следующих задач:

• создание в рамках ШОС благоприятных условий для устойчивого роста торгового и инвестиционного взаимодействия, разработки и реализации совместных инфраструктурных проек-

тов, а также укрепления делового сотрудничества с участием Делового совета и Межбанковского объединения ШОС;

• формирование общих подходов государств-членов ШОС в отношении инициативы «Экономического пояса Шелкового пути» как одного из инструментов создания благоприятных условий для продвижения экономического сотрудничества на пространстве ШОС5.

ШОС, как и любая другая международная организация, не свободна от проблем и противоречий. Она создавалась как раз для того, чтобы преодолевать эти противоречия в процессе координации политики для достижения гармонизации национальных интересов стран-членов Организации. «Обеспечивая площадку для взаимоуважительного, равноправного, конструктивного диалога, ШОС создает необходимую атмосферу для того, чтобы эти противоречия максимально сглаживались, чтобы страны, которые в отношениях друг с другом испытывали подобные противоречия, имели дополнительный формат для обсуждения существующих сложностей и нахождения необходимых решений», — отметил министр иностранных дел РФ С. Лавров, выступая на пресс-конференции «на полях» саммитов ШОС и БРИКС в Уфе6.

Так, в Уфимской Декларации особо отмечено, что государства-члены продолжат работу над созданием Фонда развития (Специального счета) ШОС и Банка развития ШОС с целью стимулирования торговых и инвестиционных связей в регионе. Этот вопрос, который обсуждается в рамках ШОС далеко не первый год, критики организации считают неким «камнем преткновения».

В чем суть проблемы? Растущая экономическая мощь Китая порождает опасения у других стран-членов ШОС относительно того, что новый финансовый институт (кстати, предложенный именно Китаем) может стать инструментом китайского доминирования.

Логика китайской стороны понятна и основана на естественном стремлении использовать в рамках ШОС свое конкурентное преимущество: китайская экономика, во многом все еще сориентированная на экспорт, будет требовать расширения рынков сбыта. Поэтому в свое время Китай предложил идею зоны свободной торговли ШОС, а позднее — Фонда развития и Банка развития ШОС, чтобы

качественно расширить инструментарий своего торгово-экономического влияния.

Чтобы сбалансировать эту тенденцию, Россия и Казахстан в свою очередь предложили создавать Банк развития ШОС на основе расширения возможностей уже существующего Евразийского банка развития со штаб-квартирой в Алматы. Это породило новый виток дискуссий в рамках ШОС, которые продолжаются и по сей день.

Может ли торгово-экономическое сотрудничество в рамках ШОС быть асимметричным — вот главная дилемма для стран-участниц. А. Габуев, например, полагает, что КНР не согласится войти в Евразийский банк развития в статусе младшего или даже равного России партнера и при создании Банка развития ШОС придется согласиться на ключевые условия — китайское доминирование в капитале, размещение органов управления в Пекине или Шанхае, а соответственно — на большое число граждан КНР среди сотрудников банка.

По мнению эксперта, дипломатические усилия следовало бы направить не на изменение базовых для Китая перечисленных выше условий, а на отражение в нормативных документах положений, соответствующих интересам России и ее партнеров в Центральной Азии: включение в Положение о банке и Руководство по инвестированию лучших практик Всемирного банка, Азиатского банка развития, ЕБРР и других подобных институтов, которые позволяют максимально учитывать интересы страны-реципиента кредита. Следовало бы также прописать в документах порядок формирования льготных ставок, обязательное наличие местных подрядчиков при реализации проектов (и установление минимального объема работ, выполняемых местными компаниями), жесткое соблюдение экологического законодательства, уровень передачи технологий и пр.

Вопрос создания Фонда развития и Банка развития ШОС следует также рассматривать в более широком контексте, связанном с развертыванием интеграционных процессов в Евразии и АТР. Не случайно Председатель КНР Си Цзиньпин в своем выступлении на заседании Совета глав государств-участников ШОС в Уфе отметил:

«Необходимо более крупными шагами продвигаться в направлении облегчения и либерализации торговли и инвестиций. Китайская

сторона готова укреплять сотрудничество со всеми странами, реали-зовывать приоритетные проекты комплексной взаимосвязи, согласованные на основе консенсуса, осуществлять финансовое сопровождение для технико-экономического обоснования и проектирования, участвовать в инвестиционно-кредитном сотрудничестве в ходе проектирования и строительства. Следует способствовать формированию в ближайшие годы схемы взаимосвязи региона» .

Такой подход в целом разделяется и российской стороной. Для России весьма важным является то, что она, в отличие от таких торгово-экономических «гигантов», как США и Китай, в настоящее время заинтересована не столько в развитии либерализации региональной торговли (trade liberalization), сколько в усилении транспарентности и экономической взаимосвязанности коммерческих связей (trade facilitation), в создании справедливой, устойчивой и сбалансированной торгово-экономической системы, отвечающей приоритетам и уровню развития российской экономики, особенно ее экспортно-ориентированных товаропроизводящих отраслей.

Поэтому Россия взяла курс на отстаивание приоритетов транспарентности и взаимосвязанности торгово-экономических отношений в Евразии и АТР, ибо именно это помогает ей стать активным и заинтересованным участником обсуждения новых правил региональной торговли. Такой курс соответствует долгосрочным геополитическим интересам страны.

В Стратегии развития ШОС до 2025 г. отмечено, что будут приняты меры по реализации транзитного потенциала ШОС, формированию региональных транспортных и транзитных коридоров. Важным направлением совместной работы станет взаимодействие в области модернизации инфраструктуры и логистики, в том числе путем расширения на пространстве ШОС сети международных логистических центров и формирования сети индустриальных кластеров вдоль транспортных артерий .

Усилению транспарентности и взаимосвязанности способствует и создание новых многосторонних финансовых институтов, включая Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и Фонд развития Шелкового пути.

Создание АБИИ, который призван стать мощным финансовым инструментом развития инфраструктурных проектов в АТР и весомым дополнением к работе МВФ и Всемирного банка (ВБ), объективно отвечает новым вызовам и отражает изменения в мировом экономическом порядке. Начиная с 2010 г. страны с развивающейся экономикой активно продвигают идею реформирования международных финансовых институтов, которые контролируются государствами Запада.

Все попытки реформировать эти институты в пользу новых финансовых игроков заканчивались провалом по причине противодействия США. Китай и другие страны с развивающейся экономикой уже давно протестуют против своего заниженного представительства в международных финансовых институтах. Решение о создании АБИИ свидетельствует о том, что Пекин решил не дожидаться милостей от Запада и самостоятельно приступил к перекройке мировых финансовых отношений10.

29 июня 2015 г. представители 57 стран-учредителей АБИИ (среди них были все страны-члены ШОС) присутствовали на церемонии подписания соглашения о создании АБИИ, которое станет «основным законом» Банка и его будущего функционирования. Соглашение, состоящее из 11 глав и 60 статей, подробно определяет цели АБИИ, акционерный капитал, операционную деятельность, структуру управления, обусловливает мандаты членов, право голоса, механизм принятия решений и другие ключевые факторы. Уставной капитал Банка установлен в размере 100 млрд долл., соотношение инвестиций азиатских стран и стран за пределами Азии составляет 75 к 25. Китай инвестирует 29 млрд 780,4 млн долл. и получает 26,06 % голосов. По этим показателям КНР пока является крупнейшим акционером Банка и обладает наибольшей долей голосов.

По мере роста операций Банка планируется открытие региональных структур и представительств. Директор АБИИ будет избираться из числа представителей азиатских стран-участниц сроком на 5 лет с возможным переизбранием еще на один пятилетний срок. Все государства-основатели смогут стать полноценными членами-учредителями после того, как их парламенты ратифицируют со-

глашение до 31 декабря 2016 г. Согласно плану, АБИИ начнет работу к концу текущего года11.

Не менее важно и подключение России и ЕАЭС к участию в реализации инициированного Китаем мегапроекта «Экономического пояса Нового Шелкового пути» (ЭПШП). 8 ноября 2014 г. Председатель КНР Си Цзиньпин объявил, что Китай выделит 40 млрд долл. для создания Фонда Шелкового пути в целях оказания финансовой поддержки проектам в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Фонд Шелкового пути был зарегистрирован 29 декабря 2014 г. в Пекине и с этого дня начал официально действовать.

Фонд Шелкового пути является средне- и долгосрочным инструментом развития и инвестиций, который предоставляет помощь странам и регионам, расположенным вдоль Экономического пояса Шелкового пути и Морского шелкового пути XXI в. («Пояс и Путь»), в реализации крупномасштабных проектов, обеспечивающих расширение транспортно-коммуникационных возможностей региона. Как заявила 12 марта 2015 г. председатель правления Фонда Шелкового пути Цзинь Ци, совет директоров, наблюдательный совет и высшее руководство компании уже созданы и в ближайшее время «в компании начнут проводиться существенные операции»12.

Таким образом, вопрос о создании Банка развития ШОС вписывается в общий контекст развития торгово-экономических отношений и интеграционных процессов в Евразии и АТР. Не случайно Генеральный секретарь ШОС Д. Мезенцев отметил в своем выступлении на Уфимском саммите: «В практике экономического взаимодействия в ШОС должна учитываться повестка дня динамично развивающегося нового интегрального объединения — ЕАЭС, масштабная инициатива Председателя Китайской Народной Республики господина Си Цзиньпина о строительстве «Экономического пояса Великого шелкового пути». Важно учесть запуск крупнейшего проекта — Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, соучредителями которого выступили все государства — члены ШОС. Полагаем, это позволило бы уточнить позиции сторон, формирующих и долго ведущих работу над формированием подходов к созданию Банка развития и Фонда развития ШОС»13.

В ходе Уфимского саммита стран ШОС заместитель министра иностранных дел КНР Чэн Гопин заявил, что Банк развития Шанхайской организации сотрудничества будет являться инструментом финансирования общих проектов, дополняющим уже существующие финансовые межгосударственные институты: «можно сказать, что этот новый банк ШОС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Новый банк развития БРИКС дополняют друг друга,

14

стимулируют развитие, не противоречат друг другу» .

Президент Казахстана Н. Назарбаев в своем выступлении на саммите в Уфе отметил потенциал формирования единой системы поддержки регионального сотрудничества, включая возможности синхронизации совместных мер по улучшению инвестиционно-финансового климата в рамках АБИИ, Евразийского банка развития и Банка развития БРИКС. Таким образом, участникам ЕАЭС, ШОС и резидентам проекта Экономического пояса Шелкового пути имеет смысл рассмотреть возможности создания и взаимодействия наднациональных финансовых институтов как части единой системы инвестиционных инструментов.

По мнению аналитиков Фонда «Берлек-Единство», синхронизация деятельности международных финансовых институтов сегодня может быть интересна всем странам региона. Еще совсем недавно к созданию Банка развития ШОС миноритарные акционеры ЕАБР относились скептически. Вступившие в Евразийский экономический союз Армения и Кыргызстан опасались формирования Банка ШОС на основе Евразийского банка развития, так как это могло привести к сокращению финансирования некоторых переходных проектов их интеграции в ЕАЭС. Однако новый наднациональный банк развития (не на базе другого института, а именно как самостоятельное образование) эти риски исключил. Теперь важно, чтобы «молодые» финансовые институты функционировали в режиме общей согласованности с другими аналогичными формированиями15.

Уфимский саммит ШОС показал четкий настрой глав государств-участников на ускорение процесса создания Фонда развития и Банка развития ШОС, что отражает усиление роли экономической безопасности в создании всеобъемлющей системы региональной безопасности в Евразии. Президент Казахстана Н. Назарбаев отме-

тил, что в целях полноценного запуска экономического трека ШОС нужно продолжать поиск компромиссов. А Президент Кыргызстана А. Атамбаев недвусмысленно заявил: «Думаю, нам необходимо поручить, причем жестко поручить, нашим правительствам все-таки договориться и доработать вопрос о создании Банка развития и Фонда развития ШОС, с тем чтобы выйти на конкретные результаты»16.

В своем выступлении на Совете глав государств-участников ШОС в расширенном составе 10 июля 2015 г. Президент РФ В.В. Путин обобщенно изложил подходы российской стороны к «экономическому вектору» развития ШОС в контексте всеобъемлющего обеспечения региональной безопасности:

«Мы придаем особое значение дальнейшему углублению торгово-экономического взаимодействия в рамках ШОС. Очевидно, что сообща мы можем более действенно противостоять кризисным явлениям в мировой экономике и финансах, легче преодолевать разного рода ограничения и барьеры. Считаем важным и развитие сотрудничества по обеспечению продовольственной, транспортной, энергетической, финансовой безопасности. Готовы плотно работать над реализацией идеи сопряжения двух интеграционных проектов: Евразийского экономического союза и »Экономического пояса Шелкового пути»17.

Также Владимир Путин предложил придать конкретное наполнение деятельности Энергетического клуба ШОС и приветствовал активное вовлечение в практическую кооперацию бизнес-сообществ стран Организации, подчеркнув ту важную роль, которую призван сыграть в этом Деловой совет ШОС. Президент РФ назвал многообещающей идею учреждения на базе Межбанковского объединения ШОС международного центра проектного финансирования, призвал активнее использовать и возможности уже действующих в регионе финансовых структур: Евразийского банка развития, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и создаваемого Нового банка развития БРИКС18.

Уфимская декларация ШОС содержит конкретную программу развития торгово-экономической компоненты деятельности Организации. В ней говорится, что государства-члены намерены и далее развивать многостороннее взаимодействие в таких областях, как та-

моженное сотрудничество, транспорт, энергетика, промышленность, телекоммуникации, сельское хозяйство, наука и новые технологии, охрана окружающей среды, обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения, продолжать работу по подготовке Перечня мероприятий по дальнейшему развитию проектной деятельности в рамках ШОС на 2017—2021 гг. Они будут содействовать формированию благоприятных условий для торговли и инвестиций, поощрять внедрение инноваций и развитие сотрудничества между субъектами малого и среднего бизнеса.

Государства-члены активизируют работу по реализации совместных экономических, инфраструктурных и инвестиционных проектов с использованием потенциала Делового совета ШОС и Межбанковского объединения ШОС. Они отмечают целесообразность привлечения к проектной деятельности правительственных структур и деловых кругов государств-наблюдателей и партнеров по диалогу,

а также задействования механизмов государственно-частного парт-

19

нерства .

Вполне вероятно, что будущее региональной безопасности в зоне ответственности ШОС будет определяться стратегическим балансом «распределения ролей» России и Китая в этой организации: РФ в рамках ШОС будет уделять преимущественное внимание вопросам безопасности, а КНР — вопросам экономического развития, торговли и взаимных инвестиций. Такая стратегическая взаимодополняемость усилит потенциал ШОС и возможность ее стабильного развития на среднесрочную и долгосрочную перспективы.

Примечания

1 См.: Стратегия развития Шанхайской организации сотрудничества до 2025 года. С. 3. URL: http://static.kremlin.ru/media/events/files/ru/a3YPpGqLvQI4u aMX43lMkrMbFNewBneO.pdf

2 Там же. С. 16.

3 Уфимская декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества. С. 9. URL: http://static.kremlin.ru/media/events/files/ru/PyhhPKO jP2Lj5IJmFSa5CWIgaHxRxkA6.pdf

4 Стратегия развития Шанхайской организации сотрудничества до 2025 года. С. 5—6.

5 Там же. С. 6—7.

6 Пресс-конференция Министра иностранных дел России С.В. Лаврова «на полях» саммитов БРИКС и ШОС. Уфа, 9 июля 2015 года. URL: http://archive. mid.ru/brp_4.nsf/0/94B3FFD7279721CA43257E7D00449B30

7 Габуев А. Приручить дракона. Как использовать финансовые амбиции Китая в ШОС // Россия в глобальной политике. 2015. № 1. С. 154—155.

8 Стенограмма заседания Совета глав государств-участников Шанхайской организации сотрудничества в расширенном составе. 10 июля 2015 г. Уфа. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/49908

9 Стратегия развития Шанхайской организации сотрудничества до 2025 года... С. 18.

10 Доброе Д. Китай бросает вызов финансовой гегемонии Запада. URL: http:// inosmi.ru/op_ed/20150403/227278991.html

11 Официально подписано соглашение о создании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. URL: http://russian.news.cn/importnews/2015-06/29/c_ 134364975.htm

12 Цзинь Ци: Фонд Шелкового пути приветствует участие китайских и зарубежных инвесторов. URL: http://russian.news.cn/economic/2015-03/12/c_134062 362.htm

13 Стенограмма заседания Совета глав государств-участников Шанхайской организации сотрудничества в расширенном составе...

14 МИД КНР: Банк развития ШОС не противоречит стратегиям БРИКС и AIIB. URL: http://ria.ru/economy/20150710/1125076200.html

15 ЦГИ «Берлек-Единство»: Потенциал Банка развития ШОС в соотношении с другими региональными проектами». URL: http://www.ca-portal.ru/articl e:20260

16 Стенограмма заседания Совета глав государств-участников Шанхайской организации сотрудничества в расширенном составе...

17 Там же.

18 Там же.

19 Уфимская декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества... С. 10.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.