Научная статья на тему 'Башкирский национальный музыкальный инструмент курай: к истории происхождения'

Башкирский национальный музыкальный инструмент курай: к истории происхождения Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
1508
156
Поделиться
Ключевые слова
КУРАЙ / ПРОДОЛЬНАЯ ОТКРЫТАЯ ФЛЕЙТА С ГРИФНЫМИ ОТВЕРСТИЯМИ / ИСТОРИЯ ДУХОВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Ильясов Тимур Тагирович

В статье раскрывается краткая история происхождения музыкального инструмента башкир курая. Делается попытка сравнения курая с родственными музыкальными инструментами, которые относятся к типу продольной открытой флейты и известны у соседних народов. На основе археологических, литературных источников, материалов лингвистических исследований выявляется ориентировочный возраст музыкального инструмента.

Текст научной работы на тему «Башкирский национальный музыкальный инструмент курай: к истории происхождения»

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 28 (166).

История. Вып. 34. С. 35-38.

т. т. Ильясов

БАШКИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ -КУРАЙ: К ИСТОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ

В статье раскрывается краткая история происхождения музыкального инструмента башкир - курая. Делается попытка сравнения курая с родственными музыкальными инструментами, которые относятся к типу продольной открытой флейты и известны у соседних народов. На основе археологических, литературных источников, материалов лингвистических исследований выявляется ориентировочный возраст музыкального инструмента.

Ключевые слова: курай, продольная открытая флейта с грифными отверстиями, история духовых инструментов.

У башкир издавна известен музыкальный инструмент - курай. Этот инструмент считается одним из национальных символов башкирского народа. Стилизованное соцветие курая, состоящего из семи лепестков, изображено на гербе и флаге Республики Башкортостан1.

В Краткой энциклопедии Башкортостана приводятся такие сведения: «КУРАЙ (курай), башкирский духовой музыкальный инструмент типа открытой продольной флейты. С древних времен курай изготавливали из стебля зонтичного растения с одноименным названием. Биологическое название - Реброплодник уральский (Р1еи1герегтит ига1е^е). Стебель курая прямой, высотой около 2-х метров»2.

По классификации музыкальных инструментов Хорнбостеля-Закса, курай относится к аэрофонам, подгруппе флейтовых, виду продольных флейт, подвиду открытых одиночных флейт с боковыми отверстиями. Указывается, что такие типы флейт распространены почти во всем мире3. Учитывая специфические особенности башкирского народного музыкального инструмента, ограничимся исследованием и сравнением с наиболее близкими, подобными кураю, музыкальными инструментами других народов.

Продольная открытая флейта имеет весьма древнее происхождение, о чем свидетельствуют материалы археологических раскопок и литературные источники. Так, например, литературные источники сообщают о существовании флейты, которую шумеры называли ги-гид (ги = тростник, бамбук, камыш), упоминая материал, первоначально используемый пастухами для его изготовления. Позже эти флейты также изготовляли из бронзы, серебра и золота4. В музее Филадельфийского университета хранится серебряная шумерская флейта, датированная примерно 2600 годом до н. э.5 Заметим, что

количество, конфигурация размещения гриф-ных отверстий на духовых инструментах подобного типа у народов мира бывают очень разными. Шумерская флейта имеет 5 игровых отверстий, расположенных следующим образом: 4 - на внешней стороне в нижней части трубки, выстроены в линию, и 1 - на тыльной (со стороны груди) чуть выше крайнего верхнего четвертого игрового отверстия внешней стороны. Такое расположение удобно для играющего. Как известно, аналогичное количество игровых отверстий и их расположение на трубке инструмента встречается и у башкирского курая.

Весьма показателен способ измерения музыкального инструмента курай. Учитывая способ определения пропорции курая с помощью естественных линейных мер (ладони рук, пальцы), давших происхождение регламентированным шумерским мерам, мы имеем инструмент, происхождение которого можно отнести к эпохе более древней, чем эпоха, в которую были изобретены шумерские меры6.

Во многих случаях первоначальным названием флейт, как и вообще духовых инструментов, служило название материала, из которого эти инструменты изготовлялись (как и у шумер. - Т. И). Отсюда же название ряда духовых инструментов - най, что по-ирански значит «тростник». Отсюда же названия башкирской и абхазской продольных флейт - курай и ачарпан, обозначающие растения, из которых эти инструменты сделаны7. Подобное происхождение названий своих продольных флейт имеют так же туркменский каргы-тюйдюк8, адыгский камыль9, тувинский шоор10, бурятский суур11. Туркменистан, Казахстан и Киргизия имеют сходную между собой открытую флейту - каргы-тюйдюк, сыбызгы, чоор. Сюда же примыкает и башкирский курай12.

На территории Башкортостана археологами так же обнаружены музыкальные инструменты типа продольной флейты. В кургане 3 Бишунгаровского могильника Башкортостана раннесарматской (прохоровской) культуры найдена костяная флейта с прямоугольным стволом и прямоугольным каналом для потока воздуха и извлечения звука с одиннадцатью отверстиями. Она датируется ГУ-ГГ вв. до н. э. Символ одноствольного духового инструмента найден в Ананьинском могиль-нике13. Однако говорить о преемственности этого инструмента и башкирского курая, видимо, неверно.

Исторические корни курая необходимо искать в истории скотоводческих племен. На это указывает и тот факт, что музыкальные инструменты типа продольной открытой флейты, изготавливаемые из стебля зонтичного растения, были изначально, в основном, инструментами пастухов. Как, например. ачарпын у абхазов, уадынз у осетин, камыль у адыгов, шоор у тувинцев, чабан саламури у аджарцев, фуруйя у венгров, древний ги-гид у шумер, флейта коптских пастухов в Египте, чоор у киргизов, сыбызгы у казахов и др.

Д. С. Дугаров считает, что древнейшей формой венгерского фуруйя, башкирского курая, бурятско-монгольского модон сура и казахской сыбызги был стебель («дудка») зонтичного растения, в которую дули, выводя свои степные мелодии, еще древние охотничье-скотоводческие племена Центральной Азии, Забайкалья и Саяно-Алтайского нагорья, а также древние кочевники монгольских степей - хунны14. Действительно, в формировании башкирского народа активно принимали участие скотоводческие племена Южного Урала эпохи средневековья, тесно связанные своим происхождением с Южной Сибирью и Алтаем. Этнические истоки племен бурзян, байляр, киргиз (потомки енисейских киргизов), елан, таз, дуваней, уран, балыксы, мин, тамьян, кыпчак, кудей, катай, табын, сальют находятся в среде тюрко-монгольских племен Центральной Азии и Алтая15.

Исследования Дж. Киекбаева свидетельствуют о башкирско-венгерской этнической связи. Очень много общих слов в башкирском и венгерском языках. Многие из них являются общетюркскими16. Возможно, имеют близкую связь и названия музыкальных инструментов: курай - фуруйя. Название же бурятского суура имеет монгольские корни. Это

свистковая флейта, имеет общую технологию изготовления с оленной трубой17, отличается количеством игровых отверстий.

В Кош-Агачском районе Республики Алтай находится село Курай. Сюда же можно отнести такие топонимы как Курайская степь, хребет Курай и гидроним Курай. Эти названия, возможно, косвенно свидетельствуют

об истоках происхождения курая из Южной Сибири и Алтая. Мотив легенды о юноше Курае и красавице Чуе, браку которых препятствовал злой хан18, перекликается с башкирскими легендами.

На территории Прибайкалья археологом А. П. Окладниковым обнаружены одноствольные костяные продольные флейты в ряде погребений китойского времени. Мысль о наличии флейты у неолитических жителей Восточной Сибири может показаться маловероятной, однако костяные трубочки с дырочками не раз отмечались для неолитических памятников Европы19. Может быть эти инструменты были прообразом и башкирского курая?

Флейты из трубчатых трав, несмотря на то, что сделаны они из менее стабильного по сравнению с костью и деревом материала, выделяются в качестве акустических избранников. Стабилизация инструмента из столь хрупкого и недолговечного материала предполагает постоянное акустическое внимание к нему в интонационной культуре этноса20. К сожалению, у некоторых народов этот инструмент этнографы застали только на уровне национального названия и устных описаний конструкции. Инструментом из воспоминаний можно назвать «игральную дудку» из зонтичного растения сыбыскы-сывыска, известную у тюрков Южной Сибири. Термин очень редкий и употребляется преимущественно в фольклорных текстах (эпосе, мифах, преданиях)21. Музыковедческие исследования показали, что термин сыбыскы является одним из возможных названий флейтового инструмента. Данный инструмент изготавливают из сухого стебля пустотелой травы, имеющей общее название у всех тюркоязычных народов Южной Сибири: комыргай, кобыр-гай, кобрак, хобрах, корак, корок, курай22.

Названия духовых музыкальных инструментов сыбызгы, сырнай, курай, керней, входящие в корпус общетюркских терминов, служат косвенным подтверждением существования исторически обусловленной тюркской этнокультурной общности23.

Существует легенда о происхождении музыкального инструмента - курай, согласно которой жил злой хан, у которого на голове рос рог. Каждый раз вызывали молодых людей, которые при стрижке волос узнавали тайну хана, поэтому их ждала смерть. Один из них, использовав уловку, спасся. Бежал, на горе он услышал звуки, издаваемые травяным растением, срезал его и сыграл мелодию, кото-

24

рая поведала всей стране о злой тайне хана24. Согласно туркменской легенде о происхождении каргы-тюйдюка, Искандер (Александр Македонский) имел на лбу рога. Тщательно скрывая свое уродство, он приказывал казнить всех парикмахеров, которые подстригали ему волосы. Одного очень красивого юношу он не решился предать казни, взяв с того слово, никому не говорить его тайну. Юноша нарушил её, рассказав о виденном одинокому колодцу. Тогда около колодца вырос тростник, чабаны стали делать из него каргы-тюйдюки, которые и поведали миру о тайне Искандера25. Эти легенды дополняют вариант древнегреческого мифа о царе Мидасе.

В многочисленных башкирских песнях, эпосах и эпических сказаниях курай также нашел свое историческое отражение. Так, курай упоминается в древних башкирских эпосах «Кунгыр Буга», «Акбузат», «Кара Юрга», «Заятуляк и Хыухылыу». Слова о ку-рае встречаются еще в преданиях и легендах «Балакарга», «Килен тауы». Так, согласно легенде «Балакарга», в древности, еще во времена существования обрядов умыкания (барым-та, карымта), жил один батыр, который был кураистом, певцом, сказителем26. Архаичные мотивы этой легенды встречаются в древних легендах Китая и иранской мифологии27.

В «Записке» о путешествии на Волгу Ахмеда Ибн-Фадлана, находившегося в составе посольства аббасидского халифа аль-Муктадира (908-932 гг.) приводится множество уникальных сведений этнографического характера о башкирах. «...(третья) группа поклоняется журавлям, и мне сообщили, что они (некогда) вели войну с одним народом из числа своих врагов, что они (враги) обратили их (башкир) в бегство и что журавли закричали сзади них (врагов), так что они испугались и сами были обращены в бегство, после того, как обратили в бегство (башкир), и поэтому они (башкиры) поклоняются журавлям и говорят: “Эти (журавли) наш господин, так как он обратил в бегство наших врагов”, и

поэтому они поклоняются им (и теперь)»28.

Сакральный смысл поклонения журавлям проявляется и в легенде мелодии «Сынрау торна», согласно которой, эта мелодия предвещает беды, войны29. Эта мелодия исполняется только на курае, так как только на этом инструменте можно издать звук, подобный крику журавлей. Это сопоставление также свидетельствует о более чем 1000-летней истории курая. В одном из вариантов эпоса «Идукай и Мурадым» обнаружен как раз такой случай. Ыласын, поняв, что угрожает опасность, сыграл мелодию «Сынрау торна», которая прозвучала на весь Урал30.

В более поздний период, курай у башкир уже не просто пастушеский инструмент. Происходит увеличение функций, которые он выполняет. Кураисты - должны знать легенды, истории песен, многочисленные факты из жизни племени, народа - хранить все духовное наследие башкир31. Курай для башкир не только музыкальный инструмент, но и средство передачи исторических знаний от поколения к поколению. Известно, что раньше, перед началом исполнения какой-либо мелодии, песни кураисты вкратце рассказывали легенду их происхождения32.

Как известно, с конца XIX основной территорией распространения исполнительства на курае были южная и юго-восточная части современного Башкортостана, а также соседние с ними районы Оренбургской и Челябинской областей. Относительная узость распространения башкирского народного инструмента в этот период, на наш взгляд, объясняется следующим. Определенное влияние оказал процесс перехода от кочевого и полукочевого скотоводства к оседлому земледелию, который у юго-восточных башкир проходил значительно позднее, чем у северо-западных, западных башкир. То есть в районах, где сохранялось скотоводство, в качестве основного вида хозяйства, сохранялся и «пастушеский» инструмент типа продольной открытой флейты - курай.

Курай - древнейший музыкальный инструмент башкир. Несмотря на длительную, сложную этническую историю народа, этот музыкальный инструмент сохранил свою самобытность, способствовал развитию уникальной музыкальной культуры башкир.

Примечания

1 См.: Флаг, герб, гимн Республики Башкортостан. Уфа : Китап, 1996. С. 15, 30.

2 Башкортостан. Краткая энциклопедия. Уфа : Башкир. энцикл., 1996. С. 357-358.

3 См.: Хорнбостель, Э. М. Систематика музыкальных инструментов / Э. М. Хорнбостель, К. Закс ; пер. с нем. И. З. Алендера // Народные музыкальные инструменты и инструментальная музыка : сб. ст. и материалов в двух частях. Ч. I. М. : Сов. композитор, 1987. С. 254-255.

4 См.: Buchner, A. Colour Encyclopedia of musical instruments. L., 1980. C. 30.

5 Там же. С. 31.

6 НА УНЦ РАН. Ф. 3. Оп. 2. Д. 157. Л. 69.

7 См.: Беляев, В. М. Музыкальные инструменты народов СССР // Советская музыка. М., Музгиз, 1937. № 10-11. С. 146.

8 См.: Атлас музыкальных инструментов народов СССР. 2-е изд., доп. М., 1975. С. 152.

9 Там же. С. 141.

10 Там же. С. 186.

11 См.: Дугаров, Д. С. О традиционных народных инструментах бурят // Традиции и современность в народной музыке Евразии : материалы науч. конф. Междунар. фестиваля «Звуки инструментальной Евразии». Улан-Удэ, 2006. С. 10.

12 См.: Атлас музыкальных инструментов народов СССР. С. 9.

13 См.: Корепанов, К. И. Музыкальные инструменты эпохи железа Волго-Камского региона VIII века до н. э. - III века н. э. Уфа : Издательство БЭК, 1998. С. 9.

14 См.: Дугаров, Д. С. О традиционных народных инструментах бурят. С. 11.

15 См.: Янгузин, Р. З., Коренные народы России. Башкиры / Р. З. Янгузин, Ф. Г. Хисамит-динова. Уфа : Китап, 2007. С. 37-81.

16 Там же. С. 16-17.

17 См.: Шейкин, Ю. И. История музыкальной культуры народов Сибири : сравнит.-ист. ис-след. М. : Востлит, 2002. С. 102-103.

18 См.: иЯЬ : www.myaltai.ru.

19 См.: Окладников, А. П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья : ист.-археол. исследование. Ч. ГГ. Прибайкалье в неолитическое время (до распространения металла) // Материалы и исследования по археологии СССР. М. ; Л., 1950. № 18. С. 397.

20 См.: Шейкин, Ю. И. История... С. 111.

21 Там же.

22 Там же. С. 112.

23 См.: Утегалиева, С. Тюркские музыкальные инструменты в народной терминологии // Проблемы инструментоведческой терминологии. СПб. : РИИИ, 2005. С. 30.

24 См.: иЯЬ : http://www.bashskaz.ru.

25 См.: Атлас музыкальных инструментов народов СССР. С. 152.

26 См.: Башкирское народное творчество. Предания и легенды. Т. 2. (на башк. языке). Уфа : Китап, 1997. С. 47.

27 Там же. С. 352.

28 Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу / пер. и коммент. А. П. Ковалевского ; под ред. И. Ю. Крачковского. М. ; Л. : АН СССР, 1939. С. 67-68.

29 См.: БНТ. Т. 2. (на башк. языке). С. 45-47.

30 См.: Башкирское народное творчество. Эпос : иртэки и эпические кубаиры. Т. 8. (на башк. языке). Уфа, 2006. С. 162.

31 См.: Зелинский, Р. Ф. Башкирское народное музыкальное искусство. Т. IV. Инструментальная музыка. Уфа : Гилем, 2003. С. 21.

32 См.: Гайнетдинов, Ю. Курай и кураисты (на башк. языке) // Ватандаш. Уфа, 2008. № 3. С. 101.