Научная статья на тему 'Автокефалия "под ключ": некоторые факты из истории польской Церкви 1924 г'

Автокефалия "под ключ": некоторые факты из истории польской Церкви 1924 г Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
432
117
Поделиться
Ключевые слова
ПОЛЬСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ ПАТРИАРХАТ / АВТОКЕФАЛИЯ / ПОКУПКА АВТОКЕФАЛИИ / ВИЗИТ ДЕЛЕГАЦИИ ФАНАРА В ВАРШАВУ / МЕЛЕТИЙ МЕТАКСАКИС / ПАТРИАРХ ГРИГОРИЙ VII / МИТРОПОЛИТ ДИОНИСИЙ / РОМАН КНОЛЛЬ / ПОСОЛЬСТВО ПОЛЬШИ В ТУРЦИИ / POLISH ORTHODOX CHURCH / PATRIARCHATE OF CONSTANTINOPLE / AUTOCEPHALY / PURCHASE OF AUTOCEPHALY / VISIT OF DELEGATES OF FANAR TO WARSAW / MELETIOS METAXAKIS / PATRIARCH GREGORY VII / METROPOLITAN DIONYSIUS / ROMAN KNOLL / EMBASSY OF POLAND IN TURKEY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Чибисова Анастасия Александровна

Настоящее исследование посвящено истории получения автокефалии Православной Церковью в Польше от Константинопольского патриархата в 1924 г. Автор оставляет за рамками статьи причины, по которым Польская Церковь пошла на это шаг, способствовавшие этому факторы и позицию Русской Церкви. Внимание читателя сосредотачивается на переговорах польского правительства и Фанара по вопросу о церковной автокефалии, которые проходили в период с 1921 по 1924 г. в Стамбуле и закончились изданием Патриаршего и СинодальноКанонического томоса о признании Православной Церкви в Польше независимой. В статье подробно освещен ход и итог этих переговоров. Автор раскрывает причины, по которым польское правительство вело переговоры именно с Константинопольским патриархатом, и объясняет заинтересованность патриархата в указанных переговорах. В статье описывается визит делегатов Константинопольского патриархата в Варшаву в 1925 г., в рамках которого прошли торжественные мероприятия, посвященные обретению независимости Польской Церкви. Также, на базе архивных документов, статья вносит ясность в популярный слух о продаже Константинопольским патриархатом своего благословения на независимость Церкви в Польше от Московского патриархата. Некоторые документы, подтверждающие финансовые договоренности между польским правительством и Фанаром, публикуются в приложении к статье. Указанные документы впервые вводятся в научный оборот в отечественной историографии.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Чибисова Анастасия Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

AUTOCEPHALY "READY TO MOVE IN": SOME FACTS FROM THE HISTORY OF THE POLISH CHURCH OF 1924

This study is devoted to the history of obtaining the autocephaly by the Orthodox Church in Poland from the Patriarchate of Constantinople in 1924. The author leaves beyond the scope of the article the reasons why the Polish Church took this step, as well the factors that contributed to it and the position of the Russian Church. The article focuses on the negotiations of the Polish government and Fanar on the issue of church autocephaly that took place between 1921 and 1924 in Istanbul and ended with the publication of the Patriarchal and Synodal-Canonical Tomos about the recognition of the Orthodox Church in Poland as independent. The article scrutinises the course and outcome of these negotiations, reveals the reasons why the Polish government negotiated precisely with the Patriarchate of Constantinople and explains the interest of the Patriarchate in these negotiations. The article also describes the visit of the delegates of the Patriarchate of Constantinople to Warsaw in 1925, within the framework of which festivities celebrating the independence of the Polish Church were organised. Besides, drawing on archive documents, the article clarifies the popular rumour about the sale by the Patriarchate of Constantinople of its blessing on the independence of the Church in Poland from Moscow Patriarchate. Some documents confirming the fi nancial arrangements between the Polish government and Fanar are published in the appendix to the article. These documents have been made public in Russian historiography for the fi rst time.

Текст научной работы на тему «Автокефалия "под ключ": некоторые факты из истории польской Церкви 1924 г»

Вестник ПСТГУ.

Серия II: История. История Русской Православной Церкви.

Чибисова Анастасия Александровна, аспирант кафедры истории Церкви Исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, Российская Федерация, 119192, г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 21, корп. 4 aachibisova@mail.ru.

ORCID: 0000-0003-3698-5836

2018. Вып. 81. С. 64-80

Автокефалия «под ключ»:

НЕКОТОРЫЕ ФАКТЫ ИЗ ИСТОРИИ

Польской Церкви 1924 г.

А. А. Чибисова

Настоящее исследование посвящено истории получения автокефалии Православной Церковью в Польше от Константинопольского патриархата в 1924 г. Автор оставляет за рамками статьи причины, по которым Польская Церковь пошла на это шаг, способствовавшие этому факторы и позицию Русской Церкви. Внимание читателя сосредотачивается на переговорах польского правительства и Фанара по вопросу о церковной автокефалии, которые проходили в период с 1921 по 1924 г. в Стамбуле и закончились изданием Патриаршего и Синодально-Канонического томоса о признании Православной Церкви в Польше независимой. В статье подробно освещен ход и итог этих переговоров. Автор раскрывает причины, по которым польское правительство вело переговоры именно с Константинопольским патриархатом, и объясняет заинтересованность патриархата в указанных переговорах. В статье описывается визит делегатов Константинопольского патриархата в Варшаву в 1925 г., в рамках которого прошли торжественные мероприятия, посвященные обретению независимости Польской Церкви. Также, на базе архивных документов, статья вносит ясность в популярный слух о продаже Константинопольским патриархатом своего благословения на независимость Церкви в Польше от Московского патриархата. Некоторые документы, подтверждающие финансовые договоренности между польским правительством и Фанаром, публикуются в приложении к статье. Указанные документы впервые вводятся в научный оборот в отечественной историографии.

Распад Российской империи и образование на ее западных окраинах независимых национальных государств серьезно сказались на жизни вошедших в их состав епархий Русской Православной Церкви. Наиболее крупным из новых государств была Польша. По условиям Рижского мирного договора 1921 г., в ее состав вошли обширные территории с украинским, белорусским и русским православным населением1. Не желая, чтобы Православная Церковь на ее территории оставалась в канонической зависимости от зарубежного центра в лице Московского патриархата, что могло существенно затруднить задачу консоли-

1 По данным переписи населения 1921 г., в Польше проживало около 4 млн православных.

64

дации многонационального и многоконфессионального населения Второй Речи Посполитой2, польское правительство очень быстро пришло к мысли об организации управления Православной Церковью в Польше на началах автокефалии.

В разрешении этого вопроса существовали два возможных варианта: переговоры или с Московским Патриархатом, в юрисдикции которого находилась Православная Церковь в Польше, или с Константинопольским Патриархатом, который, в связи с фактическим исключением Русской Православной Церкви из межправославных отношений, заявлял вселенские претензии на право быть высшей апелляционной инстанцией в контексте 9-го и 17-го правил Халкидон-ского собора.

Свое желание вести переговоры об автокефалии именно с Вселенским престолом польское правительство озвучило еще в 1919 г., когда Министерство религиозных исповеданий и народного образования (МРИиНО) заявило, что «польские короли предпринимали множественные усилия в деле церковной независимости, всегда начиная их с переговоров с Вселенской патриархией»3. Действовать в обход Москвы было весьма заманчивой идеей, в связи с чем в середине мая 1921 г. посол Польши в Турции В. Йодко-Наркевич инициировал начало переговоров с местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Николаем (Саккопулосом).

Переговорщики сошлись на том, что польское правительство и духовные власти Польши подготовят заявление к выборам нового Константинопольского патриарха (планировавшимся на июнь 1921 г.), в котором отметят, что «московские цари уничтожили Киевскую митрополию, перевели польских православных под свою власть, и теперь православные Польского государства желают снова независимости и создания собственной митрополии»4. То есть уже в начале переговоров Константинополь вел речь о создании митрополии, а не об автокефальном устройстве. Однако форсированных переговоров Фанара и Польши не получилось. Летом 1921 г. патриарха в Константинополе так и не выбрали. Видимо, именно поэтому, не желая ждать долго, польское правительство обратилось в Москву. В августе 1921 г. польское правительство через своего посла Т. Филиповича сообщило Патриарху Тихону (Беллавину), что заинтересовано в автокефальном устройстве Православной Церкви в Польше. Патриарх Тихон ответил, что церковные каноны предусматривают автокефалию для отдельных самостоятельных народов: «Если бы польский народ, получивший недавно суверенность, был православным и просил об автокефалии для себя, Мы бы ему в этом не отказали, но давать автокефалию для разноплеменных православных, проживающих в пределах Польского государства на положении национальных и

2 См.: Степанчук О. П. Правовой статус Православной Церкви в Польше (Холмщина, Волынь, Полесье) в 20—30-е годы XX века // Альманах современной науки и образования. 2013. № 3 (70). С. 189.

3 Цит. по: Borkowski A. MiQdzy Konstantynopolem a Moskwa. Zrödla greckie do autokefalii Kosciola prawoslawnego w Rzeczypospolitej (1919-1927). Bialystok, 2015. S. 58.

4 Archiwum Akt Nowych. Ministerstwo Wyznan Religijnych i Oswiecenia Publicznego (далее — AAN. MWRiOP). Sygn. 1003. K. 16. Об этом же событии написала греческая церковная периодика: Elöf oeig. 'Op666o|oi no^Mviag // 'ExxXrioiaoTix^ Mf|6eia. 08.05.1921. 2. 143; 'Ev KMV/toXEI // NeoÄAyoe. 15(2).05.1921. 2. 2.

религиозных меньшинств, Нам не позволяют ни здравый разум, ни священные каноны»5. В результате переговоров с Патриархом Тихоном, которые продолжались до мая 1922 г.6, Русская Православная Церковь согласилась только на создание в Польше экзархата как переходной формы к автокефалии. Патриаршим Экзархом с подачи польского правительства был в октябре назначен архиепископ Георгий (Ярошевский), вскоре возведенный в сан митрополита Варшавского и Холмского. Итоги московского соглашения не в полной мере устроили польское правительство, оно продолжало стремиться к автокефалии Православной Церкви в Польше, тем более что митрополит Георгий выступал ее сторонником и был готов сотрудничать в этом вопросе с властями. Половинчатый успех переговоров в Москве не сулил скорого решения вопроса об автокефалии, поэтому взоры Варшавы вновь обратились на Константинопольскую патриархию. Однако горячие споры между сторонниками и противниками автокефалии, которые шли среди православных Польши, затормозили переговоры с Фанаром еще почти на год.

Началу переговоров в Константинополе способствовало несколько факторов. По всей видимости, в начале 1920-х гг. полякам весьма неплохо было известно о возможности подкупа константинопольских Патриархов. Так, например, еще в 1914 г. униатский митрополит Андрей (Шептицкий) подал австро-венгерскому императору Францу Иосифу проект отделения Украинской Церкви от Русской, который поддержат восточные патриархи, оплаченные правительством7. Такая соблазнительная возможность быстрого достижения цели, конечно, не могла не привлекать польские власти. Тем более что и финансовое положение восточных патриархов оставляло желать лучшего. Лишенный обширных владений в Анатолии и на Балканах, Фанар вынужден был существовать во многом за счет внешних субсидий, поэтому возможность поправить свои финансы была для него весьма привлекательной. Как показал анализ документов, именно финансовые аргументы пошли в ход в самом начале переговоров. Но намерения польской стороны натолкнулись на амбициозные вселенские планы нового Патриарха — Мелетия IV (Метаксакиса). Его мечта о широчайших церковных полномочиях Константинополя входила в противоречие с желанием Польши получить полноценную автокефальную Православную Церковь.

Осенью 1922 г. состоялось несколько встреч представителей посольства Польши в Анкаре с Патриархом Мелетием. Переговоры оказались непростыми. Чтобы не сорвать их, пришлось разработать специальный сценарий: «В ходе длительных переговоров с Патриархом Мелетием, — писал глава польской деле-

5 Резолюция Святейшего Патриарха Тихона на прошении, поданном польским поверенным в делах в Москве, о даровании прав автокефалии Православной Церкви в Польше. 1921 год // Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943 гг. / М. Е. Губонин, сост. М., 1994. С. 181.

6 См.: Там же. С. 262.

7 См.: Памятная записка архиепископа Андрея графа Шептицкого 15 августа 1914 года // Haus-, Hof- und Staatsarchiv (HHSTA), Politisches Archive, Wien. Rot 523. Liasse XLVII. 11. Цит. по: Винтер Э. Папство и царизм. М., 1964. С. 490.

гации В. Барановский в тайной депеше в Варшаву, — я выдвинул все аргументы, указанные мне лично министром, за исключением вопроса о вознаграждении, который, по моей просьбе, выдвинул делегат Рыбиньский на совместном информационном заседании 6 сентября с участием митрополита Никейского Василия, первого драгомана патриархата Константинидиса, секретаря делегации Рыбиньского и юридического консультанта делегации Папазяна»8.

Однако даже обещание некоего «вознаграждения», которое было призвано помочь благословлению автокефалии Церкви в Польше, было Мелетием IV проигнорировано. «Аргумент "вознаграждения", по сообщению Рыбиньско-го, произвел большое впечатление на представителей патриархии, но во время следующих моих визитов к Патриарху я ни разу не смог почувствовать у него никакой заинтересованности к этой стороне дела, ни разу не был поднят этот вопрос и его окружением, видимо, был отдан приказ об этом не упоминать», — с сожалением сообщал польский посол9.

В отличие от своего предшественника, Патриарх Мелетий не являлся сторонником полной автокефалии Польской Церкви и считал необходимым ее включение в юрисдикцию Константинопольского патриархата. Объясняя своему руководству в Варшаве позицию Константинопольского патриарха, Барановский дал ему весьма емкую характеристику: «Он (Мелетий. — А. Ч.) человек действительно большого масштаба, руководствующийся в своей деятельности в основном идеологическими мотивами, пламенный греческий патриот, ставленник (г аиШгатеШи) Венизелоса, в вопросах религиозных мечтающий о возвышении Константинопольского Патриарха в положение Папы. <...> В первую очередь Мелетий хочет раз и навсегда покончить с равнозначностью Патриархов Русского и Константинопольского. Поэтому он не хочет трактовать этот вопрос (о предоставлении автокефалии Польской Церкви. — А. Ч.) как вопрос между Польшей и патриархатом, а только как спор между православными Польской и Русской Церквами, в котором он является верховным судьей, от которого зависит приговор. Таким образом, примат Константинополя над Москвой будет четко задокументирован. <...> Слабость формальной позиции не страшит Ме-летия. <...> Создается впечатление, что чем хуже ситуация в Константинополе, тем выше он поднимает знамя идей. Об остальных главах православных Церквей всегда говорит с большой снисходительностью. Когда во время последнего разговора я обратил внимание на слабость его позиции и усилия, направленные на создание турецкого православного патриархата10, он просто ответил: "Это абсолютно не поменяет моей позиции. Мне все равно, будет ли у меня на одного митрополита в подчинении больше или меньше". На всяческие подобные, казалось бы, чувствительные для патриархии вопросы, он постоянно реагирует с полным спокойствием, снисходительной улыбкой и непоколебимой верой в

8 Tajne pismo Delegacji Polskiej przy Wysokiej Porcie do MSZ w Polsce w sprawie przyznania au-tokefalii Kosciolowi Prawoslawnemu w Polsce (30.10.1922) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1003. K. 59.

9 Ibid.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10 Турецкая православная церковь, не связанная с греческим православием, была создана в 1922 г. при поддержке турецкого правительства, недовольного политикой Константинопольского патриархата в первые послевоенные годы.

окончательную победу»11. Стоит ли удивляться, что при таких амбициозных планах Патриарха Мелетия аргумент «вознаграждения» не оказал должного воздействия. В итоге Синод Константинопольской Церкви ограничился изданием постановления об отправке в Варшаву специальной комиссии для изучения условий для создания соответствующей церковной структуры, которая бы отвечала местным потребностям12.

В связи с непримиримой позицией Мелетия польское правительство стало подумывать о том, чтобы приостановить переговоры с Вселенским патриархатом и вступить в переговоры о признании польской автокефалии с какой-нибудь другой Церковью (в первую очередь Румынской): «Трудно представить, какое впечатление произведет на патриархат признание нашей автокефалии со стороны иных Церквей... [это] уничтожит все фантастические иллюзии Мелетия и, быть может, сломит его сопротивление»13.

Но в конечном счете было решено продолжать переговоры. Польское правительство начало подготовку к планировавшемуся на начало 1923 г. приезду делегации патриархии в составе митрополита Николая Кесарийского14 и секретаря патриархата Мандриноса15. Однако в связи со сложностями, которые возникли у патриархата, после того как турки на Лозаннской мирной конференции потребовали удалить кафедру вселенского престола из Стамбула, приезд делегации пришлось отложить16. Но Варшава не теряла надежды на приезд представителей Фанара. В конце декабря — начале января Министерство иностранных дел (МИД) и МРИиНО запросили в Министерстве финансов кредит в размере 30 тыс. французских франков17 на дорожные расходы делегатов, а также «необходимые подарки»18. Но делегация в 1923 г. так и не приехала. Правда, весной 1923 г., после трагической гибели митрополита Георгия, Патриарх Мелетий успел благословить избрание архиепископа Дионисия (Валединского) в митро-

11 Tajne pismo Delegacji Polskiej przy Wysokiej Porcie... K. 60.

12 См.: Extrait retiré des archives du Patriarcat Oecuménique // AAN. MWRiOP. Sygn. 1003. K. 63; В шо той O'txou^evixoü naxpiapxEÎou xûpMoiç xfjç êxXoYfç той Dp6o6ô|ou Мг|трояоМтои Bap-ooßia; xai nâoriç no^Mviaç Kupiou Àiovuoiou // ЕххАпоюотм^ Mf6aa. 12.05.1923. 2. 137.

13 Tajne pismo... K. 62.

14 Позже в составе делегации произошли изменения. В связи с плохим здоровьем митрополита Николая он был заменен на митрополита Неокесарийского Агафангела (Констан-тинидиса) (см.: Borkowski A. Miedzy Konstantynopolem a Moskwa. Zrôdla greckie do autokefalii Kosciola prawoslawnego w Rzeczypospolitej (1919-1927). Bialystok, 2015. S. 73. Со ссылкой на: KMÔIXEÇ Патрюрх^А; аШ|Ъ7рафЁас;. A' 93. S. 170-171).

15 См.: Алексий (Громадский), архиеп. Из истории Православной церкви в Польше за десятилетие пребывания во главе ее Блаженнейшего митрополита Дионисия (1923-1933). Варшава, 1937. С. 69-70.

16 См.: Tajne pismo Dyrektora Departamentu Politycznego MSZ do MWRiOP w sprawie przyjazdu delegatа Phanaru (29.12.1922) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 89.

17 В период с 1865 по 1926 г. металлическое содержание французского франка составляло 0,29 г чистого золота (здесь и далее данные о металлическом содержании валют представлены по: Валюты стран мира: Справочник / С. М. Борисов, Г. П. Рыбалко, О. В. Можайсков, ред. М., 1987).

18 Tajne pismo. Pismo Kierownika Ministerstwa WRiOP do Ministerstwa Skarbu i do MSZ w sprawie przyjazdu delegata Phanaru (29.12.1922) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 86-88.

политы Православной Церкви в Польше, но уже летом того же года вынужден был покинуть свой пост.

С избранием в декабре 1923 г. на патриарший престол Григория VII (Зерву-дакиса) переговоры были возобновлены. Синод Константинопольской Церкви сформировал комиссию под руководством митрополита Кизического Калли-ника (Деликаниса) для рассмотрения возможности предоставить автокефалию Польской Церкви19. По итогам работы этой комиссии 13 ноября 1924 г. был подписан Патриарший и Синодальный томос о признании автокефалии Польской Православной Церкви.

Такому неожиданно скорому разрешению проблемы способствовали уже хорошо известные в Фанаре «аргументы» польского правительства. Польскому послу в Турции Р. Кноллю удалось договориться о вознаграждении в размере 12 тыс. фунтов стерлингов20, которое польское правительство должно было выплатить Фанару21. Запрашиваемая сумма показалась в МИДе несколько завышенной, и послу Кноллю было поручено «проверить на месте, можно ли получить благословения дешевле»22, и сразу же уведомить о результатах. Договориться, к сожалению польского правительства, не удалось23.

МИД поручил послу Р. Кноллю принять условия Фанара, если «будет исключена любая зависимость Польской Церкви в политическом или административном плане от любого духовного или светского органа или института, находящегося за пределами Польши»24. Необходимость получать святое миро в Фанаре, а также «обращаться в вопросах церковного порядка. превосходящих границы юрисдикции каждой автокефальной Церкви. к. Вселенскому Патриаршему Престолу»25, видимо, не вызвала подозрений в МИДе, поэтому уже 24 ноября из Варшавы дипкурьер повез в Стамбул 12 тыс. фунтов стерлингов в долларовом эквиваленте, которые запрашивал Р. Кнолль26.

19 Подробнее см.: Чибисова А. А. К вопросу об историко-каноническом обосновании автокефалии Польской Церкви 1924 года // Церковь. Богословие. История: Материалы V Международной научно-богословской конференции (Екатеринбург, 2—4 февраля 2017 г.). Екатеринбург, 2017. С. 270-275.

20 Металлическое содержание фунта стерлингов в размере 7,32 г чистого золота было установлено законом от 22 июня 1816 г. К 1920 г. фунт обесценился и составлял примерно 2,45 г чистого золота. С 13 мая 1925 г. было восстановлен золотой стандарт 1816 г.

21 См.: Pismo MSZ do Rady Ministrów (14.11.1924) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 96.

22 Ibid.

23 См.: Pismo MSZ do Pana W. Grabskiego, Prezesa Rady Ministrów (20.11.1924) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 93.

24 Pismo MSZ do Pana Ministra wyznan religij nych i oswiecenia publicznego (20.11.1924) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 94.

25 naxpiapxixög xai 2uvo6ixög Tó^og nepi ávaYVMpíoEMg той АйтохефаЪи Tfg ev Полота ÄYiag 'Op6o6ó|ou 'Exx^noíag // 'Op6o6o|ía. 31.05.1926. 2. 36; Патриарший и Синодально-Канонический томос Вселенской Константинопольской Патриархии от 13 ноября 1924 года о признании Православной Церкви в Польше Церковью Автокефальной // Вестник православной митрополии в Польше. 30.04.1925. С. 1-2.

26 См.: Pismo MSZ do Pana Ministra wyznan religijnych i oswiecenia publicznego (25.11.1924) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 97.

Таким образом, действия патриарха Григория VII стали прекрасным образцом византийской дипломатии. Он сумел не только несколько поправить финансовое положение патриархии, но в то же время и даровал весьма условную автокефалию, при которой Константинополь сохранял за собой право высшей апелляционной инстанции в вопросах, «превосходящих границы юрисдикции каждой автокефальной Церкви».

Итак, возможность быстро решить проблему церковной независимости при помощи денег во многом стала определяющим фактором в попытках польского правительства изыскать автокефалию в Константинополе. Однако этот фактор не являлся единственным. Скорее всего, польские власти, плохо разбираясь в православной экклесиологии, имели не совсем верное представление о роли Константинопольского патриархата в православном мире. Отсюда, по видимости, рождались представления польских властей о Вселенской патриархии как о «высшем моральном и историческом факторе в Восточной Церкви»27. Впрочем, подобное отношение польского правительства к Константинопольскому патриархату можно объяснить и теми характеристиками, которые ему давал как сам митрополит Дионисий («Поместные Церкви имеют зоркого, попечительного и опытного кормчего, который придет на помощь каждой из них в трудную и тяжелую минуту»28), так и официальная периодика Польской Церкви: «.[благословение Мелетия IV] ставит крест на всяких дискуссиях по вопросу о каноничности или неканоничности Синода нашей Церкви, коль скоро Патриарх Меле-тий признал Собор наших епископов правильным и каноничным»29. Эти весьма искаженные представления о Константинопольском патриархате бытовали в середине 1920-х гг. не только в Варшаве, но и в других странах. Сам Константинопольский патриархат стремился всячески поддерживать их, отчасти реализуя концепцию о первенстве Вселенской Церкви и праве управления православной диаспорой, отчасти пытаясь выживать в рамках враждебно настроенного к нему турецкого государства. Таким образом, достижение согласия в вопросе польской автокефалии было выгодно Константинопольскому патриархату со всех сторон. Оно обеспечивало ему дополнительные финансы, роль высшей апелляционной инстанции и православного лидера. Последнее было особенно важно в непростых отношениях с Турцией.

Однако изданием томоса дело о польской автокефалии не окончилось. Р. Кноллю были переданы только копии необходимых документов, оригиналы должна была привезти специальная делегация Константинопольского патриархата. В Варшаве начали подготовку ее визита. Приезд делегации Фанара в Варшаве ожидали во второй половине марта. Должны были приехать глава делегации митрополит Халкидонский Иоаким (Георгиадис), секретарь митрополит Сардийский Герман (Афанасиадис) и переводчик Спиридон Константинидис.

27 К пребыванию делегации Вселенского патриархата. Ответная речь г. Президента Республики // За свободу. 22.12.1930. № 346 // ААК MWRiOP. 8уяп. 1001. К. 278.

28 Письмо Высокопреосвященного Митрополита Дионисия на имя Святейшего Патриарха Григория VII от 31 декабря 1923 года // Воскресное чтение. 1924. № 28. С. 436.

29 Внутренний строй Церкви и внешние условия ее существования // Воскресное чтение. 1924. № 4. С. 60.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«Все трое и прежде всего митрополит Герман и господин Спиридон Констан-тинидис, — сообщало посольство Польши в Турции, — с самого начала, были доброжелательно настроены к автокефалии нашей православной Церкви, и их сотрудничество помогло довести дело до успешного исхода»30. В связи с этим указанные выше лица, по предложению МИД, должны были получить соответствующие их положению награды. Помимо них на награду рассчитывали также все поставившие свою подпись под томосом, а также несколько членов патриаршей канцелярии31.

Неурегулированность положения Константинопольского Патриарха в Турции рождала опасения в Варшаве относительно реализации визита. На совещании 11 февраля у митрополита Дионисия был рассмотрен наихудший сценарий, «т. е. если члены Фанара не смогут в наиближайшее время поехать в Польшу»32. В этом случае предполагалось, что митрополит Дионисий получит документы Фанара при посредничестве кого-либо из церковных деятелей за пределами Турции. «Доставка документа через польское правительство является нежелательной, мы должны позаботиться о сохранении чисто церковного характера всего мероприятия»33, — отмечал представитель МИД Я. Стшембош, хотя, как видно из имеющихся документов, мероприятие носило скорее политический, нежели церковный характер. В связи с конфликтом, который разгорелся после изгнания из Константинополя Патриарха Константина VI (Арабоглу) в январе 1925 г., визит делегации был перенесен на 1 сентября34. Но жизнь вновь внесла коррективы в этот план.

Сначала митрополит Дионисий попросил перенести приезд делегации на вторую половину сентября, в связи с тем что в середине августа по назначению врача отбудет на лечение в Карлсбад35. «Митрополит Дионисий, — выражал свою озабоченность один из польских политиков (вероятнее всего, Я. Стшембош), — ведет преднамеренную игру, по крайней мере такое было мое впечатление, чтобы затянуть провозглашение автокефалии Польской Православной Церкви»36.

МИД, заинтересованный в завершении затянувшейся процедуры, после консультаций с МРИиНО пошел навстречу митрополиту Дионисию и согласился отложить визит делегации Фанара на вторую половину сентября37. Стшембош

30 Pismo Poselstwa Polski w Turcji do MSZ (15.01.1925) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 198.

31 См.: Ibid. K. 200.

32 Sprawozdanie z konferencji z dnia 11.02.1925 w gabinecie Metropolity Dyonizego w sprawie przyjazdu delegacji Patriarchatu ekumenicznego // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 101.

33 Ibid.

34 Pismo MSZ do MWRiOP (31.07.1925) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 126.

35 См.: O pismie Metropolity Kosciola Prawoslawnego w Polsce do MWRiOP (24.07.1925) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 117; Protoköl sporz^dzony w Departamencie Wyznan Religijnych w dn. 25.07.1925 z czynnosci komisyjnej dokonanej w dniu dzisiejszym przez podpisanych // Ibid. K. 125.

36 Pismo MSZ do MWRiOP (11.08.1925) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 140.

37 Согласие было дано с оговоркой, что эта дата будет окончательной и бесповоротной, «поскольку существует вероятность, что 1 сентября текущего года в Москве соберется Собор Русской Церкви, и митрополит Дионисий, конечно же, получит на него вызов. Поэтому отсрочка провозглашения автокефалии нашей Церкви могла бы привести к нежелательным осложнениям» (Ibid.).

сокрушался, что, возможно, в последний момент митрополит Дионисий выдумает еще какой-нибудь предлог, чтобы отсрочить провозглашение автокефалии38. Его опасение оправдалось, митрополит Дионисий уведомил Совет министров, что вовсе не намерен приезжать в Варшаву39. Он писал, что сделал «всю черную и самую важную работу» для автокефалии, а формальные торжественные мероприятия могут пройти и без него. Это письмо было получено в Совете министров 10 сентября, т. е. в день, когда делегация уже выехала из Константинополя

Митрополита Дионисия удалось уговорить. Министр исповеданий С. Граб-ский в письме к митрополиту выразил озабоченность тем, какое «негативное впечатление произведет на делегатов отсутствие главы Церкви», и пообещал, что «дальнейшее лечение может быть продолжено на условиях наиболее благоприятных»40. Митрополит согласился, тем более что условия действительно были благоприятные. Впоследствии Дионисию было выдано 3 тыс. долларов: 400 долларов поступило в его личное распоряжение, оставшиеся деньги должны были пойти на дорожные расходы и суточные во время поездки на Православный Восток41.

Делегация Фанара прибыла в Варшаву 16 сентября 1925 г. Наряду с указанными выше представителями Фанара торжественные мероприятия в Варшаве посетил представитель новообразованного Румынского патриархата митрополит Буковинский Нектарий (Котлярчук) в сопровождении профессора Драго-мира Деметреску и других лиц. Расходы на пребывание делегации в Варшаве покрыло польское правительство. Имеющиеся документы позволяют говорить о том, что на организацию торжеств было потрачено не менее 60—70 тыс. злотых42. Хотя, по всей видимости, сумма была значительно больше, поскольку все расходы покрывались из особого фонда, которому Министерство финансов выделило специальный кредит в 100 тыс. злотых43.

По прибытии высокие гости посетили митрополичью церковь св. Марии Магдалины на Праге, где прошла краткая встреча с архиереями44, представите-

38 См.: Pismo MSZ do MWRiOP (11.08.1925).

39 Pismo Metropolita Dyonizego do Jana Teodorowicza (09.09.1925) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 152.

40 Pismo ministra S.Grabskiego do Jego Ekscelencji Ksiedza Arcybiskupa Dyonizego (10.09.1925) // Ibid. K. 185.

41 Pismo MWRiOP do Jego Ekscelencji Ksiedza Arcybiskupa Dyonizego (29.03.1927) // Ibid.

K. 83.

42 Злотый введен декретом от 20 января 1924 г. с золотым содержанием в 0,29 г чистого золота, равным золотому содержанию фр. франка. В 1925-1926 гг. произошло обесценение злотого. К маю 1926 г. его курс понизился, и декретом от 13 октября 1927 г. было установлено новое золотое содержание злотого в 0,16 г чистого золота.

43 См.: Pismo Dyrektora Departamento Wyznan do pana Ministra WRiOP (11.09.1925) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 157. Spraw ozdanie z konferencji z dnia 11.02.1925 w gabinecie Metropolity Dyonizego w sprawie przyjazdu delegacji Patriarchatu ekumenicznego // Ibid. K. 101.

44 Православным епископам, прибывшим на празднование оглашения автокефалии, было выделено 15 тыс. злотых для покрытия расходов на дорогу и пребывание в Варшаве (см.: Pismo Dyrektora Departamento Wyznan do wydzialu Budzetowo-Rachunkowego MWRiOP // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 162).

лями духовенства от всех епархий45 и членами правительства. Митрополит Дионисий приветствовал присутствующих, «благодарил Святейшего Вселенского Патриарха за отеческое участие его в жизни православной Церкви в Польше»46. Затем, после краткого молебна, гости проследовали на завтрак в покои митрополита Дионисия47, где представители Фанара вручили ему письмо нового Патриарха Василия III (Георгиадиса) с выражением радости по поводу провозглашения независимости Польской Церкви. Вместе с письмом митрополит получил трогательный подарок в виде портрета Святейшего Патриарха48. Вечером состоялся прием у министра исповеданий Грабского49.

На следующий день состоялись официальные торжественные мероприятия, связанные с передачей томоса, в котором также приняли участие представители польского правительства с министром С. Грабским.

После краткого молитвенного начала в митрополичьем соборе митрополит Халкидонский Иоаким взошел вместе с митрополитом Сардийским Германом на солею и выступил с речью на греческом языке от имени Вселенской патри-архии50. Затем митрополит Герман прочел в подлиннике Патриарший и Синодальный томос от 13 ноября 1924 г., который после этого в свитке был вручен митрополиту Дионисию. Вручая томос, митрополит Иоаким известил, что Вселенский Патриарх благословил митрополиту Дионисию как предстоятелю автокефальной Церкви ношение двух панагий, после чего состоялось возложение на митрополита Дионисия второй панагии, поднесенной ему министром исповеданий С. Грабским от имени правительства в ознаменование торжества провозглашения автокефалии.

После митрополит Дионисий так же поднес митрополитам Иоакиму, Нектарию и Герману в знак братской любви и от имени Священного Синода Польской Церкви золотые панагии51 с изображением чудотворного образа Почаев-ской Божьей Матери52.

Вечером состоялся ужин у премьер-министра В. Грабского53. Митрополит Иоаким, произнося по-восточному длинный тост, выразил восхищение, что в религиозных вопросах Польское государство руководствуется самыми либеральными идеями, а Польская Церковь «имеет счастье находиться под защи-

45 Полный список присутствовавших см.: Протокол Собора Епископов Св. Автокефальной Православной Церкви в Польше от 18 сентября 1925 года // Вестник православной митрополии в Польше. 30.11.1925. С. 1—2.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

46 Протокол Собора Епископов... С. 2.

47 См.: Program organizacji uroczystosci zwiazanych z proklamacja autokefalji cerkwi prawoslawnej w Polsce // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 141.

48 См.: Протокол Собора Епископов... С. 2.

49 См.: Ogloszenie aktu autokefalji // Kurjer Warszawski: dodatek poranny. Warszawa. 18.09.1925.

S. 3.

50 См.: Протокол Собора Епископов. С. 2.

51 На указанные панагии польское правительство ассигновало порядка 40—48 тыс. злотых, учитывая панагию, врученную самому Дионисию (см.: Sprawozdanie z konferencji z dnia 11.02.1925.).

52 См.: Драгоценные панагии // Воскресное чтение. 1926. № 1. С. 11.

53 См.: Program organizacji uroczystosci...

той либерального народа и правительства и сохранять свои древние обычаи»54. В этих словах читалось сожаление, что турецкое правительство от либеральных ценностей было далеко.

Митрополит Иоаким также всячески старался подчеркнуть особый статус Вселенского Престола, именуя Константинополь не иначе как апостольской столицей и главным центром Православной Церкви55. Условия, в которых патриархат оказался после Лозаннской конференции, когда турецкие власти проводили весьма агрессивную политику в отношении православного населения Константинополя и его церковных лидеров (апогеем стало изгнание Патриарха Константина VI в 1925 г.), бесспорно вынуждали сохранять образ особо почитаемого «православного Папы», во многом благодаря которому он до сих пор оставался в Турции. С другой стороны, в своем тосте Иоаким попытался продемонстрировать и лояльное отношение патриархата к турецким властям. Давая рекомендации Польской Церкви относительно государств енно-церковных отношений, он сказал: «Мы не сомневаемся, что, пользуясь своими правами, она (Польская Церковь. — А. Ч.) никогда не забудет о своих обязанностях по отношению к государству и, отдавая кесарево — кесарю и Божие — Богу, она сочтет своим долгом, своим нравственным приоритетом, поддерживать в совершенном согласии отношения между Церковью и государством»56.

О своих обязанностях по отношению к турецкому правительству не забывали и делегаты Фанара. Так, среди их визитов был, в том числе, запланирован и визит к турецкому послу Ибрагиму Тали-бею. Митрополит Иоаким еще на уровне подготовки программы мероприятий настаивал на том, чтобы турецкий посол был приглашен на торжественные мероприятия от имени польского правительства. Последнее, также по просьбе Иоакима, должно было изыскать возможность получения делегатами аудиенции у турецкого посла в первую очередь, до визитов к ним послов иных православных государств. Митрополит Иоаким просил особого внимания к Ибрагиму Тали-бею, выражая желание таким способом продемонстрировать свою лояльность к Турции57.

Последний день пребывания делегатов в Варшаве был отмечен прощальными визитами и подарками. Польское правительство на память о торжестве провозглашения автокефалии наградило членов делегации и их спутников орденом Возрождения Польши (Polonia Restituta)58. К наградам были приложены подарки и некоторая денежная сумма, «как в подобных обстоятельствах обычно делает английское правительство»59.

С отъездом делегатов Фанара из Польши история взаимовыгодного сотрудничества польского правительства и Константинопольского патриархата не закончилась. Впоследствии еще неоднократно были взаимные визиты, обмены подарками, сотрудничество, опека, а главное — финансовая помощь, ока-

54 См.: Ogloszenie aktu autokefalji...

55 Ogloszenie aktu autokefalji.

56 Ibid.

57 См.: Pismo poselstwa polskiego w Turcji do MSZ (01.09.1925) // AAN. MWRiOP. Sygn. 1001. K. 177.

58 См.: Алексий (Громадский), архиеп. Указ. соч. С. 75.

59 Sprawozdanie z konferencji z dnia 11.02.1925.

зываемая Константинопольской патриархии польским правительством. Так, и Герман, и Константинидис, а вместе с ними еще два члена патриаршей канцелярии, наиболее благожелательные к делам Польши, в течение нескольких лет получали от польского правительства постоянное денежное вознаграждение, приуроченное к новогодним праздникам. Размер вознаграждения варьировался от 200 до 350 турецких лир60 на человека. Объяснялась необходимость таких выплат растущей активностью Церкви в СССР, политика которой противоречила интересам Польши. Благосклонность же со стороны Фанара, по мнению польского правительства, могла бы в серьезной мере обеспечить позиции польской автокефалии61.

Так в середине 1920-х гг. на церковной карте Европы появилось новое автокефальное образование — Польская Православная Церковь. Ее независимость была получена в Константинополе без благословления Московского Патриархата. Этот исторический факт родился в результате удачного совпадения желаний антисоветски настроенного правительства Польши, вынужденной приспособленческой политики ряда представителей духовенства Русской Православной Церкви в Польше (в лице митрополитов Георгия (Ярошевского) и Дионисия (Валединского)) и вселенских притязаний константинопольских патриархов, также приноравливавшихся к новым условиям жизни в Турецкой республике. В этих условиях и возникла мысль об автокефалии, а польское правительство должно было содействовать ее получению. Подчиненное положение Церкви в Советской России, не совсем верные представления польской стороны о роли Константинопольского патриархата в православном мире, а отчасти и исторические прецеденты сношения польских королей с константинопольскими патриархами способствовали обращению польского правительства в Константинополь. Хотя в какой-то момент и рассматривалась возможность переговоров о признании польской автокефалии со стороны какой-нибудь другой Церкви, но, как оказалось, в Константинополе это было сделать проще, да и благословение там можно было «изыскать дешевле».

60 Закон от 25 сентября 1930 г. ввел твердый курс лиры, который соответствовал золотому содержанию лиры в 0,71 г чистого золота.

61 См.: Pismo do Pana Wicedyrektora Gabinetu Ministra (03.01.1936) // AAN. Ministerstwo Spraw Zagranicznych. Sygn. 2875. K. 1.

Приложение 1

Письмо министра иностранных дел А. Скшиньского премьер-министру В. Грабскому с просьбой о выделении средств для оплаты согласия Константинопольского патриарха на предоставление автокефалии Православной Церкви в Польше

№ ПЛ.30199

Варшава, 14 ноября 1924 г.

Владиславу Грабскому, Председателю Совета Министров и

Министру Финансов

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Посол Кнолль сообщил мне телеграфом, что требуемая Константинопольским патриархом сумма, которую мы должны бы были заплатить в связи с благословением автокефалии Православной Церкви в Польше, составляет 12 000 фунтов стерлингов.

В соответствии с пожеланием, высказанным господином премьером на заседании Политического Комитета Совета Министров при рассмотрении указанного вопроса, я поручил по телеграфу Послу Кноллю проверить на месте, можно ли получить благословения дешевле и сразу же уведомить меня о результатах телеграфом.

Пользуясь случаем, должен обратить внимание Господина Премьера на два факта, вынуждающих решить вопрос в ускоренном порядке:

а) условие, которое поставил Синод Православных Епископов в Варшаве, провозглашая автокефалию, что правительство обязуется получить благословение других автокефальных православных церквей, особенно Константинопольского Патриарха;

б) в 1925 г. Патриарх Тихон созывает в Москве всеобщий Собор всероссийской Церкви, на который, конечно же, призовет православных польских Епископов, о чем он уже официально в письме к Варшавскому Митрополиту Дионисию сообщил, поэтому мы должны дать нашим православным владыкам легальное и каноническое основание для отказа присутствовать на Соборе в Москве.

Учитывая все вышесказанное, прошу господина премьера любезно дать поручение Министерству Финансов о немедленном переводе соответствующей суммы в Константинополь, как только от Посла Кнолля будет получено известие об окончательном размере суммы, требуемой Патриархатом.

Министр

Министру религиозных исповеданий и народного образования к сведению с просьбой о соответствующих действиях министра финансов

Директор политического департамента

Archiwum Akt Nowych. Ministerstwo Wyznan Religjnych i Oswiecenia Publicznego Sygn. 1001. K. 96. Заверенная копия

Приложение 2

Письмо министра иностранных дел А. Скшиньского премьер-министру В. Грабскому с просьбой о передаче средств для оплаты согласия Константинопольского патриарха с автокефалией Православной Церкви в Польше

№ ПЛ.3027

Политический департамент

Отдел международных систем

Варшава, 20 ноября 1924 г.

В. Грабскому, Председателю Совета Министров и

Министру Финансов

В связи с моим письмом № ПЛ.30199 от 15.11.24 по делу получения от Константинопольского Патриарха благословения для автокефалии Православной Церкви в Польше сообщаю Господину Премьер-министру, что Посол Кнолль в ответ на мое поручение, направленное по телеграфу, предприняв соответствующие меры в Фанаре, уведомил меня о том, что он установил, что сумма в размере 12 000 фунтов стерлингов, которую требует Фанар, является окончательной суммой, уменьшить которую никак не удастся. Я считаю, что в сравнении с достигнутым максимальным результатом данная сумма не является завышенной, тем более что в аналогичных ситуациях в прошлом Фанар требовал значительно большие суммы.

Учитывая появившиеся интересы государства, а также опять же ссылаясь на аргументы, приведенные в моем письме № РЛ.30199 от 15.11.24 г., прошу Вас, Господин Премьер-министр, дать поручение в Министерстве финансов с целью незамедлительной передачи в мое распоряжение суммы в размере 12 000 (двенадцать тысяч) фунтов стерлингов.

Также прошу Вас, Господин Премьер-министр, сообщить мне о своем решении.

Министр

А. Скшиньский

В МИНИСТЕРСТВО РЕЛИГИОЗНЫХ ИСПОВЕДАНИЙ И НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

к сведению

и.о. начальника отдела

Archiwum Akt Nowych. Ministerstwo Wyznan Religjnych i Oswiecenia Publicznego Sygn. 1001. K. 93. Заверенная копия

Приложение 3

Письмо вице-директора политического департамента МИД директору управления делами министра иностранных дел с просьбой выделить средства для выплаты сотрудникам Константинопольской патриархии

Отдел П. I. № П.1.253/1/36

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Варшава, 3 января 1936 г.

Вице-директору Кабинета Министров

В течение ряда лет по случаю Нового Года Министерство Иностранных Дел выплачивало через представительство Р.П. в Стамбуле специальное разовое вознаграждение 4 высокопоставленным лицам Фанара.

Сохранение практики выплаты этого вознаграждения желательно, особенно в момент, когда усилилось соперничество различных сил на межправославной арене и когда от благосклонности Фанара в существенной степени зависит сохранение позиции польской автокефалии. Поддержание хороших отношений с Фанаром в настоящее время тем более важно, поскольку возрастает активность Советской Православной Церкви, чья политика противоречит нашим интересам.

С учетом вышеизложенного, Отдел П. I. имеет честь просить господина директора об ассигновании средств из специального фонда Генеральному Консульству Р.П. в Стамбуле в распоряжение господина Советника Дубич-Пентера 1100 турецких лир.

Эта сумма, как и в прошлом году, будет выплачена высокопоставленным лицам Фанара в следующих размерах:

1. Германос 350 турецких лир

2. Константинидис 350 турецких лир

3. Дорофей 200 турецких лир

4. Поликарп 200 турецких лир62

Отдел П. I. сообщает, что Министерство религиозных исповеданий и народного образования (дир. Потоцкий) обязалось частично (в размере 2000 злотых) вернуть Министерству иностранных дел эти расходы

Вице-директор политического департамента

Archiwum Akt Nowych. Ministerstwo Spraw Zagranicznych Sygn. 2875. K. 1. Заверенная копия

62 Имеются в виду следующие высокопоставленные лица Константинопольского патриархата: митрополит Сардийский Герман (Афанасиадис), великий драгоман Спиридон Кон-стантинидис, великий грамматевс архимандрит Дорофей, великий протосинкелл архимандрит Поликарп.

Ключевые слова: Польская Православная Церковь, Константинопольский патриархат, автокефалия, покупка автокефалии, визит делегации Фанара в Варшаву, Мелетий Метаксакис, Патриарх Григорий VII, митрополит Дионисий, Роман Кнолль, посольство Польши в Турции.

Список литературы

Алексий (Громадский), архиеп. Из истории Православной церкви в Польше за десятилетие пребывания во главе ее Блаженнейшего митрополита Дионисия (1923—1933). Варшава, 1937.

Винтер Э. Папство и царизм. М., 1964.

Степанчук О. П. Правовой статус Православной Церкви в Польше (Холмщина, Волынь, Полесье) в 20—30-е годы XX века // Альманах современной науки и образования. 2013. № 3 (70).

Чибисова А. А. К вопросу об историко-каноническом обосновании автокефалии Польской Церкви 1924 года // Церковь. Богословие. История: Материалы V Международной научно-богословской конференции (Екатеринбург, 2—4 февраля 2017 г.). Екатеринбург, 2017.

Borkowski A. MiQdzy Konstantynopolem a Moskwa. Zrödia greckie do autokefalii KoScioia prawosiawnego w Rzeczypospolitej (1919-1927). Biaiystok, 2015.

St. Tikhons University Review.

Series II: History. Russian Church History.

2018. Vol. 81. P. 64-80

Chibisova Anastasiya, Graduate Student, Department of Church History, Faculty of History, Lomonosov Moscow State University 27/4 Lomonosovskii Prospect, Moscow H9192, Russian Federation aachibisova@mail.ru

ORCID: 0000-0003-3698-5836

Autocephaly "Ready to Move In": Some Facts from the History of the Polish Church of 1924

A. Chibisova

This study is devoted to the history of obtaining the autocephaly by the Orthodox Church in Poland from the Patriarchate of Constantinople in 1924. The author leaves beyond the scope of the article the reasons why the Polish Church took this step, as well the factors that contributed to it and the position of the Russian Church. The article focuses on the negotiations of the Polish government and Fanar on the issue of church autocephaly that took place between 1921 and 1924 in Istanbul and ended with the publication of the Patriarchal and Synodal-Canonical Tomos about the recognition of the Orthodox Church in Poland as independent. The article scrutinises the course and outcome of these negotiations, reveals the reasons why the Polish government

negotiated precisely with the Patriarchate of Constantinople and explains the interest of the Patriarchate in these negotiations. The article also describes the visit of the delegates ofthe Patriarchate of Constantinople to Warsaw in 1925, within the framework of which festivities celebrating the independence of the Polish Church were organised. Besides, drawing on archive documents, the article clarifies the popular rumour about the sale by the Patriarchate of Constantinople of its blessing on the independence of the Church in Poland from Moscow Patriarchate. Some documents confirming the financial arrangements between the Polish government and Fanar are published in the appendix to the article. These documents have been made public in Russian historiography for the first time.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Keywords: Polish Orthodox Church, Patriarchate of Constantinople, autocephaly, purchase of autocephaly, visit of delegates of Fanar to Warsaw, Meletios Metaxakis, Patriarch Gregory VII, Metropolitan Dionysius, Roman Knoll, Embassy of Poland in Turkey.

References

Aleksii (Gromadskii), arkhiep., Iz istorii Pravo-slavnoi tserkvi v Pol'she za desiatiletie preby-vaniia vo glave ee Blazhenneishego mitropolita Dionisiia (1923-1933), Varshava, 1937.

Vinter E., Papstvo i tsarizm. M., 1964.

Stepanchuk O. P., "Pravovoi status Pravoslavnoi Tserkvi v Pol'she (Kholmshchina, Volyn', Poles'e) v 20-30-e gody XX veka", in: Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniia, 3 (70), 2013.

Chibisova A. A., "K voprosu ob istoriko-kanonicheskom obosnovanii avtokefalii

Pol'skoi Tserkvi 1924 goda", in: Tserkov'. Bogoslovie. Istoriia: materialy V Mezhdun-arodnoi nauchno-bogoslovskoi konferentsii (Ekaterinburg, 2—4 fevralia 2017g.), Ekaterinburg, 2017.

Borkowski A., Miqdzy Konstantynopolem a Moskwq. Zrodta greckie do autokefalii Kosciota prawostawnego w Rzeczypospolitej (1919-1927), Biaiystok, 2015.