Научная статья на тему 'Ассоциативно-семантическое поле «Турист»: структура, динамика, текстовые реализации'

Ассоциативно-семантическое поле «Турист»: структура, динамика, текстовые реализации Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
184
62
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АССОЦИАТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ / ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ГРУППА / АССОЦИАТИВНО-ВЕРБАЛЬНОЕ ПОЛЕ / АССОЦИАТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ / КОНТЕКСТНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ / ASSOCIATIVE SEMANTIC FIELD / LEXICAL SEMANTIC GROUP / ASSOCIATIVE-VERBAL FIELD / ASSOCIATIVE POTENTIAL / CONTEXTUAL POTENTIAL

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Курлова Е. А.

В статье рассматривается ассоциативно-семантическое поле турист на основе данных различных лексикографических источников; проводится анализ ассоциативного потенциала лексем турист и туризм по данным «Русского ассоциативного словаря» под ред. Ю.Н. Караулова, а также по данным свободного ассоциативного эксперимента; анализируется контекстный потенциал данных лексем.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ASSOCIATIVE SEMANTIC FIELD TOURIST: STRUCTURE, DYNAMICS AND CONTEXT

The paper presents the analysis of the associative semantic field tourist on the basis of Russian glossaries, thesaurus, Russian associative dictionary under the editorship of YU.N. Karaulov, free associative experiment and context.

Текст научной работы на тему «Ассоциативно-семантическое поле «Турист»: структура, динамика, текстовые реализации»

2. Kulikova, N.A. Poslovicih i pogovorki v kommunikativnoyj kuljture staroobryadcev Gornogo Altaya (interpretaciya skrihtihkh smihslov) // Mir nauki, kuljturih, obrazovaniya. - 2012. - № 3(34).

Статья поступила в редакцию 16.09.13

УДК: 81-2

Kurlova E.A. THE ASSOCIATIVE SEMANTIC FIELD TOURIST: STRUCTURE, DYNAMICS AND CONTEXT. The

paper presents the analysis of the associative semantic field tourist on the basis of Russian glossaries, thesaurus, Russian associative dictionary under the editorship of YU.N. Karaulov, free associative experiment and context.

Key words: associative semantic field, lexical semantic group, associative-verbal field, associative potential, contextual potential.

Е.А. Курлова, аспирант Национального минерально-сырьевого университета «Горный», г. Санкт-Петербург, E-mail: eka.vasilieva@mail.ru

АССОЦИАТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «ТУРИСТ»: СТРУКТУРА, ДИНАМИКА, ТЕКСТОВЫЕ РЕАЛИЗАЦИИ

В статье рассматривается ассоциативно-семантическое поле турист на основе данных различных лексикографических источников; проводится анализ ассоциативного потенциала лексем турист и туризм по данным «Русского ассоциативного словаря» под ред. Ю.Н. Караулова, а также по данным свободного ассоциативного эксперимента; анализируется контекстный потенциал данных лексем.

Ключевые слова: ассоциативно-семантическое поле, лексико-семантическая группа, ассоциативновербальное поле, ассоциативный потенциал, контекстный потенциал.

В современном русском языке семантическое поле отдых имеет сложную структуру. Данные различных лексикографических источников позволяют выделить различные денотативные признаки ядерных лексем поля отдых, отдыхать и отдохнуть: устранение усталости; восстановление сил; состояние покоя; состояние, свободное от работы; непродолжительный перерыв в работе; сон; перерыв для длительного отдыха; пенсия. Несмотря на диффузность этих признаков использование пространственно-временных координат (продолжительность и характер локализации) позволяет выделить конкретный сегмент семантики отдыха, а именно - продолжительный отдых с изменением постоянной локализации, т.е. отпуск или каникулы.

Семантику данного фрагмента формируют наименования места отдыха, времени отдыха, формы его организации, а также наименования субъекта отдыха. В основных идеографических словарях русского языка не выделяется особая лексическая группа наименований субъектов отдыха. Однако общая сема человек, находящийся на отдыхе позволяет выделить такую группу и включить в нее лексемы: дачник, курортник, отдыхающий, отпускник и турист. Интересующая нас лексема турист относится к группе наименований субъектов отдыха.

Данная лексема, восходящая к французскому touriste, в словарях иностранных слов толкуется как человек, занимающийся туризмом; участник туристской поездки, похода и т.д., а лексема туризм в свою очередь получает следующее толкование: вид активного отдыха - путешествия (поездки, походы), совершаемые организованно или самостоятельно для отдыха, со спортивными (горный, водный, лыжный) и познавательными (научный) целями [1]. Таким образом, в семантике лексем турист и туризм содержится несколько денотативных признаков, к которым в первую очередь относятся: «отдых», «путешествия», «спорт/элементы спорта», «познавательные цели».

В большинстве толковых словарей («Словарь современного русского литературного языка» под ред. К.С. Горбачевича (БАС); «Словарь русского языка» под ред. А.П. Евгеньевой (МАС); «Словарь русского языка» С.И. Ожегова) лексема турист толкуется как человек, занимающийся туризмом (ср.: туризм - путешествия, специально организованные, совершаемые для отдыха и с познавательными целями, иногда с элементами спорта). Показательно, что в «Толковом словаре современного русского языка» под ред. Д.Н. Ушакова лексема туризм определяется, как вид спорта: вид спорта - путешествия, в которых развлечение и отдых соединяются с образовательными целями. При этом в толковании выделяется не зафиксированный ранее содержательный признак: развлечения.

В «Большом толковом словаре» под ред. Л.Г. Бабенко лексема туризм определяется как вид спорта, представляющий собой групповые походы, имеющие целью физическую закалку организма, соревнования на выносливость, скорость передвижения и др., а также путешествия, специально организованные, совершаемые для отдыха и с познавательной целью (без элементов спорта), т.е. в этом словаре четко разграничиваются два денотативных признака, а именно: туризм - вид спорта и туризм - путешествия, совершаемые для отдыха, развлечения без элементов спорта.

Несмотря на то, что семантический объем лексемы туризм по данным толковых словарей, а также словарей иностранных слов ограничен одним значением, можно говорить о выделении двух основных денотативных признаков данной лексемы: 1. вид спорта, 2. путешествия, совершаемые для отдыха, развлечения с познавательными целями. Ср. также иллюстративные примеры из толковых словарей: 1. В соревнованиях по туризму приняли участие старшеклассники нескольких школ. 2. На площади перед крепостью, где больше всего любят гулять туристы, можно сфотографироваться (В. Аксенов).

Поскольку ассоциативно-вербальные поля моделируют «активный режим работы языкового сознания носителя» [2: 70], выход за рамки лексикографически фиксируемого значения обнаруживает «не только актуально осознаваемые и используемые в общении смысловые компоненты, связанные со словом, но и признаки, которые отражают общую информационную базу человека, его энциклопедические знания о предмете и явлении» [3: 99-100]. По данным «Русского ассоциативного словаря» под ред. Ю.Н. Караулова (РАС) содержание ассоциативно-вербальных полей турист и туризм свидетельствует об актуализации в сознании носителей русского языка второй половины ХХ-го века представлений о туризме как виде спорта, ср. поход, горы, в горах, в городе, в гору не пойдёт, высота, альпинист, ползет, скалолаз, пешеходный, водный (туризм), устал и др. В словаре зафиксированы частотные реакции, связанные с атрибутами активного отдыха (рюкзак, с рюкзаком, палатка, гостиница, без компаса, костер, лодка, сумка, велосипед, консервы, чайник, гитара и др.). В представлении носителей русского языка лексемы турист и туризм ассоциируются с активным отдыхом с элементами спорта, с отдыхом на природе, с палаткой, у костра, с гитарой, который имеет романтический оттенок, свойственный данной эпохе.

Поскольку РАС отражает сознание носителей русского языка конца ХХ-го века, для выявления динамики ассоциативновербальных полей турист и туризм в 2013 г. нами был проведен свободный ассоциативный эксперимент, в котором приняло

участие 90 носителей русского языка, которые были поделены на две группы. Первую группу составили респонденты в возрасте от 30 до 60 лет, вторую - от 17 до 30 лет (в основном учащиеся Санкт-Петербургских вузов).

Наиболее частотные реакции первой группы респондентов (палатка 23, рюкзак 18, отдых 17, путешествие 16, путешественник 13, поход 11, котелок 9, костер 9, горы 8, панама 7, рыбалка 4, маршрут 3), а также единичные реакции: (грибы, сосны, озеро, речка, группа, море, огонь, ложка, миска, альпинист, отпуск, завтрак, в спортивной одежде, гитара, ветровка, лес) во многом повторили ассоциативно-вербальное поле, зафиксированное в РАС.

Однако ассоциативные реакции, полученные у второй группы респондентов, выявили некоторые различия в представлениях о туризме у людей разных поколений, ср.: путешествие 23, отдых 21, отель 16, поездка 15, заграница 15, путешественник 13, достопримечательности 8, загранпаспорт 4, фотоаппарат 4, путеводитель 3, карта 3, самолет 3, рюкзак 3, чемодан 3, багаж 2, пляж 2, экскурсия 2, виза 2, солнце 2, море 2, новые места 2, русский, билет, иностранец, иностранный, турагентство, турфирма, турпоездка, туроператор, гулять, осматривать, горы, долгая дорога, пальма, водка, веселье, спорт, остров, купание, приезжий, загар, природа, речка, бутылка, шляпа, очки, кепка, закат, кемпинг, дом на колесах, Таиланд, Египет, Испания, город, лес 1. Данный ассоциативный ряд позволяет отметить следующее:

- для респондентов второй группы географическая локализация туризма представляется гораздо шире и по большей части связана с широким кругом зарубежных стран и курортов (Тайланд, Египет, Испания, остров, море, пляж); зафиксированы частотные реакции, связанные с организацией таких поездок: загранпаспорт, виза, турфирма, турагентство, туроператор, отель, кемпинг, круиз (подобные представления о туризме в РАС отсутствуют);

- показательно, что ассоциации, частотные в РАС (поход, костер, велосипед, скалолаз и др.), в ассоциативно-вербальном поле респондентов второй группы отсутствуют;

- в связи с изменившимися формами и видами отдыха туристов изменились и атрибуты отдыха. Так, например реакция рюкзак (зафиксированная в РАС как частотная) для респондентов второй группы оказалась единичной, а такие реакции, как консервы, палатка, компас, чайник, гитара не были зафиксированы; их заменили чемодан, багаж, билет, путеводитель, карта, шляпа, кепка, фотоаппарат, очки и пр. Кроме того, для респондентов второй группы отдых связан со значительным престижем и комфортом (пять звезд, все включено и др.).

В связи с изменением политических и экономических условий изменились и расширились представления о туризме и туристах. Туризм в настоящее время ассоциируется большей частью с поездками заграницу с различными целями (выездной туризм), с комфортным отдыхом на курортах и т.д. Современный туризм уже невозможен без отелей, туристических бюро, транспорта, обязательных атрибутов данного вида отдыха и т.п. Т.е. ассоциативный потенциал лексем турист и туризм свидетельствует об изменениях в представлении о туризме и, соответственно, об актуализации второго содержательного компонента в лексеме турист: человек, путешествующий с целью развлечения и с познавательными целями.

Выход за пределы лексикографически фиксируемого значения позволяет увидеть ценностно-оценочное отношение к туризму и туристам, о чем свидетельствуют текстовые реализации соответствующих лексем. Привлечение данных Национального корпуса русского языка показало, что лексема турист в текстах досоветского периода характеризует человека, путешествующего большей частью за пределами своей страны, как правило, с познавательной, развлекательной целью, ср.: ... турист, разлучаясь с родным краем, так сказать, преднамеренно отрывается от своего прошлого затем, чтобы ринуться в пучину ожидающей его новизны, когда жажда приключений и новых мест увлекает многих даровитых писателей (А.В. Дружинин. Русские в Японии в конце 1853 и в начале 1854 годов (1855); Рассказал турист...:/ «Я посетил отшельника Севильи, /На виллу Мирт хотелось мне взглянуть...» (Н.А. Некрасов. Современники. (1875); В текстовых реализациях досоветского периода нередко появляются и оценочные указания на праздность туриста, поверхность его интересов, ср.: ...Все спешат расстаться с дорогой отчизной. /Все спе-

шат оставить родины пределы:/Кто для исцеленья боли застарелой. /Кто для осмотренья фабрик и заводов. /Кто для ис-требленья годовых доходов, /Юноша - для пользы и ученых целей. / Франт - для созерцанья милых дам-камелий, /Купчик

- поучиться жизни и комфорт (Б.Н. Алмазов. Турист. (1859); Я не турист. К чему мне после Айя-Софии гудящий базар с его шёлковыми и бисерными искушениями, кокетливые пери, даже несравненные кипарисы кладбища Сулемания. (Н.С. Гумилев. Африканский дневник (1913).

В текстах советского периода, а также в текстах, обращенных к данному периоду, лексема турист приобретала дополнительные оценочно-идеологические признаки. В советское время по известным причинам развивался именно внутренний туризм (Лозунг: «Турист, свой край исследуй, изучай»), в связи с чем актуализировался и популяризировался такой вид отдыха, как турпоход (с палаткой, иногда в далекие и даже непроходимые места), ср.: По тропинкам по гористым, По болотам и кустам/ Пробираются туристы/ К неизведанным местам. (Ле-бедев-Кумач, Песня туристов.). Можно сказать, что во многих поэтических и песенных текстах произошла определенная романтизация образа бесстрашного, выносливого, неприхотливого туриста, туриста-спортсмена.

Туризм иного рода, предполагающий выезд за границу (доступный ограниченной группе «выездных»), был недоступен большинству граждан, ср.: Средневековые костюмы, маски, узкие улички исторических городов. Нам необычны такие объекты туризма, но жители Европы их очень любят (Шаги-нян) и получал дополнительные идеологические коннотации, перераставшие в отрицательную оценку человека, покидающего свою родину. Здесь знаковой можно считать ситуацию, когда в 60-е годы ХХ-го века писатель Виктор Некрасов, совершивший ряд путешествий в Италию, Америку и Францию, впечатления от которых описал в очерках «Первое знакомство», «По обе стороны океана», «Месяц во Франции», был подвергнут жесткому осуждению в опубликованном журналистом Мэлором Стуруа фельетоне (в газете «Известия») под заголовком «Турист с тросточкой» и обвинен в том, что создает лживую картину жизни в капиталистических странах, служит интересам империализма и клевещет на советский строй. Идеологические коннотации здесь усилии мотив негативной оценки праздности и безделья, характерных для туриста: На Некрасова навесили ярлык: «турист с тросточкой» - образ праздношатающегося бездельника, антитеза обобщенному лицу советского трудящегося... (Владимир Потресов. Возвращения Некрасова (2004).

Понятие иностранный турист или интурист имело также негативную окраску, поскольку человек, приезжающий в Советский союз из заграницы, нередко воспринимался почти как шпион, ср.: Еще один иностранец приехал как турист - Джок. И мама к нему привязалась, и на квартиру к нему ходила. Папа несколько раз делал ей втык, чтоб в нашем доме Джок не появлялся, поэтому, если иностранец засиживался допоздна и приходил папа, я прятала Джока в шкаф. А папа кричал маме много раз: «Я не могу их убедить, что ты ничего не знаешь! (Александр Терехов. Каменный мост (1997-2008). Отмечая отдельные «оценочные сдвиги», необходимо учитывать, что «даже небольшой сдвиг в оценочном содержании лексем свидетельствует не только о движении лексем по оценочной шкале, но и об определенной перестройке ценностных ориентаций поколения носителей языка» [4, с. 201].

В текстовых реализациях постсоветского периода актуализировалось понятие российский/русский турист, у которого появился устойчивый оценочный компонент: Русский турист, путешествующий по Финляндии, должен сразу на границе забыть свои ухарские привычки, создающие хаос и сумятицу на российских дорогах. (Ирина Муравьева. Поспешай не торопясь (2001) // «Туризм и образование», 2001.03.15); ... желание пустить пыль в глаза и отличает российского туриста от западного. (Ахромова Мария. Дмитрий Крылов: Не ходите на пляж в колготках // Труд-7, 2007.05.18) и др.

Таким образом, лексикографически зафиксированные значения, ассоциативно-вербальные поля и текстовые реализации, составляющие в целом ассоциативно-вербальное поле турист, свидетельствуют об изменениях представлений о туризме как виде отдыха, а также о динамике оценки человека, занимающегося туризмом, что во многом отражает изменения в социальноэкономической и политической жизни российского общества.

Библиографический список

1. Современный словарь иностранных слов. - М., 1993.

2. Караулов, Ю.Н. Лингвокультурное сознание русской языковой личности. Моделирование состояния и функционирования. Фрагмент материалов рукописи, переданной в издательство «Азбуковник» / Ю.Н. Караулов, Ю.Н. Филиппович. - М., 2008.

3. Попова, З.Д. Когнитивная лингвистика / З.Д. Попова, И.А. Стернин. - М., 2007.

4. Васильева, Г.М. «Духовные скрепы» российского общества в зеркале языковой оценки // Общество - Среда - Развитие: научно-

теоретический журнал. - 2013. - № 1(26).

Bibliography

1. Sovremennihyj slovarj inostrannihkh slov. - M., 1993.

2. Karaulov, Yu.N. Lingvokuljturnoe soznanie russkoyj yazihkovoyj lichnosti. Modelirovanie sostoyaniya i funkcionirovaniya. Fragment materialov

rukopisi, peredannoyj v izdateljstvo «Azbukovnik» / Yu.N. Karaulov, Yu.N. Filippovich. - M., 2008.

3. Popova, Z.D. Kognitivnaya lingvistika / Z.D. Popova, I.A. Sternin. - M., 2007.

4. Vasiljeva, G.M. «Dukhovnihe skrepih» rossiyjskogo obthestva v zerkale yazihkovoyj ocenki // Obthestvo - Sreda - Razvitie: nauchno-teoreticheskiyj zhurnal. - 2013. - № 1(26).

Статья поступила в редакцию 16.09.13

УДК 811.512

Rasulova R.Sh. ANALYTICAL EXPRESSIONS METHOD OF SIMULTANEITY TAXIS IN THE BASHKIR LANGUAGE.

Article on the analytic mode of representation taxis simultaneity in modern Bashkir literary language. By analyzing the actual language of the material it is concluded that in the Bashkir language most productive means of expression of the values of simultaneity are syntactic structure of the analytical system.

Key words: taxis, simultaneity, mean of expression, analytical expression method.

Р.Ш. Расулова, аспирант Стерлитамакского филиала Башкирского гос. университета, г. Салават, E-mail: ms.valiant@mail.ru

АНАЛИТИЧЕСКИЙ СПОСОБ ВЫРАЖЕНИЯ ТАКСИСА ОДНОВРЕМЕННОСТИ В БАШКИРСКОМ ЯЗЫКЕ

Статья об аналитическом способе репрезентации таксиса одновременности в современном башкирском литературном языке. Путем анализа фактического языкового материала делается вывод о том, что в башкирском языке наиболее продуктивными средствами выражения значения одновременности являются синтаксические конструкции аналитического строя.

Ключевые слова: таксис, одновременность, средства выражения таксиса, аналитический способ.

В отечественном языкознании таксис определяется как «функционально-семантическое поле, формируемое различными средствами (морфологическими, синтаксическими, лексическими), объединенными функцией выражения временных отношений между действиями в рамках целостного временнуго периода, охватывающего комплекс действий, выражаемых в высказывании (имеются в виду действия в широком смысле, включая состояния и отношения, т.е. любые репрезентации предикатов)» [1, с. 235]. Основными семантическими типами таксисных ситуаций являются отношения одновременности и разновременности (предшествования или следования).

В современном башкирском языке таксис как особая функционально-семантическая категория еще не выделена и не исследована. В то же время следует отметить, что такие ученые-башкироведы как Н.К. Дмитриев, А.А. Юлдашев, Дж.Г. Киекба-ев, К.З. Ахмеров, Г.Г. Саитбатталов, Д.С. Тикеев, А.М. Азнаба-ев, Л.Л. Самигуллина и другие в своих трудах, посвященных синтаксическому строю башкирского языка, семантике синтаксических конструкций, оперируют терминами «предшествование», «одновременность», «следование».

С позиции современной функциональной грамматики данные значения относятся к сфере таксисных ситуаций. Таксис-ные значения выражаются комплексом разноуровневых специализированных и неспециализированных вербальных средств, различающиеся в языках различного строя большей или меньшой продуктивностью.

Общепризнано, в языках агглютинативно-аналитического строя грамматические категории выражаются преимущественно аналитическими формами, относимыми к синтаксическим средствам деривации. Следовательно, теоретически можно предположить, что в башкирском языке аналитизм является одним из продуктивных моделей выражения и таксис-ных ситуаций.

В.Г. Гак отмечает, что «аналитические конструкции состоят из сочетания основного (полнозначного) и вспомогательного (слу-

жебного) слов» [2, с. 31]. На фактическом языковом материале попытаемся определить, какие аналитические модели используются в сфере репрезентации таксисного значения одновременности в башкирском языке.

К сфере таксиса одновременности относится временнуе отношение между ситуациями, когда «основное действие (процесс или целостный факт) совершается во время протекания второстепенного действия» [1, с. 268].

В башкирском языке зависимый таксис одновременности в простом предложении выражается посредством причастий и деепричастий аналитической конструкции.

Аналитическими называются деепричастия, «... образованные от аналитических финитных глагольных форм, представляющих собой сочетания деепричастия и вспомогательного глагола» [3, с. 30]. Как подчеркивает А.В. Бондарко, «конструкции с деепричастиями трактуются как полипредикативный комплекс, включающий основное сказуемое и подчиненное ему второстепенное сказуемое, выраженное деепричастием» [1, с. 257]. Наиболее продуктивной формой в башкирском языке является аналитическое деепричастие настоящего времени на -ып/ -еп/ -оп/ - вп/ -п, -а/ -э/ -й. Наличие данной формы «подтверждается и контролируется наличием значения одновременности» [4; с. 303]. Например: Сэрби эбей нимэнелер иденэ твшврвп, йэhэт кенэ вйгэ инде (Э. Эминев). Бед, ултыртан урындарыбыддан да кудеалырта куркып, улардыц бэхэслэшеудэрен тыцлай инек (М. Гафури). Шунын, всвн дэ ул [Котлояр] якын тирэнэн уденэ хедмэтсе таба алмай, эллэ кайдан ситтэн барып яллай тортайны (Д. Юлтый). Айныным да, hвйвнвп туя алмай, тары hине идкэ твшврдвм (Ш. Гэлиев).

Одним из периферических средств выражения таксиса одновременности является деепричастие прошедшего времени

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.