Научная статья на тему 'Археологические исследования на территории Неклиновского района Ростовской области в конце XX-начале XXI вв. : достижения, проблемы, перспективы'

Археологические исследования на территории Неклиновского района Ростовской области в конце XX-начале XXI вв. : достижения, проблемы, перспективы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1496
169
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КУРГАННЫЙ НЕКРОПОЛЬ / СПАСАТЕЛЬНЫЕ РАСКОПКИ / ПОСЕЛЕНИЕ / ГОРОДИЩЕ / МЕЖДУНАРОДНЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / NECROPOLIS / RESCUE EXCAVATION / SETTLEMENT / SETTLEMENT BURIAL / INTERNATIONAL ARCHAEOLOGICAL RESEARCH

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Качевский Павел Сергеевич

В статье изучается история археологических исследований, проводившихся на территории современного Неклиновского района Ростовской области в период с 1990 г. по 2010 г. Автор описывает и анализирует научные открытия археологов в этом регионе, размышляет о проблемах и перспективах развития историко-археологических изысканий на современном этапе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Качевский Павел Сергеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

This article examines the history of archaeological research carried out on the territory of Neklinovskiy district of Rostov region in the period from 1990 to 2010, the author describes and analyzes the scientific discoveries of archaeologists in the region, reflects on the problems and prospects of development of historical and archaeological research

Текст научной работы на тему «Археологические исследования на территории Неклиновского района Ростовской области в конце XX-начале XXI вв. : достижения, проблемы, перспективы»

47. ГАКК. Ф. р-687. Оп. 3. Д. 1346а. Л. 280.

48. ЦДНИРО. Ф. 9. Оп. 5. Д. 167. Л. 23-32.

49. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 7901. Оп. 1. Д. 131. Л. 14 об.

50. ГАРФ. Ф. 7901. Оп. 1. Д. 254. Л. 73.

51. ГАРО. Ф. р-4133. Оп. 1. Д. 1. Л. 56-69.

52. ГАРО. Ф. р-4133. Оп. 1. Д. 2. Л. 2.

53. ГАРО. Ф. р-4133. Оп. 1. Д. 1. Л. 21.

54. Большевик. 1943. 8 июня.

55. ГАРО. Ф. р-4133. Оп. 1. Д. 2. Л. 12; Д. 12. Л. 7.

56. ГАРО. Ф. р-4045. Оп.1. Д. 81. Л. 47, 85.

57. Молот. 1943. 22 сентября.

58. ГАРО. Ф. р-4133. Оп. 1. Д. 6. Л. 1.

59. ГАРО. Ф. р-4133. Оп. 1. Д. 19. Л. 2.

60. ГАКК. Ф. р-1264. Оп. 1. Д. 206. Л. 19, 21, 23; Большевик. 1944. 3 января.

61. ГАКК. Ф. р-1378. Оп. 1. Д. 25. Л. 54.

62. ГАРО. Ф. р-4045. Оп. 1. Д. 4. Л. 5.

63. Молот. 1943. 29 сентября; ГАРФ. Ф. А-374. Оп. 10. Д. 133. Л. 7об.

64. ЦДНИРО. Ф. 9. Оп. 5. Д. 167. Л. 11.

65. ГАКК. Ф. р-1246. Оп. 1. Д. 206. Л. 1; ГАРО. Ф. р-4045. Оп. 1. Д. 4. Л. 5.

66. Большевик. 1943. 30 мая. 1943.

67. Большевик. 1943. 30 мая.

68. ГАКК. Ф. р-1626. Оп. 2. Д. 17. Л. 35; ГАРО. Ф. р-4045. Оп. 1. Д. 4. Л. 5.

69. ЦДНИКК. Ф. 1072. Оп. 1. Д. 2353. Л. 17.

70. ГАКК. Ф. р-1626. Оп. 2. Д. 17. Л. 34, 35.

71. ГАКК. Ф. р-687. Оп. 3. Д. 1346 а. Л. 175, 176; ЦДНИРО. Ф. 9. Оп. 1. Д. 472. Л. 17, 18.

72. Молот. 1944. 19 мая, 24 июня, 25июня, 14 июля, 15 июля; Большевик. 1944. 16 июля.

73. ГАРО. Ф. р-4133. Оп.1. Д. 26. Л. 1, 3, 10; ЦДНИКК. Ф. 1774-А. Оп. 2. Д. 1836. Л. 105, 106.

П.С. Качевский

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ НЕКЛИНОВСКОГО РАЙОНА РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ В КОНЦЕ XX-НАЧАЛЕ XXI ВВ.: ДОСТИЖЕНИЯ,

ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Аннотация. В статье изучается история археологических исследований, проводившихся на территории современного Неклиновского района Ростовской области в период с 1990 г. по 2010 г. Автор описывает и анализирует научные открытия археологов в этом регионе, размышляет о проблемах и перспективах развития историко-археологических изысканий на современном этапе.

Ключевые слова: курганный некрополь, спасательные раскопки, поселение, городище, международные археологические исследования.

P. Kachevskiy

ARCHAEOLOGICAL RESEARCH ON THE TERRITORY OF NEKLINOVSKOGO DISTRICT OF ROSTOV OBLAST IN THE LATE 20TH-EARLY 21ST CENTURIES: ACHIEVEMENTS, PROBLEMS, PERSPECTIVES

Abstract. This article examines the history of archaeological research carried out on the territory of Neklinovskiy district of Rostov region in the period from 1990 to 2010, the author describes and analyzes the scientific discoveries of archaeologists in the region, reflects on the problems and prospects of development of historical and archaeological research.

Keywords, necropolis, rescue excavation, settlement, settlement burial, international archaeological research.

Развитие археологических исследований на территории Неклиновского района в 1990-е гг. было тесным образом связано с деятельностью хозрасчетных организаций, каковыми до 2000 года являлись Таганрогская археологическая экспедиция при Таганрогском государственном литературном и историко-архитектурном музее-заповеднике имени А.П. Чехова (начальникП.А. Ларе-нок) и Недвиговский отряд Археологического научно-исследовательского бюро при Ростовской областной инспекции охраны памятников истории и культуры (руководителиВ.В. Потапов и В.В. Яценко). Финансирование их исследовательской деятельности осуществлялось заказчиками, в качестве которых выступали крупные строительные и топливно-энергетические организации, ведущие активные земляные работы в местах скопления памятников археологии и древней истории Неклиновского района. Согласование планируемых археологических работ производилось в Институте археологии при Академии наук России в Москве. Туда же отправлялись ежегодные научные отчеты о проведенных изысканиях.

Основное внимание данными исследователями уделялось раскопкам курганных могильников и связанных с ними средневековых святилищ с каменными изваяниями (т.н. «каменными бабами»). В процессе раскопок курганных насыпей широко применялась строительная техника (скреперы, бульдозеры), что существенно облегчило полевые работы и ускорило процесс изучения курганных погребений древних людей, населявших земли Неклиновского района в течение последних четырех-пяти тысячелетий, начиная с периода меднокаменного века (энеолит по археологической периодизации) до позднего средневековья (ранний железный век). Помимо раскопок курганов эпохи энеолита - бронзового века, античного и средневекового периодов истории, сотрудниками этих экспедиций выявлялись, наносились на карту и изучались древние поселения и стойбища кочевников, тесно связанные с курганными могильниками.

Всего за период с 1990 по 1997 гг. усилиями Таганрогской археологической экспедиции и Недвиговского отряда Археологического научно-исследовательского бюро в пределах Неклиновского района раскопано 38 курганных насыпей в 10 пунктах находок скоплений курганов. Это могильники Федоровка-1 и Федоровка-П, Никитин-1 и Никитин-П на западе района, Таврия-1, Таврия-II, Таврия-Ш, Таврия-^ на правобережье Миусского лимана, Покровский курганный некрополь на восточной окраине районного центра и могильник «Дарагановка» на юго-восток от Миусского лимана, в непосредственной близости от Таганрога. Изучение этих памятников археологии и древней истории проводилось силами отрядов Таганрогской экспедиции и материалы исследований поступали на учет и хранение в Таганрогский музей краеведения. Курганные могильники на востоке района (Бессергеновский-Ш, Синявский-П, Приморский, Русский-П) раскапывались Не-двиговским отрядом ростовского археологического научно-исследовательского бюро. Материалы раскопок поступили на хранение в Таганрогский краеведческий музей [3, 2].

Научные результаты проведенных раскопок регулярно публиковались в центральных академических изданиях (Археологические открытия, Российская археология) и в региональной научной периодике (в частности, в ежегодных выпусках сборника трудов Азовского музея краеведения «Историко-археологические исследования в г. Азове и на Нижнем Дону»). В 1998 году результаты исследований были дополнены новыми материалами по Матвеево-Курганскому району, обобщены и вышли в свет отдельным изданием под названием «Курганы Северо-Восточного Приазовья. Третий выпуск материалов и исследований Таганрогской археологической экспедиции посвящен столетию Таганрогского музея-заповедника им. А.П. Чехова» [3].

В результате раскопок было выявлено, что могильник Федоровка-П, расположенный в 2 км к северо-востоку от одноименного села, на водораздельной возвышенности между балкой реки Сухой Еланчик и балочкой Бальвиной, был создан в период энеолита и раннего бронзового века племенами т.н. древнеямной культурно-исторической общности. Данное население большинством специалистов отождествляется с индоевропейской культурно-этнической и языковой общностью, представители которой в течение III тысячелетия до н.э. проживали в Северо-восточном Приазовье, переселившись сюда из степей Заволжья и Приуралья [3, 4-6]. Курганный некрополь Федо-ровка-П является одним из древнейших кладбищ населения эпохи расцвета первобытнообщинного строя не только на территории Неклиновского района, но и Ростовской области.

Интересной находкой, обнаруженной в процессе раскопок курганов могильника Федоров-ка-1, стало богатое воинское погребение средневекового кочевника, сопровождавшееся положением в яму чучела коня с упряжью и предметов вооружения. При погребенном также находились серебряные и золотые украшения (нашивные бляшки на костюм, наручный браслет). Обряд помещения к умершему воину чучела коня, по сведениям арабских авторов X века, в степях Восточной Европы практиковали только две близкородственных тюркоязычных народности: торки-огузы и печенеги. Исходя из сообщений византийских и древнерусских письменных источников о проживании в то время в Приазовье только племен кочевников-печенегов, В.А. Ларенок пришла к заключению о том, что погребение средневекового воина в кургане могильника Федоровка-1 следует считать печенежским и датировать в рамках Х-начала XI вв. Этот вывод важен тем, что на территории Неклиновского района известно мало погребений печенегов, тем более представителей племенной знати, хотя печенеги жили в Приазовье около 200 лет, с конца IX до второй половины XI вв.

Сооружение большинства остальных курганов могильника Федоровка-! относится к бронзовому веку, в частности насыпи кургана №1, в который, кстати, и было впущено указанное печенежское погребение. Всего под насыпью кургана №1 оказалось семь погребений, из которых самое раннее (основное) датировано серединой эпохи бронзы (начало II тыс. до н.э.). Оно относится специалистами к захоронениям населения катакомбной культурно-исторической общности, которое сменило в Приазовье племена древнеямной культуры и при этом сильно смешалось с ними. Поэтому в погребениях, в том числе и в могильнике Федоровка-^ становится типичным явлением сочетание этнокультурных признаков племен раннего и среднего этапов бронзового века. Прародиной катакомбных племен большинство специалистов считают степи и предгорья Северного

Кавказа, поэтому появление в пределах Неклиновского района подкурганных погребений ката-комбного типа можно связывать с приходом сюда нового населения с юга. Этническое смешение между ним и местным населением со временем привело к появлению общих кладбищ и смешанного погребального ритуала, что фиксируется благодаря раскопкам Федоровки-I, а также могильника «Пятихатки» на востоке района (исследовался еще ранее, в 1988 году).

Замечательной находкой является поминальный культовый комплекс, датируемый концом бронзового века (вторая половина II тыс. до н.э.). Он сооружен поверх насыпи кургана №1 могильника Федоровка-I. Здесь был прослежен т.н. кромлех, то есть каменное кольцо, сооруженное в древности вокруг центральной части насыпи. Вероятно, что он имел магически-охранительное значение, подобно современным оградкам на кладбищах. Кромлех состоял из массивных каменных плит известняка и, по мнению изучавшего его конструкцию П.А. Ларенка, помимо религиозного смысла, имел также и утилитарно-практическое значение. Создание кромлеха помогло строителям кургана сохранить высоту земляной насыпи от природной эрозии. Постройку кромлеха П.А. Ларенок приписывает населению позднего бронзового века, племенам т.н. срубной культурно-исторической общности [3, 43-46]. Несколько погребений, совершенных по обряду, типичному только для населения данной общности, действительно были прослежены в кургане №1. Вероятно, что родственники умерших путем сооружения кромлеха пытались увековечить их память и следовали принятой среди племен данной общности традиции делать поверх курганов каменные конструкции типа кромлеха [3, 10]. В заключение можно добавить, что большинством археологов племена срубной культурно-исторической общности считаются прямыми потомками племен древнеямной культуры, следовательно, также могут быть отождествлены с древними индоевропейцами, которые к этому времени расселились на значительной части Европы, Ближнего и Среднего Востока и даже проникли в Индию (т.н. племена индоариев).

Интересными находками и открытиями ознаменовались раскопки курганов у поселка Таврия, расположенных на водораздельном возвышении между балками Носовой, Сухой Еланчик и Гаевской, последние из которых впадают в Миусский лиман с севера. Они сопровождались обследованием памятников археологии вдоль Носовой балки и на северном берегу Миусского лимана.

Большая часть захоронений в могильниках Таврия-1,Таврия - II и Таврия - III относится к позднему бронзовому веку и оставлена племенами срубной культуры, по крайней мере, так полагает исследователь могильника В.А. Ларенок [3, 74]. Весьма интересным стало исследование каменного святилища с человекоподобными изваяниями (2 скульптуры), прослеженного в верхней части насыпи кургана № 1 могильника Таврия-I в 1992-93 гг. Оно было создано племенами кочевников-половцев (кипчаков) в XII-XIII вв. При возведении святилища в честь духов родовых предков половцами учитывалось наличие в кургане остатков каменного кромлеха, созданного в позднем бронзовом веке. Этот кромлех мог восприниматься половцами как готовая поминальная оградка. Раскопки половецкого каменного святилища в могильнике Таврия-1 стали первыми научными исследованиями памятников подобного рода в Неклиновском районе [3, 75]. Их результаты дополнили научные знания о религии и быте половецкого населения, господствовавшего в степях Приазовья накануне его завоевания Золотой Ордой в 1237-1242 гг.

В могильнике Таврия-II, в кургане №2, изученном в 1992 году, обнаружено необычное средневековое погребение знатной женщины примерно 30-летнего возраста. Оно было совершено в деревянном ящике-гробовище и сопровождалось серебряными украшениями (шейной гривной и наручными браслетами), специфическим т.н. «рогатым» головным убором. Также была выявлена керамическая посуда, в которой имелись остатки жертвенной заупокойной пищи. Интересно, что это погребение сопровождалось захоронением чучела коня, совершенным в отдельной яме в той же курганной насыпи. Как правило, захоронения чучела коня в курганных погребениях печенегов и половцев, кочевавших в Приазовье в XI-XIII вв., сопровождают мужские воинские могилы. По крайней мере, до этой находки на территории Неклиновского района не были известны средневековые женские погребения, сопровождавшиеся чучелом или целой тушей лошади. Очевидно, что половецкое погребение в кургане №2 некрополя Таврия-II отражает высокий социально-правовой статус знатных половчанок по сравнению с приниженным положением женщины у рядового кочевого населения региона в XI-XIII вв.[3, 76].

В 1991-1992 гг. сотрудниками экспедиции, раскопавшей курганы у п. Таврия, обследовались поселения бронзового и железного веков в Носовой балке и на северном берегу Миусского лимана. В отчетной публикации отмечалось, что поселения срубной культурно-исторической общности бронзового века являются частью огромного комплекса памятников, куда включаются изученные курганные могильники и поминальные святилища. Территория данного комплекса охватывает земли правобережья Миусского лимана между балками Носовой и Гаевской, на северо-западе до верховьев Сухого Еланчика [3, 52-.54]. Здесь были выявлены следующие поселения:

Поселение «Носово-СТФ». Расположено на западной окраине с. Носово на правом берегу Носовой балки, близ современной СТФ. Занимает мысовой участок надпойменной террасы, обра-

зованной изгибом балки Носовой, к юго-востоку от впадения в нее с запада балки Каменной. Памятник многослойный, в подъемном керамическом материале представлены обломки посуды и кремневые изделия периодов энеолита, позднего бронзового века, салтово-маяцкой культуры раннего средневековья 'УШ^ вв. и средневековых поселений XII в., а также золотоордынского времени XШ-XIV вв. С культурным слоем позднего бронзового века (срубная культура) связано наличие остатков каменного домостроительства. Площадь поселения в 1990-е гг. стала подвергаться интенсивной распашке, что приводило к уничтожению культурного слоя поселения. Впоследствии на этом месте было пастбище, что временно приостановило процесс техногенной эрозии данного памятника.

Поселение в устье балки Средней. Расположено в 4,5 км к северо-западу отс. Носово, на конусе выноса балки Средней, впадающей с правой стороны в Носову балку. Памятник многослойный, кроме срубной культуры отмечены остатки кочевнического стойбища населения салто-во-маяцкой культуры. Со слоем эпохи поздней бронзы связаны остатки каменного домостроительства. На пахотном поле видны очертания древней улицы, ориентированной в широтном направлении с юго-запада на северо-восток. Среди подъемного керамического материала преобладают обломки вылепленных от руки сосудов бронзового века, орнаментированные характерными оттисками гребенки, насечками и пальцевыми вдавлениями.

Поселение Калиновка-1 Расположено на восточной окраине с. Калиновка, в 1,5 км к западу от устья балки Носовой. Занимает пологий участок террасы над поймой Миусского лимана. Подъемный материал представлен обломками керамики срубной культурно-исторической общности. Следов каменных конструкций на современной задернованной поверхности земли не найдено.

Поселение Ивановка-У. Находится на левом берегу западного отрога балки Гаевской в 1,2 км к северо-западу от северо-западной окраины с. Ивановка. Большая часть культурного слоя данного поселения срезана и уничтожена в результате вывоза грунта при современных работах (подсыпка огородов в с. Ивановка). Собранные на памятнике археологии фрагменты лепной керамики типичны для поселений срубной культурно-исторической общности XIV-XI вв. до н.э.

В балке р. Сухой Еланчик керамика этой же культуры была обнаружена на поселениях эпохи бронзы Таврия-П (в 1 км к западу отс. Таврия, на правом берегу р. Сухой Еланчик) и Тав-рия-Ш (в 2 км к северо-западу от с. Таврия, на левом берегу истока р. Сухой Еланчик). Раскопкам эти неукрепленные древние поселения никогда не подвергались.

Из раскопок, проводившихся в Неклиновскоми районе Недвиговским отрядом Археологического научно-исследовательского бюро, можно выделить исследованные погребения в кургане №81 и в кургане № 94 могильника «Приморский», расположенного между берегом Таганрогского залива и автотрассой М-23. С запада могильник ограничен руслом балки Манучкина, впадающей в Самбек, а с востока - балкой р. Морской Чулек. В 1991-92 гг. исследовался курган №81, а в 1994 году - курган №94, руководили раскопками В.В. Потапов и В.В. Яценко при участии ростовских археологов В.П. Глебова и А.И. Гармашова.

В кургане №81 было обнаружено единственное погребение, совершенное в раннем железном веке. Ограблению оно подверглось еще в древности, поэтому сохранность предметов плохая. Погребенный мужчина относился к скифскому населению Приазовья в У-Ш вв. до н.э. Сохранились железные и бронзовые предметы из его погребального инвентаря, что свидетельствует о возможности присутствия изделий из драгоценных металлов, унесенных затем грабителями. Над курганом сооружен каменный кромлех, связанный с поминальной традицией, известной в культуре скифов-кочевников по древнегреческим письменным источникам. В кургане № 94 было выявлено три погребения, совершенных в период энеолита и ранней бронзы, то есть около 4500-5000 лет назад. Умершие снабжались каменными орудиями труда (найдены в могилах мужчин кремневые наконечники стрел, а в женских захоронениях кремневые скребки и пластинки для обработки шкур и кожи животных). Керамика представлена грубой посудой ручной лепки, без применения гончарного круга. Данные погребения являются древнейшими курганными могилами на востоке Неклиновского района, и их возникновение исследователи связывают с расселением первой волны индоевропейского населения, оставившего памятники древнеямной культуры[6, 81-89].

Помимо курганов Приморского могильника, скифские и древнейшие энеолитические погребения были выявлены в могильнике Русский-Ш, расположенном к северу от автотрассы М-23, в 1,8 км к северо-западу от окраины с. Синявское. Исследовались курганы №№ 1-5, № 20.

В кургане № 4 изучено два погребения раннего железного века (античной эпохи). Более древнее из них совершено скифскими кочевниками в У в. до н.э., оно не было ограблено. Погребенный молодой мужчина 25-30 лет был снабжен легким вооружением (лук и стрелы с железными и бронзовыми наконечниками). Второе погребение относилось к римскому времени ЫП вв. н.э. и являлось могилой кочевника-сармата. В кургане №3 исследовано интересное парное погребение мужчин среднего возраста в одной яме, относящееся к энеолиту-раннему бронзовому веку. Тем самым впервые для территории Неклиновского района было получено наглядное подтверждение

научному предположению о том, что в данный исторический период население еще сохраняло прочные семейно-родовые отношения и парные погребения в курганах отражают родоплеменное устройство местного общества в III тыс. до н.э.

Примечательным стало также открытие в могильнике Русский-2 кургана №1 (эпохи бронзы), в насыпь которого впоследствии были впущены два погребения кочевников-сарматов. Наиболее раннее из них датируется В.П. Глебовым по обломкам греческих амфор эллинистического времени в пределах II в. до н.э. Погребение знатной сарматской женщины сопровождалось золотыми серьгами, бусами и бисером. Исследователь отмечает, что это одно из древнейших сарматских погребений в Северном Приазовье, поскольку коренная территория обитания сарматских племен находилась в то время к востоку от Дона [3, 87-88].

Таким образом, регулярные полевые исследования курганов и связанных с ними мест поселения людей бронзового и железного веков привели к ощутимым положительным научным результатам.

Вместе с тем, в Неклиновском районе продолжалось исследование поселений эпохи средневековья на побережье Таганрогского залива и Миусского лимана. В этих исследованиях, помимо Таганрогской экспедиции музея-заповедника (до 2000 года), принимали активное участие Южнороссийская комплексная экспедиция (г. Москва) в 1995-96 гг. и ростовское «Донское археологическое общество» в 1999-2005 гг. В 2000-20007 гг. в изысканиях участвовала также экспедиция Ростовского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВО-ОПИиК). Наиболее интересными оказались результаты раскопок Семеновской крепости, в 1992 году проведенных сотрудниками экспедиции Таганрогского музея-заповедника и в 1995-96 гг. и продолженных московской Южно-российской комплексной экспедицией под руководством И.В. Волкова [1, 110]. Памятник археологии «Семеновская крепость» находится на 16-м участке Бег-лицкой косы и интенсивно размывается водами моря. Исследовались сохранившиеся на обрыве остатки земляной Семеновской крепости петровского времени, под которыми было выявлено поселение первой половины-середины XIII века. Раскопками 1992 года впервые выявлено наличие культурного слоя средневекового времени. Керамический материал позволил исследователям отнести этот слой к XIII веку и предположить наличие в районе Беглицкой косы древнерусского поселка. В 1995-96 гг. И. В. Волков раскопал значительную площадь средневекового участка на Семеновской крепости, обосновал ее узкую датировку в пределах первой половины-середины XIII века и впоследствии предположил отождествление данного поселения с отмеченным на итальянских картосхемах Приазовья XIV-XV вв. портом Кабарди [1, 109-111]. Тем самым было впервые в Неклиновском районе выявлено древнерусское поселение, ставшее в золотоордынское время объектом итальянской торговой колонизации в Приазовье.

Помимо Семеновской крепости, следы поселения XIII-XIV вв. были выявлены в 1998-99 гг. в районе между с. Комаровка и с. Петрушино. По мнению автора открытия П.А. Ларенка, данное местонахождение можно отождествить с отмеченным на ранних итальянских картах Приазовья начала XIV века пунктом Порто-Пизано [4, 43-44].

В 1996 году, в рамках федеральной целевой программы «Наследие», проводимой под эгидой Министерства культуры РФ и областного министерства культуры, сотрудниками экспедиции Таганрогского музея раскапывалось многослойное поселение Ново-Золотовка, изучавшееся еще в 1956 году И.С. Каменецким и в 1980-83 гг. Т. Панченко. Раскопками под руководством В.В. Цибрия и П.А. Ларенка вскрыто три участка на обрывистом берегу залива в окрестностях с. Ново-Золотовка в 15 км к западу от г. Таганрога. Первый раскоп выявил следы кочевого стойбища хазарского времени VIII-IX вв. Второй раскоп содержал остатки хозяйственных ям поселения античного времени, созданного скифо-меотским населением в IV-III вв. до н.э. Наиболее ценные результаты дали раскопки на третьем исследованном участке. Здесь была обнаружена гончарная мастерская золотоордынского времени. Было прослежено в ее помещении женское погребение, датируемое найденной при нем монетой чекана хана Кульны (или Кульпы), правившего в Золотой Орде короткое время, в 1361-1362 гг. Таким образом, изучение золотоордынского участка поселения «Ново-Золотовка» позволило выявить первую на территории Неклиновского района гончарную мастерскую золотоордынского населения [9, 65].

В том же 1996 году под руководством В.А. Ларенок раскапывалось два средневековых поселения на западном берегу Миусского лимана: Натальевка-I и Ломакин-V. В 2005 году эти исследования продолжены Донским археологическим обществом. Натальевка-I оказалась самым ранним из всех известных в Северо-Восточном Приазовье древнерусских сельских поселений XI-XIII вв. (Самбек, Веселый, Куричанское). Оно расположено в 3-4 км к северо-востоку от с. Натальевка на правом берегу Миусского лимана. Раскопки В.А. Ларенок в 1996 г. и Р.В. Прокофьева в 2005 г. выявили хозяйственные сооружения и предметы быта, украшения из стекла, оставленные славянорусским населением Приазовья. Археологический памятник «Ломакин-V» представляет собой скопление кочевых стойбищ степного населения хазарского и золотоордынского периодов средне-

вековой истории Приазовья. Поселение расположено в 1 км к юго-западу от современного хутора Ломакин и в 17 км. к западу от Таганрога. Многочисленные находки остатков хозяйственно-бытовой, а также ритуальной деятельности его обитателей свидетельствовали о плотном заселении этого места в УШ-К вв. и в XIII-XIV вв.

В 1995-96 и в 2001 гг. археологическая лаборатория Ростовского государственного университета продолжила начатые в 1970-80-е гг. раскопки курганного и грунтового некрополей на 17-м участке Беглицкой косы. Исследованные погребения скифского населения позволили дополнить полученные ранее сведения о погребальном обряде скифов и меотов Приазовья в ГУ-Ш вв. до н.э. Раскопками руководила Т.А. Прохорова, и в них принимали участие студенты-практиканты исторического факультета РГУ. После 2006 года, в связи с реорганизацией данного вуза, археологическая лаборатория РГУ прекратила существование, и материалы ее последних исследований Беглицкого некрополя (в 2001 году) были переданы Т.А. Прохоровой в Таганрогский музей-заповедник.

Таким образом, 1990-е гг. ознаменовались целым рядом выдающихся археологических открытий в Неклиновском районе. Наиболее выделяются раскопки поселений эпохи античности и средневековья на Семеновской крепости, в Ново-Золотовке и Натальевке, а также исследования курганов в западной (Федоровка, Таврия, Никитин) и восточной (Пятихатки, Русский, Приморский) частях Неклиновского района.

На современном этапе развития археологические исследования в Неклиновском районе имеют большие перспективы. Но, в то же время, возросшие за последние 15-20 лет экономические и юридические трудности с организацией и проведением полевых работ значительно осложняют для археологов исследовательскую деятельность на памятниках района. В частности, принятие нового Закона о земле и природных недрах потребовало пересмотра юридических оснований для деятельности хозрасчетных археологических организаций. Некоторые из них в конце 1990-х гг. и вовсе прекратили свое существование и тем самым деятельность в Неклиновском районе. Например, к их числу относятся Таганрогская археологическая экспедиция, Археологическое научно-исследовательское бюро. В связи с постоянным сокращением государственных ассигнований на развитие вузовской и музейной науки к началу XXI века большинство музеев и вузов Ростовской области практически свернули свои прежде масштабные полевые и лабораторные археологические исследования, в том числе и в Неклиновском районе. Прежде всего, это относится к деятельности археологической лаборатории Ростовского госуниверситета, экспедиции областной инспекции по охране и эксплуатации памятников истории и культуры, археологических хозрасчетных экспедиций при Таганрогском и Новочеркасском музеях краеведения, Ростовского областного музея краеведения. В данной обстановке сохранение относительно высоких темпов археологического изучения Неклиновского района стало возможным только благодаря развертыванию деятельности общественных организаций, в частности Донского археологического общества, созданного в 1997 году в Ростове-на-Дону А.В. Цибрий и В.В. Цибрий.

Ценный вклад в развитие полевых изысканий в районе внесло также Ростовское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры под руководством А.О. Кожина и П.А. Ларенка в период 2000-20007 гг. В 2007-2008 гг. областным Министерством юстиции были зарегистрированы две общественные организации, имеющие целью археологические исследования, в том числе и на землях Неклиновского района. Это ЗАО «Ростспецархеология», образованное на базе Донского археологического общества, и Археологическое общество, сформированное как ответвление московской Южно-российской комплексной экспедиции, которая с 1995 года постоянно участвовала в раскопках на территории Ростовской области, в том числе и в Неклинов-ском районе.

Таким образом, наиболее перспективным направлением развития археологического изучения районов Ростовской области на сегодняшний день представляется углубление взаимодействия различных общественных самофинансируемых организаций.Члены этих добровольно создаваемых структур имеют специальное историческое образование и работают в тесном контакте с краеведческими музеями области и администрацией городов и сельских районов. Наметилась тенденция привлечения в данные организации молодых выпускников исторических факультетов вузов области, интересующихся археологией, а также установление контактов с администрацией этих вузов.

В связи с активизацией процесса перехода инициативы в археологических исследованиях в руки специализированных общественных организаций, встает вопрос о государственном надзоре за их деятельностью, в том числе и в Неклиновском районе Ростовской области. В настоящее время этот надзор юридически возложен на инспекцию по охране памятников федерального и регионального значения, созданную в 2005 году при областном Министерстве культуры. Но ее усилий недостаточно. Проблема сохранения государственного контроля над организацией раскопок в районах области остается весьма актуальной и для Неклиновского района.

Качественно новым и перспективным направлением археологических исследований является установление творческих контактов ростовских государственных учреждений и общественных организаций с зарубежными партнерами. Пионерами в этом деле стали Научно-методический центр археологии на историческом факультете Ростовского государственного педагогического университета под руководством профессора В.П. Копылова и Донское археологическое общество. С 2004 года они заключили договор с Германским археологическим институтом при Министерстве иностранных дел (Берлин) о совместном научном обследовании памятников античного времени в Северо-Восточном Приазовье. Однако в период 2004-2006 гг. их исследования не касались земель Неклиновского района.

Однако уже в рамках данного проекта в 2007 году российскими и немецкими археологами обследовалось состояние всех памятников археологии в Неклиновском районе, преимущественно на Миусском полуострове. Тогда же небольшие разведочные изыскания осуществлены на поселении скифского времени «Левинсадовка», расположенном между с. Лакедемоновка и с. Беглица. В 2008 году российско-германская комплексная экспедиция предприняла масштабные раскопки слоя скифо-меотского поселения в с. Ново-Золотовка, в результате которых впервые обнаружила на нем остатки хозяйственного помещения IV-III вв. до н.э. В том же году было продолжено комплексное обследование земель района с использованием космической фотосъемки организацией геологического и почвоведческого анализа проб почвы в местах древних поселений. На этот раз изучалась долина Самбека и прилегающие к ней восточные земли Неклиновского района [9]. Перспективы дальнейшего сотрудничества с немецкими и другими иностранными коллегами в ближайшее время представляются вполне реальными. В этом убеждены не только донские археологи, но и их немецкие и голландские партнеры из Германского археологического института во главе с доктором ОртвиномДалли [9, 48].

В целом, анализ проблем и перспектив археологического исследования Неклиновского района позволяет нам выразить осторожный оптимизм относительно их ближайшего будущего.На современном этапе развития, несмотря на многие объективные трудности, продолжается интенсивное археологическое изучение территории района. Теперь оно ведется с применением самой современной техники и методики раскопок. В этом аспекте продуктивным является расширение контактов с зарубежными научными организациями в деле изучения известных и обнаружения новых памятников археологии в Неклиновском районе.

ЛИТЕРАТУРА

1. Волков, И.В. Керамический комплекс Кабарди (1240-1260 гг.) в Северо-Восточном Приазовье // Поливная керамика Средиземноморья и Причерноморья X-XVIII вв. / Под ред. С.Г. Бочарова и В.Л. Мыца. - Киев, изд-во СТИЛОС, 2005. -С. 122-159.

2. Ильюков, Л.С., Казакова Л.М. Курганы Миусского полуострова. - Ростов-на-Дону, изд-во РГУ. 1988 - 148 с.

3. Курганы Северо-Восточного Приазовья. Материалы и исследования Таганрогской археологической экспедиции / под ред. В.А. Ларенок. Выпуск 3. Ростов-на-Дону, 1998.

4. Ларенок, П.А. Таганрогский мыс и Порто-Пизано в XI-XIV вв. // Энциклопедия Таганрога. Ростов-на-Дону. 1998 - С. 41- 45.

5. Рязанов С.В. Славянское (Куричанское) поселение // Историко-археологические исследования в г. Азове и на Ни,жднем Дону в 1989 году. - Азов 1990. Выпуск 9. - С. 110 - 112.

6. Праслов, Н.Д. Палеолит бассейна Дона // Автореферат диссертации... док.ист. наук. / Н.Д. Праслов. - СПб., 2001. -29 с.

7. Флеров, В.С. Археологические исследования Таганрогского музея в 1970 году // Археологические открытия. М., 1971. - с. 57.

8. Цибрий, В.В., Ларенок, П.А. Раскопки Ново-Золотовского поселения в 1996 году. // Археологические открытия. М., 1997. - С. 65.

9. Цибрий, А.В., Ларенок, П.А. Археологические исследования в Таганроге в 2006-2007 гг. // Археологические открытия. М., 2007. - С. 48.

М. П. МЕРЗЛЯКОВ, А. А. ВОЛВЕНКО, В. А. АГЕЕВА

ПРИКЛАДНЫЕ МЕТОДЫ РАБОТЫ РАЗДОРСКОГО ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ПУБЛИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Аннотация. На сегодняшний день Раздорский этнографический музей-заповедник является классическим образцом казачьей самобытности и культуры и своеобразным «местом памяти» не только для современного казачества, но и для всего населения Ростовской области. Прикладные методы работы коллектива музея эффективно развиваются в контексте роста практической ориентированности гуманитарных наук на пересечении между научной и публичной сферой. Они позволяют музею выступать не в качестве замкнутой системы или корпорации, вещающей свои истины, а в качестве образовательно-просветительной площадки, решающей вопросы социализа-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.