Научная статья на тему 'Апеллятивы термины родства в лексикографическом аспекте (об отражении прагматического компонента семантики слов в толковых словарях русского языка)'

Апеллятивы термины родства в лексикографическом аспекте (об отражении прагматического компонента семантики слов в толковых словарях русского языка) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
185
79
Поделиться
Ключевые слова
ЛЕКСИЧЕСКАЯ СЕМАНТИКА / ПРАГМАТИКА / ЛЕКСИКОГРАФИЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Кузьмина Елена Борисовна

Статья посвящена проблеме совершенствования способов лексикографического описания и маркирования прагматических свойств слова в современных толковых словарях русского языка.

Appellatives the kinship terms in lexicographical aspect (Th e refl ection of the pragmatic component of semantics of words in the dictionaries of the Russian Language)

Th is article is devoted to improving methods of lexicographic description and labeling the pragmatic properties of words in modern dictionaries of the Russian language.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Апеллятивы термины родства в лексикографическом аспекте (об отражении прагматического компонента семантики слов в толковых словарях русского языка)»

УДК 81.374.3=161 Е. Б. Кузьмина

Вестник СПбГУ. Сер. 9. 2011. Вып. 2

АПЕЛЛЯТИВЫ — ТЕРМИНЫ РОДСТВА В ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ (ОБ ОТРАЖЕНИИ ПРАГМАТИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТА СЕМАНТИКИ СЛОВ В ТОЛКОВЫХ СЛОВАРЯХ РУССКОГО ЯЗЫКА)*

Речевой этикет — важный элемент всякой национальной культуры. Одной из коммуникативно и прагматически значимых групп лексики, употребляемой в речевом этикете, являются термины родства. Семантике и функционированию терминов родства посвящено много работ (В. Н. Багичевой [1], А. А. Бурыкина [2], Е. А. Земской [3], А. А. Акишиной [4], Н. И. Формановской [5], Н. П. Макаровой, Ю. И. Видясова [6], О. С. Чесноко-вой [7] и др.).

Как отмечается в исследованиях, термины родства могут выступать в номинативной функции и в функции апеллятивов: «Описание апеллятивных значений терминов родства представляет особый интерес и могло бы дать в итоге отдельную систему представлений о традиционном социуме и его дифференциации, которая неизбежно демонстрировала бы определенную этническую специфику, где термины родства оказались бы включенными в набор понятий традиционного гендерного этикета» [6, с. 66].

Употребление терминов родства в качестве апеллятивов в современной русской речевой культуре имеет множество смысловых и стилистических нюансов, касающихся речевого этикета, которые трудно понять и уловить, например, иностранцам, изучающим русский язык. Тем более что при использовании терминов родства в качестве апелляти-вов большую роль играет интонация, с которой произносится обращение. Она определяет семантические оттенки и эмоционально-экспрессивную окраску слов. А неправильный выбор форм обращения в определенной ситуации может обидеть и даже оскорбить референта. Так, употребление обращений отец, батя в обиходно-разговорной речи по отношению к незнакомому пожилому мужчине считается вежливым, уважительным и имеет оттенок ласкательности. Но интеллигентные пожилые люди, наоборот, воспримут такое обращение к себе как фамильярное, оскорбительное, обидное, а говорящего — как недостаточно воспитанного человека.

Поскольку сфера речевого этикета является чрезвычайно значимой для коммуникации и изучения культуры того или иного народа, употребление слов-апеллятивов должно быть максимально корректно и адекватно. Анализируемые обращения имеют прагмалингвистическую значимость и содержат прагматический компонент в семантике. Под прагматическим компонентом понимается сумма коннотаций, которые в речевом акте несут информацию о намерениях говорящего, о речевой ситуации, о статусах собеседников, об оценке предмета речи и т. д. [8; 9].

О том, что «традиционные способы лексикографического описания и маркирования прагматических свойств слов нуждаются в анализе и совершенствовании», пишет Г. Н. Скляревская в проекте Нового академического словаря, предлагая вслед за идеями Ю. Апресяна вычленять прагматический компонент слова как специальный объект

* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ проекта «Лексическая прагматика: принципы ее описания в двуязычном словаре» (проект № 10-04-00558а/Тау).

© Е. Б. Кузьмина, 2011

лексикографического анализа и описания, так как «во многих случаях семантическая недостаточность многих дефиниций или отсутствие необходимых помет не только препятствует правильному использованию слова в речевом акте, но и искажает его семантику» [10, с. 52].

Анализ того, как представлена исследуемая группа лексики в толковых словарях русского языка (Словарь современного русского литературного языка [11], Словарь русского языка [12], Ожегов С. И, Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка [13], Большой толковый словарь русского языка [14]), выявил неполноценность информации, содержащейся в них. Ни в одном толковом словаре термины родства не получают исчерпывающей характеристики.

Современные толковые словари русского языка не указывают на смысловые оттенки и условия функционирования слов в типовых актах речи, различных коммуникативных ситуациях. Никаких помет, отсылающих к возможным ограничениям или предпочтениям использования апеллятивов в той или иной коммуникативной ситуации, в толковых словарях нет.

В словарях не отмечен даже такой аспект: употребление терминов родства в основном значении в функции апеллятивов имеет разную степень частотности. Так, брат, сестра, дочь, сын в этой функции практически не употребляются (в отличие от мама, папа, дедушка, бабушка). А использование их в речи требует дополнительного комментария, содержащего описание коммуникативной ситуации (брат, сестра, дочь, сын употребляются в качестве обращений в возвышенно эмоциональной речи или в ситуации конфликта, отчуждения). Очень часто в словарях не отмечена возможность употребления терминов родства в производных значениях в функции апеллятивов (ср. бабушка «разг. Вообще о старой женщине» [13], «разг. Старая женщина, старуха» [11; 12], «ласк. Старая, пожилая женщина» [14]).

В связи с актуальностью для правильного и уместного употребления слов отражения прагматического компонента их значения многие дефиниции анализируемых слов в современных словарях русского языка считаем неполноценными.

Поскольку употребление терминов родства в качестве апеллятивов касается речевого этикета, где важны статусы говорящего и слушающего, возраст, разница в возрасте, интенции говорящего и т. п., то мы считаем, что эти моменты обязательно должны быть отражены в дефиниции при описании данной группы лексики в словаре, так как они являются коммуникативно, прагматически значимыми.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Отметим некоторые моменты в лексикографическом описании анализируемых апеллятивов, которые искажают представления об их семантических и функциональных свойствах (данные замечания справедливы и в отношении лексики речевого этикета в целом).

1. Семантическая недостаточность дефиниций. Так, слово дедушка дано в одном словаре как «ласк. Вообще старик, преимущественно в обращении» [13], в других — как «разг. Старый человек, старик» [12; 14] или как «Старый человек, старик (с оттенком уважительности, доброжелательности и т. п.)» [11]. Во-первых, в словарях [11; 12; 14] не дается никакого комментария относительно даже возможности употребления данного слова в качестве обращения к незнакомому лицу. Во-вторых, с точки зрения использования в речи данного слова (в том числе и для иностранцев) приведенные толкования являются неполными, так как в них отсутствует характеристика адресанта (вряд ли пожилой мужчина или женщина могут так обратиться к мужчине приблизительно одного с ними

возраста). Таким образом, дефиниция должна содержать возрастную характеристику субъекта речи — «обращение значительно младшего по возрасту к пожилому человеку».

В других случаях должно быть указание и на половую принадлежность говорящего: так как употребление апеллятивов браток, братец, братишка («фамильярное или дружеское обращение к мужчине, юноше, мальчику»), батя, дядя («обращение к мужчине более старшему по возрасту») возможно только в речи мужчин, поэтому в дефиницию следует включить определение «обращение мужчины» или «в речи мужчин».

В некоторых случаях важным оказывается оценка статуса, социального положения адресата и адресанта. Ср. обращение мамаша («прост. В обращении к пожилой женщине» [12; 13], «разг. (обычно в обращении) о пожилой женщине» [14]) может употребляться только по отношению к женщине, имеющей равное или более низкое социальное положение. Употребление этого апеллятива по отношению к женщине, имеющей более высокий статус, чем у адресанта, означало бы снижение ее статуса в коммуникативной ситуации и свидетельствовало бы о фамильярном отношении к ней со стороны адресанта. Поэтому в дефиницию слова мамаша следует включить «Обращение к пожилой женщине, имеющей равное или более низкое социальное положение».

В связи с выявленными недостатками дефиниций в указанных лексикографических источниках необходимо выработать типизированное толкование для слов данной группы, как это сделано, например, в Словаре русского речевого этикета А. Г. Балакая [15]. В данном словаре типичная дефиниция при описании терминов родства — апеллятивов содержит: 1) тему события — форму обращения; 2) социостилистическое значение: почтительное, учтивое, ласковое, шутливое, фамильярное; 3) функционально-ситуативное значение: а) адресант: пол, возраст, социальное, профессионально-должностное положение, отношение к адресату (старший, равный, младший по возрасту, социальному положению); б) адресат: знакомый, незнакомый, родственник, пол, возраст, отношение к адресанту (старший, равный, младший по возрасту, социальному положению), свой-чужой и др.

2. Отсутствие стилистической характеристики слова (или неверная стилистическая квалификация слова). Ср. ни дефиниция слова дедушка в одном словаре [11], ни стилистическая помета разг. (определяет сферу употребления слова) в других [12; 14] не указывают на эмоциональную окраску, которая есть у слова. Между тем положительный прагматический фон у слова дедушка есть (вряд ли мы назовем дедушкой неприятного нам старого человека), дедушка — это вежливое, ласковое обращение к пожилому мужчине.

В современных толковых словарях [11; 12; 14] при слове бабушка (разг.), при существительных дочка, сынок (разг.) недостаточно одной пометы разг., так как данные обращения имеют эмоциональную окраску ласкательности. Это замечание относится и к учтивому, почтительному обращению матушка, которое в Словаре С. И. Ожегова [13] дается только с пометой разг. (ср.: дедушка в данном словаре имеет помету ласк.).

Непоследовательность использования стилистических помет особенно ярко прослеживается в Большом толковом словаре [14]. Слова, имеющие эмоциональную оценку ласкательности: дочка, сынок, внучек, дедушка — даны без помет (ср. матушка ласк.). Употребление обращения отец фиксируется как разг.-сниж., папаша — только разг., хотя существительное папаша является более сниженным. Это же замечание касается подачи слова мать как фам., тогда как стилистически более сниженное наименование мамаша — дается как разг.

3. Много замечаний касается описания в толковых словарях деминутивов, образованных от терминов родства. Они имеют недостаточную лексикографическую квалифи-

кацию (и семантическую, и стилистическую). Авторы словарей в целях экономии места помещают их в конце словарной статьи без толкования (и часто без верной стилистической характеристики) — как регулярные образования с типичной словообразовательной семантикой. Между тем они имеют прагмалингвистическую значимость (прагматическая информация в них выражена эксплицитно: с помощью суффиксов субъективной оценки (размерно-оценочных суффиксов) [16].

В связи с установившейся в толковых словарях традицией описания деминутивов данная группа слов не получает исчерпывающей характеристики (в том числе в плане маркирования прагматических свойств слова), что искажает правильное представление о семантических и функциональных свойствах этих слов. Так, в словаре А. П. Евгеньевой [12] у слова сестренка даже не выделено значение «дружеское или фамильярное обращение к подруге, а также незнакомой женщине, равной или младшей по возрасту, положению» (ср.: Сестренка, где тут Кузьмичевы живут, не подскажешь?).

С другой стороны, в Большом толковом словаре [14] и Словаре С. И. Ожегова [13] для слов братец, браток поставлена помета ласк. при отсылочных толкованиях. Между тем в употреблении существительных брат и производных от него (ср. также сестра и производные от нее) в русской разговорной речи прослеживаются семантические сдвиги, как у слов с энантиосемией. Существительными брат, братец, браток, братишка можно назвать друга. Так можно обратиться и к незнакомому человеку (подобное обращение носит оттенок фамильярности: «Помоги, браток!»). Эти же слова в определенных ситуациях в обиходной речи несут негативную окраску и употребляются с угрозой: «Вот ты, братец, и попался!» Из данных примеров видно, насколько меняется семантика слова и его оценочная характеристика в зависимости от ситуации, интонации, с которой оно произнесено, — от дружеской до крайне негативной. И ставить помету ласк. в целом при словах, которые могут быть употреблены и в таких речениях, как: «Вот ты, братец, и попался!», «Сейчас, браток, мы с тобой расквитаемся!» — крайне опрометчиво:

Братец «термин родства» ^ «друг» ^ «незнакомый человек» ^ «недруг» (фамильярно)

Таким образом, антропоцентрический подход к языку, его прагматической стороне, внимание к коммуникативным ситуациям, в которых употребляется слово, требуют иных способов лексикографического описания слов с прагматическим компонентом значения в современных толковых словарях.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Источники и литература

1. Багичева Н. В. Лексическая и прагматическая семантика терминов родства // Функциональная семантика слова. Екатеринбург, 1993. С. 77-84.

2. Бурыкин А. А. Термины родства как объект лингвистического анализа // Алгебра родства. СПб., 1998. Вып. 2. С. 76-88.

3. Земская Е. А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения. М., 1979. 239 с.

4. Акишина А. А., Формановская Н. И. Русский речевой этикет. М., 1983. 176 с.

5. Формановская Н. И. Речевой этикет и культура общения. М., 1989. 156 с.

6. Макарова Н. П., Видясов Ю. И. Особенности семантики терминов родства // Лингвистические и экстралингвистические проблемы коммуникации: теоретические и прикладные аспекты: межвуз. сб. науч. трудов. Саранск, 2009. Вып. 7. С. 66-69.

7. Чеснокова О. С. Русские и испанские формы общения — наименования родства: автореф. дис. ... канд. филол. наук / Ун-т дружбы народов им. П. Лумумбы. М., 1985. 17 с.

8. Апресян Ю. Д. Прагматическая информация для толкового словаря // Апресян Ю. Д. Избр. тр.: в 2 т. М., 1995. Т. 2. Интегральное описание языка и системная лексикография. С. 135-155.

9. Телия В. Н. Механизмы экспрессивной окраски языковых единиц // Человеческий фактор в языке. Языковые механизмы экспрессивности. М., 1991. С. 36-66.

10. Скляревская Г Н. Новый академический словарь. СПб.: Проспект, 1994. 62 с.

11. Словарь современного русского литературного языка: в 17 т. М.; Л., 1948-1965. Т. 1-17.

12. Словарь русского языка: в 4 т. / гл. ред. А. П. Евгеньева. 2-е изд. М., 1981. Т. I. 698 с.; М., 1982. Т. II. 736 с.; М., 1983. Т. III. 752 с.; М., 1984. Т. IV. 794 с.

13. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993. 944 с.

14. Большой толковый словарь русского языка / под ред. С. А. Кузнецова. СПб., 2003. 1536 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Балакай А. Г. Словарь русского речевого этикета. М., 2001. 670 с.

16. Савельева Л. В. Языковая экология. Русское слово в культурно-историческом освещении. Петрозаводск, 1997. 144 с.

Статья поступила в редакцию 25 января 2011 г.