Научная статья на тему 'Антропологический состав населения Среднего Поволжья переходного периода от поздней бронзы к раннежелезному веку'

Антропологический состав населения Среднего Поволжья переходного периода от поздней бронзы к раннежелезному веку Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
329
66
Поделиться
Журнал
Филология и культура
ВАК
Область наук
Ключевые слова
АРХЕОЛОГИЯ / МАКЛАШЕЕВСКАЯ КУЛЬТУРА / АНАНЬИНСКАЯ КУЛЬТУРА / АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ / РАСОГЕНЕТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС / ARCHEOLOGY / MAKLASHEYEVKA CULTURE / ANANYINO CULTURE / ANTHROPOLOGICAL COMPONENT / RACE GENETIC PROCESS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Газимзянов Ильгизар Равильевич, Хохлов Александр Александрович

В работе анализируются краниологические материалы Среднего Поволжья заключительного этапа позднебронзового века и начала железного, относящиеся к маклашеевской и ананьинской археологическим культурам. Показан сложный антропологический состав населения этих культур, который складывался как на основе местных племен, так и под влиянием неоднократных миграционных импульсов с территории Западной Сибири. В частности, подчеркивается вероятность генетической связи между носителями ирменской культуры Верхнего Приобья и раннеананьинским населением начала эпохи железа.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Газимзянов Ильгизар Равильевич, Хохлов Александр Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ANTHROPOLOGICAL STRUCTURE OF POPULATION OF MIDDLE VOLGA REGION DURING TRANSITIONAL PERIOD FROM LATE BRONZE AGE TO EARLY IRON AGE

This article analyzes the cranial samples from the Middle Volga Region, related to Maklasheyevka and Ananyino archaeological cultures of the end of the Late Bronze and the Early Iron Ages. It is shown that the population of these cultures had a complex anthropological composition formed on the basis of both the local tribes and the influence of the repeated migration impulses from the territory of Western Siberia. In particular, it is highlighted that the natives of Irmenskoy culture of the Upper Ob and the early Ananyino population of the beginning of the Iron Age were likely to have genetic relationship.

Текст научной работы на тему «Антропологический состав населения Среднего Поволжья переходного периода от поздней бронзы к раннежелезному веку»

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2012. №2(28)

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 902/904

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА ОТ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ К РАННЕЖЕЛЕЗНОМУ ВЕКУ

© И.Р.Газимзянов, А.А.Хохлов

В работе анализируются краниологические материалы Среднего Поволжья заключительного этапа позднебронзового века и начала железного, относящиеся к маклашеевской и ананьинской археологическим культурам. Показан сложный антропологический состав населения этих культур, который складывался как на основе местных племен, так и под влиянием неоднократных миграционных импульсов с территории Западной Сибири. В частности, подчеркивается вероятность генетической связи между носителями ирменской культуры Верхнего Приобья и раннеананьинским населением начала эпохи железа.

Ключевые слова: археология, маклашеевская культура, ананьинская культура, антропологический компонент, расогенетический процесс.

Заключительный период эпохи бронзы Среднего Поволжья, интерпретируемый одновременно как переходное время к раннежелезному веку (далее - РЖВ) [1], связывается специалистами во многом с существованием маклашеевской археологической культуры. В традициях этой исторической группы прослеживаются как элементы племен эпохи бронзы, относящиеся к срубной культуре, так и определенные новации. Имеются сведения, что примерно в это время регион испытывает волну миграции урало-западносибирского населения [2]. Одним из кардинальных результатов этого процесса является рождение колоритной в представлении науки ананьинской культуры, которую непосредственно связывают с началом раннежелезного периода в Прикамье.

Ананьинская культура или ананьинская культурно-историческая общность (область) занимала более обширную территорию - восток и север Европейской части России в I тыс. до н.э. Значительная по масштабу территория и длительное время существования этой культуры порождает ряд вопросов этногенетического характера, в частности об истоках ананьинского населения, его развития и дальнейшей судьбе. Многие вопросы остаются дискуссионными и по настоящее время. В этой связи антропологический источник переходного времени от позднебронзового века (далее - ПБВ) к РЖВ и его интерпретация приобретают значительный вес при реконструкции этногенетического процесса, особенно в части присутствия миграционного фактора или заимствования местным населением культурных навыков от инородных групп.

В разные годы к материалам этого времени обращались многие исследователи-антропологи

[3; 4; 5; 6; 7; 8; 9]. Пожалуй, общим и единогласным выводом данных работ являлся тезис о сложном и неоднородном антропологическом составе населения Среднего Поволжья этого переходного времени, об участии в сложении его антропологического облика как европеоидных, так и монголоидных популяций. Обосновывалась гипотеза привнесения инородных генотипов с территории Зауралья. В контексте этой мысли основное внимание уделялось происхождению антропологического компонента с монголоидными характеристиками: появился ли он в районах Средней Волги непосредственно в ананьин-ское время или же местного происхождения.

Нужно внести ясность в антропологическую и культурно-хронологическую интерпретацию некоторых из этих материалов. Г.Ф.Дебецем по материалам С.М.Чугунова и Т.А.Трофимовой были описаны четыре черепа из могильников Полянки и Маклашеевки III Прикамья, отнесенные первоначально к срубной культуре [6: 85, 86]. По результатам их исследования, в том числе было сформулировано, что в Волго-Камье существовало, по крайней мере, два антропологических типа: долихокранный европеоидный и брахикранный с монголоидными чертами. Относительно небольшой краниологической серии из погребений раннеананьинского времени (Мак-лашеевка II) Г.Ф.Дебецем было отмечено наличие в ее составе черепов долихокранных с сильно выступающими носовыми костями, которые могут быть сближены с объектами срубно-хвалынской культуры Нижнего Поволжья. Параллельно некоторые черепа этого памятника, а также синхронные из курганов Полянки 1 и Полянки 2 выделяются более высоким черепным

указателем и в целом напоминают краниологические варианты, присущие современным народам - лопарей, мари, чувашей, отчасти удмуртов и башкир [6; 152, 153].

В настоящее время все эти материалы пере-датированы, их относят именно к маклашеевской культуре [1].

За последние годы, благодаря широкомасштабным раскопкам могильников ананьинского и предананьинского времени в Нижнем Прикамье и лесостепном Волго-Уралье, свод палеоантропологических материалов увеличился почти вдвое. Это располагает ретроспективно рассмотреть накопившиеся материалы на более статистически представительном уровне, с использованием методов многомерного анализа.

Среди новых источников нужно назвать антропологические серии: Мурзиха II (маклашеев-ское и раннеананьинское время, раскопки А.А.Чижевского), Измерская VII (раннеананьин-ское время, раскопки Е.П.Казакова), Луговская (раннеананьинское время, раскопки К.И.Корепа-нова)1. Появилась информация и по палеоантропологии финального периода поздней бронзы, в частности относящейся к сусканской и ивановской культурам лесостепного Заволжья [10].

Мурзихинский IIмогильник

Краниологическая серия некрополя состоит из 13 мужских черепов различной степени со-хранности2. Она хронологически делится на две группы: первая характеризует антропологический состав населения маклашеевской культуры финала бронзового века (XI - IX вв. до н.э.) или маклашеевского этапа приказанской культуры [11]; вторая - начала эпохи раннего железа (VIII

- VI вв. до н.э.) - принадлежала раннеананьин-ским популяциям (постмаклашеевская культура).

Мужские черепа из маклашеевских погребений первой хронологической группы в среднем имеют мезокранную форму головы со средней высотой свода, широкий лоб со слабым наклоном и умеренно развитым рельефом в области надпереносья (табл. 1).

Лицевой скелет по ширине большой, а по высоте - средний, по пропорциям попадает в категорию широколицых. Орбиты широкие и низкие, по указателю хамеконхные. Нос средней высоты, мезоринный. Сильная уплощенность лица на всех уровнях сочетается с низким и слабо высту-

1 Авторы искренне благодарны руководителям раскопок за возможность работать с их материалом, а также за консультации по определению их хронологии.

2 Большая часть палеоантропологической коллекции находится в обработке, наиболее полно изучены мужские выборки, соответственно, характеристики серий предварительны.

пающим переносьем. В целом, черепа можно соотнести с низколицым монголоидным вариантом.

Таблица 1

Средние краниометрические параметры мужских черепов Мурзихинского II могильника

(ХІ-ІХ вв. до н.э. и УІІІ-УІ вв. до н.э.)

Признак (по Мартину) ХІ-ІХ вв. до н.э. УІІІ-УІ вв. до н. э.

N М(ЭД N М(ЭД

1. Продольный диаметр 6 188.8 6 189.8

8. Поперечный диаметр 6 144.7 5 143.2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8/1 Черепной указатель 6 76.6 5 75.4

17. Высотный диаметр 2 135.0 2 138.5

20. Ушная высота 5 110.5 6 116.0

9. Наименьшая ширина лба 6 99.5 5 99.9

45. Скуловой диаметр 5 141.6 4 138.5

48. Верхняя высота лица 6 70.3 1 75.0

48/45. Верх.-лицевой ук-ль 5 49.6 1 45.6

55. Высота носа 5 52.1 1 57.0

54. Ширина носа 6 26.6 3 25.0

54/55. Носовой указатель 5 49.4 1 45.6

51. Ширина орбиты 5 44.4 1 46.0

52. Высота орбиты 5 32.5 1 35.0

52/51. Орбитный указатель 5 73.0 1 76.1

88. Симотическая высота 3 3.33 3 4.23

88/8С. Симотический ук-ль 3 41.7 3 49.9

Б8. Дакриальная высота 2 9.25 - -

Б8/БС Дакриальный ук-ль 2 39.8 - -

БС. Глубина клыковой ямки 3 3.26 - -

77 Назомалярный угол 5 145.0° 2 142.8°

2ш. Зигомаксилляр-ный угол 4 136.4° - -

75(1). Угол выступания носа 3 22.3° - -

Надпереносье (16) 6 3.67 7 3.29

Мужские черепа из погребений РЖВ по сравнению с вышеописанными имели более уд-

линенную форму головы и более высокий свод. Лицевой отдел был менее широким и в то же время более высоким. В горизонтальной плоскости он умеренно профилирован на уровне орбит. Последние по указателю мезоконхные. Переносье более высокое.

Таким образом, можно отметить, что ранне-ананьинские черепа выглядели менее широкосложенными и более европеоидными по структуре, чем маклашеевские. Следует сказать, что из-за плохой сохранности черепов второй группы не удалось измерить признаки, которые хорошо разграничивают монголоидные и европеоидные антропологические комплексы (углы зи-гомаксиллярный и выступания носа, глубина клыковой ямки и т.д.). Поэтому наблюдение о более европеоидном облике раннеананьинского населения, оставившего позднюю часть Мурзи-хинского II могильника, не может служить веским аргументом о достоверном их отличии.

Измерский VIIмогильник

Изученная серия представлена 18 мужскими и 11 женскими черепами разной степени сохранности, относится к раннеананьинскому времени.

Мужские черепа суммарно описываются как мезо-брахикранные со средней высотой свода (табл. 2). Лоб, как правило, средней ширины и умеренно наклонный. Микрорельеф лобной и затылочной областей выражен достаточно отчетливо. Скуловой диаметр большой, верхняя высота лица средняя. По указателю верхнелицевой отдел низкий. Орбиты низкие, хамеконхные. Грушевидное отверстие среднее по ширине, носовой указатель большой. В более чем половине случаев (около 60%) отмечается антропинная форма в строении нижнего края грушевидного отверстия. Клыковая ямка небольшой глубины. В горизонтальной плоскости лицо умеренно профилировано на зигомаксиллярном уровне. Переносье высокое и довольно выступающее. В вертикальной проекции черепа умеренно ортог-натны.

Таблица 2

Средние краниометрические параметры се-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

рии Измерского УІІ могильника

Признак (по Мартину) Мужские Женские

N М^) 8 N М(ЭД 8

1. Продольный диаметр 14 183.6 5.73 11 173.3 5.06

8. Поперечный диаметр 14 144.6 6.25 11 138.9 5.65

17. Высотный диаметр 12 136.0 4.20 7 131.9 2.79

20. Ушная высота 14 114.3 3.38 10 108.2 6.23

5. Длина основания черепа 12 103.6 5.12 7 99.6 3.87

9. Наименьшая ширина лба 16 98.4 4.94 9 94.4 4.10

11. Ширина основания черепа 14 131.6 5.64 10 123.6 5.99

45. Скуловой диаметр 14 139.1 3.98 10 129.3 7.57

40. Длина основания лица 11 100.8 4.21 7 95.3 5.44

48. Верхняя высота лица 14 69.4 4.60 10 67.3 4.97

43. Верхняя ширина лица 15 108.6 4.36 9 104.0 5.29

46. Средняя ширина лица 11 99.2 3.74 9 94.8 6.42

55. Высота носа 13 50.2 2.55 10 48.7 2.75

54. Ширина носа 15 25.7 1.91 10 24.6 1.96

51. Ширина орбиты 14 42.3 1.93 11 41.9 1.59

52. Высота орбиты 13 31.9 2.14 11 33.2 1.66

77. Назомалярный угол 15 139.8 6.87 9 141.0 2.76

2ш. Зигомаксилляр-ный угол 10 129.1 4.61 9 129.6 4.68

88. Симотическая высота 11 5.02 1.39 9 3.87 1.20

8С. Симотическая ширина 11 9.15 1.99 9 8.64 1.91

Б8. Дакриальная высота 10 12.5 1.47 8 11.1 1.67

БС. Дакриальная ширина 10 23.2 2.08 8 21.2 2.27

БС. Глубина клыковой ямки 12 4.17 1.63 10 3.27 1.23

32. Угол профиля лба 12 83.3° 4.35 10 83.4° 3.20

72. Общий лицевой угол 12 85.8° 3.66 10 83.5° 2.68

73. Среднелицевой угол 12 87.7° 2.90 10 85.6° 3.44

74. Угол альвеолярной части лица 11 75.9° 6.83 10 74.3° 4.60

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

75 (1). Угол носа 11 28.8° 5.93 9 22.9° 4.31

8/1. Черепной указатель 14 78.8 3.88 11 80.2 3.35

17/1. Высотно- продольный указатель 12 73.9 2.37 7 75.5 1.68

17/8. Высотно- поперечный указатель 12 94.5 4.41 7 93.7 4.03

9/8. Лобно- поперечный указатель 14 67.9 3.51 9 67.9 2.00

40/5. Указатель вы- 11 97.0 3.88 7 95.6 3.89

ступания лица

48/45. Верхнелицевой указатель 12 49.5 3.40 10 52.0 2.93

54/55. Носовой указатель 13 51.3 4.32 10 50.5 3.11

52/51. Орбитный указатель 13 74.3 5.00 11 78.8 3.05

88/8С. Симотический указатель 11 54.7 8.05 9 44.2 5.42

Б8/БС. Дакриальный указатель 10 54.3 8.50 8 52.3 5.08

Надпереносье (1-6) 18 3.67 - 12 1.75 -

Надбровные дуги (1-3) 18 2.06 - 12 1.42 -

Затылочный бугор (0-5) 16 2.41 - 10 1.50 -

Сосцевидный отр-к(1- 3) 18 2.58 - 12 1.75 -

Передне-носовая кость (1-5) 13 2.81 - 10 2.50 -

Нижний край груш. отверстия (Лйг. %) 16 62.5 - 12 74.9 -

Данный краниокомплекс, несомненно, отражает в целом европеоидный облик населения. Этому выводу не противоречит и краниотип женских черепов, который во многом совпадает с мужским (существенным отличием можно считать лишь угол выступания носа - у женщин он меньше). Вместе с тем, следует отметить, что в серии визуально выделяются черепа с монголоидными признаками (ослабленная горизонтальная профилировка лица, несильное выступание носовых костей и т.д.) Количество черепов с такими чертами в серии невелико, что может указывать на небольшую долю монголоидного компонента в антропологической структуре данной группы. Нельзя, однако, отрицать, что эти черты связаны также с местным древним субстратом, морфологически сближаемым с так называемым лапоноидным краниологическим комплексом.

Луговской могильник

Серия состоит из шести мужских и пяти женских черепов различной сохранности. После реставрации удалось измерить пять мужских и четыре женских черепа (табл. 3).

Мужские черепа довольно крупные, матури-зованные, долихо-мезокранные по мозговому отделу имеют высокий свод. Лобная кость средней ширины и средненаклонная, рельеф в области надпереносья выражен слабо. Лицевой скелет широкий и высокий, по пропорциям мезенный. Орбиты широкие, умеренной высоты, по указателю хаменкохные. Высота и ширина носа попа-

дают в категорию больших величин, по пропорциям нос лепторинный. В горизонтальной плоскости лицо профилировано слабо на всех уровнях, в вертикальной - просматривается ярко выраженный альвеолярный прогнатизм. Умеренно широкое переносье, при средней его высоте, сочетается с ослабленным выступанием носовых костей. В целом мужские черепа из раскопок К. И.Корепанова могут быть определены как монголоидные с большой высотой лицевого скелета, но с удлиненной и высокой черепной коробкой.

Женские черепа при сравнении с мужскими более короткоголовы, широколицы и широконосы, лицевой скелет мезогнатный, с выраженным альвеолярным прогнатизмом. По другим признакам с учетом полового диморфизма они сходны с мужскими черепами и характеризуются монголоидным обликом.

При сопоставлении данных материалов с краниологической серией, изученной Т.А.Тро-фимовой [5], обнаруживается большое сходство между ними по многим признакам. Однако при общем сходстве намечаются и различия, которые больше всего выявляются при сравнении мужских черепов (табл. 3). Мужские черепа, измеренные нами, имеют более длинную и более высокую черепную коробку, а также более высокое лицо и менее выступающее переносье. Приведенные различия говорят о более монголоидном облике новой серии. Это подтвердилось и при определении условной доли монголоидного элемента по формулам, предложенным Г.Ф.Дебецем [12; 13]. Так, индекс уплощенности лицевого скелета (УЛС) составил на мужских черепах из раскопок К.И.Корепанова 67,1%, а удельная доля монголоидного элемента (УДМЭ) - почти 70%, что на 13-14% выше тех же показателей на мужских черепах из раскопок А.В.Збруевой, где наряду с преобладанием низколицего монголоидного типа имелись долихокранные европеоидные черепа и черепа с европеоидной примесью. Таким образом, краниологическая серия Луговско-го могильника неоднородна как в пределах рас первого порядка (монголоидного и европеоидного), так и в пределах расовых типов. На основании имеющихся антропологических материалов можно наметить два основных монголоидных типа при наличии промежуточных: высоколицый с удлиненной и высокой черепной коробкой и низколицый, который преобладает в луговской серии.

Таблица 3

Средние краниометрические параметры серии черепов Луговского ананьинского ____________могильника из раскопок К.И.Корепанова и А.В.Збруевой______________________

Признак (по Мартину) М(№) мужские (Газимзянов, 2003) М(К) мужские (Трофимова, 1941;1968) М^) женские (Газимзянов, 2003) М(№) женские (Трофимова, 1941, 1968)

1. Продольный диаметр 193.2 (5) 185.2 (13) 181.8(4) 175.9 (9)

8. Поперечный диаметр 145.7 (5) 146.8 (14) 145.7(4) 142.0 (9)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17. Высотный диаметр 144.0 (1) 135.0 (7) 133.0(3) 130.6 (5)

20. Ушная высота 123.8 (2) 113.1 (14) 117.3(3) 108.9 (7)

9. Наим. ширина лба 95.6 (4) 94.9 (14) 96.3(4) 92.1 (9)

11. Ширина основ. черепа 131.5 (4) 130.3 (12) 128.3(4) 127.3 (7)

40. Длина основ. лица 104.0 (1) 98.0 (5) 99.2(3) 88.7 (3)

5. Длина основ. черепа 105.0 (1) 100.3 (7) 98.7(3) 96.0 (5)

45. Скуловой диаметр 141.5 (5) 140.5 (9) 131.8(4) 133.6 (5)

48. Верхняя высота лица 77.3 (3) 72.0 (3) 69.2(3) 66.9 (7)

55. Высота носа 56.8 (3) 54.3 (13) 50.7(3) 50.6 (7)

54. Ширина носа 26.5 (3) 27.1 (12) 26.0(4) 25.5 (7)

51. Шир. орбиты 44.5 (3) 43.3 (11) 42.8(3) 42.0 (7)

52. Высота орбиты 33.7 (3) 34.1 (11) 33.3(3) 33.3 (7)

77. Назомалярный угол 144.6° (4) 145.3° (12) 143.8° (4) 144.4° (7)

2ш. Зигомаксиллярный уг. 132.5° (2) 129.7° (9) 130.0° (3) 137.8° (5)

88. Симотическая высота 3.8 (4) 3.14 (13) 2.6(3) 2.93 (8)

8С. Симотическая ширина 8.8 (4) 7.56 (13) 8.5(3) 8.84 (8)

Б8 Дакриальная высота 10.5 (2) 10.42 (8) 9.7(2) 10.40 (7)

БС. Дакриальная ширина 21.0 (2) 21.12 (8) 21.5(2) 20.10 (7)

32. Угол профиля лба 83.0° (2) 77.6° (10) 81.7°(3) 79.8° (5)

72. Общий лицевой угол 86.0° (2) 84.1° (11) 83.0° (3) 84.0 ° (5)

74. Угол альвеол. части 76.5° (2) 72.1° (11) 72.0° (3) 71.2° (5)

75(1). Угол носа 18.7° (3) 25.6° (9) 14.3° (3) 19.2 ° (6)

8/1. Черепной указатель 75.3 (5) 78.9 (12) 80.2 (4) 80.9 (9)

9/8. Лобный указатель 64.7 (4) 65.2 (11) 64.8 (4) 64.9 (9)

48/45. Верхнелицевой ук. 54.7 (3) 50.8 (9) 51.8 (3) 50.0 (5)

54/55. Носовой указатель 46.6 (3) 50.1 (12) 52.0 (3) 50.2 (6)

52/51. Орбитный указатель 75.6 (3) 78.8 (11) 77.8 (3) 79.3 (7)

88/8С. Симотич. указатель 43.3 (4) 41.2 (13) 31.3 (3) 33.6 (8)

Б8/БС Дакр. указатель 50.1 (2) 50.4 (8) 45.1 (2) 52.3 (7)

Глубина клыковой ямки 3.30 (2) 2.31 (12) 3.30 (3) 3.80 (8)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Надпереносье (1-6) 3.00 (4) 3.78 (18) 2.13 (4) 2.00 (6)

Надбровные дуги (1-3) 2.00 (5) 2.12 (13) 1.25 (4) 1.70 (5)

Передне- -носовая кость (1-5) 3.00 (3) 3.3 (3) 2.66 (3) 3.00 (1)

Нижний край грушевидного отверстия (Лйг. %) 50.0 (4) - 33.3 (3) -

Тем не менее, несмотря на отмеченные различия, суммарная характеристика объединенной луговской серии остается прежней как для мужских, так и для женских черепов (табл. 4). Повышенная вариабельность отдельных признаков

(высотный диаметр, черепной указатель, угол носа и др.) лишний раз статистически подтверждает морфологическую неоднородность серии и указывает на наличие в ней двух монголоидных расовых типов, описанных выше.

Таблица 4

Средние краниометрические параметры объединенной серии черепов _______________Луговского ананьинского могильника_______________________________

Признак (по Мартину) Мужские Женские

N М(К) 8 N М(К) 8

1. Продольный диаметр 18 187.5 5.42 13 177.7 6.70

8. Поперечный диаметр 19 146.5 5.03 13 143.2 6.89

17. Высотный диаметр 8 136.1 5.98 8 131.5 4.93

20. Ушная высота 16 114.4 5.21 10 111.4 6.71

9. Наименьшая шир.лба 18 95.0 4.15 13 92.8 5.85

5. Длина основ. черепа 8 100.9 3.94 8 97.0 3.25

45. Скуловой диаметр 14 140.9 5.05 9 132.8 2.78

48. Верхняя высота лица 16 73.0 3.81 10 67.6 5.17

55. Высота носа 16 54.8 2.80 10 50.6 2.88

54. Ширина носа 15 26.9 1.88 10 25.7 1.49

52. Высота орбиты 14 34.0 1.66 10 25.7 1.49

77. Назомалярный угол 16 145.1° 4.68 11 144.2° 4.22

2ш Зигомаксиллярный угол 11 130.2° 4.64 8 134.8° 7.02

88. Симотическая высота 17 3.30 1.22 11 2.85 1.02

8С Симотическая ширина 17 7.76 1.63 11 8.75 1.63

Б8. Дакриальная высота 10 10.4 1.76 9 10.2 1.55

БС. Дакриальная ширина 10 21.1 2.58 9 20.4 2.56

32. Угол профиля лба 12 78.2° 4.37 8 80.5° 3.38

72. Общий лицевой угол 13 84.0° 4.47 8 83.6° 3.96

74. Угол альвеол. части 9 73.1° 5.28 8 71.5° 7.41

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

75/1. Угол носа 12 23.9° 7.91 9 18.4° 5.10

8/1. Черепной указатель 17 77.9 3.90 13 80.4 4.34

9/8. Лобный указатель 15 65.0 3.13 13 64.8 3.13

48/45. Верхнелицевой ук. 12 51.8 2.57 8 50.7 4.45

54/55. Носовой указатель 15 49.4 4.07 9 50.8 2.61

52/51. Орбитный указатель 14 78.1 4.96 10 78.9 3.95

88:8С Симотический ук. 17 41.7 12.5 11 33.0 10.7

Б8:БС Дакриальный указатель 10 50.4 12.2 9 50.7 9.47

БС. Глубина клыковой ямки 13 2.56 1.01 11 3.66 1.54

Надпереносье (1-6) 23 3.61 0.78 10 2.05 1.12

Надбровные дуги (1-3) 18 2.08 0.35 9 1.5 0.56

Передне-носовая кость (1-5) 6 3.17 0.68 4 2.75 0.50

Нижн. край грушевид. отверстия (Лйг. в%) 21 47.5 - 9 55.5 -

Таким образом, анализ антропологической структуры населения Нижнего Прикамья преда-наньинского и ананьинского времени выявляет ее неоднородность как на уровне рас первого порядка (монголоидная и европеоидная), так и на уровне расовых типов (монголоидный с относительно низким лицом и монголоидный с относительно высоким лицом). Отчетливо различающиеся расовые типы, вероятно, маркируют механическое смешение групп населения, имеющих разные генетические истоки. Это может свидетельствовать о сложных этно- и культурогенетических процессах на Средней Волге и Нижней Каме в конце II - начале I тыс. до н.э., которые реконструируются и по археологическим данным [14; 15; 16; 1].

Для убедительности выводов мы провели также анализ серий на межгрупповом уровне. Первоначально по всем имеющимся в наше время данным были составлены три суммарные краниологические серии переходного времени от позднебронзового века к РЖВ (табл. 5). Они различаются несильно. И все-таки определенные разграничительные тенденции отметить можно. Здесь серия из маклашеевских могильников более или менее близка по морфологическим показателям к серии из могильников так называемого «классического» ананьино (Ананьинский могильник, Луговской и др.). Однако первая - выделяется прямым лбом, выражена уплощенным лицом на нижнем уровне. Вторая по суммарному комплексу признаков, несмотря на меньшее уп-

лощение лицевого скелета на зигомаксиллярном группа, представляющая население Нижнего уровне, выглядит, пожалуй, наиболее монголо- Прикамья имеет характеристики, уклоняющие ее идной. Хронологически промежуточная между в европеоидную сторону. ними постмаклашеевская (раннеананьинская)

Таблица 5

Средние параметры сборных краниологических серий финала поздней бронзы и раннего желе______________________ за с территории Волго-Камья (мужские) ________________________________

Признак (по Мартину) Черепа из мак-лашеевских могильников Черепа из постмаклашеев-ских (раннеананьинских) могильников Черепа из раннеананьин-ских могильников со сложношнуровой керамикой

1. Прод. диаметр 22 185.9 33 182.9 19 187.4

8. Попер. диаметр 24 143.8 31 143.4 20 146.4

8/1. Череп. указ-ль 22 77.1 30 78.7 18 77.8

17. Высот. диаметр 19 134.2 23 134.6 9 136.4

9. Наим. шир. лба 22 96.8 36 97.9 19 95.4

45. Скул. диаметр 20 137.9 29 137.5 15 141.1

48. Верх. высота лица 21 69.9 25 68.9 17 72.6

48/45. Верхне-лицевой ук-ль 19 50.8 21 49.9 13 51.3

55. Высота носа 20 51.4 25 50.9 17 54.6

54. Ширина носа 20 25.5 28 25.3 16 26.9

54/55. Носовой указатель 18 49.9 24 50.3 16 49.6

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

51. Шир. орбиты 21 32.0 24 32.2 15 33.8

52. Высота орбиты 19 42.8 26 42.9 15 43.4

52/51. Орбитный указатель 19 74.1 23 74.7 15 78.0

88 Симот. высота 11 4.1 23 4.3 17 3.3

88/ 8С Симотич. указатель 11 45.0 23 50.5 17 41.8

32. Угол перегиба лба 17 83.3° 21 83.1° 13 78.9°

БС. Гл-на клыковой ямки 13 3.76 23 4.46 14 2.69

77. Назомалярный угол 14 143.5° 29 141.8° 17 145.1°

2ш. Зигомаксилляр-ный угол 13 133.8° 18 130.7° 12 130.8°

75(1). Угол носа 18 26.1° 20 27.7° 13 23.6°

Надпереносье (16) 22 2.77 42 3.27 24 3.54

Для определения генетических истоков населения предананьинского и ананьинского времени был также проведен межгрупповой анализ с использованием мужских краниологических серий эпох неолита, поздней бронзы и раннего железа с территории Восточной Европы и Западной Сибири. Материалы подбирались с учетом одновременного и непосредственно предшествующего времени РЖВ, а также их морфологического разнообразия.

Вычислительную основу исследования составил метод главных компонентов. По результатам расчетов в главном компоненте-! (ГК-!) наибольшую нагрузку выдерживают скуловая ширина, высота орбиты, ширина и высота носа, зигомаксиллярный угол, симотический указатель и в некоторой степени наименьшая ширина лба и угол выступания носа (табл. 6). ГК-П представляет следующие признаки высокого ранга: продольный диаметр и верхняя высота лица и также поперечный и высотный диаметры мозговой ко-

робки. В ГК-111 максимальная нагрузка падает лишь на ширину орбиты, можно обратить внимание на высоту свода и зигомаксиллярный угол.

Таблица 6

Элементы трех главных компонентов (1-111) для 22 мужских серий эпох неолита, бронзового века и раннего железа с территории Вос-

Был построен график на основе координат краниологических серий по ГК-1 и ГК-11 (рис. 1). В каждом из секторов представлены комбинации признаков, по которым можно разграничивать или объединять серии. Их определенное сосредоточение фиксируется в левой части данной иллюстрации, в составе которой оказались еловская и все ирменские серии Западной Сибири, савро-матская Поволжья и Урала, Буланово эпохи бронзы Приуралья, а также постмаклашеевская и измерская серии. Эти группы в ряду «европеоидных» занимают особое место, о чем неоднократно указывалось в специальной литературе. Серии с типично европеоидными характеристиками, в данном случае срубной и сусканской культур ПБВ и ФБВ, заняли на графике отдельное место (сектор «А»). Наиболее гипоморфной в составе используемых серий оказалась шагарская группа эпохи бронзы из Рязанской области, характеризуемая Л.Т.Яблонским по абсолютным признакам как близкая лапоноидному комплексу [17: 171]. Максимально близкой к ней оказались ир-менская Верхнего Приобья и булановская могильника СБВ Приуралья. В отношении последнего было высказано, что ее антропологическая группа имеет в основе комплекс, близкий к древнему лапоноидному [18: 5 - 7]. В данном случае

и для этой части графика (сектора «А» и «Г») уместно подчеркнуть все-таки собственное положение ананьинских серий, максимально сближающихся именно с западносибирскими. Эти серии в основном характеризовались исследователями как европеоидные в целом, но с монголоидной примесью [19]. Нужно отметить, что серии, представляющие ананьинскую культуру, достаточно широко распределены на графике. Это является свидетельством отчетливой поли-типии групп, отражением гетерогенности носителей этой культуры, в данном случае на меж-групповом уровне. Но даже при таком совокупном рассмотрении опять же обращает на себя внимание отдаление ананьинских серий от восточноевропейских. В контексте к сказанному можно отметить самостоятельную позицию группы в составе неолитических серий Сахтыш-ского могильника и Кузнецкой котловины (сектор «В»). Первые, по мнению некоторых исследователей, связаны с очень ранними проникновениями монголоидного компонента в лесные области Восточной Европы, по мнению других -подобные группы в основе имеют именно европейские корни.

Среди ананьинской совокупности «сборная ананьинская», Мурзиха II и луговская занимают собственное графическое пространство, это наиболее «монголоидные» серии, видимо характеризующие морфотип «классических» ананьинцев. Их расогенез и роль в сложении населения ананьинской культурно-исторической общности (области) довольно подробно изложены Т.А.Трофимовой [3; 5] и И.Р.Газимзяновым [20]. Нужно, однако, отметить, что это своеобразный низколицый монголоидный тип (по Т.А.Трофимовой -катангский или среднесибирский палеомонголо-идный, по В.П.Алексееву - вариант уральской расы) был распространен в Прикамье еще в пре-дананьинское время, о чем свидетельствуют также и материалы Измерского VII могильника. Его более массовое проявление, вероятно, следовало бы связывать с притоком в районы Прикамья в середине I тыс. до н.э. нового населения с традицией изготовления керамики со сложношнуровым орнаментом [16]. Крайнюю позицию на графике (сектор «Б») занимает серия луговского могильника, исследованная И. Р. Газимзяновым, которая здесь характеризуется гиперморфией и, пожалуй, максимально выраженной монголоид-ностью. Это подтверждает наблюдение одного из авторов о присутствии в ананьинских сериях еще одного, именно высоколицего монголоидного компонента [20]. Этому морфологическому комплексу трудно подобрать аналогии, как и выяснить его отчетливое происхождение. По данным

точной Европы и Западной Сибири

Признак ГК-I ГК-II ГК-III

1 0,409 0,693 -0,0б7

8 0,343 -0,520 0,11б

17 0,251 0,525 -0,544

9 -0,519 0,400 0,3б5

45 0,583 -0,242 -0,558

48 0,427 0,722 0,240

51 0,152 -0,158 0,622

52 0,578 0,370 0,50б

54 0,627 -0,038 0,041

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

55 0,680 0,588 0,135

77 0,702 -0,558 -0,257

zm 0,374 -0,3б9 0,549

ss/sc -0,836 0,013 0,2бб

75/1 -0,540 0,408 -0,424

Charact value : 3,974 2,888 2,097

Percent: 28,389 20,б30 14,980

нашего анализа пока можно видеть наибольшее сближение с ним неолитической серии Бийского р-на Западной Сибири, что опять же настораживает в направлении генеалогического поиска. В данном случае опять же подчеркивается вероятность восточных (сибирских) истоков.

Картина, полученная при кластеризации серий с учетом данных всех трех главных компонентов, в основном идентична выше изложенному результату (рис. 2). Восточно-европейские лесные (сахтышские, шагарская) и волгоуральские лесостепные (срубная, сусканская) серии заняли обособленное положение. Таким образом, огранивается поиск генеалогических корней прикамскому населению переходного времени от бронзового века к раннежелезному. Следует внести некоторое уточнение, в частности обратив внимание на единый в определенной степени кластер в составе ряда серий «раннее ананьино - ирменская к-ра/барабинская лесостепь», которые и на графике (рис.1) располагались достаточно близко друг к другу (сектор «А» и «Г»). Здесь дополнительно можно рассмотреть два подкластера. Все прикамские выборки группируются лишь в одном из них, в составе серий эпохи бронзы - еловской и ирменских западносибирского Приобья, а также булановской При-уралья. Отдельную группу формируют серии, за исключением черкаскульской, географически более удаленные, в частности, ирменские серии Кузнецкой котловины и барабинская серия лесостепи, савроматская серия степей Поволжья и Урала.

Ряд авторов, анализируя ранее антропологический состав населения черкаскульской [21; 22], еловской и ирменской культур [23], отмечали их определенное морфологическое сходство. Одновременно указывалось на их сложный антропологический состав, а также на то, что население этих культур во многом формировалось при взаимодействии северных андроновских (федоровских) групп, европеоидных, мезо-

брахикранных, с широким и низким лицом и хорошо выступающим носом с местными подтаежными племенами Зауралья и Западной Сибири, носителями, в целом, низколицего монголоидного типа. Население, оставившее в восточных районов Татарии такталачукский могильник чер-каскульской культуры, было также неоднородным, а по суммарному антропологическому типу близко к андроновцам Казахстана, карасукцам Минусинской котловины и позднебронзовым группам населения Приобья [22].

По результатам более частных рассмотрений краниологических материалов с территорий Приуралья и Западной Сибири, показывающих и

некоторое единство между ними, и различия, и разные весовые доли слагающих их антропологических компонентов, конечно, нельзя только на основании сравнения средних характеристик категорично отрицать связи между некоторыми из них. В частности, между маклашеевским населением, с одной стороны, и черкаскульским - с другой. О динамике антропологических компонентов в составе их было немало сказано исследователями предшественниками. Вполне очевидно также, к примеру, что, несмотря на различия между средними характеристиками макла-шеевской суммарной группы и срубной, внутригрупповой анализ выявляет долю общих по структуре черепов, что может говорить о некоторой генетической преемственности между представителями обеих культур. Однако достаточно большой хронологический интервал между этими группами и специфика большинства макла-шеевских черепов свидетельствуют в первую очередь об ином происхождении антропологической основы этой культуры.

Усредненные параметры, особенно для численно представительных серий, указывают на тенденции в изменении антропологического типа, что не учитывать нельзя и что крайне важно для отслеживания динамики формирования антропологических комплексов.

Среди восточно-европейских серий к при-камским сериям рубежа ФБВ-РЖВ, по результатам кластеризации, оказалась близкой выборка булановского могильника СБВ Приуралья. Эта небольшая серия, несмотря на сходство ее отдельных черепов с лапоноидным краниологическим типом, о чем упоминалось выше, имеет в своем составе один типично монголоидный череп, видимо, западно-сибирского происхождения. Отмечено также, что она обнаруживает морфологическое сходство с материалами западносибирского могильника Ростовка сейминско-турбинской культуры [18]. Это весьма ценные материалы, которые могут маркировать один из этапов довольно раннего проникновения сибирского населения на территорию западного Приуралья. Видимо, это событие влияло и на физические особенности местных обитателей края. С учетом морфологической специфики других материалов, а также хронологического разрыва между группами подобными булановской, с одной стороны, и прикамским маклашеевским и ранне-ананьинским населением - с другой, однонаправленная генетическая линия здесь маловероятна.

При реконструкции объективного расогенетического процесса следует обращать внимание на дополнительные обстоятельства. В данном

исследовательском аспекте палеоантропологические материалы маклашеевского и раннеанань-инского времени с территории Нижнего Прикамья, прежде всего Мурзихинского II и Измерско-го VII могильников, отражают, скорее всего, процесс механического смешения местных «европеоидных» и каких-то «монголоидных» групп населения либо начальные этапы метисации между ними. По археологическим данным, наибо-

лее близкие аналогии маклашеевским длинным курганам обнаруживаются на материалах ирмен-ской культуры Западной Сибири, в которых умерших погребали также в один-два ряда [1: 20]. Вторым типом курганов ирменской культуры были небольшие круглые насыпи, встречающиеся в том числе и на маклашеевских могильниках.

ГК-ІІ

+9,-45,-52,-54,-55,-77,+88/80,+75/1 //+1 ,-8,+17+48 узк.и выс.,профил лицо, европеоидность

А

♦ 15

♦ 16

-9,+45,+52,+54,+55,+77,-88/80,-75/1_//+1 ,-8+17+48 гиперморфия, дл. череп, уплощ .в.ур.лица,

Б

Д 7

10

♦ 13

14

21

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

♦ 9

зД /

Г

12«ъ5 ♦ 8

18 11

/

/

у

♦ 17

д

1

д

4

20

ф 4 19

І ,■' і,'

22

В

ГК-І

гипоморфия, отн.профил.в.ур.лица +9,-45, -52,-54, -55,-77,+88/80,+75/1 //-1 ,+8,-17, -48

кор.череп,шир.и низк.,уплощ .лицо -9,+45,+52,+54, +55,+77, -88/80,-75/1 //-1 ,+8,-17,-48

-5

-4

-3

-1

5

4

3

2

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1

0

1

2

3

4

5

Рисунок 1. Положение мужских краниологических серий эпох неолита, поздней бронзы и раннего железа с территории Восточной Европы и Западной Сибири в пространстве первых двух главных компонентов. Легенда к рисунку 1.

1 - маклашеевская культура (сборная) [6, 7, 8, 24];

2 - раннее ананьино (сборная) [4, 7, 8, 9, 24];

3 - «классическое» ананьино (сборная) [3,5, 7, 24];

4 - Мурзихинский II могильник [24];

5 - Измерский VII могильник [24];

6 - Луговской могильник [3,5];

7 - Луговской могильник [20];

8 - еловская культура (сборная) [23,25];

9 - черкаскульская культура (сборная) [7, 21, 22, 23];

10 - ирменская культура - Кузнецкая котловина (сборная) [26];

11 - ирменская культура - Верхнее Приобье (сборная) [23];

12 - ирменская культура - Томское Приобье (сборная) [23];

13 - ирменская культура - Бараба (сборная) [27];

14 - савроматская археологическая культура (сборная) [28];

15 - срубная культура развитого этапа - лесостепь и степь Волго-Уралья (сборная) [29];

16 - сусканская культура, финальная бронза [10];

17 - Шагарский могильник, поздняя бронза [17];

18 - Булановский могильник, средняя бронза [18];

19 - Сахтыш, неолит, льяловская к-ра [30];

20 - Сахтыш, неолит, волосовская к-ра [30];

21 - Приобье, неолит, Бийский р-н [19];

22 - Приобье, неолит, Кузнецкая котловина [19].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ананьинская к-ра/раннее/сборная Измерений VII

Еловская к-ра/сборная —

Ирменская к-ра/Томское Приобье —

Ирменская к-ра/Верхнее Приобье —

Буланово/ср.бронза/Приуралье —

Маклашеевская к-ра/сборная —

Ирменская к-ра/Кузнецкая котловина —

Савроматы/сборная —

Черкаскульская к-ра/сборная —

Ирменская к-ра/Бараба/сборная —

Ананьинская к-ра/сборная —

Луговской мог./Трофимова,1968 —

Мурзихинский II мог. —

Неолит Приобья/Бийский р-н —

Неолит Приобья/Кузнецкая котловина —

Сахтыш/льяловская к-ра/неолит —

Сахтыш/волосовская к-ра/энеолит —

Шагарский мог./бронза/Разанская обл. —

Срубная к-ра/бронза/лесост.Волго-Уралье —

Сусканская к-ра/ф.бронза/лесост.Волго-Ур. —

Луговской мог./Газимзянов,2003 —

Рисунок 2. Кластеризация мужских краниологических серий эпох неолита, поздней бронзы и раннего железа

с территории Восточной Европы и Западной Сибири.

Положительная корреляция между данными археологии и антропологии может свидетельствовать о том, что в маклашеевское время происходила новая волна заселения Волго-Камья, видимо, из районов Западной Сибири. И это был лишь очередной исторический этап, связующий два региона по обе стороны Урала. Судя по материалам собственно ананьинской культуры

(мог. Луговской, Мурзиха II), прикамские однокультурные группы вновь испытали наплыв населения с территории Западной Сибири, на этот раз со стороны носителей высоколицего монголоидного типа. Генеалогический аспект этого антропологического компонента еще не ясен. В нашем анализе определенное сходство с подобным комплексом продемонстрировали материа-

лы неолита Приобья Бийского района. Нужно отметить, что и по археологическим сведениям отмечается вероятность различных генетических истоков проникших в районы Прикамья культурных групп [16].

Таким образом, мы можем говорить об очень сложном историческом процессе, происходившем в районах Волго-Камья в конце позднебронзового века - начале железного. Практически каждая из местных культур характеризовалась гетерогенным составом населения. Эта гетерогенность усиливалась в связи с неоднократными на протяжении длительного отрезка времени миграционными волнами сибирских монголоидных групп в районы западного Приуралья и их смешением с местными племенами. Эта точка зрения подкрепляет ранее выдвинутые положения о специфике расогенеза средневолжского населения в указанный период времени. Новое здесь, пожалуй, в том, что уточняется круг возможных генетических претендентов в качестве одного из значимых импульсов в этногенезе ананьинского населения Прикамья. В частности, помимо местного антропологического субстрата подчеркивается вероятность влияния носителей ирменской культуры Верхнего Приобья.

1. Чижевский А.А. Погребальные памятники населения Волго-Камья в финале бронзового - раннем железном веках (предананьинская и ананьинская культурно-исторические области) // Археология евразийских степей. - Казань, 2008. - Вып. 5. -172 с.

2. Колев Ю.И. Заключительный этап эпохи бронзы в Поволжье // История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Бронзовый век. - Самара: Центр «Интеграция», 2000. -С. 242 - 301.

3. Трофимова Т.А. Черепа из Луговского могильника ананьинской культуры // УЗ МГУ. - 1941. -Вып. 63. - С. 161 - 195.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Трофимова Т.А. Черепа из Гулькинского могильника ананьинской культуры // МИА. -1954. -№42. - С. 500 - 505.

5. Трофимова Т.А. Еще раз о черепах из Луговского могильника // Проблемы антропологии и исторической этнографии Азии. - М.: Наука, 1968. -С. 51 - 91.

6. Дебец Г. Ф. Палеоантропология СССР // ТИЭ, нов. серия. - 1948. - Т. 4. - 391 с.

7. Акимова М.С. Антропология древнего населения Приуралья. - М.: Наука, 1968. - 118 с.

8. Алексеев В.П. К палеоантропологии ананьинской культуры // СЭ. - 1980. - № 3. - С. 53 - 62.

9. Ефимова С.Г. Палеоантропология Поволжья и Приуралья. - М.: Моск. гос. ун-т, 1991. - 95 с.

10. Хохлов А.А. Палеоантропологические материалы финала поздней бронзы лесостепного Поволжья //

Проблемы истории, филологии, культуры. — Магнитогорск, 2009. - Вып. 4. - С. 3 - 13.

11. Халиков А.Х. Волго-Камье в начале эпохи раннего железа. - М: Наука, 1977. - 264.с.

12. Дебец Г.Ф. О путях заселения северной полосы Русской равнины и Восточной Прибалтики // СЭ.

- 1961. - №6. - С. 52 - 89.

13. Дебец Г.Ф. Опыт краниометрического определения доли монголоидного компонента в смешанных группах населения СССР // Проблемы антропологии и исторической этнографии Азии. - М.: Наука, 1968. - С. 13 -22.

14. Кузьминых С.В. Археологическое изучение ананьинского мира в XX веке: основные достижения и проблемы // Российская археология: достижения XX и перспективы XXI вв.: МНК «75 лет со дня рождения В.Ф.Генинга». - Ижевск, 2000. -С. 104 - 113.

15. Кузьминых С.В. Финал бронзового и ранний железный век севера Европейской России // II Северный Археологический Конгресс: Доклады. -Екатеринбург: Чарсид, 2006. - С. 226 - 240.

16. Марков В.Н. Нижнее Прикамье в ананьинскую эпоху: (Об этнокультурных компонентах анань-инской общности) // Археология евразийских степей. - Казань: Ин-т истории АН РТ, 2007. -Вып. 4. - 136 с.

17. Яблонский Л.Т. Краниология Шагарского могильника // Древности Оки. Труды ГИМ, Вып.85. -М.: ГИМ, 1994. - С.158 - 172.

18. Хохлов А.А., Китов Е.П. Предварительное сообщение о палеоантропологическом материале эпохи средней бронзы могильника Буланово I // Вестник Челябинского государственного университета. - Челябинск, 2009. - № 6 (144), История. -Вып. 30. - С. 5 - 7.

19. Багашев А.Н. Палеоантропология Западной Сибири лесостепь в эпоху раннего железа. - Новосибирск: Наука, 2000. - 371с.

20. Газимзянов И.Р. Новые антропологические материалы из Луговского могильника ананьинского времени // Горизонты антропологии: Труды Международной научной конференции памяти академика В.П. Алексеева. - М.: Наука, 2003. - С. 230 -237.

21. Шевченко А.В. Антропологическая характеристика черкаскульской культуры и вопросы ее расогенеза // Современные проблемы и новые методы в антропологии. - Л.: Наука, 1980. - С. 136 - 183.

22. Рудь Н.М. Палеоантропологические материалы эпохи бронзы из могильника Такталачук // Об исторических памятниках по долинам Камы и Белой. - Казань: ИЯЛИ, 1981. - С. 71 - 93.

23. Дремов В.А. Население Верхнего Приобья в эпоху бронзы (антропологический очерк). - Томск: ТГУ, 1997. - 260 с.

24. Газимзянов И.Р. Реконструкция этногенетических процессов на Средней Волге в конце эпохи поздней бронзы и раннего железа по данным антропологии // У истоков археологии Волго-Камья (к 150-летию открытия Ананьинского могильника).

Серия «Археология евразийских степей». Вып. 8.

- Елабуга, 2009. - С. 185 - 195.

25. Дремов В.А. Антропологический состав населения андроновской и андроноидных культур Западной Сибири // Известия СО АН СССР. Сер. истории, филологии и философии. - Новосибирск: Наука, 1990. - С. 56 - 62.

26. Бобров В.В., Чикишева Т.А., Михайлов Ю.И. Могильник эпохи поздней бронзы Журавлево-4. -Новосибирск: Наука, 1993. - 156 с.

27. Молодин В.И., Чикишева Т.А. Курганный могильник Преображенка-3 - памятник культур эпохи бронзы Барабинской лесостепи // Палеоантропо-

логия и археология Западной и Южной Сибири. -Новосибирск: Наука, 1988. - С. 125 - 206.

28. Балабанова М.А. Антропология древнего населения Южного Приуралья и Нижнего Поволжья. Ранний железный век. - М: Наука, 2000. - 133 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

29. Хохлов А.А. Палеоантропология пограничья лесостепи и степи Волго-Уралья в эпохи неолита-бронзы: автореф. дис. ... канд. ист. наук. - М., 1998. - 23 с.

30. Алексеева Т.И. Неолитическое население лесной полосы Восточной Европы: (Сравнительный антропологический аспект) // Неолит лесной полосы Восточной Европы: (Антропология Сахтышских стоянок). - М.: Научный Мир, 1997. - С. 18 - 41.

ANTHROPOLOGICAL STRUCTURE OF POPULATION OF MIDDLE VOLGA REGION DURING TRANSITIONAL PERIOD FROM LATE BRONZE AGE TO EARLY IRON AGE

I.R.Gazimzyanov, A.A.Khokhlov

This article analyzes the cranial samples from the Middle Volga Region, related to Maklasheyevka and Ananyino archaeological cultures of the end of the Late Bronze and the Early Iron Ages. It is shown that the population of these cultures had a complex anthropological composition formed on the basis of both the local tribes and the influence of the repeated migration impulses from the territory of Western Siberia.

In particular, it is highlighted that the natives of Irmenskoy culture of the Upper Ob and the early Ananyino population of the beginning of the Iron Age were likely to have genetic relationship.

Key words: archeology, Maklasheyevka culture, Ananyino culture, anthropological component, race genetic process.

Газимзянов Ильгизар Равильевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Национального Центра археологических исследований Института истории им.Ш.Марджани АН РТ.

E-mail: G-Ilgizar@yandex.ru

Хохлов Александр Александрович - кандидат исторических наук, доцент кафедры анатомии, физиологии и гигиены человека Поволжской государственной социально-гуманитарной академии, г. Самара.

E-mail: Khokhlov_aa@mail.ru

Поступила в редакцию 18.05.2012