Научная статья на тему 'Антропологическая структурность образовательной деятельности'

Антропологическая структурность образовательной деятельности Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
355
129
Поделиться
Ключевые слова
БОГОСЛОВИЕ / АНТРОПОЛОГИЯ / ОБРАЗОВАНИЕ / ПЕДАГОГИКА / ПСИХОЛОГИЯ / ЛИЧНОСТЬ / СИНЕРГИЯ / ЦЕЛОСТНОСТЬ / HEOLOGY / ANTHROPOLOGY / EDUCATION / PEDAGOGY / PSYCHOLOGY / PERSONALITY / SYNERGY / INTEGRITY

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Леонов Вадим Алексеевич

В данной статье автор, опираясь на фундаментальные положения христианского учения о человеке, реконструирует антропологические основания для различных сфер образовательной деятельности. Кризис в современной педагогике, где быстрый рост научнопедагогического знания не приводит к существенному улучшению качества образования, по мнению автора, есть следствие утраты целостного взгляда на человека. Образование фрагментируется и фокусируется на развитии отдельных антропных качеств, но не человека как целостности. Первый шаг на пути решения этой проблемы избрание правильной целостной антропологической модели для педагогической деятельности. В качестве таковой автор предлагает проверенную временем христианскую концепцию человека, представленную в Писании и Предании Православной Церкви. В статье предлагается особый антропологический подход к структурному анализу современной образовательной деятельности на основе христианского учения о человеке. В ходе исследования сформулированы специфические черты и содержательные рамки трех основных форм образования: естественно-научного, гуманитарного и духовного. Естественно-научная образовательная сфера формирует, насыщает научными знаниями и практическими навыками природный уровень человека. Гуманитарная сфера определяет личностный рост человека и обусловлена личностным воздействием педагога на ученика. Духовная сфера раскрывает и обеспечивает взаимодействие человека с Богом и духовным миром. В статье ставится вопрос о гармонизации этих сфер в конкретных образовательных процессах; анализируются возможные искажения в случае игнорирования полноты образовательного воздействия на человека.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Леонов Вадим Алексеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

In this article the author, relying on basic affirmations of Christian teaching on the human person, reconstructs the anthropological basis for various spheres of educational activities. The crisis in modern pedagogy, where the rapid growth of scientifi c knowledge does not signifi cantly improve the quality of education, according to the author, is the consequence of the loss of a holistic view of man. Education is fragmented and focused on the development of certain anthropic qualities, but not on man as integrity. The fi rst step in solving this problem is the application of a proper integral anthropological model for pedagogical activity. As a necessary and proven concept of man, the author off ers the Christian one presented in the Bible and spiritual experience of the Orthodox Church. The article offers a special anthropological approach for structural analysis of modern educational activity on the basis of the Christian teaching on the human person. In the course of the study defines the specific features and substantive scope of the three forms of education: natural-scientific, humanitarian and spiritual. The natural-science education forms, fills the scientific knowledge and practical skills of the natural level of man. Humanitarian sphere determines the personal growth of the person and due to the personal influence of the teacher on the student. Spiritual sphere reveals and ensures the interaction of man with God and the spiritual world. The article raises the question of harmonization of these spheres in specific educational processes; and analyses possible distortions in the case of ignoring of completeness of the educational influence on a person.

Текст научной работы на тему «Антропологическая структурность образовательной деятельности»

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ

Вестник ПСТГУ

IV: Педагогика. Психология

2014. Вып. 1 (32). С. 56-69

Леонов Вадим Алексеевич, протоиерей, канд. богословия, ПСТГУ, Сретенская духовная семинария posad@inbox.ru

Антропологическая структурность

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В. А. Леонов

В данной статье автор, опираясь на фундаментальные положения христианского учения о человеке, реконструирует антропологические основания для различных сфер образовательной деятельности. Кризис в современной педагогике, где быстрый рост научно-педагогического знания не приводит к существенному улучшению качества образования, по мнению автора, есть следствие утраты целостного взгляда на человека. Образование фрагментируется и фокусируется на развитии отдельных антропных качеств, но не человека как целостности. Первый шаг на пути решения этой проблемы — избрание правильной целостной антропологической модели для педагогической деятельности. В качестве таковой автор предлагает проверенную временем христианскую концепцию человека, представленную в Писании и Предании Православной Церкви. В статье предлагается особый антропологический подход к структурному анализу современной образовательной деятельности на основе христианского учения о человеке. В ходе исследования сформулированы специфические черты и содержательные рамки трех основных форм образования: естественно-научного, гуманитарного и духовного. Естественно-научная образовательная сфера формирует, насыщает научными знаниями и практическими навыками природный уровень человека. Гуманитарная сфера определяет личностный рост человека и обусловлена личностным воздействием педагога на ученика. Духовная сфера раскрывает и обеспечивает взаимодействие человека с Богом и духовным миром. В статье ставится вопрос о гармонизации этих сфер в конкретных образовательных процессах; анализируются возможные искажения в случае игнорирования полноты образовательного воздействия на человека.

Современная педагогика располагает богатым наследием знаний и опыта в сфере образования человека. Это наследие столь велико и разнообразно, что едва ли кто из ученых и тем более практикующих педагогов способен обозреть его мысленным взором, не говоря уже о том, чтобы всецело овладеть им. Научно-педагогические изыскания становятся специализированными, позволяя изучать все более тонкие и сложные явления и, опираясь на полученные сведения, добиваться заметных (но локальных) результатов. Казалось бы, в рамках этой на-

Кризис современной педагогики

копительной логики люди год от года должны становиться все более разумными, умелыми и благородными. Однако реальность оказывается иной: научные знания о человеке множатся, да только люди в массе своей лучше, увы, не становятся. Более того, эксперты говорят о наступлении глобального антропологического кризиса, главную симптоматику которого составляют так называемые тенденции «расчеловечивания» и деградации человека.

Современная педагогика также находится в кризисе, утрачивая свою прежнюю влиятельность и эффективность. Центральной проблемой для педагогики, по нашему мнению, стала утрата целостного видения человека, что неизбежно повлекло за собой утилитарность и приземленность образовательной практики. Отклонившись в своем развитии от задач духовного воспитания, педагогика рискует превратиться в науку для самой себя. Учителя, сосредоточившись на преподаваемом предмете и новых технологиях обучения, теряют из вида ребенка как личность и как человека. В результате уже упомянутое разнообразие педагогического знания и опыта не обеспечивает реального продвижения по пути подлинного совершенствования человека.

Для восстановления цельного педагогического взгляда необходима верная антропологическая модель, которая стала бы основанием и ориентиром для дальнейшего педагогического развития. В основе любой гуманитарной деятельности лежит определенное представление о человеке или антропологическое учение, в соответствии с которым она и строится. К сожалению, приходится констатировать, что базовые человековедческие установки зачастую либо не восприняты, либо не-доосмыслены профессионалами гуманитарного профиля. Результаты такой «близорукости» непосредственным образом проявляются в их последующей деятельности. Ведь исходное антропологическое представление во многом определяет и даже предопределяет ее. Например, если в основе педагогического подхода лежит представление о человеке как о высокоорганизованном животном, то и соответствующие педагогические методы будут подобны дрессировке; если изначально человек представляется в виде сложно организованной машины по типу компьютера, то и приемы воспитания будут напоминать программирование; если же основываться на мнении, что человек формируется исключительно под влиянием внешних условий, то и педагогическая методика будет ориентирована лишь на воздействие внешней среды, без учета внутреннего мира и личной уникальности каждого человека. Исходное антропологическое представление определяет направление, масштаб, содержание, средства и возможности той или иной гуманитарной практики.

Где же можно найти источник целостного и подлинного знания о человеке? Научные антропологические представления, опирающиеся на эмпирику и теоретизирование, не могут быть целостными по сути своей методологии. Они всегда условны. Наука представляет собой не монолит знаний, а конгломерат. Она находится в непрестанном движении критического переосмысления существующего знания, и всякое новое научное открытие частично, а порой и полностью отвергает предшествующую теорию или утверждение. Строго говоря, наука оперирует положениями и предположениями той или иной степени достоверности, поэтому ограничиваться ими при построении гуманитарной деятельности равносильно возведению дома на песке (см. Мф 7. 26—27).

Подлинное и полное знание о человеке, о его метафизических глубинах, которые не доступны для глаз человеческих и не фиксируются научными приборами, имеет лишь Тот, Кто создал человека. Кто еще может так хорошо знать свое творение, как не его Творец? Самое существенное и необходимое для нашего достойного существования Бог открыл Сам через святых людей, апостолов, пророков. Божественное откровение о человеке бережно хранится в Священном Предании Православной Церкви и проверено ее двухтысячелетним опытом. Множество людей восприняли это учение в качестве жизненного руководства и достигли духовного совершенства — святости. Конечно, антропологическое учение Церкви не является исчерпывающим. Бог не отвечает на все человеческие «почему?» и «зачем?». Но того, что Он открыл людям, вполне достаточно для достойной жизни и осуществления своего предназначения. И наоборот, если пренебречь Божественным откровением, то не избежать ошибок, повреждающих не только земной путь человека, но и его жизнь в вечности.

Можно сказать, что в христианской антропологии собраны ответы Бога на насущные вопросы человека. Подтверждение их полноты и достаточности мы находим в житиях святых людей, которые уже в начале своего духовного пути с помощью Божественного откровения решали для себя извечные вопросы смертных: кто я такой? зачем я живу? в чем смысл моего бытия? — и шли далее. Для них более важным становилось другое: каким образом достигнуть духовного совершенства? С помощью Божией они находили ответ, воплощали его в жизнь и тем свидетельствовали, что Бог истинен (Ин 3. 33). Напротив, при отчуждении от Бога фундаментальные антропологические вопросы становятся для многих мучительно неразрешимыми. Вне Бога человеку трудно обрести смысл своего существования, соответствующий его внутренним возможностям и силам.

Вне Бога трудно действовать и во благо других. Знание основ христианской антропологии принципиально важно для любой гуманитарной деятельности, прежде всего педагогической и психологической, чтобы верно осмыслить и правильно организовать ее в соответствии с Божиим замыслом о человеке. То есть знание христианской антропологии важно не только в плане содержания, но и методологии. Взяв его за основу, и исследователь, и практик получают целостное видение человека, дарованное Богом и испытанное жизнью святых людей.

Секулярные антропологические модели (такие, как «человек — животное», «человек — компьютер», «человек — "чистый лист бумаги"», «человек — самодостаточный уникальный субъект» и т.п.) используются уже достаточно давно, но к решению глобальных гуманитарных проблем они так и не привели. Более того, по нашему убеждению, ущербный взгляд на человека провоцирует все новые и новые проблемы современной цивилизации. Не пора ли человечеству возвратиться к своему небесному Отцу?!

Данная работа представляет собой попытку структурного анализа педагогической деятельности на основе православного учения о человеке1. Для этого

1 Далее в статье будут использоваться хорошо знакомые в педагогике и психологии категории, но в богословском понимании. Для прояснения их богословского значения и общего знакомства с православным антропологическим учением предлагаем читателям обратиться к книге: Леонов В., прот. Основы православной антропологии: Учебное пособие. М., 2013.

мы приведем лаконичное описание христианской антропологической модели, затем спроецируем ее в пространство педагогической деятельности и выделим соответствующие типы (уровни) образовательных процессов.

Антропологическая модель

Для начала схематично представим человека со всем многообразием его особенностей в виде круга (рис. 1). Круг — наиболее подходящая фигура, ибо она несет в себе идею целостности и полноты, что для нас важно.

Теперь разделим круг горизонтальными линиями на три части, подразумевая основные уровни человеческого бытия (рис. 2).

Когда мы смотрим на нарисованную трех-частную структуру человека, у нас невольно возникают ассоциации с традиционной православной трихотомической схемой: тело-душа-дух. Однако в данном случае мы имеем в виду несколько иные аспекты человеческого бытия.

Нижний уровень условно назовем «природный». Сюда входят все телесные и душевные свойства человека, включая разум, память, воображение, волю, чувства, эмоциональную сферу и т. д. (рис. 3).

На следующем уровне представлены те свойства, которые являются проявлением образа Божия в человеке. Это именно проявления, но не сам Образ Божий. В православном богословии существует важное методологическое различение: образ Божий — богодарованное начало в человеке, отличающее его от всех других существ видимого мира, и проявления (черты) образа Божия в человеке — наблюдаемые феномены богообразности человека, которые указывают, что человек в определенной степени обладает Божественными свойствами. «Сотворенное по образу, — говорит свт. Григорий Нисский, — конечно, во всем имеет уподобление Первообразу, умственное — умственному, и бесплотное — бесплотному, свободно от всякого бремени, как и Первообраз, подобно Ему избегает всякого пространственного измерения, но по свойству природы есть нечто иное с ним, потому что не было бы образом, если бы во всем было одно и

Рис. 1. Исходный образ целостного человека

Рис. 2. Уровни бытия человека

Рис. 3. Природный аспект бытия человека

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

то же с Первообразом, — напротив того, какими чертами в несозданном естестве отличается Первообраз, с теми же самыми созданная природа показывает нам образ, и, как часто в малом осколке стекла, когда случится лежать ему под лучом, бывает видим целый круг солнца, показываясь в нем не в собственной своей величине, но в каком объеме круг его вмещает в себе малость осколка, так и в малости нашей природы сияют образы невыразимых этих свойств Божества»2.

Поскольку человек тварен, то и изменчив, потому и черты образа Божия могут в нем возрастать и деградировать, употребляться как во благо, так и во зло. Локальное развитие черт образа Божия в человеке (личность, ум, творчество, свобода и т. д.) еще не означает, что в нем раскроется полнота Божественного образа.

Для выявления богообразных свойств в человеке в богословии используется способ, предложенный свт. Василием Великим: если определенное свойство человека имеется в Боге, но отсутствует в неразумном тварном мире, то это одно из проявлений образа Божия; если же его нет в Боге, но оно присутствует в тварных существах, то это свойство сотворенной природы3. Например, Бог не имеет тела, а созданный Им мир состоит из тел; следовательно, наличие тела — не признак богообразности. Другой пример: Бог обладает свободой, но весь неразумный мир детерминирован; следовательно, свобода — это признак богообразности человека. Конечно, при использовании этого способа необходимо учитывать его условность, ибо образ Божий накладывает свою печать на все элементы человеческой природы, в том числе и на тело, поэтому у святых отцов встречаются высказывания о богообразности всего человека. Однако когда речь заходит о

конкретных свойствах, то, как правило, можно произвести указанное различение.

Важнейшим проявлением богообразности является личностное бытие человека4, поэтому назовем этот уровень личностным (рис. 4). Сюда также входят и другие проявления богообразно-сти человека: свобода, бессмертие, творчество, владычество, ум, стремление к совершенству, нравственные качества и др.

Высший уровень — это та сфера бытия человека, посредством которой он входит в общение с Богом и духовным миром. Правомерно назвать его духовным (рис. 5). Сюда относятся собственно образ Божий и дух человека (для многих святых отцов эти понятия были близкими и даже

2 Свт. Григорий Нисский. О душе и воскресении. Разговор с сестрою Макриною // Догматические сочинения. Краснодар, 2006. Т. 1. С. 107.

3 Свт. Василий Великий. Беседа первая о сотворении человека «по образу» // Творения: В 2 т. М., 2008. Т. 1. С. 434.

4 См. подробнее: Леонов. Взаимосвязь понятий «личность» и «образ Божий» в православном богословии // Святоотеческая психология. Научные доклады и выступления. Материалы конференции XVI Международных Рождественских образовательных чтений. М., 2008. С. 66-73.

Рис. 4. Личностный аспект бытия человека

тождественными5). Поскольку Бог есть высшее Благо, то Его образ в человеке всегда имеет положительную нравственную направленность. Он не может быть уничтожен, его невозможно переориентировать и сделать нравственно негативным, можно лишь ослабить его влияние через совершение грехов. Для всех высших проявлений человеческого бытия фундаментальной основой является образ Божий, поэтому жизнь в соответствии с этим высочайшим даром позволяет реализовать весь потенциал человека.

В самом общем виде можно сказать, что образ Божий — это богодарованное начало, позволяющее человеку жить в единстве с Богом и наделяющее его божественными свойствами. «Божественность» человека — это, по сути, и есть образ Божий. Свт. Григорий Нисский учит: «Необходимо было в естестве человеческом сраствориться чему-то сродному с Божеством, чтобы сообразно с этим желать ему свойственного... Человеку, приведенному в бытие для наслаждения Божественными благами, должно было иметь в естестве что-либо сродное с тем, чего он причастен... Это и книга Бытия многообъемлющим словом выразила в одном речении, когда говорит, что человек сотворен по образу Божию»6.

Следует заметить, что определение «духовный» выхолощено в современной речи и стало почти что бессодержательным. Мы употребляем его в традиционном православном понимании: «духовным» называется все, что реально соединяет человека с Богом.

Базовые уровни педагогической деятельности

Образовательные процессы в жизни людей возможны в силу онтологической изменчивости человека. При этом человек не просто изменчив, он, что чрезвычайно важно, способен изменяться к лучшему. Образовательные программы нацелены именно на то, чтобы сделать человека лучше: умнее, сильнее, профессиональнее и т. д. Но каковы реальные возможности для таких изменений? Ответ на этот вопрос мы постараемся дать, исходя из описанной выше антропологической модели.

В процессе образования задействован весь человек, но образовательные программы расставляют акценты так, что в обучении в наибольшей степени развивается и обогащается та его сторона, которая считается значимой для предстоящей деятельности. Наиболее показательным в этом смысле является высшее образование, где выпускников привычно разделяют на технарей («физиков») и гуманитариев («лириков»). Справедливости ради в качестве третьей, самостоятельной категории сюда можно добавить выпускников духовных школ, в которых ведется подготовка священнослужителей (клириков). Каждая группа углубленно

5 См. подробнее: Леонов. Основы православной антропологии... С. 72—80, 102—109.

6 Свт.Григорий Нисский. Большое огласительное слово. Киев, 2003. С. 68.

Рис. 5. Духовный аспект бытия человека

изучает точные, гуманитарные или богословские науки. В отношении каждой из групп учащихся реализуется своя педагогическая доминанта, соответствующая природному, личностному или духовному аспектам бытия человека. В силу их принципиального различия можно выделить три типа образовательных процессов, которые мы последовательно рассмотрим на примере сферы высшего образования.

Формирование природы человека

Для подготовки специалиста, который будет манипулировать неодушевленными природными объектами (изучать, изменять, проектировать, управлять и т. д.) реализуется образовательный процесс с доминантой на природном антропологическом уровне. Обучаемого оснащают знаниями и навыками, развивают его интеллект, укрепляют волю, регулируют эмоциональную сферу таким образом, чтобы он мог грамотно и продуктивно выполнять свои функциональные обязанности в той или иной области общественного производства. Можно сказать, что в результате учащийся как бы «затачивается» под определенный вид деятельности. В ходе обучения личностный аспект человека учитывается и затрагивается лишь в той мере, в которой он может повлиять в дальнейшем на качество работы (например, в рамках профессионального отбора).

Такой тип подготовки характерен для большинства наукоемких направлений и технических вузов. Действительно, ученый, инженер или летчик ценятся прежде всего как квалифицированные специалисты каждый в своей области, а их мировоззрение, личная жизнь и нравственность обращают на себя внимание лишь настолько, насколько они благоприятствуют или препятствуют выполнению работы и ее результату.

Здесь отдается предпочтение компетентностному подходу, в рамках которого широко распространены формальные (обезличенные) образовательные технологии (использование учебников, самоучителей, дистанционных форм обучения, специальных компьютерных программ и т. д.) и средства объективной оценки успеваемости студентов в виде тестов, употребляемые вплоть до подтверждения итоговой подготовленности специалистов.

Становление личности человека

Подготовка тех, чья профессиональная деятельность основана на умении лично воздействовать на других людей (учителей, воспитателей, психологов, писателей, художников, музыкантов, артистов и т. д.), предполагает образовательный процесс с доминантой на личностном антропологическом уровне — это вотчина гуманитарного и социально-ориентированного образования, где главной целью является развитие личности ученика, его способностей к диалогу и пониманию внутреннего мира другого человека. Здесь приветствуется воспитание социального интереса, психологической грамотности, эстетического вкуса и т. д. Для этого требуются иные образовательные подходы и условия, основанные на влиянии яркой, сильной, талантливой личности педагога, который через себя и в себе взращивает своих учеников, пробуждает в них мотивацию и

волю к достижениям. Персонифицированные формы обучения особенно ярко представлены в сфере искусств (художественные и хореографические училища, консерватории, театральные и кинематографические вузы), где мастер набирает курс и доводит его до выпуска. Конечно, и здесь используются технологии формирования природы человека, просвещения и передачи навыков ученику, но скорее как вспомогательные средства в дополнение к личностной доминанте, которая реализуется в форме семинаров-практикумов, тренингов и мастер-классов. А вот духовный аспект если и затрагивается, то в незначительной степени, в ряду прочих условий личностного развития учащихся, то есть функционально, а не по сути.

Как правило, люди, получившие гуманитарное образование, несут на себе своего рода «печать» их учителя или профессиональной школы. Они воспитаны в определенных традициях и действуют в рамках заданного направления, как сказано об этом в Евангелии: Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его (Лк 6. 40).

Уровень подготовленности выпускника гуманитарной сферы (в отличие от специалиста технической сферы) гораздо сложнее определить на основании формальных процедур и критериев компетентностного подхода. Для этого требуется прежде всего общение с другой личностью-профессионалом или коллективом профессионалов, которые сквозь призму своего экзистенциального опыта смогут увидеть уровень мастерства выпускника гуманитарной школы.

Духовное преображение человека

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Русское слово «образование» происходит от слова «образ» и подразумевает православную идею воссоздания образа Божьего в человеке. Это предельный уровень образования — духовное преображение человека, происходящее под воздействием благодати Божией, и никто из людей своими силами осуществить его не в состоянии. Здесь сфера особого духовно-педагогического понимания, согласно которому учителем для человека в его духовном возрастании является Сам Бог, по слову Спасителя: Вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья (Мф 23. 8).

Преображение человека совершается при добровольном содействии воли человеческой и воли Божией. Этот духовный принцип называется в богословии принципом синергии, или соработничества. Слово «синергия» (оиУ£р^а) встречается в Священном Писании и обозначает сознательное соработничество, сотрудничество личностей в достижении общей цели: мы соработники у Бога, — говорит апостол Павел (1 Кор 3. 9).

В духовном плане словом «синергия» обозначается важнейший принцип духовного взаимодействия Бога и разумных тварей. Суть его в том, что Бог при всем Своем всемогуществе, премудрости и силе, управляя миром посредством Своей благодати, совершает преображение людей только при их свободном и сознательном обращении к Нему. То есть когда воля Божия и воля человеческая совпадают в направлении своего движения и действия. «Воля человеческая, — говорит прп. Макарий Великий, — есть как бы существенное условие. Если нет

воли, то Сам Бог ничего не делает, хотя и может по свободе Своей. Посему совершение дела Духом зависит от воли человека»7.

Пока человек лично не обратится к своему Создателю, Божественная благодать лишь сохраняет его от уничтожения, от быстрого разрушения грехом и направляет к тому, чтобы человек возжелал личной встречи с Богом. Однако эти воздействия не насильственны, и у человека всегда есть шанс ответить на призыв Божий «нет», «не хочу». Более того, человек способен действовать вопреки благодати. В этом случае благодать оставляет человека, о чем сказал ап. Павел: наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией (Евр 12. 15), и человек может вступить в соработничество совершенно иного рода — с падшими духами. Принцип синергии проявляется и здесь — в сфере взаимодействия человека с диаволом. Однако в отличие от Бога диавол, вступив в сотрудничество с человеком, стремится лишить его свободы и поработить8.

Если же человек откликнулся на Божественный призыв, то благодать становится в нем преображающей силой: очищает от грехов, укрепляет к добру, просвещает ум и сердце, возводит к общению с Богом. Всякий раз, когда человек совершает истинно богоугодное дело, он получает благодатное подкрепление от Бога. Такое дело имеет вечную ценность. Если же человек пытается сделать нечто без Бога, то при наличии даже самых больших возможностей и благих замыслов, но без благословения Божия, такое дело будет временным, тленным и смертным, что выражено в простых словах Спасителя: Без Меня не можете делать ничего (Ин 15. 5).

Се, стою у двери и стучу, — говорит Спаситель, — если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мной (Откр 3. 20). Бог стучит и ждет, когда человек сам отворит дверь. Он не взламывает ее. Божия благодать всех зовет, но никого не принуждает. Как говорит свт. Иоанн Златоуст, «Бог никогда никого не приводит к Себе понуждением и насилием. Он хочет, чтобы спаслись все, но никого не неволит»9. Можно сказать, что благодать совершает наше спасение, а человек своим добровольным согласием, подчинением воле Божественной и содействием дает возможность совершиться этому. Он раскрывает свое сердце и предоставляет Богу возможность изменить себя, действовать через себя.

Православию чужды крайности в понимании взаимодействия свободы и благодати, выраженные как в ереси пелагианства (где утверждалась возможность духовно-нравственного совершенства человека без Божественной помощи), так и в доктрине кальвинизма (гласящей, что человека спасает исключительно Бог независимо от нравственных усилий человека по Своему предвечному предопределению).

Реализация принципа синергии в общении человека с Богом возможна при наличии трех условий: 1) вера в Бога и Его благодатную помощь; 2) сознательное

7 Прп. Макарий Египетский. Духовные беседы. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1994. Беседа 37, 10. С. 262.

8 См.: Там же. Беседа 37, 11. С. 263.

9 Свт. Иоанн Златоуст. Беседа к упрекавшим за обширность вступлений, 6. Творения: В 12 т. СПб., 1898. Т. 3. Кн. 1. С. 135.

и добровольное желание жизни с Богом; 3) деятельное осуществления воли Бо-жией в личных поступках.

Главная особенность духовного образования, основанного на принципе синергии, состоит в том, чтобы всячески содействовать единению человека с Богом. Все подчиняется этой цели: распорядок дня, образ жизни, поведение, содержание бесед, общение с ближними, учеба, труд и т. д. Ученик отдает всего себя в руки Божии, и Бог через различные духовные средства: молитву, священнодействия Церкви, духовно опытных наставников и др. преображает человека, возводя его на новые ступени бытия. Во многом принципы духовного образования разработаны в православных монастырях. Там созданы наилучшие условия для богопоз-нания. Помимо монастырей духовное образование в том или ином качестве дается и в специальных духовных учебных заведениях (семинариях, академиях). Оно ориентировано на подготовку священнослужителей — людей, которые не только призваны жить в Боге, но и должны уметь приводить к Нему других.

Конечно, духовное образование предполагает развитие не только духовной, но также природной и личностной сферы ученика, однако в той мере и настолько, чтобы содействовать жизни человека с Богом, его богопознанию. Здесь также важна личность духовного наставника, но он выступает уже не как главный источник знания и опыта, а как проводник к Богу. Он приводит учеников не к себе, а к Богу, и его главная задача — всячески содействовать приобретению учеником опыта богообщения.

Для этого типа образования компетентностный подход, различные системы тестирования и дистанционного обучения неадекватны, ибо они не ухватывают сути процесса духовного преображения человека. Для оценки «специалистов» в духовной сфере Господь Иисус Христос дает такой совет: По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы? Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые. Не может дерево доброе приносить плоды худые, ни дерево худое приносить плоды добрые (Мф 7. 16-18). Другими словами, для духовного развития ученика его необходимо погрузить в среду духовно-нравственной деятельности. Он должен научиться понимать волю Божию и исполнять ее, несмотря на возможные искушения и сопротивления окружающего мира. Как он реагирует на события, какой делает выбор, какие совершает поступки? Пользуется ли он помощью Божией, может ли он приобщить других к Богу, стяжал ли он добродетельность, способен ли молиться, терпеть, верить, прощать, жертвовать собой, любить? Именно в такой перспективе раскрывается его духовное состояние и происходит духовное образование.

Об идее «полного образования» и издержках «Болонского процесса»

Произведя структурный анализ педагогической деятельности, еще раз заострим внимание на том, что представленная типология проистекает из человеческой онтологии10. В силу кардинального различия вышеуказанных антропо-

10 Уже в конце работы над данной статьей нам удалось изучить замечательную публикацию А. В. Шувалова «Образование в поиске симфонии» (Шувалов А. В. Образование в по-

логических уровней (природного, личностного и духовного) существуют и три типа педагогического воздействия на человека, которые дополняют друг друга, но не должны взаимозамещаться, вытесняться и тем более игнорироваться.

Дифференцировать типы педагогического воздействия необходимо хотя бы для того, чтобы:

• адекватно выстраивать образовательную практику в соответствии с ее исходными целями и ценностями;

• вырабатывать соответствующие методы квалификации, которые позволяют оценивать сущностные аспекты подготовки, а не ее вторичные признаки;

• не допускать непродуманного, авантюристичного переноса образовательных методов из одной сферы в другую, так как для реализации каждого уровня педагогической деятельности требуются свои подходы и средства, которые развивают именно доминантное направление.

Представленная типология отнюдь не подразумевает разделения образовательных процессов на первый, второй и третий сорт. Для существования современного человека и общества в целом необходима полноценная реализация всех описанных уровней педагогической деятельности. Однако их сочетание и гармонизация в реальном учебном процессе — это особая педагогическая проблема, как нам кажется еще не решенная. Нарушение баланса и тем более тяготение только к одному — нижнему — уровню педагогической деятельности приводит к формированию специалистов-функционеров, которые выполняют свои профессиональные задачи, но на личностном уровне остаются ограниченными и в глубине души несчастными людьми. У них может быть несколько дипломов, высокий уровень притязаний и хороший достаток, но им неведома полнота бытия.

Поскольку человеку подобает развиваться целостно, то и образование ему требуется полное11, затрагивающее все онтологические уровни бытия в соответствии с тем уникальным Божественным замыслом, который каждый из нас имеет. Другими словами, получая подлинное, достойное образование, человек приобщается к полноте бытия: не только напитывается знаниями, но и воспитывается Божественной благодатью, чтобы возыметь силы к преодолению своей ограниченности, стать духовно зрячим, способным к личному творчеству и богоподобному созиданию. Одновременно с этим подлинное (полное) обра-

иске симфонии // Живая вода: научный альманах (Серия «Православие. Педагогика. Психология»). Вып. 1. Калуга, 2012. С. 94—108.), где автор, анализируя и обобщая современный педагогический опыт, формулирует типологию образовательных процессов, весьма созвучную той, которая описана в нашей статье: «Применительно к современному отечественному образованию можно выделить три типа центрации педагогической мысли: технократический, гуманистический и антропологический. Они существенно различаются своими исходными положениями и могут быть описаны как базовые образовательные модели. Каждая из них является источником устойчивых эталонных оснований, в соответствии с которыми образование строит свою повседневную практику» (С. 94—95). Тот факт, что и с богословских, и с психолого-педагогических позиций просматривается, по сути, одна и та же образовательно-антропологическая структура, является дополнительным свидетельством в пользу данной идеи, а также служит наглядной иллюстрацией возможностей сотрудничества психологов и богословов.

11 Идее полного («антропологического») образования уделяется большое внимание в указанной статье А. В. Шувалова.

зование призвано помочь человеку обрести и реализовать уникальный смысл своей жизни. Иными словами, подлинное образование приобщает человека к Божественной бесконечности и одновременно раскрывает ему смысл его личной конкретности.

К сожалению, в современных учебных заведениях всех ступеней системы образования господствует рационально-технократическая парадигма, акцентирующая развитие функциональных способностей человеческой природы, без учета сущностных качеств и достоинств человека. Причем ее стали бездумно распространять на все сферы и ступени образования: начиная от развивающих занятий с дошкольниками и заканчивая подготовкой учителей, врачей и священнослужителей. Эта тенденция прямо связана с внедрением в отечественную систему образования так называемого «Болонского процесса», целью которого является «сближение и гармонизация систем высшего образования стран Европы для создания единого европейского образовательного пространства»12. Сразу обратим внимание на то, что в основополагающих документах, регламентирующих данный процесс, какого-либо различения образовательных процессов не производится.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если соотнести политику всеобщей унификации образования с вышеприведенной структурой педагогической деятельности, то становится ясно, что принципы «Болонского процесса» отвечают только нижнему — «природному» уровню обучения. Действительно, на этом уровне унификация возможна и даже желательна, поскольку позволяет аккумулировать опыт и знания, которые являются отчужденными, внешними, не закрепленными за конкретной личностью. На этом уровне эффективен компетентностный подход, который и продвигается в рамках «Болонского процесса».

В научно-технической сфере компетентностный подход и соответствующая ему учебная модель более-менее уместны. Но когда принципы «Болонского процесса» переносятся в сферу гуманитарного образования, они оказываются не только малоэффективными, но и разрушительными, ибо происходит смещение образовательной доминанты с уровня личностной работы в плоскость приобретения формальных знаний. Например, выпускаются педагоги, которые имеют стандартный багаж знаний, но не умеют собой и в себе преобразить ученика. (Автор данной статьи говорит об этом, опираясь на собственный опыт преподавания на педагогическом факультете одного из московских университетов, где уже на протяжении многих лет внедряются принципы «Болонского процесса».) В рамках «Болонского процесса» образование и воспитание учащихся через личностное общение с педагогами-наставниками, через опыт их совместного «вживания» в предмет (а для этого требуется время и особые формы проведения занятий) не только не предусматриваются, но и фактически исключаются, поскольку вступают в противоречие с идеями унификации и объективизации знаний.

Еще более несуразным выглядит навязывание принципов «Болонского процесса» духовному образованию (к сожалению, это не умозрительное допущение, а факт современной церковной жизни). Здесь смещение образовательной

12 См.: Болонский процесс. [Электронный ресурс.] URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Бо-лонский_процесс (Дата обращения 09.08.2013).

доминанты вниз еще более губительно, чем в гуманитарной сфере. Отношения человека и Бога уникальны. Выстроить их и научиться развивать — невероятно сложная и каждый раз новая духовная задача. Это тонкий интимный процесс, который невозможно втиснуть в стандарты. Если молодой человек, вступив на духовную стезю, не научится жить по воле Божией, не приобретет «закваску» добродетелей и молитвы, то этот пробел никак не восполнить внешними энциклопедическими знаниями вкупе с дипломами европейских университетов. Личный духовный опыт не подлежит тиражированию, он несовместим с идеями стандартизации и унификации. Развитие «Болонского процесса» в духовных школах, по сути, есть ложный путь, ведущий к подготовке неверующих теологов, которыми и так уже переполнены западные университеты.

Завершая данную статью, отметим, что структурный анализ педагогической деятельности приведен нами в качестве примера использования православной антропологии в целях изучения и осмысления гуманитарных практик. Несомненно, что часть высказанных нами утверждений нуждается в доработке. Но мы надеемся, что ключевые идеи данной статьи поддержат тех, кто идет по пути построения достойного образования, кто стремится реализовать целостное восприятие человека, не только сохраняя его от саморазрушения, но помогая осуществить свое предназначение, открытое Господом нашим Иисусом Христом: Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф 5. 48).

Ключевые слова: богословие, антропология, образование, педагогика, психология, личность, синергия, целостность.

The anthropological structure

OF THE EDUCATIONAL ACTIVITIES V. A. Leonov

In this article the author, relying on basic affirmations of Christian teaching on the human person, reconstructs the anthropological basis for various spheres of educational activities. The crisis in modern pedagogy, where the rapid growth of scientific knowledge does not significantly improve the quality of education, according to the author, is the consequence of the loss of a holistic view of man. Education is fragmented and focused on the development of certain anthropic qualities, but not on man as integrity. The first step in solving this problem is the application of a proper integral anthropological model for pedagogical activity. As a necessary and proven concept of man, the author offers the Christian one — presented in the Bible and spiritual experience of the Orthodox Church. The article offers a special anthropological approach for structural analysis of modern educational activity on the basis of the Christian teaching on the human person. In the course of the study defines the specific features and substantive scope of the three

forms of education: natural-scientific, humanitarian and spiritual. The natural-science education forms, fills the scientific knowledge and practical skills of the natural level of man. Humanitarian sphere determines the personal growth of the person and due to the personal influence of the teacher on the student. Spiritual sphere reveals and ensures the interaction of man with God and the spiritual world. The article raises the question of harmonization of these spheres in specific educational processes; and analyses possible distortions in the case of ignoring of completeness of the educational influence on a person.

Keywords: theology, anthropology, education, pedagogy, psychology, personality, synergy, integrity.

Список литературы

1. Свт. Василий Великий. Беседа первая о сотворении человека «по образу» // Творения: В 2 т. Т. 1. М., 2008.

2. Прп. Макарий Египетский. Духовные беседы. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994.

3. Свт. Иоанн Златоуст. Творения: В 12 т. СПб., 1898.

4. Свт. Григорий Нисский. Большое огласительное слово. Киев, 2003.

5. Свт. Григорий Нисский. О душе и воскресении. Разговор с сестрою Макриною // Догматические сочинения. Т. 1. Краснодар, 2006.

6. Леонов В., прот. Антропологический идеал совершенства // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия IV: Педагогика. Психология, 2006. Вып. 2. С. 81-92.

7. Леонов В., прот. Взаимосвязь понятий «личность» и «образ Божий» в православном богословии // Святоотеческая психология. Научные доклады и выступления. Материалы конференции XVI Международных Рождественских образовательных чтений. М., 2008. С. 66-73.

8. Леонов В., прот. Основы православной антропологии: Учебное пособие. М., 2013.

9. Шувалов А.В. Образование в поиске симфонии // Живая вода: научный альманах (Серия «Православие. Педагогика. Психология»). Вып. 1. Калуга, 2012. С. 94-108.